Форум геймеров и читеров 4cheaT
Реклама:

Т-34/История в World of Tanks (WoT)

Поделиться с друзьями:

Т-34/История

Новые темы на Форуме World of Tanks
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
зачем нужны танки и пушки если есть телевидение и ... Ca4ar007 Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-05 01:11
30-45 fps в WoT на средних это нормально? А на сре... Асем Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-05 00:41
Кто играет в WoT? Денис123 Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-04 23:16
engine_config.xml помогите отредактировать, или не... AnarhyArmy Вопросы по модам World of Tanks 1 2016-12-04 22:53
Почему все так радуются, когда новый танк навороче... KOLA2001 Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-04 21:36
-=STATIST 6.6.6=- v.08 by m@sy@ny@ OLDSchooL FoR W... m@sy@ny@(c)™ Платные читы и моды World of Tanks 13 2016-12-05 05:08
Ошибка при запуске World of Warships alex44 Вопросы о World of Warships 0 2016-12-03 12:57
Помогите с не сложным вопросом (для меня сложно) в... vlad228228 Вопросы о World of Warships 3 2016-11-22 13:14
Перейти к: навигация, поиск
Основная статья: Т-34
Т-34 на войне
T-34 («три́дцатьчетвёрка») — советский средний танк периода Великой Отечественной войны, выпускался серийно с 1940 года, и с 1944 года стал основным средним танком Красной Армии СССР. Разработан в Харькове. Самый массовый средний танк Второй мировой войны. С 1942 по 1945 гг. основное, крупносерийное производство Т-34 было развёрнуто на мощных машиностроительных заводах Урала и Сибири, и продолжалось в послевоенные годы. Ведущим заводом по модифицированию Т-34 являлся Уральский танковый завод № 183. Последняя модификация (Т-34-85) состоит на вооружении некоторых стран и по сей день.

Благодаря своим боевым качествам Т-34 был признан рядом специалистов лучшим средним танком Второй мировой войны и оказал громадное влияние на дальнейшее развитие мирового танкостроения. При его создании советским конструкторам удалось найти оптимальное соотношение между основными боевыми, эксплуатационными и технологическими характеристиками.

Танк Т-34 является самым известным советским танком и одним из самых узнаваемых символов Второй мировой войны. До настоящего времени сохранилось большое количество этих танков различных модификаций в виде памятников и музейных экспонатов.

История создания

Программа создания А-20. С 1931 года в СССР получила развитие серия лёгких колёсно-гусеничных танков «БТ», прототипом которых послужила машина американского конструктора Уолтера Кристи. В ходе серийного выпуска машины этого типа постоянно модернизировались в направлении увеличения огневой мощи, технологичности, надёжности и других параметров. К 1937 году в СССР был создан и начал серийно выпускаться танк БТ-7М с конической башней; дальнейшее развитие линейки «БТ» предусматривалось в нескольких направлениях:

  • Увеличение запаса хода путём использования дизельного двигателя (это направление привело к созданию танка БТ-7М).
  • Улучшение колёсного хода (работы группы Н. Ф. Цыганова над опытными танками БТ-ИС).
  • Усиление защищённости танка путём установки брони под значительными углами наклона при некотором увеличении её толщины. В данном направлении работала группа Н. Ф. Цыганова (экспериментальный танк БТ-СВ) и конструкторское бюро Харьковского завода.

C 1931 по 1936 г. конструкторским бюро Танкового отдела Харьковского паровозостроительного завода (ХПЗ) руководил талантливый конструктор Афансий Осипович Фирсов. Под его руководством были созданы все танки БТ, немалый вклад он внес и в разработку дизельного двинателя В-2. В конце 1935 г. появляются проработанные эскизы принципиально нового танка: противоснарядное бронирование с большими углами наклона, длинноствольная 76,2 мм пушка, дизельный двигатель В-2, масса до 30 т… Но летом 1936 года, в разгар репрессий А. О. Фирсов отстраняют от руководства КБ. Но он продолжает активную работу. Запускается в производство новая коробка передач для танка БТ, разработанная А. А. Морозовым под руководством А. О. Фирсова, проектирует установку огнемёта и дымовых приборов на танк, лично встречает и вводит в курс дела нового руководителя КБ М. И. Кошкина. В середине 1937 года А. О. Фирсов вновь арестован и отправлен в тюрьму, где и погибает от рук большевистских палачей. Первый проект, созданный под его руководством сменившего Фирсова на посту главного конструктора Михаила Ильича Кошкина - танк БТ-9, был отклонён осенью 1937 года по причине грубых конструктивных ошибок и несоответствия требованиям задания.

