Форум геймеров и читеров 4cheaT
Реклама:

Gneisenau (1936) в World of Tanks (WoT)

Поделиться с друзьями:

Gneisenau (1936)

Новые темы на Форуме World of Tanks
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
а "мир танков", "мир кораблей" и варфэйс же лучшие... frdhds Вопросы по игре World of Tanks 2 2016-12-11 03:07
Всей державой бабло на противотанковый забор собир... Denislam Вопросы по игре World of Tanks 4 2016-12-11 05:09
куплю Tom Рынок World of Tanks 0 2016-12-11 01:18
продам Tom Рынок World of Tanks 0 2016-12-11 01:00
Потянет кс го, танки, доту Проц core 2 duo E7500 В... lexa682002 Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-11 00:16
Новые призеры Танковых асов rudicon Общение танкистов 2 2016-12-11 00:22
Как отключить режим "В самолете" в Виндовс 10 ? Gomerchick Вопросы о World of Warplanes 5 2016-12-07 21:27
Ошибка при запуске World of Warships alex44 Вопросы о World of Warships 0 2016-12-03 12:57
Перейти к: навигация, поиск

Эта статья редактируется участником XakoH в рамках акции «ЗБТ за статью». Просьба воздержаться от правок.

Gneisenau

«Гнайзенау».jpg
Исторические данные
14 февраля 1934 г. Заложен
8 декабря 1936 г. Спущен на воду
21 мая 1938 г. Сдан
2 февраля 1943 г. Выведен из боевого состава
28 марта 1945 г. Гибель
Общие данные
31 632 / 37 902т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
234.9 / 30.0 / 9.7м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
ЭУ
Экипаж
1 669чел. Общая численность
56чел. Офицеры
1613чел. Матросы
Бронирование
350-170/45мм. Пояс/борт
50-95мм. Палуба
200-350мм. Барбеты
360/180/350/180мм. Башни ГК
(лоб/бок/тыл/крыша)
220-350мм. Боевая рубка
70мм. Румпельное отделение
Вооружение
Однотипные корабли
Линкор_«Гнайзенау».jpeg
Gneisenau (рус. «Гнайзенау»[1]) — немецкий линкор периода Второй мировой войны. Входил в состав ВМС Германии и принимал активное участие в операциях кригсмарине. Являлся вторым кораблем серии. В ходе военных действий использовался преимущественно как рейдер, совместно с однотипным кораблем «Шарнхорст». В результате авианалета 27 февраля 1942 года получил пробитие авиабомбой, из-за чего сдетонировал боезапас А-башни главного калибра. Согласно директиве от 2 февраля 1943 года выведен из состава флота и стал использоваться как блокшив. Был затоплен в Гдыне 28 марта 1945 года во время наступления на город Советской Армии чтобы загородить фарватер.


История создания

После проигрыша в Первой мировой войне и заключения Версальского договора Германия лишилась права строить боевые корабли водоизмещением более 10 000 т., а личный состав флота сильно ограничивался. В ходе долгих и сложных дебатов было решено, что флоту дадут построить несколько кораблей, но с полным соблюдением Версальских соглашений. Это привело к появлению тяжелых крейсеров типа «Deutschland», названных позже за совокупность своих характеристик «карманными линкорами». Однако, уже к 1930 году кораблестроительные программы будущих стран Союзников заставили немецкое правительство перейти к проектированию и строительству кораблей, выходивших за рамки Версальского договора.

Линкоры данного типа изначально проектировались под задачу противостояния французким линкорам типа «Дюнкерк», отсюда сразу было решено оснастить будущий корабль 320-мм броневым поясом, который смог бы выдерживать попадания 330-мм бронебойных снарядов с дистанций выше 18 км, а так же толстую бронепалубу, которая бы выдерживала эти снаряды с дистанций более 25 км. Такая бронезащита вызывала перегруженность корабля, который совершенно не вписывался в изначальные 16 000 т., из-за чего начались жаркие дебаты по поводу его бронирования и размещения и типов орудий. В итоге к 1935 году пришли к новым требования для кораблей данного класса:

  • тоннаж 26 000 т.;
  • крейсерскую скорость 28 узлов;
  • защиту цитадели от 330-мм орудий с дистанций 15-20 км;
  • противоосколочную защиту оконечностей;
  • три башни главного калибра;
  • четыре двухорудийных 150-мм башни при отсутствии ТА.
Тогда же заложили возможность замены 283-мм орудий главного калибра на спаренные 330-мм или 380-мм калибра.
Линкор «Гнейзенау» на стапеле перед спуском, весна 1936 года.
Для достижения такой высокой скорости использовали СЭУ из турбин и высокотемпературных котлов.

После постройки самих кораблей выяснилось, что водоизмещение будет гораздо больше проектного, и это вызывало существенные проблемы: броневая палуба ушла под ватерлинию, уменьшилась высота надводного борта. В результате было решено увеличить стандартное водоизмещение до 31 500 т. Работы надо проектом закончились в мае 1935 года, одновременно с успешными испытаниями 283-мм орудий.

Описание конструкции

Корпус

«Гнейзенау» в 1942 году.

Основным материалом для корпуса, как и на тяжелых крейсерах типа «Deutschland» являлась сталь марки ST 52, а для элементов толщиной менее 4 мм, которые требовалось изгибать под большими углами, использовали марку ST 42. Форма корпуса осталась стандартной — продолговатая конструкция. Главный киль был выполнен водонепроницаемым, имелось по 6 стрингеров с каждого борта и скуловые кили. Весь корпус делился на 21 водонепроницаемый отсек.

В ходе строительства широко применялась сварка, корабли практически целиком делались сварными, за исключением мест соединения ПТП со скосами нижней броневой палубы. Линкоры данной серии имели носовые бульбы, снижавшие волновое сопротивление на больших скоростях, чему способствовали острая форма и общая длина корпуса. Заметной особенностью корпуса кораблей этого типа были:

Якоря располагались традиционно — в клюзах:2 с левого борта, 1 с правого борта. Запасной якорь хранился на корме по левому борту. Серьезной проблемой, как выяснилось в ходе эксплуатации корабля, оказалась малая высота надводного борта, по проекту имевшая меньшие показатели по сравнению с зарубежными кораблями, которая была дополнительно уменьшена за счет различного
Форштевень «Гнейзенау» после реконструкции, 1939 г.
дополнительного оборудования, вес многих установок оказался больше ожидаемого. Из-за сбалансированного веса по длине корабля появился 0,8-метровый дифферент на нос при полной нагрузке, из-за чего приходилось в первые сутки похода тратить топливо из носовых цистерн чтобы удалить дефект корпуса, также, вследствие перекатывания волны через полубак, возникали проблемы с полноценным функционированием А-башни главного калибра.

Ходовые испытания «Гнейзенау» на высокой скорости показали, что при прямой форштевне образуется огромная носовая волна, которую корабль толкает перед собой. Корабль имел необычную форму корпуса в подводной части — вместо плавного перехода борта в плоское или килеватое днище, последнее в средней части имело сходящую на нет в оконечностях горизонтальную плоскость с гранями в месте перехода к борту. Такое днище значительно облегчило постройку, а при повреждения ускоряло докование и ремонт. Сложные обводы с двойной кривизной не позволили применить такую форму в кормовой части, где выходили гребные валы и располагались винты.

