Форум геймеров и читеров 4cheaT
Реклама:

Очаков (1902) в World of Tanks (WoT)

Поделиться с друзьями:

Очаков (1902)

Новые темы на Форуме World of Tanks
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Програма на Python на множества w_TEST Вопросы по программированию на Python 2 2016-12-05 12:11
Вопрос про World of Tanks (про сервера) никитабомбочка Вопросы по игре World of Tanks 1 2016-12-05 10:57
Как сделать в World of Tanks при засвечивании твое... rustius Вопросы по игре World of Tanks 3 2016-12-05 15:03
30-45 fps в WoT на средних это нормально? А на сре... Асем Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-05 00:41
Кто играет в WoT? Денис123 Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-04 23:16
engine_config.xml помогите отредактировать, или не... AnarhyArmy Вопросы по модам World of Tanks 1 2016-12-04 22:53
Ошибка при запуске World of Warships alex44 Вопросы о World of Warships 0 2016-12-03 12:57
Помогите с не сложным вопросом (для меня сложно) в... vlad228228 Вопросы о World of Warships 3 2016-11-22 13:14
Перейти к: навигация, поиск

«Очаков»
(с 25.03.1907 года «Кагул»)
(с конца августа 1919 года «Генерал Корнилов»)

Ochakov_1.jpg
«Богатырь»
Arrow_down.png
«Очаков»
(с 25.03.1907 года «Кагул»)
(с конца августа 1919 года «Генерал Корнилов»)
Служба
Россия
Российская Империя/Российская республика
Германия_флаг_ВМС_с_тенью.png
Германия
Россия
Вооруженные силы Юга России/Русская армия/Русская эскадра (Белый флот)
Исторические данные
13 августа 1901 года Заложен
21 октября 1902 года Спущен на воду
6 сентября 1905 года Выход на испытания
декабрь 1910 года Сдан
29 октября 1924 года Выведен из боевого состава
1933 год Сдан на слом
Общие данные
6645 / 7600т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
134,1 / 16,6 / 6,29м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
ЭУ
Экипаж
580чел. Общая численность
30чел. Офицеры
550чел. Матросы
Бронирование
35-70мм. Палуба
127-89///мм. Башни ГК
(лоб/бок/тыл/крыша)
140мм. Боевая рубка
Вооружение

Проектное вооружение

    Артиллерия

    • 12 x 152-мм орудия;
    • 12 x 75-мм орудия;
    • 8 x 47-мм орудия;
    • 2 x 37-мм орудия;
    • 2 пулемета;
    • 2 десантные пушки.

    Минное вооружение

    • 2 381-мм торпедных аппарата.

    Вооружение после модернизации 1915 года

      Артиллерия

      • 16 x 152-мм орудия;
      • 2 x 75-мм зенитных орудия;
      • 2 пулемета.

      Вооружение после модернизации 1916-1917 года

        Артиллерия

        • 14 x 130-мм орудия;
        • 2 x 75-мм зенитных орудия;
        • 2 х 40-мм зенитных автомата «Виккерс».
        Однотипные корабли
        Ochakov_2.jpg
        «Очаков» — русский бронепалубный крейсер 1 ранга. Принадлежал к типу «Богатырь». «Очаков» принял активное участие в Севастопольском восстании на флоте в 1905 году, являлся флагманом восставших под командованием лейтенанта Шмидта. После подавления восстания «Очаков» был переименован в «Кагул» и долго восстанавливался. Принял активное участие в Первой мировой войне. С 1918 года являлся флагманом и одним из самых активных кораблей Черноморского флота ВСЮР.

        История создания

        После разгрома Пруссией Франции в 1871 году Россия добилась в вознаграждение за свой нейтралитет в этой войне ликвидации тех статей Парижского трактата 1856 года, согласно которым России запрещалось содержать военный флот на Черном море. Недостаток финансов не позволил приступить к возрождению Черноморского флота немедленно, поэтому в Русско-Турецкую войну 1877—1878 годов Черноморский флот включал в себя 2 плавучие батареи — «поповки», несколько наспех переоборудованных в крейсеры пароходов и оснащенных минами катеров. Первая программа, предусматривающая строительство на Черном море мощного современного броненосного флота была принята в 1881 году. Согласно данной программе за 20 лет предстояло построить 8 броненосцев, 2 крейсера, 20 миноносцев и 6 канонерских лодок.

        Главной задачей флота являлось безусловное доминирование Российского Черноморского флота и потенциальная операция по захвату проливов. В этой связи крейсерам в данной программе было уделено минимальное внимание — все силы были брошены на создание мощных броненосцев («Екатерина II»), канонерских лодок («Запорожец»), а также миноносцев и минных крейсеров.

        Что касается крейсеров, то в строю имелся единственный представитель данного класса — «Ярославль» (с 1883 года — «Память Меркурия») — весьма странное судно, нечто среднее между пароходом (в качестве которого он и прошел в 1880 году в Черное море под коммерческим флагом) и боевым кораблем. Брони он не имел, был вооружен устаревшей артиллерией и к концу XIX века утратил свое боевое значение. Между тем, привлекавшиеся для крейсирования канонерские лодки и минные крейсеры справлялись с этой службой с трудом.

        Наконец, судостроительной программой 1895—1902 годов для Черноморского флота было предусмотрено строительство двух кораблей крейсерского класса. В конце 1880-х годов британская фирма «Армстронг» (англ. Sir W G Armstrong Whitworth & Co Ltd) на верфи г. Эльсвик (англ. Elswick Ship Building Yard) начала постройку для зарубежных флотов весьма специфических бронепалубных крейсеров. При малом водоизмещении они развивали неплохую для своего времени скорость и был вооружены мощными орудиями ГК (254—203 мм), а также несколькими скорострельными среднекалиберными пушками.

        В 1883 году фирма создала по заказу Чили (традиционно строившей корабли на британских верфях) небольшой крейсер «Эсмеральда» (2 800 тонн, 2-254 мм, 6-152 мм орудий, 18,25 уз.), вызвавший фурор в кораблестроительных кругах того времени. «Эсмеральда» не имел броневого пояса — только броневую карапасную палубу, прикрывавшую своими скосами жизненно важные части корабля — машины и погреба.

