Форум геймеров и читеров 4cheaT
Реклама:

Броненосец в World of Tanks (WoT)

Поделиться с друзьями:

Броненосец

Новые темы на Форуме World of Tanks
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
вопрос к игрокам WoT alexnasledskov Вопросы по игре World of Tanks 2 2016-12-05 17:31
Мущина, ты уже купил новую шубу своей девушке или ... devas Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-05 16:51
поцоны а как вы относетесь к ракам стримерам wot? ... тттьтиьтиьтьитьтьт Вопросы по игре World of Tanks 2 2016-12-05 16:56
смотрел советский фильм про войну Там немецкие тан... daikazo Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-05 16:21
Програма на Python на множества w_TEST Вопросы по программированию на Python 2 2016-12-05 12:11
Вопрос про World of Tanks (про сервера) никитабомбочка Вопросы по игре World of Tanks 1 2016-12-05 10:57
Ошибка при запуске World of Warships alex44 Вопросы о World of Warships 0 2016-12-03 12:57
Помогите с не сложным вопросом (для меня сложно) в... vlad228228 Вопросы о World of Warships 3 2016-11-22 13:14
Перейти к: навигация, поиск
Броненосец «Чесма», Россия, (1887)

Всего за 100 лет, от середины XIX до середины XX века, военный флот прошел длинный путь — от деревянных кораблей с «этажерками» белоснежных парусов до исполинских боевых машин, покрытых толстой листовой сталью. Так же сильно изменилась за это время и бортовая артиллерия, сменив гладкие стволы на нарезные, научившись стрелять на многие десятки километров в любом направлении, в том числе и в высоту.

Бронено́сец — тяжёлый артиллерийский корабль, предназначенный для уничтожения кораблей всех типов и установления господства на море.

Появился в 1860-х годах как видоизменившийся в результате промышленной революции фрегат. Заменил парусный линейный корабль и вооружённый бомбическими орудиями паровой винтовой фрегат в качестве сильнейшего боевого корабля. Некоторые линейные корабли в указанный период непосредственно были переделаны в панцирные броненосцы.

В бою броненосцы применяли как манёвренную, так и таранную тактику.

Появление броненосцев

В основу броненосцев положены несколько научно-технических, промышленных и тактических новаций первой половины XIX века.

Во второй четверти XIX столетия паровая машина прочно прописалась на флоте, однако большие размеры, очень высокий расход топлива, необходимость размещения тяжёлых гребных колёс по бортам и невысокая надёжность заставляли смотреть на неё как на полезную, но не обязательную новинку, расширявшую возможности флота, а не открывавшую для него принципиально новые перспективы развития. Поэтому из боевых кораблей паровыми машинами оснащались только сравнительно слабые в боевом отношении пароходофрегаты, появившиеся в первой половине XIX века. Они имели одну артиллерийскую палубу, разделённую на две части кожухами колёс, паровой двигатель и трёхмачтовое парусное вооружение, бывшее их основным движителем во время длительных плаваний.

Однако постепенно паровые машины избавлялись от большинства указанных недостатков, что позволило совмещать боевые качества традиционных линейных кораблей с независимостью пароходов от ветра, чему сильно способствовало и введение гребных винтов в 1840-х годах. С 1848 года во Франции и Англии началось строительство винтовых линейных кораблей, которые наряду с парусами имели и паровые двигатели.

Ещё одной новинкой, тесно связанной с появлением броненосцев стали бомбические орудия, разработанные французским артиллерийским офицером генералом Пексаном. В отличие от прежних корабельных гаубиц, стрелявших разрывными снарядами по палубам по навесным траекториям, бомбические пушки могли также стрелять и в борт по настильным. Удачный разрыв бомбы внутри корпуса или в толще дерева борта мог разрушить до 1 м² обшивки, что позволяло пустить на дно любой линейный корабль 20-25 удачными попаданиями. Бомбические орудия начали повсеместно внедряться, а в бою впервые были опробованы в 1848 г в ходе австро-прусско-датской войны. Синопский бой 30 ноября 1853 г. подписал приговор деревянным кораблям.