Бронирование

Немецкий флот на капитальных кораблях имел отличную броню, прагматичное разделение на отсеки и хорошую противоторпедную защиту. Главным требованием для кораблей данной серии было выдерживать попадания снарядов линкоров типа
Схема бронирования линкора «Гнайзенау»
«Дюнкерк» на дистанции 20 и выше километров. Конструкторы применили такое расположение броневых листов и переборок, что снаряд, пробивший броню борта, должен был встретить на пути бронепалубу. Это создавало вероятность взрыва погребов при попадании снаряда с очень большой дистанции или при пробитии палубы авиабомбой.

Немецкая система броневой защиты строилась на сложных таблицах в координатах «дистанция — угол цели» для орудий потенциального противника, на основе которых командиры германских линкоров и крейсеров могли выбирать наименее рискованные дистанции боя. Общий вес брони составлял 14 245 т, из которых:

  • 6580 т приходилось на закаленную сталь типа КС — пояс, траверзы, барбеты и башни ГК, боевая рубка.
  • 7665 т приходилось на гомогенную сталь типа Wh.

Противоторпедное бронирование

В целом противоторпедное бронирование проектировалось для противостояния с британскими ВМC, требовалось, чтобы корабль выдерживал контактный взрыв заряда в 250 кг тринитротолуола на глубине в половину проектной осадки. Конструкция ПТЗ разрабатывалась на основе полномасштабных испытаний с различными секциями, вырезанными из корпуса старого броненосца «Пройссен». Испытания показали, что сварные соединения лучше выдержали взрыв 250-кг заряда, чем клепаная броня, а получаемые при этом повреждения было легче ремонтировать. Однако, конструкторы решили крепить противоторпедную переборку с помощью клепки, так как верфи не могли гарантировать хорошего качества сварного шва на всех стыках.

ПТЗ имела легкое бронирование по наружной обшивке корпуса, толщина под главным поясом менялась в пределах 12-16 мм. Эта часть ПТЗ устанавливалась для возможной детонации боеголовки торпеды. За этим слоем находилось большое пустое пространство, и оно действовало как расширительная камера для освобождавшихся при взрыве газов, что значительно сбрасывало бы их давление и энергию. Далее внутри корпуса проходили нефтяные цистерны, поглощавшие остаток энергии взрыва за счет рассеивания или разрушения 8-мм стенок, подкрепленных продольными элементами жесткости и шпангоутами. Часть энергии должна была поглощаться за счет пластических и упругих деформаций 45-мм противоторпедной переборки, за которой, где возможно, на протяжении цитадели имелись пустые отсеки, воспринимавшие возможные течи через нее. Общая толщина переборок на протяжении цитадели составляла 53 мм. Глубина ПТЗ на середине осадки у миделя достигала 4,5 м, у башен «Антон», «Бруно» и «Цезарь» — соответственно 2,58, 3,35 и 3,74 м.

В целом ПТЗ повторяла защиту броненосных кораблей, только главный пояс был дальше от центра корабля и шел вертикально. От наружных булей отказались в пользу системы внутренних переборок. В средней части корпуса ПТЗ была вполне эффективной, но к концам цитадели, где корпус сужался, ее сопротивляемость падала до 200 кг ТНТ. Структура корпуса в районе кормовой башни оказалась очень сложной из-за острых обводов и прохода бортовых гребных валов через ПТЗ. Коридоры гребных валов при этом использовались как часть подводной защиты.

Из-за больших габаритов главных механизмов система ПТЗ оказалась слишком узкой. Корабли типа «Шарнхорст» проектировались для скорости свыше 30 узлов с ограничением по ширине в 30 м, но только с увеличением ширины и водоизмещения можно было обеспечить лучшую ПТЗ в районе башен главного калибра. В результате система ПТЗ на этих кораблях оказалась далекой от желаемой.

Вооружение

Главный калибр

Главный калибр линкоров — 283 мм орудия модели SKC/34 с длиной ствола 54,5
28-см снаряды в погребе линкора «Гнайзенау»
калибра — являлись улучшенной версией орудий 15 cm SKC/28, разработанных для «карманных линкоров» типа «Deutschland». Последнее позволило значительно сократить время постройки кораблей. Изначально во время проектирования планировалось вооружить корабли 380 мм орудиями, однако, в связи с политической обстановкой, решено было остаться (в рамках Версальского договора) с максимально разрешенными 283 мм, с возможностью последующей модернизации.

Орудия имели хорошую скорострельность для такого калибра — выстрел каждые 17 секунд, также скорострельности способствовала высокая скорость вертикальной наводки, достигавшая 8°/с. ВМС использовали три типа снарядов: бронебойные, полубронебойные, фугасные. Баллистические качества 283-мм орудий делали их эффективными против новых французских линейных крейсеров типа «Дюнкерк» на нормальных боевых дистанциях. Боезапас состоял из 1350 главных, такого же количества вспомогательных зарядов и по 450 стандартных снарядов трех указанных типов.

Противоминная артиллерия

Башня со сдвоенными орудиями 15 cm/55 SKC/28
Противоминная артиллерия представлена 12 орудиями 15 cm/55 SKC/28, этот калибр был стандартным для крупных германских кораблей с начала века. Выбор остановился на этих орудиях, так как уже имелись башни со смонтированными орудиями для Тяжелых крейсеров типа «Deutschland», а также концерн «Рейнметалл-Борзиг» разработала проект новой двухорудийной 150-мм башни.

Одноорудийные установки типа MPL35 (угол возвышения +35°, угол снижения −10°), стоявшие по бокам от трубы близко друг к другу, имели 25-мм противоосколочные щиты и общую подачу боезапаса для каждой пары одного борта. Более надежную защиту обеспечить не удавалось из-за недостатка веса и снижения скорости горизонтальной наводки. Польза от этих установок была сомнительной — в последнем бою «Шарнхорста» они вышли из строя в первую очередь.

Четыре двухорудийные башни модели LC/34 (или С/34, угол возвышения +40°, снижения −10°), расположенные по краям от одноорудийных установок, давали последним дополнительное прикрытие с острых курсовых углов. Башни имели силовые приводы наводки, их прислуга защищалась более мощной броней, да и подача боезапаса была лучше. С учетом брони и оборудования вес вращающейся структуры составил около 126т.

Главной задачей противоминной артиллерии было открывать огонь по быстродвижущимся целям типа крейсеров и эсминцев, их боевая скорострельность в 6-8 выстрелов в минуту отлично решала эти задачи. Боезапас состоял из:

  • 800 полубронебойных снарядов весом 45,3 кг.
  • 800 фугасных снарядов весом 45,6 кг.
  • 240 осветительных снарядов.

Зенитная артиллерия

На фоне башни со сдвоенными орудиями 15 cm/55 SKC/28 видна спарка зенитных орудий 10.5 cm/65 SKC/33
Зенитная артиллерия дальнего боя была представлены четырнадцатью орудиями 10.5 cm/65 SKC/33. Они расплалагались в двухорудийных установках модели LC/33 на палубу выше, чем 150-мм орудия, с лучшим рассредоточением по надстройкам и хорошими углами обстрела. Орудия имели скорострельность 15-18 выстрелов в минуту и угол возвышения +80°/-8°, что позволяло не только противостоять нападениям ВВС, но и открывать огонь по кораблям малого тоннажа/торпедным кораблям, которые подошли близко к борту. Для уравновешивания и уменьшения силы отдачи пришлось сделать тяжелые ствола орудий — 9,3 т на пару. Защита состояла из 15-мм плит спереди, 10-мм с боков и 8-мм сверху и сзади. Орудийная люлька имела три оси вращения, что позволяло вести непрерывный огонь по авиации противника вне зависимости от направления корпуса корабля.