        Появление «Эсмеральды» совпало с кризисом бронирования, когда по мнению кораблестроителей даже самая толстая броня не давала гарантированной защиты от снарядов. Это привело к появлению безбронных линкоров («Италия»), многочисленных носителей торпед — миноносок, миноносцев, а также бронепалубных крейсеров всех разновидностей — от крошечных кораблей 3 класса (фактически — больших канонерских лодок) до гигантов «Пауэрфул», «Гишен», «Коламбия». Однако основные кораблестроительные державы достаточно быстро выявили бесперспективность крупного бронепалубного крейсера, его высокую уязвимость и непригодность для эскадренного боя равных флотов. Поэтому на рубеже веков и Англия и Франция и США приступили к серийной постройке броненосных крейсеров для эскадренного боя.

        Иное дело — Россия, избравшая свой путь. До середины 1890-х годов упор делался на постройку классических самобытных броненосных крейсеров — рейдеров. Прошедшие последовательный путь развития от «Генерал-адмирала» и «Минина» до «Рюрика», «России» и «Громобоя», эти корабли достигли высокой степени совершенства для той роли, для которой предназначались — рейдерских действий в открытом океане. И эти же великолепные корабли абсолютно не годились для эскадренного боя.

        Крейсер 1 ранга «Богатырь»
        Их гигантские борта, защищенные небольшим поясом, представляли собой отличную цель для скорострельных орудий среднего калибра, установленная в спонсонах артиллерия могла стрелять только из половины орудий на борт. Эти недостатки вместе с преклонением перед зарубежными бронепалубными крейсерами (эльсвикскими) со стороны ряда отечественных адмиралов (в первую очередь — С. О. Макарова, считавшего «Эсмеральду» «идеальной боевой машиной») привело к тому, что все русские крейсеры, строившиеся по программам 1895—1902 годов и 1898 года за исключением «Баяна» были бронепалубными.

        Ряд заказов на эти крейсеры для получения передового зарубежного опыта было решено разместить за рубежом. И эти корабли действительно оказались одними из лучших представителей отечественного флота — «Варяг» (США), «Аскольд» и «Богатырь» (Германия). Все эти 3 корабля условной серии имели мощное вооружение из 12 152-мм орудий, высокую скорость хода (правда, «Варяг» толком не мог ее развить из-за отвратительных котлов Никлосса), неплохое палубное бронирование.

        С каждым новым кораблем усиливалась защита артиллерии главного калибра. «Варяг» не имел ее вовсе, а орудия были размещены неудачно — параллельно по бортам, «Аскольд» имел щитовое и казематное прикрытие орудий, а на «Богатыре» 4 из 12 орудий разместились в двух башнях — на носу и корме, еще 4 — в казематах и 4 — за щитами. Из всех этих кораблей «Богатырь» был признан наилучшим и стал родоначальником серии из 3 кораблей, строившихся по его чертежам в России — 1 на Балтике («Витязь», после уничтожившего его пожара — «Олег») и 2 на Черном море («Очаков» и «Кагул»).

        Проектирование

        Узнав о планах постройки в России крейсеров по образцу «Богатыря», Балтийский завод выступил с инициативой и предложил собственный проект в котором все 12 152-мм орудий размещались в башнях. Такое решение позволяло резко повысить живучесть главной артиллерии и увеличить эффективность ее использования благодаря надежной защите прислуги, увеличению секторов обстрела и улучшению условий подачи снарядов из погребов, предусмотренных в средней части корабля для каждой пары бортовых башен. Имелись в таком решении и недостатки — техническое несовершенство башенных установок того времени, меньшая скорострельность установленных в них орудий, больший разброс. Эти недостатки достаточно убедительно продемонстрировал «Кагул» (бывший «Очаков») в годы Первой мировой войны.

        Однако этот перспективный (или преждевременный) проект реализован не был. Для ускорения постройки решено было использовать готовый, вполне устраивающий военно-морское руководство проект «Богатыря». Дополнительный эффект оказывал тот факт, что проект этот — зарубежный и «учитывает все новейшие зарубежные веяния». Собственно, это все было недалеко от истины, но постройка крупного боевого корабля по зарубежным чертежам в России, да еще и на казенном предприятии, со всеми бюрократическими проволочками естественно была сопряжена с проблемами.

        Чертежи «Богатыря» попадали к его наблюдающему за его постройкой, переводились на русский язык и в русские меры (в Германии была принята метрическая система, в России — дюймы, футы, фунты, пуды). Далее эти чертежи неспешно попадали в Санкт-Петербург, оттуда в Севастополь (где на Лазаревском адмиралтействе строился «Очаков») и потом (через портовую контору) — в Николаев к строителю «Кагула». Некоторые чертежи быстрее попадали в Николаев, некоторые приходили откопированными неразборчиво и их приходилось тем же порядком отправлять назад в Германию. Строители переписывались друг с другом, пытаясь таким образом ускорить заказ тех или иных частей будущих крейсеров.

        В результате, в более привилегированном положении оказались судостроители Санкт-Петербурга. Они первыми получали германские чертежи, у них рядом находились административные органы, ведавшие в России того времени постройкой судов — Морской технический комитет (МТК) и Главное управление кораблестроения и судостроения (ГУКиС). В итоге, балтийский «Олег», будучи заложенным позже «Очакова» и «Кагула» (вместо сгоревшего «Витязя») вступил в строй раньше них и успел войти в состав Второй Тихоокеанской эскадры.

        Строительство

        Крейсер «Очаков» решено было строить в Севастополе в казенном Лазаревском или «Новом» адмиралтействе. С середины 1900 года усилия главного строителя крейсера — талантливого, трудолюбивого инженера Н. И. Янковского сосредоточились на спешной разбивке корпуса на плазе, разработке ведомостей заказа стали и рабочих чертежей по корпусу, подготовке стапельного места.

