Форум геймеров и читеров 4cheaT
Реклама:

Австро-прусско-итальянская война в World of Tanks (WoT)

Поделиться с друзьями:

Австро-прусско-итальянская война

Новые темы на Форуме World of Tanks
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
в премиум магазине в wot можно ли оплатить картой ... DFEFGDFETFGE Вопросы по игре World of Tanks 1 2016-12-10 17:50
Тройка самых проходимых кроссоверов? Чтоб реально,... thlon5000 Вопросы по игре World of Tanks 2 2016-12-10 16:48
Тестовый сервер "Песочница" BOJlOHTEP Общение танкистов 6 2016-12-10 17:47
Кто не жадный на бонус коды в World of Tank подели... СергейА Вопросы по игре World of Tanks 3 2016-12-10 15:14
World of Tanks Слабые Места Фреди Вопросы по игре World of Tanks 2 2016-12-10 14:53
прем пт STRV S-1 Igor64rus Общение танкистов 3 2016-12-10 14:46
Как отключить режим "В самолете" в Виндовс 10 ? Gomerchick Вопросы о World of Warplanes 5 2016-12-07 21:27
Ошибка при запуске World of Warships alex44 Вопросы о World of Warships 0 2016-12-03 12:57
Перейти к: навигация, поиск

А̀встро-пру̀сско-италья́нская война́ 1866 года, в истории Германии известна также как Германская война и Семинедельная война, в Италии известно как Третья война за независимость Италии — военный конфликт Пруссии и Италии с Австрийской империей за гегемонию в Германии и контроль над Венецианской областью, предопределившая малогерманский путь объединения Германии и завершившая войны за независимость Италии и объединения её вокруг Сардинского королевства.

В войне участвовали две коалиции, возглавлявшиеся обеими великими германскими державами — Австрией и Пруссией соответственно. На стороне Австрии выступили Бавария, Саксония, Великое герцогство Баден, Вюртемберг и Ганновер, на стороне Пруссии — Италия. Кроме того, каждый из противников смог привлечь на свою сторону несколько малозначительных германских государств. Всего 29 государств прямо участвовало в этой войне, из них 13 на стороне Австрии и 16 на стороне Пруссии.

Война длилась на протяжении семи недель (17 июня — 26 июля 1866 года). Австрия вынуждена была воевать на два фронта. Её технологическая отсталость и политическая изоляция с 1856 года привели её к поражению. По Пражскому мирному договору, заключённому 23 августа, Австрия передавала Пруссии Гольштейн и выходила из Германского союза. Италии досталась Венецианская область. Политическим результатом войны 1866 года стали окончательные отказ Австрии от объединения германских государств под своим началом и переход гегемонии в Германии к Пруссии, возглавившей Северогерманский союз — новое конфедеративное государственное образование.

Состояние вооружённых сил Австрии на начало Австро-прусско-итальянской войны

Армия

Вследствие стягивания Италией войск из южной части Апеннинского полуострова и Сицилии, 21 апреля 1866 года Австрия приступила к частичной мобилизации трёх корпусов Южной армии. Для того чтобы принудить Австрию к расширению мобилизации, Бисмарк довёл до её сведения набросок плана кампании, сделанный Х. Мольтке в течение зимы 1865/66 годов. Этот набросок совершенно не отвечал политическим условиям 1866 года: внутреннее положение Пруссии было чрезвычайно сомнительно, коварное внезапное нападение, вопреки всем нормам международного права, могло привести не к мобилизации, а к революции против непопулярного правительства О. Бисмарка. Последний должен был подготовлять войну исподволь, свалив инициативу вооружений на Австрию. Для этой-то последней цели мысли наброска Х. Мольтке были чрезвычайно пригодны. Как только слухи о возможном внезапном нападении пруссаков достигли Вены, в первой половине марта там был собран маршальский совет — заседание представителей высшей военной власти в центре, усиленное приглашенными из провинции командирами корпусов и выдающимися генералами. Маршальский совет приступил к обсуждению плана кампании и постановил прежде всего усилить расположенный в Богемии I корпус на 6700 человек, чтобы довести его до полного мирного состава. С целью скрыть новые мероприятия, на которые была вынуждена пойти армия, австрийская цензура воспретила газетам печатать какие-либо сведения о передвижениях войск или усилении их состава. О. Бисмарк использовал и это обстоятельство, пригласив прусскую печать помещать проверенные данные об изменениях в дислокации и составе прусских войск и набросив на Австрию тень подготовки втихомолку к войне. 27 апреля Австрия объявила всеобщую мобилизацию.