Боезапас орудий состоял из:

  • 6020 унитарных патронов массой 15,1 кг
  • 420 трассирующий снарядов массой 26,5 кг

Мелкокалиберное ПВО корабля

Турель со сдвоенными орудиями 3.7 cm/83 SKC/30
На корабле так же имелось множество мелкокалиберной артиллерии для отражения атак с воздуха. Основа базировалась на 16 3.7 cm/83 SKC/30 собранных в 8 турелей модели LC/30, они не были полностью автоматизированы и имели скорострельность около 80 выстр./мин. Как и 105-мм зенитная артиллерия, турели имели трехосевое вращение, что тоже позволяло вести непрерывный огонь по атакующей авиации вне зависимости от направления корпуса.

Боезапас всех установок насчитывал 32 000 унитарных патронов весом 2,1 кг.

По проекту корабли несли по 8 2,0 cm FlaK 30 на одиночных установках С/30 с ручным обслуживанием. Они располагались следующим образом:

  • 2 на спардеке по бокам башни «Бруно»;
  • 2 на верхней платформе носовой надстройки;
  • 4 на платформе трубы;
  • 2 на верхней палубе кормы поставили с началом войны;

Эти автоматы имели практическую скорострельность 120 выстр./мин., свободно качающийся ствол и стреляли обоймами по 20 патронов. В ходе войны число 20-мм автоматов на этих кораблях непрерывно увеличивалось, причем большая их часть появилась на борту во время пребывания в Бресте, «Гнейзенау» дополнительно получил 14 стволов, смонтированных в турели: 3х4, 2х1.

Торпедное вооружение

Изначально, в проекте решили отказаться от торпедных аппаратов, считая, что корабль будет вести боевые действия на расстояниях, превышающих действенный боевой радиус торпед. Однако, в конце марта 1941 года по предложению адмирала Лютьенса в Бресте были установлены 2 трехтрубных 533-мм торпедных аппарата, снятых с крейсера «Лейпциг», кроме прицелов на самих ТА никакого управления стрельбой не было. Это было продиктовано условиями боевых операций, которые проводили линкоры серии «Шарнхорст» — на потопление транспортов артиллерийским огнем требовалось большое количество времени и снарядов, а попадание торпедами с ближнего расстояния ускоряло процесс. На ТА не стояло никакой системы управления торпедной стрельбой, кроме прицелов на самих аппаратах, а обслуживание возлагалось на зенитчиков. Общее количество торпед — 14 шт.

Авиационное вооружение

Катапульта на надстройке линкора «Гнейзенау»
Серьезной проблемой германского флота являлось отсутствие авианосцев, из-за чего крупным кораблям приходилось нести свои гидросамолеты для разведки и корректировки огня. Изначально, когда «Гнейзенау» вошел в строй он имел небольшой ангар, однако в ходе модернизации в Бресте в 1941 году ангар был значительно расширен, катапульту установили внутри расширенного и удлиненного ангара, боковые стены которого получили двери. Один самолет Arado Ar 196 A-3 хранился на катапульте, а еще два — под ней.

Энергетическая установка

Главная энергетическая установка

Главный турбозубчатый агрегат линкора «Гнейзенау»
При проектировании долго решалось, какую ЭУ поставить на корабли. Было два варианта: дизеля и паровые турбины. Дизеля давали малый расход топлива и огромную дальность плавания, позволяя подолгу оставаться в море без дозаправок, но такая установка не могла быть поставлена на линкоры типа «Шарнхорст», так как было ограничено место под энергоустановку и требовалась высокая максимальная скорость свыше 30 узлов. Разработка таких дизелей надолго бы затянула разработку кораблей. Приказом адмирала Редера было решено рискнуть и поставить на корабли паротурбинную установку. В результате параметры пара на кораблях типа «Шарнхорст» — давление 58 атм. и температура 450°С — оказались намного выше, чем на всех их современниках, исключая «Бисмарк» и «Тирпиц». Пар вырабатывали 12 трехколлектроных котлов с перегревателем и экономайзером типа Бауэр-Вагнер производства фирмы «Дешимаг», а 3 турбоагрегата развивали мощность на валах 125 000 л.с. или при форсировке 160 000 л.с.

Вся энергетическая установка на этих кораблях оказалась легче и компактнее, чем дизельная равной мощности. Однако расход топлива был выше и для той же дальности плавания требовался больший его запас. Ограничения по водоизмещению и приоритет броневой защиты заставили отказаться от большой дальности плавания. Но и оставшийся запас топлива, и высокая скорость его использования создавали проблемы с остойчивостью. Поскольку немцы не любили компенсировать расход топлива в цистернах соленой забортной водой, не считая бортовых цистерн, входящих в ПТЗ, да и то в случаях крайней необходимости, следовало найти какой-то другой выход. Решили расположить бортовые топливные цистерны как можно выше, чтобы по мере расхода топлива остойчивость корабля повышалась.

Максимальная выходная мощность каждого турбоагрегата равнялась 53 360 л.с при 280 об/мин. на валах, то есть всего 160 080 л.с. Мощность всех турбин заднего хода составляла 39 000 л.с., а крейсерских по 12 000 л.с. На испытаниях «Гнейзенау» развил максимум скорости в 30,7 узла. Дальность плавания 19-узловым ходом (на 2 валах) при запасе топлива 5360 т оказалась 6200 миль вместо проектных 8200, на 15 узлах 9020 миль, а указанным полным ходом — 2900 миль.

Электрическая система корабля

Распределительный щит электростанции «Шарнхорста»
Из-за роста тоннажа корабля соразмерно с ним росли размеры механизмов подачи снарядов, количество помещений, приводы орудийных башен и пр. Все это привело к необходимости увеличивать мощность корабельной электросети. На «Гнейзенау» стояли генераторы суммарной мощностью 4520 кВт, включая 900 кВт резервных с дизельным приводом на случай боевых повреждений. Всего на корабле стояло:
  • 6 турбогенераторов с мощностью по 460 кВт;
  • 2 турбогенератора с мощностью по 430 кВт;
  • 2 дизель-генератора с мощностью по 300 кВт;
  • 2 дизель-генератора аварийной сети с мощностью по 150 кВт;

Нормальное напряжение сети корабля составляло 230 В постоянного тока, но имелась и сеть 110 В переменного тока.


Боевой путь

Первые месяцы войны

«Гнейзенау», осень 1939 г.
Первым командиром корабля назначили капитана цур зее Эриха Фёрсте. С момента ввода в строй и до самой войны корабль проходил испытания, проверки и обучения экипажа по эксплуатации судна. Плавания по Балтике и Северному морю в штормовую погоду показали, что высота борта в носу явно недостаточная. При первом же плановом ремонте на верфи зимой 1938—1939 годов носовую часть переделали, увеличив развал шпангоутов, наклон форштевня и его подъем кверху.