        Для подготовки стапеля требовалось убрать хранившиеся на нем десантные боты, ликвидировать пристройки, выросшие за 8 лет, в течение которых он не использовался по предназначению. Стапель требовал дефектации и ремонта — замену брусьев, пораженных гнилью и червоточиной в месте соединения надводной и подводной частей стапеля. Предстояло также разобрать каменную кладку в конце надводного стапеля, заложить камнем подводные концы продольных брусьев и залить их «гидравлическим раствором». В целом, Лазаревское адмиралтейство, оснащенное по последнему слову техники 70-х — 80-х годов XIX века представляло собой давно устаревшее предприятие. Отсутствовали краны достаточной грузоподъемности, сети сжатого воздуха, давным давно устарел и требовал обновления станочный парк.
        Спуск крейсера «Очаков» на воду, 21 сентября 1902 года

        Очень сильно вредили темпам строительства бюрократические проволочки и стремление к максимальной экономии. На поставку тех или иных частей будущего крейсера в обязательном порядке объявлялись конкурсы, которые выигрывали далеко не самые добросовестные контрагенты, предлагавшие наименьшую цену, но при этом — некачественный, бракованный товар, поставляемый с нарушениями всех сроков. Эта же система приводила к огромной перегрузке тогдашних русских кораблей. Весовой контроль был чрезвычайно слабым, в ходе постройки проект постоянно перерабатывался — естественно, в сторону увеличения водоизмещения.

        «Очаков» и «Князь Потемкин Таврический» на достройке в Севастополе, 1903 год
        Не взирая на все эти сложности постройка крейсера шла полным ходом и 27 февраля 1901 года на кильблоки, выставленные на еще удлинявшемся стапеле, уложили первый лист обшивки — лист горизонтального киля в средней по длине корабля части корпуса. Это и был момент фактической закладки «Очакова» на стапеле. Официальная церемония закладки была проведена 15 августа 1901 года.

        21 сентября 1902 года в высочайшем присутствии Императора Николая II крейсер «Очаков» был спущен на воду. К этому моменту был собран корпус до верхней палубы, установлена броня палубы, главные механизмы и рулевое устройство. Мучительно долго шло изготовление брони для местного бронирования и главное — башенных установок. Почти готовые башни «Очакова» были отданы «Олегу», спешно достраивавшемуся для усиления Тихоокеанской эскадры. Также крейсер насыщался вспомогательными механизмами — динамомашинами, водоотливными средствами, шпилевым оборудованием. Устанавливались системы вентиляции, водопровода, водоотведения и отопления. Требовалось оборудовать помещения для команды, орудийные погреба, камбузы, опреснители, провиантские кладовые. Основные работы заняли конец 1902 и весь 1903 год. В 1904 и 1905 годах работы продолжались. Прибывало запаздывающее оборудование от нерадивых контрагентов, артиллерия. Лишь к осени 1905 года крейсер смог выйти на испытания. Ходовые испытания в сентябре-октябре в целом, были успешными. Они были прерваны 13 ноября 1905 года «из-за возмущения команды».

        Описание конструкции

        Корпус

        Крейсер «Очаков» имел высокобортный корпус над которым незначительно возвышались полубак и полуют. Архитектура крейсера была достаточно простой — над палубой возвышались 2 рубки — носовая и кормовая, 3 дымовых трубы и 2 двухорудийные башни главного калибра. Корпус собирался по традиционной для того времени схеме из «заварных рамок» к которым привешивались корпусные плиты из сименс-мартеновской стали.

        Форштевень «Очакова» (также, как и «Кагула») был «гладким» — без выступа для носового штевневого торпедного аппарата, который имели «Богатырь» и «Олег». Гладкий форштевень позволяет безошибочно отличить черноморские крейсеры от балтийских, хотя на имеющихся изображениях нередко допускаются ошибки. Крейсер имел 3 палубы, из которых верхняя имела тиковое покрытие (сгорело при пожаре, было заменено покрытием меньшей толщины). Непотопляемость обеспечивалась 16 переборками, разделявшими корпус на 17 отсеков. Стандартное водоизмещение крейсера составило 6 645 тонн, нормальное — 7 170 тонн, полное — 7 600 тонн, длина 134,1 м, ширина 16,6 м, осадка — 6,29 м. Метацентрическая высота составила 0,91 м при нормальном водоизмещении и 0,84 м — при полном.

        Общее расположение крейсера «Очаков»: продольный разрез и план броневой палубы (заштрихован район угольных ям)
        1 — офицерская кают-компания; 2 — балкон; 3 — помещение адмирала; 4 — шахта светлого люка; 5 — шахта элеватора подачи 152-мм боеприпасов; 6 — главный компас; 7 — электрическая лебедка грузовой стрелы; 8 — паровой катер длиной 10,4 м; 9 — вентиляционная шахта; 10 — шестивесельный вельбот; 11 — пародинамомашина; 12 — офицерский камбуз; 13 — шестивесельный ял; 14 — радиорубка; 15 — труба для погрузки угля в угольную яму; 16 — моторный катер; 17 — камбуз адмирала; 18 — двенадцативесельный рабочий катер; 19 — камбуз команды; 20 — штурманская рубка; 21 — дальномер; 22 — боевая рубка; 23 — броневая труба из боевой рубки в центральный пост; 24 — шпили и их приводная брашпильная машина: 25 — канцелярия; 26 — кран-крамбол; 27 — шкиперские запасы; 28 — мокрая провизия; 29 — цепной ящик; 30 — пародинамомашина под броневой палубой и выгородка под ней; 31 — погреб 152-мм боеприпасов; 32 — подбашенное отделение; 33 — погреб мелких патронов; 34 — погреб 75-мм патронов; 35 — центральный пост; 36 — боевой перевязочный пункт; 37 — угольная яма; 38 — котельное отделение; 39 — помещение подводного минного (торпедного) аппарата; 40 — машинное отделение: — 41 — выгородка электродвигателя водоотливного насоса; 42 — цистерна бензина; 43 — цистерна пресной воды; 44 — румпельное отделение; 45 — арсенал.