Как ни «странно», но Кошкина за «саботаж» и срыв госзаказа не посадили и не расстреляли в том самом «страшном 37-м». Также Кошкин заодно «сорвал» работу по разработке модификации танка БТ— БТ-ИС, которую проводила на этом же заводе группа адъюнкта ВАММ им. Сталина военинженера 3-го ранга А.Я. Дика, прикомандированного к КБ Кошкина на ХПЗ. Видимо у Кошкина нашлись грамотные «покровители» в наркомате среднего машиностроения? Или он изначально действовал по заказу сверху? Похоже, шла подковерная борьба между сторонниками вечной «модернизации» лёгкого БТ (а по сути, топтание на месте и пустая трата «народных» государственных средств) и сторонниками принципиально нового (прорывного) танка среднего класса, отличавшегося от монстров с тремя башнями, типа Т-28.

13 октября 1937 года Автобронетанковое управление РККА (АБТУ) выдало заводу № 183 (ХПЗ) тактико-технические требования на новый танк под индексом БТ-20 (А-20).

По причине слабости КБ завода № 183, на предприятии для работ по новому танку было создано отдельное конструкторское бюро, независимое от КБ Кошкина. В состав КБ вошёл ряд инженеров КБ завода № 183 (в том числе А. А. Морозов), а также около сорока выпускников Военной академии механизации и моторизации РККА (ВАММ). Руководство КБ было поручено адъюнкту ВАММ Адольфу Дику. Разработка идёт в сложных условиях: на заводе продолжаются аресты.

Кошкин в этом хаосе продолжает развивать своё направление — чертежи, над которыми работает костяк фирсовского конструкторского бюро (КБ-24), должны лечь в основу будущего танка.

В сентябре 1938 года по итогам рассмотрения макета БТ-20 было принято решение об изготовлении трёх танков (одного колёсно-гусеничного и двух гусеничных) и одного бронекорпуса для испытаний обстрелом. К началу 1939 года КБ-24 выполнило рабочие чертежи по А-20 и начало проектирование А-20Г[сн 2]. «Г» — гусеничный, впоследствии получивший обозначение А-32.

В конце сентября 1939 года после показа А-20 и А-32 (водитель-испытатель Н. Ф. Носик) на полигоне в Кубинке руководству НКО и членам правительства было принято решение о увеличении толщины брони А-32 до 45 мм, после чего начались ходовые испытания танка А-32, догруженного балластом (при этом на танке была установлена башня от А-20 с 45-мм пушкой). 19 декабря на заседании Комитета обороны, по результатам испытаний А-32, было принято постановление № 443, которое предписывало: Танк Т-32 — гусеничный, с дизель-мотором В-2, изготовленный заводом № 183 Наркомсреднемашпрома, со следующими изменениями:

Довоенные танки производства завода № 183. Слева направо: БТ-7, А-20, Т-34-76 с пушкой Л-11, Т-34-76 с пушкой Ф-34.
  • а) увеличить толщину основных бронелистов до 45 мм;
  • б) улучшить обзорность из танка;
  • в) установить на танк Т-32 следующее вооружение:
  • 1) пушку Ф-32 калибра 76 мм, спаренную с пулемётом калибра 7,62 мм;
  • 2) отдельный пулемёт у радиста — калибра 7,62 мм;
  • 3) отдельный пулемёт калибра 7,62 мм;
  • 4) зенитный пулемёт калибра 7,62 мм.
  • Присвоить указанному танку название Т-34.

Предсерийные танки А-34 № 1 и А-34 № 2 В ночь с 5 на 6 марта 1940 года танк № 1 (водитель испытатель Н. Ф. Носик) и танк № 2 (водитель-испытатель И. Г. Битенский или В. Дюканов) без вооружения, закамуфлированные до неузнаваемости, а также два тяжелых гусеничных артиллерийских тягача «Ворошиловец» в обстановке строжайшей секретности направились своим ходом в Москву. В связи с поломкой танка № 2 под Белгородом (обрыв главного фрикциона) колонна разделилась. Танк № 1 прибыл 12 марта на подмосковный машиностроительный завод № 37, город Серпухов, где его и прибывший позднее танк № 2 подремонтировали. В ночь на 17 марта оба танка прибыли на Ивановскую площадь Кремля для демонстрации руководителям партии и правительства.

31 марта 1940 года был подписан протокол Государственного Комитета Обороны о серийном производстве танка А-34 (Т-34) на заводе № 183. Общий план выпуска на 1940 год устанавливался в 200 машин, с 1942 СТЗ и ХПЗ должны были полностью перейти на выпуск Т-34 с планом 2000 танков в год.