В июне 1939 года адмирал Редер послал «Гнейзенау» в плавание по Атлантике для артиллерийской практики. 3 сентября 1939г в 13.25 флот получил сигнал о начале военных действий против Англии, а уже на следующий день «Гнейзенау» вместе с еще не вполне готовым к боевым действиям «Шарнхорстом» на якорной стоянке в Брунсбюттеле (устье Эльбы) подвергся атаке 14 бомбардировщиков «Веллингтон» ВВС Британии, но без каких-либо повреждений. 9 октября «Гнейзенау» вместе с легким крейсером «Кельн» и девятью эсминцами вышел в море, чтобы отвлечь англо-французкие силы, занятые охотой за «Дойчландом» и «Адмиралом графом Шпее». Обнаруженное британской авиаразведкой, это соединение смогло дойти только до о. Утсир около южного побережья Норвегии, а затем вернулось в Киль.

21 ноября 1939 года «Гнейзенау» и «Шарнхорст» в сопровождении легких крейсеров «Лейпциг», «Кёльн» и трех эсминцев 21 ноября 1939 года вышли из Вильгельмсхафена для нанесения ударов по британским патрульным судам между Исландией и Фарерскими островами. Как только оба линкора прошли минные поля, легкие корабли вернулись в базу. Эта операция имела целью отвлечь корабли союзников из южной Атлантики, где они сжимали кольцо вокруг «Адмирала граф Шпее».В 16.07 23 ноября с «Шарнхорста» заметили вспомогательный крейсер «Равалпинди» — бывший лайнер компании Р&О, вооруженный восемью устаревшими 152-мм орудиями. В 17.03 «Шарнхорст» открыл огонь по практически беззащитному судну, а спустя восемь минут к нему присоединился «Гнейзенау». В 17.06 залп 283-мм снарядов попал в надстройку вспомогательного крейсера, убив капитана Э.Кеннеди и большинство офицеров. Среди горы обломков начались сильные пожары. Еще через 10 минут огонь германских кораблей превратил «Равалпинди» в пылающую развалину, медленно погружавшуюся в воду. «Шарнхорст» так же получил попадание 152-мм снаряда в корму. Имелись раненые и небольшие повреждения от осколков. Вице-адмирал Маршалл приказал «Шарнхорсту» подобрать уцелевших британских моряков. Однако, появившийся вскоре «Ньюкастл» заставил немцев прервать это занятие и под прикрытием дымовой завесы быстро покинуть поле боя. Они легли курсом на север, чтобы, дождавшись плохой погоды, вернуться в базу.

Англичане послали в погоню мощные силы из линкоров и линейных крейсеров («Худ», «Дюнкерк», «Нельсон», «Родней»), но рейдеры, пройдя проливом между Бергеном и Шетландскими островами, 27 ноября благополучно вернулись в Вильгельмсхафен. До конца зимы линкоры проводили ремонтные работы, артиллерийскую практику и переходы между базами Кригсмарине.

Операция «Везерюбунг»

7 апреля 1940 года «Гнейзенау», «Шарнхорст», «Адмирал Хиппер» и 14 эсминцев на 24-узловой скорости шли вдоль побережья Норвегии, направляясь к Тронхейму и Нарвику. Вторжение планировалось начать силами флота и армии одновременно с севера и юга (Осло). На борту «Хиппера» и эсминцев находились десантные войска, а линкоры осуществляли прикрытие высадки. Спустя пару часов немецкую эскадру, направлявшуюся к Нарвику и Тронхейму, атаковали 12 бомбардировщиков «Бленхейм» 107-й эскадрильи королевских ВВС. Идущие строем
Действия «Шарнхорнста» и «Гнейзенау» в норвежских водах в апреле 1940 г.
фронта оба линкора и тяжелый крейсер открыли зенитный огонь из всех стволов. Зенитный огонь был не эффективен, а британские бомбардировщики в свою очередь не добились попаданий по кораблям немецкой эскадры, но английские летчики сообщили о местонахождении противника, и в 20.15 флот метрополии вышел в море, предполагая, что немцы собираются мощными силами напасть на судоходство в северной Атлантике.

«Шарнхорст» и «Гнейзенау» заняли позицию к западу от Вест-фиорда. Низкая облачность, частый дождь и снежные заряды сильно ограничивали видимость, особенно в западном направлении, откуда и мог появиться неприятель. Корабли находились в 50 милях к западу от южной оконечности Лофотенских островов.

В 4.30 9 апреля радар на «Гнейзенау» обнаружил крупную цель в 25 км по корме и на кораблях объявили боевую тревогу. Радары «Шарнхорста» все еще не давали контакта, а дождь и низкая облачность ограничивали видимость. Около 5.00 штурман «Шарнхорста» в зеркале секстана обнаружил вспышку от огня тяжелых орудий, а спустя 5 минут сигнальщики увидели силуэт крупного корабля. Это был «Ринаун», который с дистанции 11
«Гнейзенау» в Киле, январь 1940 г. Впереди по курсу линкор «Шарнхорст»
800 м открыл огонь по «Гнейзенау» из 381-мм орудий. Немцы ответили минутой позже, а в 5.18 «Ринаун» перенес огонь на «Шарнхорст». Артиллерийская дуэль продолжалась до 6 часов, а затем, после 20-минутной паузы, до 7.15. В ходе дуэли «Гнейзенау» получил два 381-мм снаряда. Первый пробил башенку директора (КДП), второй снаряд повредил кормовую башню 283-мм орудий, С-башня ГК замолчала до конца боя.


Немцы уже определили, что «Ринаун» сопровождается восемью эсминцами, которые торпедами могли добить их корабли, если бы те получили повреждения или снизили скорость. Немецкие корабли на высокой скорости вышли из боя. Из-за штормовой погоды опять проявились проблемы низкого надводного борта, несмотря на сделанные модификации корпусов, брали носом огромные массы воды, которая каскадами проникала в главную палубу и развернутые з левый траверз носовые башни. Из-за попадания воды в электроцепи подъемника А-башни ГК возникло КЗ. «Ринаун» и его эсминцы бросились в погоню, ведя непрерывный огонь из орудий среднего калибра. Частые вспышки выстрелов с эсминцев заставили немцев предположить, что их преследует мощное соединение. Тем не менее, им удалось увеличить дистанцию и уйти сначала на север, а потом на запад — подальше в Северный Ледовитый океан, где они оставались несколько дней, прежде чем рискнули вернуться в Германию. 12 апреля линкоры в Северном море соединились с «Хиппером» и в 22.12 пришли в Вильгельмсхафен.

5 мая, при переходе на Балтику из Северного моря «Гнейзенау» в 11.45 подорвался на магнитной мине у устья р. Эльба. Силой взрыва броню пояса около кормовой башни вдавило внутрь, во многих местах разорвало листы обшивки. Водой затопило коридор левого гребного вала, несколько кладовых и соседних с ними пустых отсеков. Корабль получил крен на левый борт в полградуса и небольшой дифферент на корму. Кроме этого, повредило много мелких устройств, таких как оптические приборы целеуказания, все автоматические выключатели механизмов, подшипники ТЗА и пр. Прекрасная выучка экипажа позволила спустя всего 5 часов привести корабль в Киль и уже в 17.13 поставить в плавучий док, где шел ремонт до 21 мая, после чего он вышел на пробный поход по восточной Балтике.