        Бронирование

        Основная защита «Очакова» обеспечивалась карапасной броневой палубой — то есть палубой, имевшей скосы к бортам, которые прикрывали расположенные внутри двигатели и погреба боезапаса. Эта палуба имела толщину в горизонтальной части 35 мм. Скосы палубы, образовывавшие вертикальную защиту имели толщину 70 мм, а гласис — вертикальная стенка в месте подъема палубы над машинным отделением — 95 мм. Казематы для четырех 152-мм орудий имели толщину 25,4-80 мм, элеваторы — 73 мм, барбеты — 75 мм, башни — 127 мм носовая и 89 мм — кормовая, щиты орудий — 25 мм, рубка — 140 мм, кожухи дымоходов — 30 мм. Вся броня изготавливалась Ижорским заводом, башни — Обуховским

        Энергетическая установка

        Паровые котлы крейсера «Память Меркурия»
        ГЭУ крейсера состояла из двух вертикальных четырехцилиндровых паровых машин тройного расширения с вертикально-опрокинутыми цилиндрами, работавших на 2 вала с трехлопастными винтами и 16 паровых котлов системы «Норман» с давлением пара 18 атм. Мощность составила 20 370 л.с. Проектная скорость должна была составлять 23-24 узла, однако в 1905 году крейсер так и не завершил цикл испытаний. Запас топлива черноморских крейсеров составлял 1 100 тонн (максимальный), запас котельной воды — 280 тонн, дальность плавания — 5 320 миль экономичным 10-узловым ходом.

        Вооружение

        Главный калибр

        Кормовая башня ГК крейсера «Кагул»
        Главный калибр состоял из 12 152-мм орудий системы «Канэ», с 1892 года строившихся в России на Обуховском заводе по французской лицензии, приобретенной в 1891 году у компании Forges et Chantiers de la Mediterranes. Орудие имело длину ствола в 45 калибров, состояло из трубы, кожуха и муфты. Длина нарезной части — 5 349 мм, число нарезав — 38, глубина 1,00 мм, затвор — поршневой. Вес ствола с затвором — 5 815 — 6 290 кг. Снаряды имели стандартный вес — 41,4 кг. Бронебойный имел длину 2,8 калибра, содержал 1,23 кг мелинита, взрыватель — 11ДМ. Фугасный снаряд имел длину 3 калибра, содержал 2,713 кг тротила и имел взрыватель 9ДТ. В 1907 году был принят новый фугасный снаряд длиной 3,2 калибра, весом 41,46 кг. Они снаряжались тротилом весом 3,7 кг. В 1915 году снаряд модернизировали еще раз — он стал еще больше: вес 41,46 кг, вес ВВ — 5,8 кг. Таким образом, фугасные снаряды для одного орудия произведенные с разницей в 10 лет имели вес ВВ, отличающийся в 2 раза! Это, не учитывая производившихся Русско-Японской войны снарядов, изготовлявшихся из чугуна и имевших заряд 1,365 кг черного пороха. Орудия системы «Канэ» стали первыми в России патронными орудиями. Первоначально они имели унитарный выстрел, затем перешли на раздельное заряжание. Орудия размещались на центральных штырах (башенные и щитовые орудия), на станках (казематные). Управление артиллерийским огнем осуществлялось из рубки централизованно при помощи дальномеров и системы управления артиллерийским огнем Н. К. Гейслера.

        Противоминный калибр

        Противоминный калибр включал в себя 12 75-мм орудий «Канэ». Они также выпускались Обуховским заводом по лицензии, купленной в 1891 году. Орудия имели длину ствола 50 калибров, имели поршневой затвор. Длина ствола — 3750 мм, число нарезав — 18, глубина — 0,6 мм. Вес замка — 25 кг, ствола с замком — 879—901 кг. До 1905 года в боекомплект входил только бронебойный снаряд весом 4,9 кг, длиной 2,7 калибра. Позже появились шрапнель, фугас, зенитный снаряд, но «Очаков» к тому времени лишился своих 75-мм орудий.

        Также в проектное вооружение входили 8 47-мм миллиметровых и 2 37-мм пушки Гочкиса. Эти орудия устарели еще при проектировании «Очакова» и сохранялись на нем до расстрела.

        Прочее вооружение

        Как и все крупные Российские корабли «Очаков» комплектовался двумя 63,5 мм пушками Барановского, предназначавшимися для вооружения десанта. Имелись также 2 пулемета.

        Минное вооружение

        Крейсер «Очаков» имел 2 подводных торпедных аппарата калибра 381 мм, расположенных под броневой палубой между 65 и 69 шпангоутами в специальном отделении. там же хранился и боезапас — 4 торпеды Торпедные аппараты были устроены крайне неудачно, их параметры давно устарели и ко вступлению крейсера в строй (чрезвычайно запоздалому) они были сняты.

        Судовые системы и оборудование

        Электрическая энергия вырабатывалась 4 генераторами («динамомашинами») «Сименс и Гальске», вырабатывавших ток напряжением 105 В. Они располагались по 2 в 2 отсеках — в машинном отделении и в районе носовой башни. Имелись также 2 вспомогательных генератора.

        Водоотливная система позволяла откачивать воду из любого отсека собственными автономными средствами — это было большим преимуществом по сравнению с централизованной системой, при выходе которой из строя откачивать воду можно было только вручную. В котельном отделении 6 электронасосов позволяли откачивать 500 тонн воды в час.

        Рулевое устройство производства завода «Дюфлон» имело электрический привод, продублированный паровым и ручным приводами. Перекладка руля с борта на борт (70 градусов) осуществлялась за 30 секунд.

        Якорное устройство состояло из парового шпиля для двух становых якорей, двух швартовых шпилей на полубаке и одного на корме, а также 4 кнехтов на полубаке и полуюте.

        Внешняя связь обеспечивалась радиостанциями отечественного производства (системы Попова-Дюкрете), а также сигнальными флагами и прожекторами. Внутренняя связь — посредством переговорных труб и телефонов.

        Экипаж

        Экипаж крейсера состоял из 30 офицеров и 550 нижних чинов

        История службы

        Восстание 1905 года

        Схема Севастополя и расположения кораблей 15 ноября 1905 года
        Как уже указывалось выше, осень 1905 года «Очаков» провел на испытаниях. Крейсер был почти готов и планировался ввод его в срой флота. Еще имелся ряд недоделок, наладки требовали все судовые системы, а экипажу требовалось слаживание. Однако с октября 1905 год крейсер оказался в центре революционных событий, начавшихся после объявления высочайшего Манифеста.