ГАБТУ Д.Г. Павлова представило отчет о сравнительных испытаниях замнаркому по вооружению маршалу Г.И. Кулику. Тот отчет утвердил и приостановил производство и приёмку Т-34, до устранения «всех недостатков» (какие честные и принципиальные были у нас генералы тогда!). Вмешался К.Е. Ворошилов: «Машины продолжать делать, сдавать в армию. Заводской пробег ограничить до 1000 км…» (тот самый «туповатый конник»). При этом все знали, что война будет не сегодня-завтра. Месяцы выкраивали. Павлов входил в военный совет страны, но был ну очень «принципиальный офицер». Может за эту «смелость и принципиальность» Сталин и согласился с назначением героя советского союза Д.Г.Павлова на «главный» округ—ЗапОВО? А вот то, как Павлов смело и принципиально накомандовал в этом округе, сдав Минск на пятый день, стало уже фактом истории. При этом сам Павлов был профессиональным танкистом, воевал на танках в Испании, получил героя Советского Союза за эту войну. О его предложении создать гусеничный танк с противоснарядным бронированием с установкой на этот танк 76 мм пушки (калибр пушек тяжелых танков тех лет!) даже записали в протоколе заседания КО при СНК СССР в марте 1938 года, за два года до этого. Т. е., Павлов лучше других должен был понимать, что за танк перед ним. И именно этот человек делал всё от него зависящее, чтобы сорвать приемку этого танка на вооружение.

Приказ о постановке Т-34 в серийное производство был подписан Комитетом Обороны 31 марта 1940 года, в принятом протоколе предписывалось немедленно поставить его на производство на заводах № 183 и СТЗ. Заводу № 183 предписывалось изготовить первую опытную партию из 10 танков к первым числам июля. После окончания испытаний двух прототипов, был принят план производства, предусматривавший производство в 1940 году 150 машин, который к 7 июня был увеличен до 600 машин, 500 из которых должен был поставить завод № 183, тогда как остальные 100 — СТЗ. Из-за задержек с поставками комплектующих, в июне на заводе № 183 были собраны только четыре машины, выпуск танков на СТЗ ещё более задерживался. Хотя к осени темпы производства удалось поднять, они всё ещё значительно отставали от плана и задерживались нехваткой комплектующих, так, в октябре из-за отсутствия пушек Л-11 военной комиссией был принят лишь один танк. Производство Т-34 на СТЗ ещё более задерживалось. В течение всего 1940 года велась работа по приспособлению к серийному производству изначально сложного и нетехнологичного танка, но несмотря на это, в течение 1940 года, были изготовлены, по разным данным, всего лишь от 97 до 117 машин. В течение осени 1940 года в конструкцию Т-34 был внесён и ряд более крупных изменений, таких как установка более мощной пушки Ф-34, также на Мариупольском заводе были разработаны литая и штампованная башни.

Но на самом деле М.И. Кошкин не является отцом Т-34. Скорее он его «отчим», или «двоюродный» отец. Своё деятельность конструктора танков Кошкин начинал на Кировском заводе, в КБ средних и тяжелых танков. В этом КБ он работал над «средними» танками Т-28, Т-29 с противопульной бронёй. Т-29 уже отличался от Т-28 типом шасси, катками и экспериментальной торсионной подвеской, вместо пружинной. Потом этот тип подвески (торсионы) применялись на тяжелых танках «КВ», «ИС». Затем Кошкина переводят в Харьков, в КБ лёгких танков, и видимо с перспективой начала работ по конструированию именно «средних», но на базе лёгкого «БТ». Ему пришлось, выполняя заказ армии, делая лёгкий колесно-гусеничный танк БТ-20 (А-20), добиться того, чтобы хотя бы на его базе сделать гусеничный вариант этой машины—А-20Г, и довести её до того самого Т-34. Рожденный из чертежей лёгкого танка, Т-34 имел проблемы с «теснотой» в танке и прочие недостатки. Также от лёгкого «БТ» Кошкину досталась и шасси (на некоторые Т-34 даже ставили катки от танка «БТ», хотя они были уже необходимых расчетных) и пружинная подвеска. Практически параллельно с «созданием и модернизацией» Т-34, Кошкин проектировал и другой средний танк, Т-34М, имевший другие катки шасси, аналогичные каткам от тяжелых «КВ», с торсионной подвеской, а не пружинной (пример «универсализации» танкового производства, что потом вовсю применяли немцы в производстве своих танков во время Войны), более просторную шестигранную башню с командирской башенкой (её потом поставили на Т-34 в 42-м году). Этот танк даже утвердил Комитет обороны в январе 1941 года. В мае 41-го уже изготовили на Мариупольском металлургическом заводе полсотни этих башен, изготовили первые бронекорпуса, катки, торсионную подвеску (на Т-34 так и осталась «подвеска от БТ»). Но двигатель для него так и не сделали. А начавшаяся война поставила крест на этой модели. Хоть Кошкинское КБ и занималось интенсивной разработкой нового, «родного» танка Т-34М, более «лучшего», но начавшаяся Война потребовала наращивания уже поставленных на конвейер машин, тех, какие есть. А потом всю войну шла постоянная переделка и улучшение Т-34. Её модернизацией занимались на каждом заводе, где собирали Т-34, постоянно добиваясь снижения себестоимости танка. Но всё равно упор делался, прежде всего, на наращивание количества выпускаемых танков и бросание их в бой, особенно осенью-зимой 41-го. «Комфортом» занялись позже.