Операция «Юно»

«Гнейзенау», «Шарнхорст», «Адмирал Хиппер» и четыре эсминца вышли 4 июня 1940 года для атаки морских сил противника у Харстада, Норвегия. Так как операция проводилась в тесном взаимодействии с Люфтваффе, то крыши башен на немецких кораблях окрасили в красный цвет. а первом этапе эскадру сопровождали два тральщика и два миноносца типа «Ягуар». 7 июня германские корабли встретились с танкером «Дитмаршен», чтобы «Хиппер» и эсминцы смогли пополнить запасы топлива. На следующий день в 5.55 «Хиппер» обнаружил и потопил британский эскортный траулер «Джупитер», а «Гнейзенау» огнем 150-мм орудий поджег танкер «Ойл Пайонир», который около 8.00 добили торпедой с эсминца. Для обнаружения конвоев с «Хиппера» и
«Шарнхорнст» ведет огонь главным калибром по авианосцу «Глориес», 8 июня 1940 г.
«Гнейзенау» поднялись гидросамолеты, и вскоре те донесли об обнаружении крейсера и торгового судна к югу от германского соединения, а пассажирского и госпитального судов — к северу. «Хиппер» и эсминцы послали на север, где они перехватили и потопили 19 500-тонное пассажирское судно «Орама», сумев также заглушить посылаемые им в эфир сигналы бедствия. Госпитальное судно «Атлантис» немцы не атаковали. После этих действий адмирал Маршалл решил отправить испытывавшие недостаток топлива эсминцы и «Хиппер» на заправку в Тронхейм, а сам с двумя линкорами отправился в район Харстада.


В 16.46 8 июня наблюдатель на фор-марсе «Шарнхорста» обнаружил дым по пеленгу 60° на дистанции около 40 км. Изначально, адмирал Маршалл решил осторожно подходить к цели, так как была вероятность, что это могли оказаться «Ринаун» или «Худ», но спустя 24 минуты его старший артиллерист фрегаттен-капитан Лёвиш доложил, что удерживает в прицеле авианосец типа «Арк Ройял». Фактически это был авианосец «Глориес» в сопровождении эсминцев «Акаста» и «Ардент», который эвакуировал из Норвегии 2 истребительных эскадрилий. По непонятной причине ни один из его самолетов собственной авиагруппы (в ангаре он имел 5 «Суордфишей», не считая морских «Си Гладиаторов») не был готов к старту. А без готовых ударных самолетов этот корабль был практически беззащитен, имея в бортовом залпе всего 8 120-мм пушек в дополнение к такому же их числу на двух эсминцах. Немцы сомкнули интервал, довели скорость до 29 узлов и, эффектно развернувшись еще на 8 румбов, бросились на пересечение курса противника.

При скорости 26 узлов немецкие линкоры готовились открыть огонь главным калибром по авианосцу, а вспомогательным по ближайшему эсминцу. Первый залп в 17.27 дал «Гнейзенау» — один из снарядов попал в котельное отделение № 1 «Ардента», который после получения повреждений, отчаянно зигзагируя, ставил дымовую завесу и открыл огонь из 120-мм орудий и торпедных аппаратов. В 17.32 был получен приказ открыть огонь орудиями ГК по авианосцу. С третьего залпа «Шарнхорст» добился попадания по авианосцу, в 17.38 в дистанции 24 175 м 283-мм снаряд пробил полетную палубу и взорвался в ангаре, вызвав сильные пожары. Легкие повреждения получили котлы авианосца, из-за чего временно упало давление в двух котлах. в 17.40 «Шарнхорст» снова открыл огонь из противоминной артиллерии по эсминцу «Ардент». В 17.56 в надстройку «Глориес» попал еще один 283-мм снаряд, который уничтожил мостик авианосца. После этого на немецких кораблях был отдан приказ прекратить огонь, так как авианосец скрылся за дымом от пожара на палубе.

Гибель «Глориеса», снимок с борта линкора «Шарнхорст», 8 июня 1940 г.
В 18.22, после продолжительного обстрела с ближней дистанции на дно пошел эсминец «Ардент». В это время «Гнейзенау» преследовал отступающий авианосец и эсминец «Акаста». С дистанции около 20 км линкор добился последнего — и решающего — попадания в котельное отделение авианосца. Его скорость критически упала и он стал простой мишенью для «Гнезенау». Все это время «Акаста» маневрировал неподалеку, уклоняясь от залпов артиллерии линкора и в 18.33 дал залп торпедами. «Гнейзенау» от них уклонился, но спустя 6 минут одну из торпед поймал в корму «Шарнхорст». Около 19.08 «Глориес» перевернулся и затонул, в 19.17 «Акаста» тоже пошел ко дну. Это сражение интересно с той стороны, что оно было первым в плане столкновения линкоров с авианосцем и единственным, в котором линкоры одержали победу. Боевая группа вернулась в Тронхейм в 00.00 9 июня. После этого «Гнейзенау»,
Сквозная пробоина в носовой части линкора «Гнейзенау» от взрыва торпеды с ПЛ «Клайд», 20 июня 1940 г.
«Адмирал Хиппер» и четыре эсминца, пополнив запасы с корабля снабжения «Алстертор», 10 июня снова вышли в море. После похода в северную часть Норвегии они убедились, что торговые караваны сильно охраняются, вернулись на базу.

20 июня «Гнейзенау» вместе с крейсером «Адмирал Хиппер» и четырьмя эсминцами вышел в Норвежское море и взял курс на Исландию. Это был обманный маневр для английского флота с целью отвлечь их и провести «Шарнхорнст» на ремонт на основную базу в Киле. В 40 милях к северо-западу от Хальтерна в условиях плохой видимости, британская подлодка «Клайд» выпустила по «Гнейзенау» полный носовой залп. Две торпеды прошли мимо, а третья пробила насквозь правый борт. Носовая часть корабля держалась на честном слове, однако боеспособность корабля и механизмы не пострадали, так что утром 21 июня он смог дойти до Тронхейма на 19 узлах. В Тронхейме рабочие ремонтного корабля «Хуаскаран» временно заделали пробоины на «Гнейзенау», наварив поверх металлические полосы для прочности, закончив работы 19 июля. Линкор перешел на верфи Киля 25-27 июля и встал на ремонт на 5 месяцев.

Операция «Берлин»

22 января «Гнейзенау» и «Шарнхорст» под командой адмирала Лютьенса вышли из Киля в Атлантику для выполнения операции «Берлин». Во время прохода проливами Каттегат и Скаггерак их обнаружила английская агентура в Дании, и Флот метрополии в ночь на 26 января вышел из Скапа-Флоу, чтобы блокировать проход Фареры-Исландия. Немецкие радары вовремя обнаружили прямо по курсу большое число кораблей (это были линкоры «Нельсон», «Родней»,
Атлантический рейд «Шарнхонста» и «Гнейзенау», январь-март 1941 г.
«Рипалс», 8 крейсеров и 11 эсминцев), и Лютьенс приказал изменить курс. На повороте немецкие корабли обнаружили легкий крейсер «Найяд». Он доложил командованию и следил за немецкой группой, пока та не скрылась за снежным зарядом.