        К сожалению команда крейсера, не сплоченная, лишенная авторитетных офицеров, представляла собой благоприятную среду для агитаторов. На крейсере находились также рабочие из Сормово, проводившие наладку корабельных систем, которые также стали катализатором антиправительственной пропаганды. Результат не заставил себя ждать — с 10 ноября в команде началось брожение, а 13-го вспыхнул открытый бунт. Офицеры покинули крейсер, зато около 15.00 14 ноября прибыл лейтенант флота П. П. Шмидт. Данную фигуру трудно оценить однозначно. Скорее всего, Шмидт действительно являлся тем идеалистом, который стоял «за народ», как это было принято у русской интеллигенции начала века. Его роль в восстании, превознесенная до небес после 1917 года на самом деле оказалась крайне незначительной и свелась к следующим действиям:

        • поднять на недостроенном крейсере сигнал «Командую флотом, Шмидт»;
        • обойти корабли флота на эсминце «Свирепый», пытаясь оказать моральное воздействие на команды;
        • руководить (возможно) захватом нескольких небольших кораблей флота;
        • без сопротивления дать расстрелять недостроенный, стоящий у бочки в Северной бухте Севастополя крейсер с имевшейся на борту командой.

        Собственно на этом «подвиги» П. П. Шмидта заканчиваются. Он попытался бежать на борту миноносца № 270, но (вполне закономерно, дело происходило на главной базе флота) был схвачен, допрошен и расстрелян вместе с рядом других заговорщиков. Что касается «Очакова», то бронепалубный крейсер был (тоже — вполне закономерно) расстрелян 280-мм крепостными орудиями и артиллерией флота. Корабль остался на плаву, но гигантский пожар, продолжавшийся около 2 дней нанес ему огромный вред. Кроме того, надводный борт, надстройки и трубы были разбиты снарядами. Буксиры оттащили корабль в глубь бухты к устью Черной речки.

        Восстановление и предвоенная служба

        Схема повреждений «Очакова»
        30 ноября 1905 года — через 15 дней после расстрела крейсер на буксирах поставили к достроченной стенке Лазаревского адмиралтейства. В корпусе было 63 пробоины из которых 54 — в правом борту, по которому стреляли береговые артиллеристы. Самые страшные последствия имел пожар — он испепелил все, что горело, масса корпусных конструкций, все палубы. приборы, вооружение пришли в негодность от воздействия высоких температур. Ремонт был поручен порту. Недостаток финансирования после Русско-Японской войны и революции не способствовал скорому окончанию ремонта.

        К тому же, как раз в это время систематизировался и изучался опыт войны. Многим хотелось тут же применить его к восстанавливаемому крейсеру. Шли дискуссии, писались горы докладных записок и рапортов, а крейсер продолжал неспешно и с перебоями ремонтироваться. При этом он все больше устаревал морально. Порочная концепция крупного и мощно вооруженного, но слабо защищенного крейсера чудом сработала в годы войны — через нее, приняв активное участие в боях, прошли «Аскольд» и «Олег». Погиб, но в явно неравном бою «Варяг». Однако более защищенными крейсеры от этого не стали. К тому же, распространение после войны турбин в качестве главных двигателей делало «Кагул» (так стал называться «Очаков») и «Память Меркурия» (бывший «Кагул») безнадежно тихоходными. Ситуация смягчалась тем, что на Черном море им противостояли еще более слабые турецкие бронепалубный крейсеры «Гамидие» и «Меджидие».

        А вот на Балтике «Богатырь» и «Олег» в числе прочих ветеранов Русско-Японской войны и кораблей, построенных по ее не до конца выученным урокам противостояли крейсерскому флоту Германии, целенаправленно развивавшему тип мощного броненосного (затем линейного) крейсера и малого, быстроходного крейсера-универсала. Для противостояния первым они были слишком слабы, вторым — слишком сильны, и тем и другим — слишком тихоходны. В 1914 году с этим в полной мере столкнулись и «Кагул» с «Памятью Меркурия».

        «Кагул» на рейде Буюк-Дере в проливе Босфор, 1913
        Окончательная готовность «Кагула» к службе была достигнута только в компанию 1911 года — через 6 лет после расстрела. С мая 1911 года «Кагул» участвовал в ходовых испытаниях по выявлению влияния глубины на волновое сопротивление воды движению корабля и причин падения скорости на мелководье. Также в составе эскадры крейсер совершал неоднократные походы по всей акватории Черного моря с заходами в русские, турецкие и болгарские порты. 27 октября 1912 года «Кагул», линкор «Ростислав» и канонерская лодка «Донец» в составе международной эскадры встали на рейде Константинополя для обеспечения безопасности посольств, которые могли подвергнуться угрозе из-за наступления болгарской армии во время Балканской войны.

        Возвратились корабли этого отряда в Россию только в августе 1913 года. Остаток 1913 года прошел в учебных плаваниях и торжествах в честь Императора (в октябре). 29 апреля 1914 года «Кагул» и «Память Меркурия» организационно были сведены в полубригаду крейсеров с подчинением начальнику минной дивизии. С началом войны в нее были включены вспомогательные крейсеры «Алмаз», «Император Николай I» и «Император Александр III» (в связи с постройкой линкора с таким наименованием переименован в «Император Александр I»), впоследствии переоборудованные в носители гидросамолетов — «гидрокрейсеры».

        Участие в Первой мировой войне

        Первый боевой поход «Кагула» состоялся 16 октября 1914 года. Флот вышел в море для поиска германо-турецкого линейного крейсера «Гебен» и турецких кораблей, начавших военные действия против России обстрелом Севастополя и Одессы. 22-25 октября русский флот подверг ответной бомбардировке угольный центр Турции Зонглудак.

        5 ноября 1914 года силы флота у берегов Крыма встретили «Гебен» и легкий крейсер «Бреслау» («Медилли»). Из-за сильного тумана бой свелся к дуэли «Гебена» и линкора «Евстафий», который видел его лучше всех. Получив несколько попаданий «Гебен» воспользовался преимуществом в скорости и скрылся в тумане. Во время похода к берегам Кавказа 24-29 декабря «Кагул», «Память Меркурия» и «Евстафий» участвовали в перестрелке с крейсерами «Гамидие» и «Бреслау». «Кагул» успел сделать всего 4 выстрела из казематного орудия по причине слабой светосилы прицелов и нежелания командира ослеплять своими залпами комендоров «Евстафия», имевшего гораздо более мощные орудия. Бой оказался безрезультатным для обоих сторон. В последующем походе к порту Ризе огнем 152-мм орудий были потоплены 11 турецких небольших грузовых судов, брошенных при появлении русских кораблей. Стрельба также показала полную неэффективность 75-мм орудий.