Австрия, благодаря данному ей сроку, смогла мобилизовать равную прусской полевую армию; но за ней находились лишь очень слабые второлинейные формирования, отвлечённые к тому же охранением внутренней безопасности. В течение войны удалось сформировать лишь ничтожное число резервных батальонов, и даже пополнение при потерях перволинейных войск задерживалось надолго. Ополчение было не обучено и не имело снаряжения, и могло быть использовано лишь в Тироле, против итальянцев. Основные силы Австрии сразу же дебютировали на полях сражений[1].

Единственным достижением австрийской политики явилось привлечение на свою сторону большей части государств германского союза, напуганных программой Бисмарка, лишавшей их суверенитета. Эти немецкие союзники Австрии располагали армией, по штатам военного времени, в 142 000 чел. Однако в то время, как Италия, Австрия и Пруссия уже в апреле приступили к вооружениям, войска немецких союзников Австрии оставались в немобилизованном виде.

Разумность оперативного развертывания Мольтке очерчивается яснее всего при сравнении с австрийским развертыванием, основанном на противоположных воззрениях. Начальник австрийского генерального штаба, барон Геникштейн, богатый светский человек, меньше всего задумывался над вопросами стратегии и оперативного искусства. Эрцгерцог Альбрехт, сын знаменитого соперника Наполеона, эрцгерцога Карла, наиболее видный кандидат из членов династии на командование войсками, поспешил устроиться на спокойный итальянский фронт под тем предлогом, что нельзя ставить репутацию династии под угрозу поражения.

На Богемский театр главнокомандующим был выдвинут, против его желания, генерал Бенедек, прекрасный строевой начальник, командовавший в мирное время Итальянской армией, знаток Ломбардии, совершенно не подготовленный к руководству большими массами, незнакомый с условиями австро-прусского фронта; при этом эрцгерцог Альбрехт не позволил Бенедеку захватить своего начальника штаба, генерала Иона, наиболее способного разбираться в крупных вопросах австрийского офицера генерального штаба.

Когда, ввиду угрозы войны, в марте 1866 года от начальника австрийского генерального штаба, барона Геникштейна, был потребован план операций против Пруссии, то последний предложил составить таковой полковнику Нейберу, профессору стратегии военной академии. Последний заявил, что для этой работы ему нужны данные о мобилизационной готовности австрийской армии. Военное министерство предоставило Нейберу чрезвычайно пессимистическую оценку состояния австрийских войск; только по истечении нескольких месяцев армия могла стать вполне боеспособной. Поэтому Нейбер высказался за то, чтобы перед началом операций австрийская армия была собрана в оборонительном положении близ крепости Ольмюца и вступила в Богемию, угрожаемую пруссаками с двух сторон, лишь после приобретения достаточной боеспособности.

Затем, по протекции эрцгерцога Альбрехта, начальником оперативной канцелярии Богемской армии был назначен предшественник Нейбера по кафедре стратегии, генерал Крисманич. Последний являлся знатоком Семилетней войны и полагал, что через сто лет повторится картина операций Дауна и Ласси против Фридриха Великого. Крисманич редактировал военно-географическое описание Богемии и изучал всевозможные позиции, которые имелись на богемском театре. Крисманич сохранил мысль Нейбера о предварительном сосредоточении австрийцев в укрепленном лагере у Ольмюца, за исключением I богемского корпуса, который оставался в авангарде, в Богемии, чтобы принять на себя отход саксонцев. Все 8 корпусов, 3 кав. дивизии и артиллерийский резерв, предназначенные действовать в Богемии, должны были представлять одну армию. От наступления в Силезию Крисманич отказался, так как на этом направлении он не усматривал выгодных «позиций» для сражения. Не считаясь с железными дорогами, Крисманич ожидал сосредоточения всех сил Пруссии в Силезии и прямого движения их на Вену. Как отдельный вариант, разрабатывалось передвижение австрийской армии по трем дорогам из Ольмюца в район правого берега Эльбы.