После запланированной заправки линкоры вышли на оперативный простор 4 февраля, обойдя Исландию с севера. 6 февраля, произведя еще одну дозаправку корабли приступили к выполнению задания. В то время на Атлантике был сильнейший шторм (до 10 баллов), из-за чего кораблям пришлось сбросить скорость для сохранения корпуса и уменьшения дискомфорта экипажа. В 8.35 8 февраля была замечена первая цель — мачты конвоя НХ-106 и корабли приготовились к атаке, но, заметив в охранении конвоя линейный корабль «Рамиллиес», атака была отменена. В дальнейшем не происходило ничего вплоть до 22 февраля, когда в 500 милях к востоку от о. Ньюфаундленд обнаружили идущий на запад конвой транспортов в балласте. По итого стрельб двумя линкорами было потоплено 5 судов с суммарным тоннажем 25 874 т.

После этой охоты адмирал Лютьенс решил перевести корабли в юго-восточную часть северной Атлантики для избегания встречи с флотом Метрополии. После очередной дозаправки линкоры 6 марта встретили подлодку U-124, а на следующий день наблюдатель обнаружили конвой SI-67 и линейный корабль «Малайя». Чтобы избежать боя с линкором, Лютьенс решил выйти в хвост конвоя и навести на него подводные лодки. U-124 и U-105 за ночь 7-8 марта пустили на дно 6 судов на 28 488 т. Немецкие рейдеры были обнаружены гидросамолетом одного из кораблей эскорта и «Малайя» сблизился на 24 км, однако адмирал Лютьенс решил не входить в дуэль, уйти в другую часть Атлантики. При переходе к месту заправки 9 марта рейдеры потопили греческий пароход «Маритон» (6352 брт).

«Гнейзенау» входит в Брест после завершения операции «Берлин», 22 марта 1941 г. На мачтах видны вымпелы, означающие число потопленных судов противника.
Спустя 3 дня, линкоры, заправившись и пополнив боеприпасы с кораблей снабжения, двинулись вместе с ними на север, образовав поисковую линию шириной 120 миль. 15 марта они перехватили несколько танкеров, «Гнейзенау» потопил британский танкер «Симния» (6197 т) и три захватил в качетсве трофеев. «Шарнхорст» отправил на дно «Бритиш Стренгс» (7139 т.) и «Ателфоум» (6554 т.). В это время британский флот активно разыскивал немецкие рейдеры, выделив для этого значительные силы. В ночь на 16 марта линкоры под завесой ночи пристроились к британскому конвою и на рассвете открыли огонь. «Гнейзенау» потопил транспорты «Рио дорадо», «Эмпайр Индастри», «Гранли», «Майсон» и «Ройал Кроун». «Шарнхорст» потопил еще 4 судна суммарным тоннажем больше 21 тыс. тонн. Один из транспортов успел радировать о нападении, и в данный район полным ходом направились «Родней» и «Кинг Джордж V». Пока немецкие корабли перестреливались с кораблями конвоя, к ним успел подойти «Родней», и, заметив его, немецкие рейдеры быстро ретировались за завесу штормового дождя.

После очередной дозаправки с танкеров 18 марта и передачи 200 пленных адмирал Лютьенс приказал идти на базу в Брест, так как флот метрополии очень активно искал немецкие рейдеры и шансов на дальнейший успех атак на конвои было не много. 22 марта в 7.00 линкоры зашли в гавань Бреста.

«Брестская» группа

После атлантического рейда остаток года линкоры «Шарнхорст» и «Гнейзенау» провели на военной верфи Бреста, которая была частично восстановлена после захвата и укомплектована рабочими с военной верфи Вильгельмсхафена. После захода немецких кораблей в порт англичане, опасаясь их нового выхода в океан, приступили к регулярным налетам на Брест, используя специальные 227-кг бронебойные бомбы. В ходе бомбардировок с 27 марта по 7 мая самолеты метрополии сбросили на Брест 1013 т бомб и выставили 201 магнитную мину. В ходе налета 5 апреля одна 227-кг бомба упала в воду в 4 м от сухого дока, в котором стоял «Гнейзенау», но она не сдетонировала. После этого корабль сразу же вывели из дока и поставили на швартовую бочку в гавани.
Ремонт «Гнейзенау» в сухом доке № 9, Брест, апрель 1941 г.

Вечером 3 апреля одна бомба угодила в отель «Континенталь», где проживало большинство офицеров линкоров, точная цифра потерь не известна. Из-за технических проблем на «Шарнхорсте» оба корабля не смогли принять участие в операции с «Бисмарком», но английское командование не получало этой информации, из-за чего налеты на порт продолжались регулярно.

Окруженный противоторпедными сетями и молом «Гнейзенау» 6 апреля подвергся атаке четырех торпедоносцев «Бофорт». Один из самолетов обнаружил линкор и смог прорваться для пуска торпеды, после чего был сбит. Торпеда с 204 кг ТНТ попала в правый борт перед кормовой башней главного калибра, в результате взрыва корабль принял 3050 т воды, накренился на 2 градуса и осел кормой на 1,2 м. Наружная обшивка была повреждена на площади в 210 м2, в районе взрыва разрушило первую продольную переборку, броневую противоторпедную, тонкие продольные и поперечные переборки, деформировало внутреннее дно, верхнюю и среднюю платформы. Коридор правого вала разрушило на длине 36 м. Ослабли все набивочные сальники в неповрежденных кормовых переборках, что привело к обширным затопления соседних с коридором отсеках, из-за чего вышел из стоя
Замаскированный «Гнейзенау» в сухом доке, Брест, январь 1942 г.
и средний гребной вал. Серьезно оказались повреждены подшипники правого вала. Затопление вывело из строя некоторые вспомогательные механизмы, а также главные турбины в машинных отделениях № 1 и № 3. Соленая вода испортила большую часть электрического оборудования в районе повреждения, которое пришлось полностью заменить.


На момент атаки водяные и топливные цистерны были заполнены на 80 %. В зоне взрыва топливные цистерны оказались разрушены и смесь нефти с соленой забортной водой проникла в центральный посту управления, кормовой пост гирокомпаса и кормовой пост управления стрельбой; часть оборудования в них вышла из строя. Погреба кормовой башни затопило только водой, что значительно упростило ее откачку. От сотрясения дали сбой некоторые трансформаторы, артиллерийские телефоны, оптические приборы, гирокомпасы и другое электрооборудование. После частичного восстановления водонепроницаемости к кораблю подошел спасательный буксир, который мощными помпами помог взять затопления под контроль. «Гнейзенау» ввели в сухой док № 9 для ремонта.

Ночью 9-10 апреля 47 британских бомбардировщиков сбросили на верфь Бреста около 46 т бронебойных бомб. «Шарнхорст» опять избежал повреждений, но в «Гнейзенау» попало четыре бомбы — с правого борта у носовой надстройки. Одна бомба взорвалась на нижней бронепалубе, другая без взрыва поразила боевую рубку, третья пробила надстройку, верхнюю и батарейную палубы и взорвалась на нижней броневой, а четвертая пробила верхнюю палубу и, не сдетонировав, застряла в обломках после взрыва третьей бомбы. Всего на корабле погибло 72 человека, из 90 раненых 16 позже умерли.