        14 января 1915 года произошла новая встреча «Кагула» и «Памяти Меркурия» с «Гамидие» и «Бреслау». Русские крейсеры начали погоню. «Бреслау» пытался прикрыть турецкий крейсер, но затем бросил его и 25-узловым ходом удалился. «Гамидие» так и не был настигнут из-за того, что «Кагул» неожиданно прекратил преследование. Причиной стал выход из строя механизмов, загрязнение котлов, не позволявших поднять пар. Максимальная скорость, развитая «Кагулом» в данной погоне — 22 узла. Общая изношенность котельной части заставляла временами прекращать пары в 6 котлах из 16, но крейсер продолжал эксплуатироваться «на убой» больше года.

        В марте-апреле 1915 года с крейсера сняли оставшиеся 8 орудий калибра 75-мм (еще 4 были сняты в ходе восстановительного ремонта 1905—1910 годов) и заменили на 4 152-мм орудия «Канэ». Число последних составило 16. Также были добавлены 2 75-мм зенитные пушки — переделка 50-калиберных орудий «Канэ». С января по сентябрь 1915 года крейсеры выполнили более 10 походов к берегам Турции для обстрела побережья. К середине 1915 года в составе флота появились 3 «маневренные группы». Первую составили «Кагул» и линкор-дредноут «Императрица Мария».

        Во второй половине 1915 года — начале 1916 года «Кагул» участвовал в выходах маневренной группы, обеспечивая действия «Императрицы Марии». 22 марта и 9 июля дважды флот встречал «Бреслау», оба раза ему удалось оторваться и уйти. Во второй половине года крейсер продолжали преследовать аварии и поломки котло-машинной установки. Наконец ее износ достиг той степени, когда командованию стало понятно — дальнейшее использование изношенного корабля приведет к серьезной аварии или гибели. Участвовать в боях и походах «Кагул» больше не мог.

        25 сентября с крейсера выгрузили боеприпасы, в ноябре сняли все орудия и разобрали башни. Корабль встал на капитальный ремонт. Ремонтом предусматривалась полная замена котлов, снятие всех 16 152-мм орудий и замена их на 14 новых 130-мм 55 калиберных орудий. Снимались обе башни, не оправдавшие себя и заменялись одиночными палубными установками со щитами. Артиллерийское вооружение пополнили 2 40-мм зенитных автомата «Виккерс».

        Революционные события и интервенция 1917—1918 годов

        Об этом периоде истории «Кагула» известно мало. Р. М. Мельников, едва ли не поминутно описавший события ноября 1905 года в своем труде описывает лишь участие членов команды крейсера в революционных событиях. Самого корабля как бы и не существовало. 1 марта 1917 года на волне революционных событий кораблю было возвращено его первоначальное имя — «Очаков». Однако исторически оно «не прижилось» (что наглядно показывает отношение как «красных», так и «белых» к актам власти и командования времен Временного правительства). Во всех документах, исторических произведениях крейсер продолжал именоваться «Кагулом». Возможно — по негласному «сговору» — красных смущало, что «Очаков» стал «Генералом Корниловым», а белых — что «Генерал Корнилов» когда-то был «Очаковым». Между тем, ремонт крейсера окончился в декабре 1917 года.

        В результате ремонта боеспособность крейсера была в значительной степени восстановлена. В декабре 1917 года как и прочие корабли Черноморского флота он формально перешел на сторону Советской власти. С марта 1918 года — был сдан в порт на хранение. Команда во главе с командиром перешла на линкор «Свободная Россия». В мае при приближении к Севастополю германских войск со всеми старыми и небоеспособными кораблями остался в главной базе флота.

        Летом 1918 года он в качестве базы спасательной «Мариинской партии» принял участие в проводившейся (уже под контролем немцев) операции по подъему со дна Севастопольской бухты линкора «Императрица Мария», погибшего от внутреннего взрыва в 1916 году. При этом сам крейсер едва не затонул — на нем оказался разобщен винт и вал. Вода начала поступать в корпус и затопила машинное отделение. Поступление воды обнаружили и устранили по чистой случайности.

        В ноябре 1918 года германцев сменили союзники, которые немедленно спустили поднятые было на кораблях флота андреевские флаги и взяли их под свой контроль. «Кагул», очевидно, был принят ими за небоеспособное судно — плавучую казарму. Поэтому захватывать его они не стали. Между тем, крейсер был в достаточно хорошем техническом состоянии.

        В составе Белого флота

        28 марта 1919 года капитан 2 ранга Потапьев В. А. после согласования с штабом флота (формальным органом, находившимся в Севастополе под контролем союзников) получил разрешения занять «Кагул» и снять с него работников спасательной партии. Готовилась эвакуация города и Потапьев энергично приступил к подготовке выхода корабля в море. К моменту выхода на корабле находились 42 офицера, 19 механиков, 2 врача, 21 сухопутный офицер и 120 «охотников флота» — матросов-добровольцев. Перед уходом крейсера в его командование вступил прибывший капитан 1 ранга Лебедев, а Потапьев стал старшим офицером.

        12 апреля красные подошли к Севастополю, но защищать город было некем. Эвакуировать Севастополь союзники тоже не могли — в доке стоял линкор «Мирабо», незадолго до этого севший на камни и снятый с них с помощью «Кагула». 15 апреля командующий французскими кораблями адмирал Амет послал адмиралу Саблину телеграмму с просьбой в течение ночи и ближайшего утра увести крейсер «Кагул» и другие корабли по желанию из Севастополя. Несмотря на письменный протест Саблина спасти корабли можно было только покинув Севастополь.