Что получилось

Начало серийного производства Т-34 явилось завершающим этапом трёхлетней работы советских танкостроителей по созданию принципиально новой боевой машины. На 1941 г. T-34 превосходил любой танк, состоявший на вооружении германской армии. Немцы в ответ на появление Т-34 разработали «Пантеру», но кроме того применяли, где могли, трофейные Т-34. Среди нескольких модификаций Т-34 был огнеметный танк с установкой огнемета в корпусе вместо лобового пулемета. В 1940—1945 годах постоянно наращивался объем выпуска «тридцатьчетвёрок», при этом сокращались трудозатраты и стоимость. Так, за время войны трудоёмкость изготовления одного танка сократилась в 2,4 раза (в том числе бронекорпуса — в 5 раз, дизеля — в 2,5 раза), а стоимость — почти вдвое (с 270 000 руб. в 1941 г. до 142 000 руб. в 1945 г.). Т-34 выпускались тысячами – количество Т-34 всех модификаций, построенных в 1940—1945 гг., превышает 40 000.

Тридцатьчетверка", безусловно, превосходила в начале войны все танки противника по вооружению, защищенности и маневренности. Но и у нее были недостатки. "Детские болезни" сказывались в быстром выходе из строя бортовых фрикционов. Обзорность из танка и комфорт в работе экипажа оставляли желать лучшего. Лишь часть машин оснащалась радиостанцией. Надгусеничные полки и прямоугольные отверстия в корме башни (на машинах первых выпусков) оказались уязвимыми. Наличие лобового пулемета и люка водителя ослабляли стойкость лобового броневого листа. И хотя форма корпуса Т-34 явилась объектом подражания для конструкторов на многие годы, уже у наследника "тридцатьчетверки "– танка Т-44 упомянутые недостатки были устранены.

Боевое применение

Первые Т-34 стали поступать в войска в конце осени 1940 года.[59] К 22 июня 1941 было выпущено 1066 танков Т-34[4], в приграничных военных округах в составе механизированных корпусов (мк) насчитывалось 967 Т-34 (в том числе в Прибалтийском военном округе — 50 шт., в Западном Особом военном округе — 266 шт. и в Киевском Особом военном округе — 494 шт.). Удельный вес танков новых типов (Т-34, КВ и Т-40 (танк)) в войсках был невелик, основу танкового парка РККА перед войной составляли легкобронированные Т-26 и БТ. С первых же дней войны Т-34 приняли самое активное участие в боевых действиях. В ряде случаев Т-34 добивались успеха, но в целом их использование, как и танков других типов, в ходе приграничного сражения оказалось малоудачным — большинство танков было быстро потеряно, при этом наступление немецких войск остановить не удалось. Достаточно характерна судьба машин 15мк, имевшего на 22 июня 1941 года 72 Т-34 и 64 КВ[60]. За месяц боёв почти все танки мехкорпуса были потеряны. В качестве причин малой эффективности и высоких потерь Т-34 в этот период называется слабая освоенность новых танков личным составом, тактически неграмотное использование танков, дефицит бронебойных снарядов, конструктивные недостатки слабо отработанных в серийном производстве машин, недостаток ремонтно-эвакуационных средств и быстрое перемещение линии фронта, что заставляло бросать вышедшие из строя, но ремонтопригодные танки.

В боях лета 1941 года быстро выяснилась недостаточная эффективность против Т-34 наиболее массовых в то время в немецкой армии 37-мм противотанковых пушек Pak 35/36, а также немецких танковых пушек всех калибров. Однако вермахт обладал средствами, позволявшими успешно бороться с Т-34. В частности, для борьбы с ними в этот период привлекались 50-мм противотанковые пушки Pak 38, 47-мм противотанковые пушки Pak 181(f) и Pak 36(t), 88-мм зенитные пушки, 100-мм корпусные орудия и 105-мм гаубицы.

Существуют две причины того, почему Т-34 не стали оружием, решившим исход боев лета 1941 г. Первая – неверная тактика танкового боя у русских, практика распыления Т-34, применения их вместе с более легкими машинами или в качестве поддержки пехоты, вместо того чтобы, подобно немцам, наносить удары мощными бронированными кулаками, прорывать фронт противника и сеять хаос у него в тылу. Русские не усвоили основополагающего правила танковой войны, сформулированного Гудерианом в одной фразе: "Не распыляться – собирать все силы воедино". Вторая ошибка заключалась в технике ведения боя советских танкистов. У Т-34 имелось одно очень уязвимое место. В экипаже из четырех человек – водитель, стрелок, заряжающий и радист – не хватало пятого члена, командира. В Т-34 командир выполнял функции наводчика. Совмещение двух задач – обслуживание орудия и контроль за происходящим на поле боя – не способствовало ведению быстрого и результативного огня. Пока Т-34 выпускал один снаряд, немецкий Т-IV расходовал три. Таким образом, в бою это служило немцам компенсацией дальнобойности пушек Т-34, и, несмотря на прочную наклонную 45-мм броню, танкисты Панцерваффе поражали русские машины в траки гусениц и другие "слабые места". Кроме того, в каждой советской танковой части имелся только один радиопередатчик – в танке командира роты.

В результате русские танковые подразделения оказывались менее мобильными, чем немецкие. Тем не менее, Т-34 оставались грозным и внушавшим уважение вооружением на протяжении всей войны. Трудно даже представить, какие последствия могло повлечь за собой массированное применение Т-34 в первые недели войны. Какое впечатление производила тактика применения немцами своих танковых частей на советскую пехоту. К сожаленью в советской армии не было на тот момент достаточного опыта ведения боев крупными танковыми соединениями и достаточного количества Т-34.

Ситуация кардинальным образом изменилась уже в конце 1941 начале 1942. Количество Т-34 увеличивалось, а конструкция постоянно совершенствовалась. Тактика применения танков изменилась. Совместно с танковыми соединениями стали применяться артиллерия и авиация.

После упразднения разгромленных мехкорпусов, к концу лета 1941 года самой крупной танковой организационной единицей стала бригада. До осени 1941 года отправляемые на фронт с заводов Т-34 составляли относительно небольшой процент среди советских танков и не доставляли немцам особенно серьёзных проблем. Однако поскольку количество танков старых типов быстро сокращалось, доля Т-34 в составе советских танковых сил постепенно росла — так, к 16 октября 1941 года на Московском направлении из имевшихся 582 танков почти 42% (244 танка) составляли Т-34. Внезапное появление новых машин на фронте произвело большой эффект на немецких танкистов:

"…пока в начале октября 1941 года восточное Орла перед немецкой 4-й танковой дивизией не появились русские танки Т-34 и не показали нашим привыкшим к победам танкистам свое превосходство в вооружении, броне и маневренности. Танк Т-34 произвел сенсацию. Этот 26-тонный русский танк был вооружен 76,2-мм пушкой (калибр 41.5), снаряды которой пробивали броню немецких танков с 1,5 — 2 тыс. м, тогда как немецкие танки могли поражать русские с расстояния не более 500 м, да и то лишь в том случае, если снаряды попадали в бортовую и кормовую части танка Т-34."

С осени 1941 года Т-34 начали составлять для немецких войск серьёзную проблему, особенно показательны в этом отношении действия 4-й танковой бригады М. Е. Катукова против частей 4-й танковой дивизии вермахта под Мценском в октябре 1941 года. Если ещё в начале октября 1941 года Г. Гудериан в письме руководству танковых войск утверждал:

"…советский танк Т-34 является типичным примером отсталой большевистской технологии. Этот танк не может сравниться с лучшими образцами наших танков, изготовленных верными сынами рейха и неоднократно доказывавшими своё преимущество…"

то к концу того же месяца под впечатлением действий бригады Катукова его мнение о возможностях Т-34 существенно изменилось:

"Я составил доклад о данной ситуации, которая является для нас новой, и направил его в группу армий. Я в понятных терминах охарактеризовал явное преимущество Т-34 перед нашим Pz.IV и привёл соответствующие заключения, которые должны были повлиять на наше будущее танкостроение…"

После битвы за Москву, Т-34 становится основным танком РККА, с 1942 года их выпускается больше, чем всех остальных танков, вместе взятых. В 1942 году Т-34 принимают самое активное участие в боях по всей линии фронта, за исключением Ленинградского фронта и Кольского полуострова. Особенно значительной была роль этих танков в Сталинградской битве, что связано с близостью к району боевых действий Сталинградского тракторного завода, из цехов которого танки выходили прямо на фронт. Необходимо отметить, что с конца 1941 года немецкие войска начали получать новые, более эффективные средства противотанковой борьбы, в связи с чем в течение 1942 года Т-34 постепенно утрачивал положение относительной неуязвимости от штатных противотанковых средств вермахта. С конца 1941 года немецкие войска стали получать в значительных количествах подкалиберные и кумулятивные снаряды; с начала 1942 года производство 37-мм пушки Pak 35/36 было прекращено, а 50-мм пушки Pak 38 — существенно активизировано. С весны 1942 года немецкие войска начали получать мощные 75-мм противотанковые пушки Pak 40; впрочем, их производство разворачивалось довольно медленно. В войска стали поступать противотанковые пушки, созданные путём переделки трофейных орудий — Pak 36(r) и Pak 97/38, а также, в относительно небольшом количестве, мощные противотанковые пушки с коническим каналом ствола — 28/20-мм sPzB 41, 42-мм Pak 41 и 75-мм Pak 41. Усиливалось вооружение немецких танков и самоходных орудий — они получили длинноствольные 50-мм и 75-мм пушки с высокой бронепробиваемостью. Одновременно происходило постепенное усиление лобовой брони немецких танков и штурмовых орудий.


1943 год стал годом наиболее массового производства и использования танков Т-34 с 76-мм пушкой. Крупнейшим сражением этого периода стала Курская битва, в ходе которой советским танковым частям, основу которых составляли Т-34, совместно с другими родами войск удалось остановить немецкое наступление, понеся при этом крупные потери. Модернизированные немецкие танки и штурмовые орудия, имевшие усиленную до 70—80 мм лобовую броню, стали малоуязвимы для пушки Т-34, при этом их артиллерийское вооружение позволяло уверенно поражать советские танки. Появление мощно вооружённых и хорошо бронированных тяжёлых танков «Тигр» и «Пантера» дополняло эту довольно безрадостную картину. Настоятельно встал вопрос об усилении вооружения и бронирования танка, что привело к созданию модификации Т-34-85.

В 1944 году Т-34 с 76-мм пушкой продолжал оставаться основным советским танком, но с середины года танк стал постепенно вытесняться Т-34-85. В составе советских танковых частей Т-34 приняли участие в крупных наступательных операциях, закончившихся разгромом большого количества немецких частей и освобождением значительных территорий. Несмотря на отставание перед немецкими танками в вооружении и бронировании, Т-34 действовали вполне успешно — советское военное руководство, создав значительный численный перевес и захватив стратегическую инициативу, могло выбирать направления ударов и, взломав оборону противника, вводить танковые части в прорыв, проводя масштабные операции на окружение. Немецкие танковые части в лучшем случае успевали парировать намечавшийся кризис, в худшем — были вынуждены быстро отступать из намечавших «котлов», бросая неисправную либо просто оставшуюся без горючего технику. Советское военное руководство стремилось по возможности избегать танковых сражений, предоставляя борьбу с немецкими танками противотанковой артиллерии и авиации.

Значительно выросшая к началу 1945 года техническая надёжность Т-34 позволяла командованию проводить серии быстрых и глубоких операций с их участием. В начале 1945 года штаб 1-й гвардейской танковой армии отметил, что Т-34 перекрывали гарантийные сроки эксплуатации в 1,5—2 раза и имели практический ресурс до 350—400 моточасов.

К началу 1945 года Т-34 с 76-мм пушкой было в войсках уже относительно немного, нишу основного советского танка прочно заняли Т-34-85. Тем не менее, оставшиеся машины, в частности, в виде сапёрных танков-тральщиков, приняли активное участие в сражениях завершающего года войны, в том числе и в Берлинской операции. Некоторое количество этих танков приняло участие в разгроме японской Квантунской армии.

Вообще-то танк нужен для борьбы, прежде всего с живой силой и укреплениями противника и тут нужен более мощный ОФ снаряд. Боекомплект (б.к.) Т-34 состоял из 100 выстрелов и 75 из них были с осколочно-фугасным снарядом. Конечно, сами танкисты, по ходу дела брали в танк то, что им больше пригодится. Но в любом случае не одни бронебойные снаряды. Когда «Тигр, или «Пантера» достаёт Т-34 за 1,5—2 км, да с хорошей оптикой, да с комфортом и плавным ходом—это здорово. Вот только война не ведётся на открытых полигонах. Случаи поражения наших танков на таком расстоянии были настолько единичны, что не влияли даже на «бои местного значения». Чаще танкисты всё же жгли друг друга в упор, да из засад. И тут важней другие качества танка, например маневренность, что зависит от массы танка. До сих пор наши танки, правнуки Т-34, при всех равных с «американцами» и «немцами» характеристиках, имеют меньший вес.

Даже 122 мм пушка раздельно-гильзового заряжания у ИС-2, уступая в скорострельности «тигриной», решала задачи не только борьбы с бронетехникой немцев. ИС-2 и называли –танк прорыва. А тому же «Тигру» как раз ставились задачи по истреблению нашей бронетехники, лучше издалека, лучше из засад и обязательно под прикрытием своих средних танков. Если армия побеждает, то ей требуются танки прорыва с преобладанием в б.к. ОФ снарядов. Если отступает, то нужны танки-истребители. При этом немцы делали упор на «супертанки» штучного производства, «Тигров» и «Пантер» наштамповали за всю Войну всего около 7000 штук. Сталин же сделал упор на массовый выпуск Т-34 и ЗИС-3. У «резунов» такая «массовость» породила бредовые мысли о том, что немцев победили числом, а не умением, как А.В. Суворов «завещал». Ну и нехай болтают убогие и слабоумные о том, в чём не разбираются.

Победу в Войне приносят не личные счета асов, а организация выполнения боевой задачи. И Война «сама определяет» лучшее оружие—то, которое победило.

Описание конструкции

Серийные модификации:

  • Средний танк Т-34/76 обр. 1940 г. - танки Т-34/76, выпускавшиеся в 1940 году, имели боевую массу 26,8 т и были вооружены 76-мм пушкой Л-11 образца 1939 г.;
  • Средний танк Т-34/76 обр. 1941/42 г. - с пушкой Ф-32/Ф-34;
  • Средний танк Т-34-76 обр. 1942 г. - с литой башней;
  • Средний танк Т-34-76 обр. 1942/43 г. - на танках была введена пятискоростная коробка передач, вместо четырехскоростной, была установлена более мощная радиостанция 9-Р вместо 71-ТК-3, появилась командирская башенка, а сама башня стала шестигранной.

Короткая сводка о количестве выпущенных Т-34:

  • За 1940 г. - 110 штук;
  • За 1941 г. - 2996 штук;
  • За 1942 г. - 1252 штук;
  • За 1943 г. - 15821 штук;
  • За 1944 г. - 14648 штук;
  • За 1945 г. - 12551 штук;
  • За 1946 г. - 2707 штук.

Т-34 имеет классическую компоновку. Экипаж танка состоит из четырёх человек — механика-водителя и стрелка-радиста, располагающихся в отделении управления и заряжающего с командиром, выполняющим также функции наводчика, которые находились в двухместной башне.

Каких-либо чётко выделенных модификаций линейного Т-34-76 не существовало. Тем не менее, в конструкции серийных машин имелись существенные отличия, вызванные различными условиями производства на каждом из производивших их заводов в определённые периоды времени, а также общим усовершенствованием танка. В исторической литературе эти отличия, как правило, группируются по заводу-производителю и периоду производства, порой с указанием на характерную особенность, если на заводе параллельно производились два или более типа машин. Впрочем, в войсках картина могла ещё более усложняться, поскольку из-за высокой ремонтопригодности Т-34, подбитые танки чаще всего вновь восстанавливались, и узлы повреждённых машин разных версий при этом зачастую собирали в целый танк в самых различных сочетаниях.

Броневой корпус и башня

Броневой корпус Т-34 — сварной, собиравшийся из катаных плит и листов гомогенной стали марки МЗ-2 (И8-С), толщиной 13, 16, 40 и 45 мм, после сборки подвергавшихся поверхностной закалке. Броневая защита танка противоснарядная, равнопрочная, выполненная с рациональными углами наклона. Лобовая часть состояла из сходящихся клином броневых плит толщиной 45 мм: верхней, расположенной под углом в 60° к вертикали и нижней, расположенной под углом в 53°. Между собой верхняя и нижняя лобовые бронеплиты соединялись при помощи балки. Борта корпуса в нижней своей части располагались вертикально и имели толщину в 45 мм. Верхняя часть бортов, в районе надгусеничных полок, состояла из 40-мм броневых плит, расположенных под углом в 40°. Кормовая часть собиралась из двух сходившихся клином 40-мм броневых плит: верхней, расположенной под углом в 47° и нижней, расположенной под углом в 45°. Крыша танка в районе моторно-трансмиссионного отделения собиралась из 16-мм броневых листов, а в районе подбашенной коробки имела толщину в 20 мм. Днище танка имело толщину 13 мм под моторно-трансмиссионным отделением и 16 мм в лобовой части, также небольшой участок кормовой оконечности днища состоял из 40-мм бронеплиты. Башня Т-34 — двухместная, близкой к шестигранной в плане формы, с кормовой нишей. В зависимости от завода-производителя и года выпуска, на танк могли устанавливаться башни различной конструкции. На Т-34 первых выпусков устанавливалась сварная башня из катаных плит и листов. Стенки башни выполнялись из 45-мм броневых плит, расположенных под углом в 30°, лоб башни представлял собой 45-мм, изогнутую в форме половины цилиндра, плиту с вырезами под установку орудия, пулемёта и прицела. Крыша башни состояла из 15-мм броневого листа, изогнутого под углом от 0° до 6° к горизонтали, днище кормовой ниши — горизонтальный 13-мм бронелист. Хотя другие типы башен также собирались при помощи сварки, именно башни первоначального типа известны в литературе под названием «сварных».

Огневая мощь

Устанавливавшиеся на Т-34 76,2-мм пушки Л-11 и Ф-34 обеспечивали ему в 1940—1941 годах значительное превосходство в мощности орудия над всеми серийными образцами зарубежной бронетехники за счёт сбалансированного сочетания сравнительно высокого действия как против бронированных, так и против небронированных целей. Бронепробиваемость Ф-34 значительно уступала KwK 40, и довольно прилично американскому 75-мм орудию М-3, однако в 1941—1942 годах её возможностей с лихвой хватало для поражения германских танков и штурмовых орудий, толщина брони которых в тот период не превышала 50—70 мм. Так, по данным секретного отчёта НИИ-48 от 1942 года, лобовая броня германских танков уверенно пробивалась 76,2-мм снарядами практически на любых дистанциях, в том числе в пределах курсовых углов ±45°. Лишь средняя лобовая бронеплита толщиной 50 мм, расположенная под наклоном в 52° к вертикали, пробивалась только с дистанции до 800 м. В течении войны конструкция танка постоянно модернизировалась, в месте с ней на танк устанавливались другие более новые и эффективные орудия.

Защищённость

Уровень бронезащиты Т-34 обеспечивал ему летом 1941 года надёжную защиту от всех штатных противотанковых средств вермахта. 37-мм противотанковые пушки Pak 35/36, составлявшие подавляющее большинство противотанковых орудий вермахта, имели какие-либо шансы пробить лобовую броню лишь при попадании в ослабленные места. Борта Т-34 37-мм калиберными снарядами поражались лишь в вертикальной нижней части и на малых дистанциях, причём не давая гарантированного заброневого действия. Более эффективными оказались подкалиберные снаряды, способные сравнительно эффективно пробивать нижнюю часть борта и борта башни, однако реальная дальность стрельбы ими не превышала 300 м, а их заброневое действие было низким — зачастую сердечник из карбида вольфрама после пробития брони рассыпался в песок, не причиняя вреда экипажу. Малоэффективной против лобовой брони Т-34 оказалась и 50-мм пушка KwK 38 с длиной ствола 42 калибра, устанавливавшаяся на танках PzKpfw III Ausf.F — Ausf.J. Короткоствольные 75-мм пушки KwK 37, устанавливавшиеся на ранних модификациях PzKpfw IV и StuG III, были ещё менее эффективны, и бронебойным снарядом, за исключением попаданий в ослабленные зоны, могли поражать лишь нижнюю часть бортов на дистанциях менее 100 метров. Однако ситуацию сильно сглаживало наличие в её боекомплекте кумулятивного снаряда — хотя последний срабатывал лишь при сравнительно небольших углах встречи с бронёй и против лобовой защиты Т-34 также был малоэффективен, но большая часть танка поражалась им легко. Первым же действительно эффективным средством борьбы с Т-34 стала 75-мм противотанковая пушка Pak 40, появившаяся в войсках в сколько-нибудь заметных количествах к весне 1942 года и 75-мм танковая пушка KwK 40 с длиной ствола 43 калибра, устанавливавшаяся на танках PzKpfw IV и штурмовых орудиях StuG.III с лета того же года. Калиберный бронебойный снаряд KwK 40 при курсовом угле 0° поражал лобовую броню корпуса Т-34 с дистанции в 1000 м и менее, тогда как лоб башни в районе маски орудия поражался уже с 1 км и более. При этом броня высокой твёрдости, применявшаяся на Т-34, была склонна к образованию сколов с внутренней стороны даже при рикошете снаряда. Так, длинноствольные 75-мм орудия образовывали опасные осколки при попадании на дистанциях до 2 км, а 88-мм — уже до 3 км. Однако в течение 1942 года длинноствольных 75-мм орудий было выпущено сравнительно мало, и основную массу доступных вермахту противотанковых средств по-прежнему составляли 37-мм и 50-мм пушки. 50-мм же орудиям на нормальных дистанциях боя летом 1942 года для выведения Т-34 из строя требовалось в среднем 5 попаданий остродефицитными подкалиберными снарядами.

По воспоминаниям одного из создателей танка — А. А. Морозова: «Танк Т-34 хорош не столько своими боевыми качествами, сколько предельной простотой в производстве, эксплуатации и ремонте, надёжностью, низкой стоимостью и возможностью массового производства на любом машиностроительном заводе.

Эти ценные качества были достигнуты в результате настойчивой борьбы конструкторов и технологов за минимальную массу и трудоёмкость каждой детали танка, в стремлении везде и во всём разумно экономить, добиваясь предельной простоты, дешевизны и надёжности.

Таким образом, к началу войны нам удалось создать и поставить на серийное производство новый средний танк, превосходящий по боевым свойствам и приспособленности к массовому производству средние танки фашистской Германии, который стал не только любимым танкистами грозным оружием, но и образцом простой и надёжной боевой машины».

Через несколько деситялетий двигатель Т-34 послужил прототипом для создания двигателя В-45 на экспериментальный вариант основного танка Т-64А, прототипа Т-72, а его модификация В-46 использовалась в танке Т-72 "Урал".

Фотографии и рисунки

Источники информации