Главную бронепалубу повредило незначительно. Внешнюю продольную переборку с правого борта около башни «Бруно» выпучило наружу с разрывом сварных швов. Осколками повредило некоторые броневые плиты барбета, другие покоробило от сотрясения. Частично затопило пост управления зенитным огнем и центральный пост автоматического управления. Взрыв бомбы в надстройке привел к большому числу раненых и убитых, а также вывел из строя множество электроцепей в носовой части корабля. Без электропитания остались гирокомпасы, сварочные трансформаторы, кубрики и лазареты в носовой части, серьезно повредило системы управления огнем и внутренней связи. Носовые отсеки заполнились густым токсичным газом, затруднявшим борьбу с огнем. Из предосторожности были затоплены погреба башни «Бруно». Когда на борт флагмана прибыл адмирал Лютьенс, объем восстановительных работ оценивался в 4 месяца, основную проблему которых составляла замена правого гребного вала. Исходя из этого было решено, что попутно будет проведена модернизация обоих линкоров, включавшая замену систем управления стрельбой и установку радаров, торпедных аппаратов и дополнительных 20-мм автоматов. В дальнейшем вплоть до своего ухода из Бреста «Гнейзенау» повреждений не получал, не смотря на старательные попытки королевских ВВС.

Операция «Церберус»

«Гнейзенау» во время проведения операции «Церберус»
После того, как Германия и Италия 11 декабря 1941 года объявили войну США, для надводных кораблей оставалось мало шансов на успешные действия в Атлантике. Кроме того, «Гнейзенау», «Шарнхорст» и присоединившийся к ним после гибели «Бисмарка» «Принц Ойген» имели большие перемены в личном составе и требовали времени на учения и тренировки, чтобы выйти в дальний поход по Атлантике. Для перехода в Норвегию через Датский пролив между Фарерами и Исландией всем трем кораблям требовалась дозаправка в море, а почти все немецкие корабли снабжения в Атлантике были уничтожены. Тогда командование флота, имя в виду возросшую эффективность радара и разведывательной авиации, предложило план вернуть все три тяжелых корабля через Ла-Манш — наиболее дерзкий и рискованный вариант. В ходе проработки плана бомбардировки Бреста все усиливались, британцы стали попадать в опасной близости от линкоров, что ускорило вступление плана в действие.


Около 23.00 11 февраля 1942 года немцы начали одну из самых дерзких операций Второй мировой войны. Выход «Шарнхорста», «Гнейзенау» и «Принца Ойгена» на два часа задержал воздушный налет на Брест, так что корабли вошли в Канал сразу после полуночи. Из Бреста эскадра вышла в сопровождении 3 эсминцев,
«Гнейзенау» в окружении эсминцев идет на прорыв. Фото с эскадренного миноносца Z-14 «Фридрих Инь», 12 февраля 1942 г.
в 6.30

около Шербура к ним присоединилась флотилия миноносцев. Все это время над кораблями было сильное авиационное прикрытие, тесное взаимодействие флота и авиации обеспечивалось генералом Галландом, командовавшим воздушным прикрытием, который на каждый корабль назначил для связи офицера Люфтваффе. В 13 часов эскадра без сопротивления прошла скалы Дувра. Спустя 34 минуты ее атаковали 6 торпедоносцев «Суордфиш» в сопровождении «Спитфайеров». Часть воздушного прикрытия связала истребители боем, а оставшаяся часть и ПВО эскадры сбило все 6 торпедоносцев.

В 14.31 в 30 м от левого борта «Шарнхорста» напротив башни «Бруно» взорвалась одна из магнитных мин, поставленных британскими самолетами на глубине 38 м несколькими днями ранее. Полученные повреждения временно вывели из строя все котлы на корабле из-за чего «Шарнхорст» с 4 миноносцами и неоднократно подвергался налетам британской авиации, но более повреждений не получил. Налетам подвергались и ушедшие вперед «Гнейзенау» и «Принц Ойген» и 5 эсминцев. В 14.45 5 двухмоторых истребителей-бомбардировщиков «Уирлвинд» попытались выйти на атаку, но были отогнаны воздушным прикрытием. В течение двух последующих часов истребителями и
Немецки корабли в Ла-Манше, 12 февраля 1942 г. Корабль, оставляющий шлейф дыма — «Шарнхорст», позади на горизонте виден «Гнейзенау»
зенитным огнем отбили еще несколько воздушных налетов. Всего в атаках на соединения участвовало 242 британских самолета.

В 16.17 пять британских эсминцев вышли в безрезультативную атаку на соединение «Гнейзенау» с дистанции 3700 м. Один из эсминцев — «Уорчестер» — сблизился на дистанцию 200 м, но пораженный 283-мм и 203-мм снарядами остановился, оказавшись в течение 10 минут под концентрированным огнем немецких кораблей. Из-за погодных условий ему удалось уцелеть, а эскадра ушла дальше. В 18.06 один из британских торпедоносцев прорвался сквозь зенитный огонь, но выпущенная им торпеда шла близко к поверхности, и «Гнейзенау» без труда уклонился от нее. Налеты не прекратились ночью, бомбардировщики «Веллингтон» продолжали атаку на цель в течение 30 минут, и отошли только после потери нескольких машин. В 19.55 на одной из мин, сброшенных несколькими днями ранее, около Тершеллинга подорвался «Гнейзенау». Взрыв пришелся перед кормовой башней по правому борту, в результате в корпусе образовалось несколько вмятин, некоторые сварные швы и листы обшивки дали трещины, произошла потеря мощности средней турбины. Также корабль небольшой крен и дифферент на корму, но они оказались незначительными. Через 30 минут корабль дал ход и на малой скорости под двумя турбинами продолжил движение. В 3.50 вместе с двумя эсминцами «Гнейзенау» стал на якорь в Гельголандской бухте.

В 8.00 13 февраля «Шарнхорст» прибыл в устье реки Яде, а днем корабль пришел в Вильгельмсхафен.

Гибель

«Генйзенау» в плавучем доке на верфи «Дойче Верке» в Киле, февраль 1942 г.
После прорыва через Ла-Манш «Гнейзенау» вместе с «Принцем Ойгеном» перешли в верфь в Киль. Вход в Кильский канал был блокирован льдом, из-за чего оба корабля задержались в Брунсбюттеле. В ходе маневрирования в гавани «Гнейзенау» ударился о подводную скалу, получив пробоину по правой стороне корпуса, а при переходе во льдах повредило лопасти гребного винта, который требовалось заменить. 15 февраля «Гнейзенау» прошел в Киль и встал в плавучий док «С» на верфи «Дойче Верке». В ходе ремонта планировалось исправить повреждения корпуса, отремонтировать главные механизмы, заменить винты и устранить проблемы, обнаруженные в кормовой 15-см башне правого борта. Оба линкора находились на верфи в Киле, из-за чего главнокомандование беспокоилось по поводу авианалетов и необходимости развести корабли по разным военно-морским базам. В ходе ремонта предлагалось увести «Шарнхорст» на другую верфь и выгрузить весь боекомплект с «Гнейзенау». Оба предложения отклонили, что и стало роковым решением для «Гнейзенау».