        16 апреля в Новороссийск ушли «Кагул», подводная лодка «Тюлень», посыльное судно (бывший минный заградитель) «Буг», посыльное судно № 7 (бывший миноносец № 273), несколько пароходов и буксиров. На буксире удалось увести подводные лодки «Утка» и «Буревестник», эскадренные миноносцы «Пылкий» и «Поспешный», миноносцы «Жаркий», «Живой», «Строгий» и «Свирепый», канонерскую лодку «Терец», посыльное судно № 10 (бывший миноносец № 258). Кроме того, своим ходом ушла из Каркинитского залива канонерская лодка К-15. Оставшиеся корабли флота были либо затоплены союзниками (подводные лодки) либо на них были взорваны крышки цилиндров и подшипники (старые линкоры, крейсер «Память Меркурия», эсминец «Быстрый», миноносцы «Жуткий» и «Заветный»).

        Крейсер «Кагул» у Феодосии. Рядом легкий крейсер HMS Caradoc
        "Кагул" стал самым сильным кораблем крошечных морских сил Вооруженных сил Юга России. После прихода в Новороссийск командовать крейсером был назначен капитан 1 ранга П. П. Остелецкий. И хотя в команде была огромная нехватка, 27 апреля крейсер вышел к Ак-Монайскому перешейку, где держались части генерала Боровского. Из-за недостатка кочегаров корабль мог развить лишь 6 узлов.

        С 28 апреля по 4 мая он принимал участие в обстрелах позиций красных совместно с канонеркой К-15, британским линкором «Айрон Дюк», двумя малыми мониторами и греческим броненосцем «Лемнос». Корабль имел всего 600 снарядов главного калибра, а стреляло фактически одно орудие. После небольшого отдыха с 13 мая «Кагул» снова в Феодосийском заливе. Крейсер обстреливал берег, высаживал тактические десанты. 17 июня десант крейсера в тылу красных соединился с частями Боровского, прорвавшими Ак-Монайский фронт. Поскольку одновременно белые войска подошли к перешейкам, красные были вынуждены эвакуировать Крым и Севастополь. 3 мая крейсер был зачислен в состав морских сил Юга России

        27 июня 1919 года крейсер, имея на борту генерала Деникина и адмирала Саблина посетил города Сочинского округа — Туапсе, Сочи и Адлер, подтвердив их принадлежность правительству Юга России. 6 июля крейсер прибыл в Севастополь с адмиралом Саблиным на борту. Адмирал спустил свой флаг и перешел на линкор «Георгий Победоносец». В первых числах августа 1919 года «Кагул», миноносец «Живой», транспорт «Маргарита», тральщики «Роза» и «Адольф», буксир «Доброволец», катера № 52 и 58, 3 баржи высадили у Одессы Крымский конный полк и пехотные части корпуса генерала Шиллинга, 10 августа в Сухом Лимане был высажен Сводно-драгунский полк, а 11 августа Одесса взята белыми частями. Попытка прорваться в город красного бронепоезда была отбита огнем «Кагула».

        За этот подвиг крейсер был переименован в «Генерал Корнилов» в честь вождя Белого движения — Лавра Георгиевича Корнилова, погибшего при штурме Екатеринодара в 1918 году. П. П. Остелецкий получил звание контр-адмирала. Наступление на Москву, предпринятое Деникиным осенью 1919 года проводилось без участия флота. Его катастрофическое завершение оставило остатки белых частей в Крыму, а флот без топлива. 4 января 1920 года подпольщики хотели затопить крейсер, но им это не удалось. Проблемы с топливом удалось решить только к лету 1920 года, одновременно с началом наступления в Северной Таврии.

        10 июля 1920 года с пришедшего в Тендровский залив «Генерала Корнилова» был высажен судовой десант. В конце июля флот получил задачу уничтожить трехорудийную 152-мм батарею красных в Очакове и подготовить прорыв в Днепро-Бугский лиман канонерских лодок. К этому времени немногочисленный экипаж крейсера, находившийся на нем почти год сплавался, имел достаточный опыт. 17 июля «Генерал Корнилов» под командованием капитана 1 ранга Потапьева вышел из Севастополя. 20 июля он вошел в Тендровский залив, и, приблизившись к Кинбурнской косе открыл огонь по батарее красных. Выпустив 18 снарядов крейсер отошел, батарея ответила 7 безрезультатными выстрелами.

        29 июля последовала новая бомбардировка. Израсходовано было 650 130-мм снарядов. Крейсер дважды бы атакован авиацией красных, заставившей его приостанавливать огонь и маневрировать. Результаты обстрела были неудовлетворительными. 130-мм снаряды были слишком слабы для уничтожения красных батарей, прикрытых брустверами. Существенных результатов смог добиться только пришедший 1 августа в залив линкор «Генерал Алексеев», который не уничтожил, но смог подавить батареи. 29 августа «Генерал Корнилов» снова бомбардировал батарею выпустив 182 снаряда. Батарея не отвечала.

        В октябре в связи с начавшейся Заднепровской операцией действия флота активизировались. 8 октября крейсер снова обстреливал батареи, был атакован самолетами красных. Повреждений корабль не получил, зенитчики (с их слов) нанесли летательным аппаратам повреждения. 30 октября крейсер прикрывал эвакуацию Прогнойска и Покровки, утром 1 ноября он принял на борт свою десантную роту. Вечером 4 ноября «Генерал Корнилов» получил приказ на отход в Севастополь. 5 ноября после пятимесячного пребывания в Тендровском заливе крейсер ушел в главную базу.

        Крейсер «Генерал Корнилов» выходит из Севастополя. 14 ноября 1920 года
        При эвакуации Крыма крейсер вошел в состав 1 Отряда. При распределении кораблей между различными лицами и учреждениями «Генерал Корнилов» был предназначен специально для главнокомандующего, его личного штаба, командующего флотом со своим штабом и для некоторых лиц из центральных управлений, как-то: генерал-квартирмейстера, высших чинов оперативного отделения, генерала Скалона и для некоторых других. Утром 14 ноября в Севастополе П. Н. Врангель и М. А. Кедров на катере объехали все грузящиеся суда. К полудню были сняты все заставы, а в 14:00 от Графской пристани отвалил катер правителя Юга России. Над крейсером «Генерал Корнилов» взвился флаг Главнокомандующего Русской армией.

        Крейсер вышел из бухты, на рейде Стрелецкой став на якорь до 02:30. Врангель следил за погрузкой с причалов Стрелецкой бухты и выходом всех кораблей и судов в открытое море. Затем крейсер пошел в Ялту — барон хотел лично убедиться в том, что эвакуация там завершена и в район Феодосии. После полудня «Генерал Корнилов» вместе с французским крейсером «Вальдек-Руссо» в сопровождении миноносца пошел к Феодосии. В два часа дня 16 ноября, после получения радио из Керчи о том, что «посадка закончена, взяты все, до последнего солдата», «Вальдек-Руссо» и «Генерал Корнилов» снялись с якоря и легли на курс в Константинополь.

        В составе Русской эскадры

        Группа офицеров на палубе «Генерала Корнилова». Крайний справа в первом ряду — командир, капитан 1 ранга Потапьев, Бизерта, 1921
        16 ноября 1920 года корабли Белого флота прибыли в Константинополь и встали на рейде Мода. 21 ноября Приказом командующего № 11 Черноморский флот был переименован в Русскую эскадру. Генерал Врангель, его свита и эвакуировавшиеся на крейсере лица покинули его.

        14 декабря 1920 года крейсер «Генерал Корнилов» вышел из Константинополя в Бизерту. В ночь с 14 на 15 декабря он снял с песчаной отмели о. Кефалония буксир «Черномор». В конце декабря крейсер прибыл в Бизерту, где прошел докование и небольшой ремонт. Корабли были поставлены французами на прикол. Численность экипажей неуклонно снижалась. В начале 1922 года на эскадре числилось 825 человек, в декабре — 387 человек.

        В сентябре 1921 года командующий Сибирской флотилией контр-адмирал Старк просил рассмотреть возможность срочного перевода «Генерала Корнилова» и канонерских лодок «Грозный», «Всадник», «Гайдамак», ледокола «Илья Муромец» и транспорта «Якут», но это, естественно — было неосуществимо. 15 февраля 1923 года крейсер был переведен из Сиди-Абдалла в бухту Карриер и поставлен на бочку. К концу года силами оставшихся членов команд на «Генерале Корнилове», «Генерале Алексееве», «Дерзком», «Беспокойном» и 4 подводных лодках проводились самые неотложные мероприятия по поддержанию кораблей. В июле 1924 года на эскадре осталось 220 человек. 29 октября 1924 года с заходом солнца на оставшихся кораблях были спущены Андреевские флаги.

        Прибывшей в Бизерту советской комиссией «Генерал Корнилов» был отмечен, как способный возвратиться в Россию, но как известно, этот проект удачей не увенчался. 28 октября 1929 года крейсер был продан Бизертинской фирме русского инженера А. П. Клягина на слом. В 1933 году крейсер был разобран в Бизерте.

        Возвращение флага «Генерала Корнилова» в Россию
        Накануне дня Военно-морского флота в 2004 году в Центральном военно-морском музее (ЦВММ) после восьмидесяти лет пребывания за границей в Россию вернулся андреевский флаг с крейсера «Генерал Корнилов». Его передал музею сын лейтенанта с этого крейсера — гражданин Греции Владислав Янович Нелавицкий. Лейтенант Ян (Иван) Владиславович Нелавицкий до конца служил на крейсере. В его семье долгие годы хранился флаг «Генерала Корнилова». Нелавицкий обосновался в Греции, но, по словам родственников, до самой смерти в 1974 году не оставлял мыслей о родине и её флоте. Его гроб накрыли именно этим флагом.

        В Торжественной церемонии передачи Андреевского флага приняли участие сам Владислав Нелавицкий, начальник музея капитан I ранга Евгений Корчагин, главный хранитель музея Наталья Шишкова, а также заместитель командира Ленинградской военно-морской базы капитан I ранга Олег Стадник и представитель администрации Санкт-Петербурга, первый заместитель председателя комитета по вопросам законности, правопорядка и безопасности Владимир Сухорученко. Присутствовали также около двадцати моряков Ленинградской военно-морской базы. После краткого рассказа об истории этого флага Владислав Нелавицкий передал его начальнику ЦВММ, а тот — главному хранителю музея. Теперь Андреевский флаг с крейсера «Генерал Корнилов» занимает почётное место в собрании Центрального военно-морского музея.

        Командиры корабля

        • 1901—1904 — капитан 1 ранга В. Н. Юрковский
        • 1904—1905 — капитан 1 ранга Ф. С. Овод
        • октябрь-ноябрь 1905 — капитан 2 ранга С. А. Глизян
        • ноябрь 1905 — унтер-офицер 1 статьи — помощник боцмана И. Е. Уланский (восставшие)
        • ноябрь 1905 — капитан 2 ранга А. А. Данилевский (и. о.)
        • ноябрь 1905 — кондуктор С. П. Частник (восставшие)
        • 1905—1906 — капитан 1 ранга Ф. Н. Иванов
        • 1907—1908 — капитан 2 ранга М. Ф. фон Шульц
        • 1909—1911 — капитан 1 ранга В. А. Гроссман.
        • 1912—1914 — капитан 1 ранга И. С. Денисов.
        • 1914—1916 — капитан 1 ранга С. С. Погуляев.
        • 1917—1918 — старший гальванер А. Е. Максюта (председатель судкома)
        • 1918 — капитан 2 ранга В. М. Терентьев
        • 1919 — капитан 1 ранга П. П. Остелецкий
        • 1919—1921 — капитан 1 ранга В. А. Потапьев
        • 1921—1924 —?

        См. также

        Литература и источники информации

        Литература

        • Мельников Р. М. Крейсер «Очаков». — Л. Судостроение, 1986. — 256 с.
        • Заблоцкий В. П. Вся богатырская рать (бронепалубные крейсера типа «Богатырь») часть 1. «Морская коллекция» Дополнительный выпуск № 3, 2010.
        • Заблоцкий В. П. Вся богатырская рать (бронепалубные крейсера типа «Богатырь») часть 2. «Морская коллекция» Дополнительный выпуск № 1, 2011.
        • Широкорад А. Б. Корабельная артиллерия Российского флота 1867—1922 гг. «Морская коллекция» № 2, 1997
        • Крестьянинов В. Я. Крейсера Российского флота
        • Флот в Белой борьбе. Под ред. Волкова С. В. — М. ЗАО «Центрполиграф», 2002—607 с.
        • Н. Кузнецов Русский флот на чужбине.

        Ссылки

        Галерея