Для защиты от огня бомбических орудий тот же Пексан предложил использовать железные бортовые листы. Однако внедрение этого новшества задержалось невысоким уровнем металлургической промышленности. Лишь англичане в начале 1840-х годов опробовали тонкую броню на испытаниях (было обстреляно судно «Самум», имевшие 12,8-мм железные борта), однако тут же забраковали идею — тонкая броня совершенно не защищала от тяжёлых ядер, а главное — если бы броня оказалась успешной, то это поставило бы под угрозу весь могущественный британский флот.

Во время Крымской войны французы использовали «плавучие батареи» — Lave (Лав), Devastation (Девастасьон) и Tonnante (Тоннант) — небольшие (1625 т) и тихоходные (5-6 узлов), но бронированные (4-дюймовые кованые железные плиты) пароходы, на которых были установлено небольшое число крупнокалиберных орудий, стрелявших разрывными снарядами. Они с успехом бомбардировали крымское побережье и принудили к сдаче укрепление Кинбурн в устье Днепра. Для защиты Кронштадта Россия строила бронированные несамоходные суда — батарейные плоты. На каждом из них размещалось по четыре 196-мм пушки, прикрываемые коваными железными плитами толщиной 120 мм.

Встала необходимость совмещения всех новинок в одном корабле, который бы стал главной ударной силой флота, заменив в этом качестве прежние парусные линейные корабли. По компоновке новый корабль должен был быть пароходо-фрегатом, так как высокие борта линейных кораблей нельзя было покрыть бронёй нужной толщины без проблем с остойчивостью. Однако несколько деревянных линейных кораблей были путём снесения верхних палуб переделаны во фрегаты и затем снабжены бронёй (так называемые «панцирные броненосцы»).

Первым броненосным паровым кораблём нового типа (для плавания в открытом море) был французский батарейный броненосец La Gloire («Глуар» — «Слава»), спущенный на воду в 1859 году, киль и шпангоуты которого были металлическими, обшивка — деревянная. Борта корабля имели броневой пояс толщиной 110—119 мм, от верхней кромки до 1,8 м ниже ватерлинии. В 1860 году в Англии на воду был спущен цельнометаллический броненосец Warrior («Уоpриор» — «Воин»).

Хотя формально такие корабли первое время именовались фрегатами (и фактически были ими, как по расположению артиллерии, так и по типу парусного вооружения), фактически они положили начало новому классу кораблей — броненосцам. К 1862 году французский флот получил 16 броненосных кораблей, из которых, однако, большая часть имела деревянные или композитных корпуса; Англия имела лишь 12 броненосцев, зато в большинстве своём железных и зачастую имеющих лучшие боевые и мореходные качества.

В России первыми броненосными кораблями были введённая в строй в 1862 году канонерская лодка «Опыт», построенная на отечественных верфях, и заказанная в Англии плавучая батарея «Первенец», поднявшая флаг в 1863 году.

Первое боевое столкновение между бронированными паровыми кораблями произошло во время гражданской войны в США на Хэмптонском рейде 9 марта 1862 года, между броненосцами USS «Монитор» и «Вирджиния» (перестроенный фрегат «Мерримак») и формально окончилось ничьей.

Первым полномасштабным сражением броненосных флотов была битва при Лиссе у острова Лисса 16 июля 1866 (ныне о. Вис, Хорватия) в ходе Австро-Итальянской войны 1866—1867. Несмотря на техническое преимущество итальянцев, бой закончился тактической победой австрийцев, широко применявших таранную тактику.

К середине 1868 года в строю или достройке находилось уже 29 британских и 26 французских броненосцев, причём британские принадлежали к 21 различному типу, а французские — лишь к восьми. Крупным броненосным флотом обладали и США, но представлен он был ограниченно мореходными кораблями, годными в лучшем случае для береговой обороны. Постепенно подключались к гонке броненосного кораблестроения и прочие морские державы, в том числе и Россия, строившая массовые серии мониторов и приступающая к строительству мореходных башенных броненосных фрегатов.

Эволюция броненосцев

Этот раздел не заполнен. Вы можете помочь проекту, исправив и дополнив этот раздел.


Корпуса: дерево, железо, сталь

Иногда указывается, что снабжение броневым поясом деревянных кораблей, которое породило тип панцирных броненосцев, наподобие «Глуара», считалось только временной мерой. В качестве доказательств приводится то, что они обладали всеми недостатками деревянных кораблей — невозможность организации водонепроницаемых переборок и пожароопасность, к чему добавляют так называемую проблему совместимости материалов — дерево нуждалось в долгой подготовке, вымачивании и сушке, иначе оно гнило вблизи железа, а железо ржавело вблизи гниющего дерева.

Этому противоречит тот факт, что броненосцы с деревянными корпусами строили весьма долго, далеко за пределами эпохи первых экспериментов с бронёй — все 1860-е и значительную часть 1870-х годов. В особенности дерево считалось пригодным для океанских броненосцев, рассчитанных на длительные переходы. Дело в том, что железный корпус в открытом море очень быстро покрывался обрастаниями (прежний метод борьбы с обрастанием в виде обшивки днища медными листами был неприменим), что существенно снижало ходовые качества корабля. Доходило до того, что днища железных корпусов для защиты от обрастания поверх обшивали деревом, а затем ещё и медью, или строили суда с железным набором и деревянной обшивкой. Лишь внедрение во второй половине 1870-х годов стали, преимущества которой как перед деревом, так и перед железом были совершенно очевидны, привело к окончательному переходу на металлические корпуса для броненосных кораблей. Например, из массовых серий французских броненосцев 70-х годов XIX века корабли типа Océan (1870), Richelieu (1876) и Colbert (1878) имели деревянные корпуса, в то время, как тип Friedland (1877) — железный, а Redoutable (1876) — стальной.

Таким образом, все три материала использовались параллельно вплоть до конца 1870-х годов. Железо и дерево были в какой-то степени взаимозаменяемыми материалами, так как набор железных судов тех лет во многом повторял деревянный по конструкции. Иногда по одному и тому же проекту строили один корабль с деревянным корпусом, а другой — с железным, лишь внося в него необходимые изменения с учётом используемого материала. Существовало также множество вариантов композитной конструкции корпуса, частично из железных — частично из деревянных элементов. По сути, практически все деревянные броненосцы (и, в целом, практически все деревянные корабли середины и второй половины XIX века) были скорее композитными, так как их набор имел множество железных распорок, раскосов (ридерсов) и усилителей. Для защиты от возгорания надводный борт обычно обшивался тонким листовым железом. Таким же образом решалась и проблема разделения деревянного корпуса на водонепроницаемые отсеки — переборки просто выполняли из железа, со всеми необходимыми герметичными дверьми и уплотнениями вокруг внутрисудовых коммуникаций (впрочем, можно отметить, что водонепроницаемые переборки имелись ещё в деревянных корпусах джонок).

Многие из деревянных бронированных кораблей прослужили весьма долго, до конца XIX — начала XX века. Очень долго служили и австрийские панцирные броненосцы с их крепкими дубовыми корпусами: так, построенный в 1866 году броненосный фрегат S.M.S. Erzherzog Ferdinand Max, прославившийся при Лиссе, находился на активной службе до 1886, затем использовался в качестве тендера до 1889, когда он был превращён в блокшив, пока наконец не был разобран в 1917. То есть, в сумме этот корабль прослужил в первой линии 20 лет и просуществовал 51 год, пережив Первую мировую войну. Кроме того, даже на железных и стальных броненосцах броня очень долгое время устанавливалась не иначе, как через толстую подкладку из древесины, которая амортизировала удары снарядов о броню, предохраняла железный корпус от расшатывания, и в целом увеличивала срок службы корабля. Причём слой дерева был в несколько раз толще, чем сама броня. Например, на российских башенных броненосных фрегатах «Адмирал Лазарев» и «Адмирал Грейг» многослойная броня состояла из прилегавших непосредственно к металлической обшивке борта горизонтальных 229-мм тиковых брусьев, положенных на них 25,4-мм железных листов вспомогательной брони, вертикальных 203-мм тиковых брусьев, между которыми устанавливались железные угольники той же высоты, и, наконец, 114-мм наружных броневых плит. Железные угольники под плиты должны были предотвращать разрыв наружных плит брони из-за прогиба от удара снаряда, тиковая прокладка — амортизировать сам удар, предотвращая разрыв заклёпок, соединяющих листы обшивки и набор корпуса. Вспомогательная внутренняя броня должна была защищать от снарядов, пробивших внешнюю. Для защиты дерева подкладки использовался сначала сурик, а затем — специальный «клей Хейса», считавшийся абсолютно надёжным средством предотвращения гнили.

Броня: материалы и схемы распределения

Уже с самого появления брони на кораблях наметились две противоположные схемы бронезащиты.

Создатели плавучих батарей, мониторов и прочих кораблей, предназначенных для обороны своего побережья и атаки неприятельского старались как можно более полно защитить бронёй свои детища, прикрыв ей весь борт, а также верхнюю палубу и даже надстройки. Именно таковы были встретившиеся друг с другом в бою на Хемптонском рейде «Монитор» и «Вирджиния», полностью закованные в довольно толстую по тем временам броню. Так, «Монитор» имел бортовой пояс толщиной от 3 до 5", а его башня и боевая рубка были защищены бронёй толщиной до 8-9", в то время абсолютно неуязвимой. Палуба также была прикрыта дюймовыми бронеплитами, вполне эффективными при возможных для артиллерии того времени углах падения в пределах порядка 25°. При этом у «Монитора» полностью отсутствовали какие либо помещения для экипажа, расположенные выше ватерлинии — морякам приходилось располагаться в трюме, в тесноте, духоте и темноте. Идеальные для боя, неуязвимый «Монитор» и его многочисленное потомство оказались ужасными кораблями с точки зрения службы мирного времени. Кроме того, органическим недостатков мониторов была очень плохая мореходность — прямое следствие исключительно малой высоты полностью закрытого тяжёлой бронёй надводного борта, при ограниченном водоизмещении. По сути они оказались предшественниками броненосцев береговой обороны, так как все попытки строительства океанских мониторов оканчивались неудачей.

При создании же первых мореходных броненосных кораблей быстро выяснилось, что полностью защитить их корпус бронёй невозможно. Для мореходного броненосца оказалось необходимо иметь высокий борт, пусть даже и не полностью защищённый бронёй, а также обширные небронированные корпусные и палубные надстройки для размещения экипажа и других целей. В результате эволюция броненосных кораблей пошла по другому пути — вместо целиком закованных в броню мониторов стали строить корабли, имеющие сравнительно узкий броневой пояс по ватерлинии, компактное броневое прикрытие артиллерии и большой запас плавучести, за счёт чего они не тонули даже при принятии на борт большого количества воды через пробоины. Если борт первого французского броненосца — «Глуара» — был прикрыт бронёй умеренной 4-дюймовой толщины от штевня до штевня, то уже у последовавших за ним «Мадженты» и «Сольферино» полным был лишь 4,5-дюймовый нижний броневой пояс, идущий вдоль ватерлинии, защищающий же батарею чуть более тонкий верхний пояс оставлял не имеющие особого значения для боевой живучести корабля оконечности деревянного корпуса совершенно открытыми. Англичане с самого начала строили свои корабли по этой схеме — у «Уориорра» борт был прикрыт бронёй лишь на 67 из 127 метров общей длины, причём незащищённой оставалась даже часть батареи, вместе с рулевым устройством. Зато этот корабль обладал идеальной мореходностью и отличным для своего времени 14-узловым ходом. И в том, и в другом случае броня была железной, причём американцы изначально предпочитали многослойные пакеты из сравнительно тонких листов, на Континенте же с самого начала использовались толстые монолитные плиты. На «Уорриоре» их пытались снабжать входящими друг в друга пазами и гребнями, повышавшими стойкость бронирования, однако ввиду огромной стоимости и невозможности быстрой замены отдельной повреждённой плиты от этого решения очень быстро отказались. В любом случае, как уже указывалось, броня устанавливалась на толстую (в несколько раз толще её самой) подкладку из твёрдого дерева, предохраняющую корпус от губительных сотрясений, возникающих при попадании снаряда. Впоследствии эти схемы трансформировались в две концепции бронезащиты — «французскую», при которой борт старались прикрыть бронёй, пусть даже и не очень толстой, как минимум вдоль всей ватерлинии, и «английскую», при которой как можно более толстой бронёй старались прикрыть только жизненно важные части корабля, а остальной борт, включая оконечности корпуса на уровне ватерлинии, оставался открытым. Последняя схема получила широкое распространение, в том числе — и в русском флоте вплоть до самого конца XIX века, поэтому рассмотрение её характерных особенностей и хода эволюции представляет особый интерес, и на ней мы мы остановимся подробнее.

После признанного недостаточно защищённым «Уориорра» на какое-то время в английском флоте утвердилась схема защиты, аналогичная первым французским броненосцам: ватерлиния прикрывалась полным, идущим от штевня до штевня и в носу переходящим в подкрепления тарана, поясом толстой брони, надёжно обеспечивающим плавучесть корабля, расположенную выше батарею же защищал короткий второй пояс, который на казематных кораблях (см. ниже) часто прикрывал лишь менее половины от общей длины борта.

Между тем, уже к концу 1860-х годов эту схему ожидал кризис: мощность артиллерии быстро росла, и для того, чтобы противостоять её снарядам, толщину брони приходилось постоянно наращивать, что, в свою очередь, вынуждало уменьшать площадь бронезащиты. Первым решением проблемы стал предложенный главным конструкторов флота Э. Ридом брустверный броненосец, или так называемый «брустверный монитор» — тип броненосца, у которого над низким, полностью бронированным бортом был надстроен бронированный бруствер длиной примерно в половину длины корабля, в пределах которого размещались механизмы башенных артиллерийских установок, рубка, люки, трубы и прочие важные части корабля, что существенно повышало мореходность при сохранении основных преимуществ монитора. В изначальном проекте корабль был полностью бронирован выше ватерлинии, по образцу своих предшественников — брустверных мониторов типа «Цербер», однако в итоговом варианте бруствер оказался окружён лёгкой надстройкой, служащей для помещения экипажа и образующей в носовой части невысокий полубак. Брустверные корабли могли сравнительно безопасно совершать морские плавания, тем не менее, сильно заливались водой и теряли ход при курсе против волны из-за возрастания сопротивления, что делало их применение оправданным в основном во внутренних морях — Средиземном, Балтийском и так далее. Яркие представители этого типа — появившиеся практически одновременно английский «Девастейшн» 1873 и русский «Пётр Великий» 1872.

Выработанный на «Девастейшене» и аналогичном ему по концепции «Дредноуте» тип корабля были признан удачным, и на какое-то время это решение стало восприниматься в английском флоте в качестве оптимального. Между тем, дальнейший рост мощности артиллерии привёл к тому, что считавшийся в своё время неуязвимым «Девастейшен» уже к концу того же десятилетия по сути оказался лишённым защиты — новые орудия пробивали бы его броню на любой дистанции и в любой проекции. Для защиты от снарядов таких монстров, как выпускавшиеся на экспорт весившие более 100 тонн 17,72" (450 мм) орудия Армстронга, была необходима железная броня толщиной 500—600 и более мм, прикрыть которой весь борт хотя бы по ватерлинии представлялось совершенно невозможным ввиду её огромной массы. Новым вариантом решения проблемы, предложенным сменившим Рида на его посту Н. Барнаби, был цитадельный броненосец — корабль, у которого вся броня сосредоточена в средней части корпуса, защищая боевую часть (боезапас, артиллерийские механизмы и рубку), над которой устанавливались башни или барбеты с несколькими орудиями очень большого калибра. Бронирование носовой и кормовой частей при этом либо отсутствовало, либо было минимально, обычно ограничиваясь расположенной на уровне ватерлинии горизонтальной броневой палубой со скосами. Первые представители этого типа — английский «Инфлексибл» (англ. inflexible — «Несгибаемый») 1881 года и итальянский «Дуилио» 1880 года, который был заложен раньше, но завершён строительством намного позже своего английского аналога.

Сутью цитадельной схемы было то, что плавучесть корабля должна была всецело обеспечиваться цитаделью и в теории не зависела от ничем не защищённых надводных оконечностей, которые должны были пронизываться крупнокалиберными снарядами через оба борта навылет без особого ущерба. Между тем, на практике этот замысел конструкторов постоянно подвергался сомнению со стороны военных моряков, кроме того, повреждения в носовой части должны были весьма сильно сказаться на скорости и маневренности корабля.

Впоследствии появилась двухцитадельная схема с ещё меньшей площадью защиты, при ещё большей толщине брони, в которой вертикальной бронёй прикрывались лишь сами орудийные установки и короткие участки борта непосредственно под ними, практически весь остальной корабль же был защищён одной лишь броневой палубой. Между тем, к концу XIX века такие корабли оказались крайне уязвимыми для новой скорострельной среднекалиберной и малокалиберной артиллерии, стреляющей фугасными снарядами нового поколения — до такой степени, что многие военно-морские теоретики вообще отказывались считать их броненосными. Кроме того, прогресс металлургии в это время позволил перейти от железной брони последовательно к сталежелезной (сваренной из листа стали и железа), стальной гомогенной и стальной цементированной (с науглероженным внешним слоем). Последняя по сопротивляемости превосходила кованое железо почти вдвое, позволяя во столько же раз уменьшить толщину и массу бронирования, сделав возможным забронировать корабль намного более полно, в частности — на многих кораблях вернуться к полному, хотя и утончающемуся к оконечностям, поясу по ватерлинии. При этом уже не старались достичь абсолютной неуязвимости брони — с современной на тот момент артиллерией эта идея в любом случае была бы утопична — а лишь обеспечить кораблю защиту на определённой дистанции, позволяющую ему успешно вести артиллерийский бой с равноценным противником (см. Зона свободного маневрирования).

Защита большинства упомянутых выше броненосных кораблей ограничивалась броневым поясом по борту, дополненным сравнительно тонкой верхней броневой палубой, предназначенной для защиты от случайных попаданий снарядов, прошедших над верхним крем бортового пояса. На корпус корабля как будто одевали сверху железный «панцирь», защищающий его от вражеского огня. Кроме того, имелись поперечные траверзы для защиты от продольного огня, сравнимые по толщине с бортовым поясом. Пока даже сравнительно тонкая броня была практически непробиваема для артиллерии, такая схема защиты была вполне рациональна, но со временем увеличение мощи артиллерии начало выявлять её недостатки. Так, если снаряд всё же пробивал пояс или броневую палубу, его осколки вместе с осколками самой брони летели прямо в ничем не защищённые внутренние помещения корабля, включая котельные и машинные отделения: единственное удачное попадание из современного тяжёлого орудия могло вывести такой корабль из строя, несмотря на бронирование. Даже попадания снарядов без пробития брони, а также взрывы мощных фугасов на броне, откалывали от её внутреннего слоя крупные осколки, способные при неблагоприятном стечении обстоятельств нанести существенный урон механизмам корабля и команде.

Решением оказалось введение в 1880-х годах второй, внутренней броневой палубы из мягкой незакалённой стали, расположенной над котлами и машинами и имеющей выпуклую (карапасную) форму со скосами, опускающимися до нижних краёв бортового пояса. Если для бронепалубных крейсеров она играла роль единственной защиты, то для более тяжёлых кораблей её использовали как защиту вспомогательную — от осколков и снарядов, пробивших броню главного пояса или верхней броневой палубы. В результате броневая защита корабля из наружного «панциря» превратилась в замкнутый контур защиты — броневой «ящик» на уровне ватерлинии, надёжно закрывающий котлы, машины и механизмы корабля. Теперь снаряду, пришедшему с любого направления, противостояло уже как минимум два слоя брони. Для защиты от затопления этот «ящик» тщательно разделяется переборками на мелкие изолированные отсеки.

У построенных в начале XX века британских броненосцев на горизонтальное бронирование приходилось уже до четверти от общей массы брони, а по площади боковой проекции она, с учётом скосов, была сравнима с бортовым бронированием — правда, при намного меньшей толщине. Тем не менее, артиллерия совершенствовалась не только количественно, но и качественно, дистанции боя постоянно росли, а с ними увеличивались и углы, с которыми снаряды ударяли в палубы корабля. В Первую мировую войну практика показала, что горизонтальная защита кораблей всех флотов была всё же категорически недостаточна для противодействия как современной артиллерии, так и — в особенности — появившемуся в начале века принципиально новому оружию, сбрасываемым с аэропланов и дирижаблей авиабомбам.

В этот период было выдвинуто новое требование к палубной броне — примерно соответствовать по стойкости бортовому бронированию корабля. Если оно не исполнялось, корабль оказывался очень уязвим на определённых дистанциях боя, на которых снаряды приходят под большим углом к горизонту. В полной мере ему соответствовали лишь корабли (уже не броненосцы, а линкоры), построенные в межвоенный период, у которых толщина броневых палуб стала приближаться к толщине бортового бронирования. Обычно на них имелось не менее трёх броневых палуб: верхняя была сравнительно тонкой и служила для взведения взрывателя полубронебойного снаряда или авиабомбы; средняя была наиболее толстой и служила основной защитой, сдерживая силу взрыва; нижняя служила дополнительной защитой на случай, если среднее оказывалась пробита.

Развитие же бортового бронирования после Первой мировой войны пошло не по экстенсивному, а по интенсивному пути: при той же толщине броню начали ставить под углом к горизонту, стараясь добиться попаданий снарядов под более острым углом; вводят разнесённое бронирование, при котором броневой пояс находился не снаружи, а внутри корпуса корабля. Все корабли этого периода были построены по цитадельной схеме — защищено бронёй были лишь пространство между крайними башенным установками, включая котлы, машины и механизмы, оконечности же оставались беззащитными, или, как максимум, имели тонкое противоосколочное бронирование, также играющее роль «ледового пояса» для плавания зимой в северных морях. Иногда применялось бронирование с двумя контурами защиты, при котором цитадель имела вид двух поставленных друг на друга «ящиков» — верхнего с противоосколочным бронированием и нижнего, защищённого более основательно. Бронирование дополнялось на этих кораблях мощной защитой от подводных взрывов.

После Второй мировой войны развитие авиации и управляемого оружия положило конец эволюции броненосных артиллерийских кораблей.

Артиллерия: конструкция и расположение

Этот раздел не заполнен. Вы можете помочь проекту, исправив и дополнив этот раздел.


Батарейные броненосцы

Этот раздел не заполнен. Вы можете помочь проекту, исправив и дополнив этот раздел.


Башенные броненосцы

Этот раздел не заполнен. Вы можете помочь проекту, исправив и дополнив этот раздел.


Казематные броненосцы

Этот раздел не заполнен. Вы можете помочь проекту, исправив и дополнив этот раздел.


Ренессанс башни

Этот раздел не заполнен. Вы можете помочь проекту, исправив и дополнив этот раздел.


Барбетные броненосцы

Этот раздел не заполнен. Вы можете помочь проекту, исправив и дополнив этот раздел.


Синтез наиболее удачных решений: башенно-барбетные установки

Этот раздел не заполнен. Вы можете помочь проекту, исправив и дополнив этот раздел.


Схемы размещения артиллерии

Этот раздел не заполнен. Вы можете помочь проекту, исправив и дополнив этот раздел.


Вспомогательная артиллерия

Этот раздел не заполнен. Вы можете помочь проекту, исправив и дополнив этот раздел.


Броненосные тараны

Этот раздел не заполнен. Вы можете помочь проекту, исправив и дополнив этот раздел.


Эскадренные броненосцы

Основная статья: Додредноут

Этот раздел не заполнен. Вы можете помочь проекту, исправив и дополнив этот раздел.


Наследники броненосцев

Наследниками эскадренных броненосцев стали линкоры (первоначально называвшиеся дредноутами), появившиеся в результате дальнейшего усиления артиллерии и роста размеров. Более лёгкие броненосцы ещё в 1870-х годах стали предшественниками бронированных крейсеров. Последними кораблями, официально называемыми броненосцами (нем. Panzerschiffe), стали немецкие корабли типа «Дойчланд» («карманные линкоры»), которые в 1940 году были переименованы в тяжёлые крейсеры.

Историческое значение

Этот раздел не заполнен. Вы можете помочь проекту, исправив и дополнив этот раздел.


Основные события

К числу примечательных событий мировой и российской военно-морской истории с участием броненосцев можно отнести:

См. также

Примечания

Литература

  • Conway’s All the World’s Fighting Ships, 1860—1905. — London: Conway Maritime Press, 1980. — ISBN 0-85177-133-5
  • Паркс О. Линкоры Британской империи. Ч.II. Период проб и ошибок. — СПб.: Галея Принт, 2002. — ISBN 5-8172-0059-7* Паркс О. Линкоры Британской империи. Ч.III. Тараны и орудия-монстры. — СПб.: Галея Принт, 2004. — ISBN 5-8172-0086-4
  • Паркс О. Линкоры Британской империи. Ч.IV. Его величество стандарт. — СПб.: Галея Принт, 2005. — ISBN 5-8172-0099-6
  • Паркс О. Линкоры Британской империи. Ч.V. На рубеже столетий. — СПб.: Галея Принт, 2005. — ISBN 5-8172-0100-3