В Австрии тогда ещё издавались секретные карты с подчеркнутыми на них черными полукругами — «позициями». План Крисманича представлял мешанину из воспоминаний о борьбе с Фридрихом Великим, из нескольких принципов наполеоновского военного искусства, нескольких принципов Клаузевица (Австрия преследует негативную политическую цель, почему ей соответственно вести оборонительные действия) и подробной таксации всевозможных оборонительных линий, рубежей и позиций. План его имел внушительный объём, читался с трудом, докладывался Крисманичем необыкновенно самоуверенно; Крисманич импонировал своим оптимизмом и профессорской безапелляционностью суждений. Неудивительно, что мало образованный австрийский генералитет был подавлен уверенностью и ученостью, которые развернул Крисманич — вообще ленивый, поверхностный и ограниченный человек; но для нас тайна, как мог план Крисманича считаться и спустя 40 лет в учебниках стратегии образцовым.

Несомненно, если бы австрийцы разделили свои силы на две армии и выбрали для их сосредоточения два различных района, например, Прагу и Ольмюц, они могли бы гораздо лучше использовать железные дороги, скорее закончить развертывание, не подвергали бы войска лишениям и сохранили бы гораздо большую способность к маневру. Но для этого им нужно было сделать в военном искусстве тот шаг вперед, который сделал Мольтке и который ещё десятки лет оставался непонятным теоретикам.

Флот

Новый австрийский флот был создан в 1848—49 годах, во время войны с Пьемонтом, в течение которой многие морские офицеры австрийского флота, итальянцы по происхождению, переходили на сторону врага. Для того, чтобы сформировать из остатков старого флота новый, на новой же основе, был приглашен датчанин, граф Ханс Бирк фон Даглеруп. Новый принцип комплектования флота отражал интересы Австрийской империи. «Венецианское наследие» беспокоило австрийцев, опасавшихся нового проявления симпатий к Пьемонту, возглавлявшему движение за объединение Италии.

Попытка Даглерупа добиться для флота и для морского министра большей независимости провалилась, поскольку фундаментальным принципом в Австрии являлась как раз зависимость вооруженных сил от императора, его военной канцелярии, и администрации. Однако, ему удалось ввести в качестве основного языка немецкий, строгую дисциплину, заменить многих офицеров-венецианцев австрийцами, германцами, и даже скандинавами. Ещё одной важной мерой, предпринятой Даглерупом, стал перенос базы флота из Венеции в Полу.

Однако основателем австрийской военно-морской мощи принято считать эрцгерцога Фердинанда Максимилиана, ставшего в 1854 году главнокомандующим австрийского флота. Сперва он хотел создать флот, ядром которого были бы «полдюжины деревянных линейных кораблей», но когда Италия заказала постройку броненосцев, он отказался от этой идеи. Он считал, что в Австрии было достаточно флота, состоявшего из второразрядных кораблей, и занимающихся лишь обороной, противопоставляя этому идею о создании флота, по крайней мере столь же сильного, что и итальянский. В конце концов, после Хэмптонского рейда, идея создания броненосного флота была в Австрии принята. До 1862 года, когда Даглеруп покинул свой пост, он изучал организацию британского флота, и стремился усилить организацию флота австрийского. Благодаря нему — а также мощной кораблестроительной промышленности, сосредоточенной в Венеции, Триесте и Поле, в 1866 году флот располагал 7 броненосцами, построенными исключительно в Австрии.

В конце апреля 1866 года Австрия начала готовиться к возможной войне против Пруссии и Италии, затрагивавшей и флот. Основным его соперником должен был быть итальянский флот — поскольку прусский флот был и мал, и находился слишком далеко. Назначение в мае 1866 года В. Ф. Тегетгоффа на пост командующего флотом стало весьма важным событием. Он был популярен на флоте — особенно после битвы при Гельголанде, и эта популярность влияла как на боевой дух моряков, так и на боеспособность кораблей. Верфям в кратчайшие сроки приходилось обеспечивать готовность кораблей, броненосцы «Эрцгерцог Фердинанд Макс» (нем. Erzherzog Ferdinand Max) и «Габсбург» (нем. Habsburg), строившиеся в Триесте, были введены в строй раньше срока. Это позволило установление орудий и боеспособность кораблей соответственно 21 и 27 июня. Старый деревянный линейный корабль «Кайзер», находившийся в ремонте, также был готов к бою 25 июня. Наконец, ещё один старый военный корабль «Новара» (нем. Novara), пострадавший 3 мая от возможно вызванного саботажем пожара, присоединился к стоявшему на якоре в канале Фазана — к северу от Полы — флоту уже 4 июля.

В. Ф. Тегетгофф, будучи подчинён командующему Южной армией эрцгерцогу А. Ф. Рудольфу, получил приказ поддерживать с моря сухопутные операции. В начале войны австрийский флот располагал пятью батарейными броненосцами — «Драх», «Саламандер», «Принц Ойген», «Кайзер Макс», «Дон Хуан де Аустрия» — два других вошли в строй уже после начала войны. Кроме того, было ещё семь небронированных кораблей и семь канонерок. Защита слабейших кораблей флота — деревянных — была усилена железными цепями, в духе применявшихся в гражданской войне в США, которыми прикрыли котлы и пушки. Также их корпуса были усилены по ватерлинии. «Новара» получила также защиту из кусков рельс. Нехватка угля не помешала австрийцам проводить учения в открытом море, хотя им и пришлось двигаться ночью только под парусами, а днём под парами развивать ход не более пяти с половиной узлов. В основном учения заключались в стрельбе залпами по мишеням, маневрированию и таранным ударам. Сосредоточение огня нескольких не слишком мощно вооруженных австрийских кораблей на одной цели позволяло увеличить эффективность стрельбы.

Состояние вооружённых сил Пруссии на начало Австро-прусско-итальянской войны

Армия

Ввиду территориальной системы мобилизации Пруссия имела выигрыш в несколько недель в отношении мобилизации по сравнению с Австрией, в которой полки были расположены, по соображениям внутренней политики, возможно далеко от территории комплектующей их национальности. Поэтому Австрия и при нежелании вступить в войну была вынуждена заблаговременно приступить к мобилизационным мероприятиям. Прусская пресса раздула в огромной степени усиление австрийских войск в Богемии; 28 марта Пруссия приступила к усилению наличного состава батальонов 5 дивизий, расположенных близ саксонской и австрийской границ, с 530 человек на 685 человек. В дальнейшем последовали закупки лошадей для полевой артиллерии. После начала всеобщей мобилизации в Австрии, прусский король всё ещё сопротивлялся мобилизации прусской армии. Только последовательно, 3, 5 и 12 мая Мольтке и Бисмарк вырвали у него указы по мобилизации, в три приёма охватившие всю прусскую армию.

Х. Мольтке предлагал дать будущей войне ярко наступательный характер, начать военные действия без малейших дипломатических предостережений, использовав полную военную неготовность противников Пруссии. Среди глубокого мира немобилизованные прусские войска должны были ворваться в союзную крепость Майнц и разоружить составлявшие её гарнизон австрийские и союзные войска. Одновременно, в первый же день мобилизации, прусские войска должны были с разных сторон вторгнуться в Саксонию, захватить врасплох в их казармах немобилизованные саксонские войска и, только покончив с ними, приступить к мобилизации; закончив последнюю, две армии — 193 000 и 54 000 чел. — должны были вторгнуться в Богемию и разгромить австрийскую армию еще прежде, чем она могла бы собраться.

В течение всей войны пруссаки мобилизовали 664 тыс. человек. Все части постоянной армии получили боевое назначение на фронт; сверх того из 116 батальонов ландвера (по 1002 человека), образовавшего гарнизон крепостей, 30 батальонов были притянуты для второстепенных активных операций. На каждый полевой трехбатальонный полк был сформирован четвертый запасный батальон в 800 человек, наполовину из рекрут, наполовину из запасных, получивших уже военную подготовку. Всего было сформировано 129 запасных батальонов, из коих 48 батальонов были привлечены к службе на второстепенных театрах. Из ландвера и запасных батальонов, в дополнение к имевшимся армейским корпусам, было сформировано 2 резервных корпуса. Только перемирие воспрепятствовало вступлению их в бой. Таким образом за 334-тысячной полевой армией Пруссии находилось свыше 300 тыс. второлинейных войск.

Флот

Тем не менее, по крайней мере в 1860-х годах, производителям брони удавалось держать марку, и броненосцы по-прежнему были малоуязвимы для бронебойных и разрывных снарядов. К. И. Гамильтон. В начале датской войны 1864 военный флот Пруссии располагал лишь двумя кораблями с опытными командами — «Арконой» (нем. Arcona) и 19-пушечным корветом «Нимф» (нем. Nymphe), частично укомплектованным моряками с «Ниобе» (нем. Niobe), выведенной из состава флота. Этим отрядом командовал капитан Эдвард фон Яхманн, державший свой флаг на 30-пушечном пароходофрегате «Аркона», способном развивать скорость до 12 узлов.

Во время перемирия пруссаки закупили несколько строящихся для Конфедерации кораблей. Это были «Принц Адальберт» (нем. Prinz Adalbert) — броненосный таран, однотипный со «Стоунуоллом», и два паровых корвета — «Августа» (нем. Augusta) — бывшая «Миссисипи», и «Виктория» (нем. Victoria) — бывшая «Луизиана».

После окончания перемирия на Балтике состоялась ещё одна битва — 23 июля при Хиддензее. В целом, война на Балтике была закончена, и прусский флот мог вполне справедливо гордиться тем, как вёл войну

Состояние вооружённых сил Италии на начало Австро-прусско-итальянской войны

Армия

Для воздействия на Австрию О. Бисмарк использовал Италию, которая заблаговременно приступила к усилению своей армии, в которой по экономическим соображениям в 1865 году вовсе не был призван очередной возраст контингента, и к стягиванию войск из южной части полуострова и Сицилии[1]. Италия выставила 165 тыс. полевых войск. Прусский военный уполномоченный, генерал Бернгарди, и прусский посланник уговаривали итальянское командование энергично приступить к операциям: переправить главную массу войск через нижнее течение р. По и выдвинуть её к Падуе, в глубокий тыл сосредоточенной в четырёхугольнике крепостей (Мантуя, Пескьера, Верона, Леньяго) австрийской армии, что привело бы к сражению с перевернутым фронтом; затем начать энергичное наступление во внутренние области Австрии — на Вену; перебросить через Адриатическое море Гарибальди и его волонтеров на поддержку венгерского восстания; принять участие через посредство эмиграции в его организации и таким образом «нанести австрийской державе удар в сердце». Конечно, Италия, интересы коей были обеспечены ещё до начала военных действий, была не расположена следовать этим советам, и австрийцы могли бы с самого начала войны ограничиться на итальянском фронте минимумом сил; однако стратегия не использовала в полной мере выгоды политического отступательного маневра Австрии по отношению к Италии.

Флот

Итальянцы всегда были мореходной нацией, прошлое которой было отмечено славными достижениями. Но практически все их корабли только что вошли в строй, большинство пушек установлены на кораблях совсем недавно, и ни офицеры, ни матросы не были достаточно натренированы в обращении с ними. Эскадры, грозные по составу, не получили в мирное время соответствующей тактической подготовки. Кроме того, флот страдал от противоречий и зависти между офицерами, проистекающими из недавнего слияния двух групп — офицеров Сардинии и Неаполя. Времени, чтобы это слияние стало полным, не хватило… Одной храбрости было мало. Требовалась масса административной работы, способности командиров вести людей за собой, и подготовки. Г. У. Вильсон

Когда война была неизбежна, итальянский морской министр 3 мая 1866 года приказал сформировать действующий флот из 31 корабля, которые полагалось отобрать из 69 пароходов и 75 парусников, многие из которых были неспособны участвовать в боевых действиях.

Этот флот должен был быть полностью укомплектован людьми, вооружением оборудованием к 20 июня — дню объявления войны. К этой дате были готовы 29 кораблей — хотя и не всё запланированное удалось сделать, особенно в отношении орудий. Следует отметить, что морской министр приказал заменить нескреплённые (так называемые «скреплённые обручами») нарезные 160-мм орудия нарезными пушками того же калибра, но скрепленными кольцами, усилив таким образом вооружение броненосцев. Переделки производились в Таранто, откуда флот и вышел 21 июня — через день после объявления войны — в находящуюся на Адриатическом побережье Анкону. Из-за того, что в эскадру были включены несколько тихоходных кораблей, и эскадренная скорость не превышала 4-5 узлов, до Анконы добрались лишь 25 июня. Здесь эскадра остановилась в ожидании припасов и новых приказов.

Здесь флот был полностью дооснащен перед боем — «все, за несколькими исключениями — касающимися лишь слабейших — корабли получили артиллерию, предписанную Министерством». В этом рапорте также отмечается, что «все переделки на кораблях в Анконе были завершены к 20 июня, и артиллерия была заменена на всех кораблях, за исключением одного, к тому моменту когда 27 августа австрийский командующий появился перед Анконой». Когда это произошло, «Принчипе ди Кариньяно» (Principe di Carignano), на котором восемь пушек заменялись орудиями с броненосного корвета «Террибиле» (Terribile), несколько задержавшись, двинулся на противника.

Командовал итальянской эскадрой адмирал Карло Пеллион ди Персано (Carlo Pellion di Persano), родившийся 11 марта 1806 года в Верчелли. Он отличился, командуя одним из кораблей при Триполи в 1825 году, но потом попал под трибунал за опрометчивость. С 3 марта 1862 года он был морским министром. Когда 3 мая 1866 года он был назначен главнокомандующим «Armata di Operazione», ему было уже 60 лет, и, по-видимому, он был уже слишком стар для этого назначения. Во всяком случае, горячим и опрометчивым командиром он уже не был. В 1862 году он совершил едва ли не самое важное изменение в кораблестроительной политике Италии, отказавшись от поддерживаемого министром Урбано Ратацци (Urbano Ratazzi) строительства деревянных кораблей в пользу постройки броненосцев. Кроме того, чтобы свести на нет существовавшее в объединенном флоте соперничество между сардинскими и неаполитанскими офицерами, он планировал учредить Королевскую Академию — должную превратить их в офицеров итальянских. В эти годы итальянский флот только-только обратился к броне. В июне 1862 года он заявил перед итальянским парламентом «недавние события в американской войне показали, что значение деревянных кораблей сведено до минимума неоспоримым превосходством броненосцев, даже один из которых может своим тараном потопить целый флот деревянных кораблей».

Хотя Персано показал себя хорошим политиком и организатором, введшим на флоте несомненные улучшения, он полностью провалился как командующий флотом. 20 июля его эскадра насчитывала 56 кораблей. Из их числа Персано мог полагаться на 11 броненосцев — причем двенадцатый присоединился к ним за несколько часов до боя. Это был «Аффондаторе» (Affondatore), прибывший в практически готовом состоянии с места своей постройки — Милуолла на Темзе. Он представлял собой уникальный мореходный башенный броненосец с 26-футовым тараном.

Два других броненосца — фрегата 1 класса «Ре ди Портогалло» (Re di Portogallo) и «Ре д’Италиа» (Re d’Italia), вооруженные шестовыми минами, — были построены Уэббом в Нью-Йорке во время Гражданской войны. Все остальные, за исключением фрегата второго класса «Принчипе ди Кариньяно» были построены на французских верфях. Это были фрегаты второго класса «Мариа Пиа» (Maria Pia), «Анкона» (Ancona), «Кастельфидардо» (Castelfidardo), и «Сан Мартино» (San Martino), броненосные корветы «Террибиле» (Terribile) и «Формидабиле» (Formidabile), и броненосные канонерки «Варезе» (Varese) и «Палестро» (Palestro). «Ре д’Италиа» стал первым броненосцем пересекшим (в марте 1864 года) Атлантику в одиночку.

Вице-адмирал Батиста Джованни Альбини граф Сарда (Battista Giovanni Albini, count Sarda), командовавший деревянными кораблями, держал свой флаг на «Марии Аделаиде» (Maria Adelaide). Остальными его кораблями были пароходофрегаты первого класса «Дука ди Дженова» (Duca di Genova), «Витторио Эмануэле» (Vittorio Emanuele), «Гаэта» (Gaeta), «Принчипе Умберто» (Principe Umberto), «Карло Альберто» (Carlo Alberto), «Гарибальди» (Garibaldi), и корветы «Принчипесса Клотильда» (Principessa Clotilde), «Этна» (Etna), «Сан Джованни» (San Giovanni) и «Гвизардо» (Guisardo). Третий отряд состоял из четырех канонерок, вооруженных четырьмя нарезными 12-см пушками каждая. Командовал ими капитан первого ранга Антонио Сандри (Antonio Sandri).

По мнению критиков Персано, он не проводил целенаправленных учений, бывших у австрийцев, непрерывно тренировавших своих артиллеристов, в порядке вещей. Притом морской отдел итальянского военного министерства счел возможным предоставить боеприпасы специально для артиллерийских учений.