Работы на «Гнейзенау» закончились 26 февраля 1942 года, а выход в Норвегию намечался на 6 марта, корабль был готов к доковым испытания. Однако в ночь на 27 февраля его атаковали британские бомбардировщики, всего 31 самолет. Из них лишь 12 смогли атаковать цель, но этого оказалось достаточно. В 23.15 одна 454-кг бронебойная бомба ударила в верхнюю палубу между правым и средним орудием носовой башни. Отклоненная в корму броневой переборкой, она взорвалась на броневой палубе рядом с неприкрытым отверстием вентиляции в унтер-офицерской столовой. Взрывом бомбы разрушило переборку
Дожившая до наших дней башня «Цезарь» линкора «Гнейзенау» — береговая батарея Орландет, Норвегия
, и пожар начал распространяться по носу корабля. Хотя броневая палуба не была пробита, из-за открытого люка в погреб главного калибра попали осколки, вызвавшие сильный взрыв спустя 25 минут после попадания. В результате серьезно пострадала башня «Антон» и погреб. Силой взрыва сбросило крышу башни, а всю вращающую структуру приподняло на полметра и бросило на роликовый погон. Боезапас в погребах не взорвался, но в соседних с ними топливных цистернах начались пожары. Огромная температура горящей нефти и 230 зарядов главного калибра нарушила структурные свойства материала обшивки и броневых плит на большой площади в районе носовой башни, что требовало их полной замены. Пожар полностью опустошил башню, но детонации боекомплекта удалось избежать, частично его затопив.


Вне башни и погребов деформировало нижнюю броневую палубу, бимсы и настил верхней палубы вспучило кверху, противоторпедную переборку избороздило складками и трещинами, а слабые места ее соединений разрушило. Все соседние палубы, платформы и переборки оказались поврежденными. Полностью пожар удалось потушить лишь 3 дня спустя. Из-за интенсивной борьбы с с огнем носовая часть корабля на длине 42 м оказалась заполненной водой (было принято ~ 3000 т). Энергетическая установка не пострадала, все электрооборудование начиная с середины корабля осталось исправным. Были полностью уничтожены спальные места для 600 членов экипажа. При взрыве погибло 112 человек, включая главного механика, и еще 21 ранило.

При ремонте следовало заменить башню «Антон», ее погреба, а также множество плит закаленной брони, листов обшивки и переборок. По оценкам ремонт требовал два года, и долгий выход из строя «Гнейзенау» стал серьезным ударом для кригсмарине. Сразу после получения повреждений был расписан широкий план реконструкции «Гнейзенау», в который входило:

  • Замена орудий главного калибра с 3x3 28 cm/54,5 SKC/34 на 3х2 38cm/52 SKC/34;
  • Полная замена башни «Антон» на новую;
  • Удлинение носовой секции на 10 м и общее усиление конструкции;
  • Замена мачты на трубе более массивной треногой грот-мачтой, установленной за ангаром;
  • Усиление электросети корабля, новые системы подачи снарядов, усиление ПВО корабля и т. д.
Для модернизации корабль прибыл в Готенхафен. В апреле начался процесс замены носа корабля на более
Остов «Гнейзенау» в Гдыне, 1945 г.
удлиненный и прочный для выравнивания центра плавучести корабля после установки новых орудий главного калибра. Модернизация шла согласно плану, в начале 1943 года на корабль уже можно было ставить новые башни, но решением командования все работы были приостановлены. Башни с 293-мм орудиями вскоре увезли с верфи и направили: «Антон» в Голландию, «Бруно» и «Цезарь» в Норвегию, где из собирались использовать для береговой обороны Тронхейма и Бергена.

1 июля 1942 года большую часть экипажа перевели на другие корабли, оставив лишь небольшие подразделения для несения повседневной службы. 2 февраля 1943 года приказом адмирала Карла Дёница корабль выведен из состава флота, оставшийся экипаж распределили между другими кораблями. Оставшуюся часть войны «Гнейзенау» простоял в Гдыне как блокшив. При наступлении Советской Армии на город «Гнейзенау» 28 марта 1945 года затопили в качетсве брандера, чтобы загородить фарватер. После войны польское правительство приказало поднять корабль, после чего пустить на слом. Полностью работы закончились 12 сентября 1951 года.

Командиры

  • капитан-цур-зее Эрих Фёрсте: май 1938 — ноябрь 1939
  • капитан-цур-зее Харальд Нецбандт: ноябрь 1939 — август 1940
  • капитан-цур-зее Отто Фейн: август 1940 — февраль 1942
  • капитан-цур-зее Рудольф Петерс: февраль 1942 — май 1942
  • фрегаттен-капитан Вольфганг Кёхлер: май 1942 — июль 1942

Примечания

  1. Назван в честь прусского генерал-фельдмаршала и реформатора эпохи наполеоновских войн графа Августа Вильгельма Антона Нейтхардт фон Гне́йзенау (1760 — 1831).

Литература

  1. С. В. Сулига Линкоры типа «Шарнхорст».
  2. Балакин С. А., Дашьян А. В. и др. Линкоры Второй мировой.
  3. Gneisenau на wikipedia.org

Галерея изображений

Командующие Гросс-адмираль Эрих РедерГросс-адмираль Карл ДёницХанс Георг фон ФридебургВальтер Варцеха
Основные силы флота
Линкор Тип Bismarck: BismarckTirpitz
Тип Scharnhorst: ScharnhorstGneisenau
Тип Deutschland (броненосцы): SMS SchlesieSMS Schleswig-Holstein
проект H
Авианосцы Тип Graf Zeppelin: Graf ZeppelinFlugzeugträger B
Seydlitz (из крейсера)Elbe
Тяжёлые крейсера Тип Deutschland (карманные линкоры): DeutschlandAdmiral Graf SpeeAdmiral Scheer
Тип Admiral Hipper: Admiral HipperBlücherPrinz EugenSeydlitzLützow
Лёгкие крейсера Тип Emden: Emden
Тип Königsberg: KönigsbergKarlsruheKöln
Тип Leipzig: LeipzigNürnberg
Тип M
Тип Spähkreuzer
Дополнительные силы флота
Вспомогательные крейсера OrionAtlantisWidderThorPinguinStierKometKormoranMichelCoronelHansa
Эсминцы Тип 34(34-A): Z-1 Leberecht MaassZ-12 Erich GieseZ-16 Friedrich Eckoldt
Тип 36: Z-17 Diether von RoederZ-20 Karl Galster
Тип 36А: Z-31Z-33
Тип 36B
Тип 36C
Миноносцы Тип 1923: Möwe
Тип 1924: Luchs
Тип 1935: T-1
Тип 1937
Тип 1939: T-35
Тип 1941
Минные тральщики Минные тральщики типа M: Подсерия 1935Подсерия 1938Подсерия 1939(Mob)Подсерия 1940Подсерия 1943
Торпедные катера Тип LM
Тип Schnellboot: Подсерия S-2Подсерия S-7Подсерия S-14Подсерия S-18Подсерия S-26Подсерия S-30Подсерия S-38Подсерия S-38bПодсерия S-100Подсерия S-151
Подводные силы флота
Подводные лодки Тип IТип IIТип VIIТип IXТип XТип XIVТип XVIIТип XXIТип XXII
Категория: