Форум геймеров и читеров 4cheaT
Реклама:

Варяг (1963) в World of Tanks (WoT)

Поделиться с друзьями:

Варяг (1963)

Новые темы на Форуме World of Tanks
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
выкидывает при простое игры world of tanks,модов н... вадим123123231 Вопросы по игре World of Tanks 2 2016-12-07 19:59
Какие слова используются в python например print, ... slavakira1997 Вопросы по программированию на Python 2 2016-12-07 19:40
Подскажите лучший чит или бот на голду в Worlds of... angekl Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-07 19:06
На быструю GvP Рынок World of Tanks 0 2016-12-07 18:48
Разработчик тоже хочет нагибать Netip Общение танкистов 11 2016-12-07 21:20
Не могу увстановить модпак протанки? как быть? Тема Шашкин Вопросы по игре World of Tanks 1 2016-12-07 19:42
Как отключить режим "В самолете" в Виндовс 10 ? Gomerchick Вопросы о World of Warplanes 5 2016-12-07 21:27
Ошибка при запуске World of Warships alex44 Вопросы о World of Warships 0 2016-12-03 12:57
Перейти к: навигация, поиск
«Врагу не сдается наш гордый «Варяг...», — слова этой песни известны каждому. Подвиг, совершенный командой крейсера «Варяг», умножил славу русского военного флага. 

Варяг (бронепалубный крейсер)

«Варя́г» — бронепалубный крейсер 1-го ранга 1-й Тихоокеанской эскадры ВМФ России в 1901—1904 гг. Участник знаменитого боя у Чемульпо (1904).

История Крейсер был заложен в 1898 году. Строительство велось в Филадельфии на верфях William Cramp and Sons. В 1900 году корабль был передан в Военно-Морской Флот Российской империи и в 1901 вступил в строй.

После вступления в состав флота России «Варяг» базировался в Порт-Артуре. Некоторые исследователи вслед за командиром крейсера Рудневым утверждали, что слабая ремонтная база и изначально неудачная конструкция котлов Никлосса, а также существенные дефекты, допущенные при строительстве, привели к тому, что уже через несколько лет службы «Варяг» не мог развить скорость свыше 14 узлов, что практически сводило на нет его преимущества. И вследствие этого якобы даже рассматривался вопрос о возврате корабля для ремонта. Однако на испытаниях осенью 1903 года «Варяг» развил скорость, практически равную показанной на первоначальных испытаниях. Котлы Никлосса много лет исправно служили на канонерской лодке «Храбрый»; броненосец «Ретвизан», построенный на той же верфи Ч. Крампа, также не имел с котлами Никлосса больших проблем, а оправдательные отчёты Руднева грешат многочисленными неточностями.

Бой Основные статьи: Бой у Чемульпо, Русско-японская война С начала января 1904 года крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец» находились в нейтральном корейском порту Чемульпо в распоряжении российского посольства в Сеуле; в Чемульпо также находились корабли других стран (Англии, Франции, США и Италии)[7][8].

8 февраля 1904 года японская эскадра под командованием контр-адмирала Уриу (2 броненосных крейсера «Асама» и «Чиода», 4 бронепалубных крейсера «Нанива», «Ниитака», «Такачихо», «Акаси»; 8 миноносцев) блокировала Чемульпо, имея целью прикрыть высадку десанта (около 2 тыс. чел.) и не допустить вмешательства «Варяга». В тот же день «Кореец» отправился в Порт-Артур, но по выходе из порта был атакован миноносцами (две выпущенные торпеды не попали в цель), после чего вернулся на рейд. Японские корабли успешно высадили десант, русские им не препятствовали.

9 февраля капитан «Варяга» Всеволод Фёдорович Руднев получил от Уриу ультиматум: до 12 часов покинуть порт, иначе русские корабли будут атакованы на рейде. Руднев решил прорваться с боем в Порт-Артур, а в случае неудачи взорвать корабли. В полдень «Варяг» и «Кореец» вышли из Чемульпо. При выходе из порта русские корабли встретили японскую эскадру, занимавшую позицию за островом Пхамильдо.

Бой продолжался в течение часа. За это время «Варяг», согласно рапорту его командира, выпустил по противнику 1105 снарядов, «Кореец» — 52 снаряда (однако подсчёт количества снарядов, извлечённых из корпуса корабля японцами после его подъёма, свидетельствует о существенном завышении этой цифры). Согласно рапорту командира «Варяга», огнём крейсера был потоплен один миноносец и повреждён крейсер «Асама», а крейсер «Такачихо» после боя затонул; противник предположительно потерял около 30 человек убитыми. Официальные японские источники и архивные документы не подтверждают ни попадания в японские корабли, ни наличие каких-либо потерь.

«Варяг» после сражения «Варяг» получил, по разным данным, от 7 до 11 попаданий, в том числе одну пробоину площадью 2 м² у ватерлинии, потери экипажа — 1 офицер и 30 матросов убиты, 6 офицеров и 85 матросов ранены и контужены, ещё около 100 человек получили лёгкие ранения. На «Корейце» потерь не было. По мнению Руднева, корабль не имел возможности продолжать бой, что послужило основанием для возвращения в Чемульпо и последующего уничтожения корабля. После своза команды на нейтральные корабли, «Варяг» был затоплен путём открытия кингстонов, а «Кореец» взорван. Также был затоплен российский пароход «Сунгари».

После русско-японской войны японское правительство создало в Сеуле музей памяти героев «Варяга» и наградило Руднева орденом Восходящего солнца.

Военные почести в России. После сражения 24 раненых русских моряка находились на лечении в Чемульпо, двое из них умерли. Ещё 11 раненых были приняты на лечение иностранными кораблями. Затем экипажи русских кораблей были приняты на иностранные суда и, дав обязательство не принимать участия в последующих боевых действиях, через нейтральные порты вернулись в Россию. В Одессу на пароходе «Малайя» 19 марта 1904 года прибыла первая группа матросов и офицеров, в количестве около 300 человек, а третья, и последняя, группа — 6 апреля. Всего в Одессу было доставлено 30 офицеров и 600 матросов с крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец», 55 матросов с «Севастополя», 30 казаков Забайкальской казачьей дивизии, охранявших русскую миссию в Сеуле. Из Одессы они проследовали на русских транспортных судах в Севастополь, а оттуда по линии Московско-Курской железной дороги в Петербург, через Симферополь, Москву и другие города. По всему маршруту морякам оказывался торжественный и трогательный приём.

16 апреля 1904 года они прибыли в Петербург и, выстроившись колоннами, промаршировали от Николаевского вокзала до площади Зимнего дворца. Здесь моряков-героев приветствовал император Николай II. Все они были приглашены на торжественный обед во дворец, где по этому случаю были приготовлены специальные обеденные приборы, которые после торжества были отданы морякам. Всем матросам «Варяга» в подарок от Николая II были вручены именные часы.

Дальнейшая судьба крейсера

Японский крейсер «Сойя» между 1910 и 1915 годами В 1905 году «Варяг» был поднят японцами, отремонтирован и введён в строй 22 августа в качестве крейсера 2-го класса под названием «Соя» (яп. 宗谷 по японскому названию пролива Лаперуза. Более семи лет использовался японцами для учебных целей. С 14 марта по 7 августа 1909 года крейсер ушёл в поход к Гавайским островам и Северной Америке для отработки навигации в условиях дальнего плавания и обучения офицерского состава. Подобные походы крейсер выполнял до 1913 года.

После поднятия «Варяга» и ремонта в Японии его штурвал был передан на флагман японского флота броненосец «Микаса». Из последнего был сделан корабль-музей. До сих пор штурвал «Варяга» является одним из экспонатов.

Во время Первой мировой войны Российская империя и Япония стали союзниками. В 1916 году крейсер «Соя» (вместе с броненосцами «Сагами» и «Танго») был выкуплен Россией. 4 апреля японский флаг был спущен и 5 апреля 1916 года крейсер переведён во Владивосток, после чего под прежним именем «Варяг» был включён в состав флотилии Северного Ледовитого океана (совершил переход из Владивостока в Романов-на-Мурмане) в составе Отряда судов особого назначения под командованием контр-адмирала Бестужева-Рюмина.

В феврале 1917 года ушёл на ремонт в Великобританию, где был конфискован британцами, поскольку советское правительство отказалось платить по долгам Российской Империи. В 1920 году перепродан германским фирмам на слом. В 1925 году при буксировке корабль попал в шторм и затонул у берега в Ирландском море. Часть металлических конструкций была тогда же снята местными жителями. Был впоследствии взорван.

В 2003 году состоялась первая российская экспедиция с погружением в район обломков, были подняты некоторые небольшие детали. В погружении принимал участие внук капитана Руднева, проживающий во Франции.

В 1954 году по случаю 50-летия подвига у Чемульпо было принято постановление Президиума ЦК КПСС о награждении и назначении пенсий ветеранам крейсера «Варяг». Главком ВМФ СССР Н. Г. Кузнецов лично наградил пятнадцать ветеранов медалями «За Отвагу». Позднее орденами и медалями были награждены ещё 139 ветеранов-моряков с «Варяга» и «Корейца».

13 июля 2009 года после переговоров с корейской стороной, которые длились шесть лет, России были переданы в аренду на девять месяцев реликвии, связанные с подвигом крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец». Ранее экспонаты находились в фондах муниципального музея корейского города Инчхона. 25 июля, в канун Дня Военно-Морского Флота, экспозиция передвижной выставки «Крейсер „Варяг“. Обретение реликвий» была открыта в Государственном Эрмитаже. Впоследствии выставку увидели в Москве, Мурманске, Североморске, Калининграде, Владивостоке, Петропавловске-Камчатском и на базах Черноморского флота.

11 ноября 2010 года в присутствии президента РФ Дмитрия Медведева мэр Инчхона передал российским дипломатам гюйс крейсера «Варяг» на временное хранение в течение двух лет с правом продления этого срока. Церемония прошла в посольстве России в Сеуле. В 2012 году Россия официально попросила Южную Корею продлить на десять лет срок аренды флага.

Монументы и памятные доски в честь членов экипажа крейсера.

Захоронение нижних чинов крейсера «Варяг», Морское кладбище, Владивосток.

Церемония передачи флага крейсера «Варяг». 10 ноября 2010 года. Память погибших моряков увековечена монументом на Морском кладбище Владивостока. Во Владивостоке есть улица Героев «Варяга».

Памятники капитану крейсера В. Ф. Рудневу установлены в Туле, Новомосковске и селе Савино Заокского района Тульской области, в Хабаровске установлена памятная доска с бюстом Руднева на улице, носящей его имя.

10 февраля 2004 года, в ознаменование 100-летия исторического морского сражения, в южнокорейском порту Инчхон были открыты мемориальная доска и памятник. Мемориальная доска установлена на здании бывшего госпиталя Красного Креста, где проходили лечение моряки, получившие ранения в ходе боя. Памятник воздвигнут на набережной Инчхона и представляет собой камень с одиноко лежащей на нём бронзовой бескозыркой. Автор монумента — заслуженный скульптор России Андрей Балашов.

На месте затопления крейсера, на берегу залива Ферт-оф-Клайд возле шотландского населённого пункта Лендалфут, 30 июля 2006 года установлена памятная доска. 8 сентября 2007 года там же установлен памятник.

В селе Вутабоси Канашского района Чувашии на здании церкви Святого Пророка и Крестителя Иоанна сохранилась одна мемориальная доска «В этом доме проживал участник русско-японской войны 1904−1905 гг. комендор крейсера „Варяг“ Зиновьев Канон Зиновьевич».

В райцентре Любинский Омской области открыт памятник кочегару «Варяга» Ф. Е. Михайлову.

В городе Ростове-на-Дону на Братском кладбище (пр. Нагибина) сохранилась могила матроса крейсера «Варяг» Ивана Ефимовича Капленкова, на которой написаны его ФИО, годы жизни и краткая информация об участии в сражении.

В Республике Молдова, в селе Чучуля Глодянского района, на территории кладбища стоит памятник матросу «Варяга» Дмитрию Марк, участвовавшему в сражении у Чемульпо.

На Донском кладбище Ярославля сохранилась могила с надписью: «Шестаков Михаил Ильич, 1875-1940, матрос с „Варяга“».

В июле 2012 в городе Славута (Украина) ветеранами Военно-морского флота установлен памятник на могиле матроса крейсера «Варяг», участника боя у Чемульпо А. Д. Войцеховского.

Образ крейсера в культуре

Крейсер «Варяг» на почтовой марке Подвигу экипажей крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец» посвящены песни «Врагу не сдаётся наш гордый „Варяг“» и «Плещут холодные волны». В 1946 году в СССР был снят художественный фильм «Крейсер „Варяг“». В 1958 и 1972 годах в СССР были выпущены почтовые марки с изображением крейсера. Подвиг крейсера положен в основу сюжета ряда литературных произведений, в частности, повести И. Андреева «Прорыв» (1985, журнал «Искатель») и фантастического романа Г. Дойникова «Варяг»-победитель (2008). В 2003 году экспедиции под руководством журналиста ВГТРК Алексея Денисова удалось отыскать точное место гибели крейсера в Ирландском море и обнаружить на дне его обломки[22]. Рассказ об этом событии вошёл в двухсерийный документальный фильм «Крейсер „Варяг“», приуроченный к столетию битвы у Чемульпо. За этот фильм телеканал Россия получил премию ТЭФИ—2004.

Состав крейсера "Варяг"

Корпус и бронирование В соответствии с предварительной спецификацией, масса корпуса с учетом дельных вещей должна была составлять 2900 т. Корпус крейсера был выполнен с полубаком, что улучшало боевые и ходовые характеристики в штормовом море. Основой корпуса являлся киль, заключенный между бронзовыми штевнями. Киль собирался на выставленных кильблоках из простых элементов: листов и профилей. Сначала укладывались и склепывались листы горизонтального киля, на эту конструкцию закреплялись с помощью технологического крепежа листы вертикального киля. Затем к этой сборке присоединялись подкрепленные листы поперечного набора - флоры. Сверху на эту конструкцию настилались листы второго дна, протянувшегося на всю длину корабля. На настил второго дна устанавливались фундаменты всех механизмов и главных машин. На специально подготовленные площадки устанавливалась кирпичная кладка фундаментов 30 котлов Никлосса. Корпус крейсера состоял из подкрепленной обшивки, продольного и поперечного силового набора, настилов палуб, броневой палубы, штевней и других элементов конструкции, обеспечивающих крепление механизмов, котлов и машин. Высота корпуса корабля была равна 10,46 м. Все жизненно важные механизмы, машины, котлы и погреба прикрывались броневой палубой из "экстрамягкой никелевой стали", протянувшейся от штевня к штевню на высоте 6,48 м от основной линии. Над машинным отделением палуба поднималасьдо высоты 7,1 м; к бортам ее скосы спускались ниже ватерлинии примерно на 1,1 м. Броня была склепана из 19-мм и 38,1-мм плит; общая толщина горизонтальной палубы и скосов составляла соответственно 38 и 76 мм. Ширина плит была равна 3,74 м. Вязкость материала брони заставляла снаряд при попадании в нее под острым углом рикошетировать. Все броневые плиты поставляла фирма "Карнеги стил ком-пани", находившаяся в Питсбурге. В середине палубы вдоль диаметральной плоскости над котельными отделениями были устроены отверстия под дымоходы, над машинными отделениями - под световой люк. Вдоль бортов, выше и ниже скосов в районе машинных и котельных отделений, располагались угольные ямы. Кроме своего прямого назначения они выполняли и защитные функции, образуя бруствер вокруг жизненно важных механизмов и систем корабля.

В районе угольных ям, примыкая к внешней обшивке борта, находились отсеки коффердама шириной 0,76 м и высотой 2,28 м для размещения целлюлозы. Но из-за недолговечности целлюлозы отсеки ею не заполнялись. Вокруг дымоходов, светового люка, приводов руля, элеваторов подачи боеприпасов и других устройств, проходивших через броневую палубу, были установлены броневые прикрытия. Усиленную защиту имели и дульные части торпедных аппаратов. Крышки люков в броневой палубе могли открываться как с внутренней, так и с внешней стороны. Под броневой палубой, на втором днище были расположены все основные агрегаты, механизмы и машины корабля. Здесь же в носовой и кормовой оконечностях находились погреба с боезапасом, сведенные в две группы по девять помещений, что упрощало их защиту. На броневой палубе располагались отсеки носового и кормового торпедных аппаратов, все хозяйственные помещения, на скосах по бортам - угольные ямы. Выше броневой палубы шла жилая палуба, предназначенная для размещения экипажа. Командные кубрики находились также в свободных местах под полубаком. Вооружение

Первоначально, в соответствии с "программой проектирования для крейсера", предполагалось установить на корабле два 203-мм, десять 152-мм, двенадцать 75-мм, шесть 47-мм орудий и 6 торпедных аппаратов, причем два из последних - подводные. В сумме на артиллерийское вооружение отводилось 440,5 т; реально оно было почти на 30 т тяжелее. Из этой массы 150,4 т отводилось на 152-мм орудия, 134 т на торпедно-минное вооружение, из них 26 т - на подводные ТА.

В окончательном варианте проекта "шеститысячники" ("Варяг", "Аскольд" и "Богатырь") имели 12 152/45-мм, 12 75/50-мм, 8 47/43-мм (два из них со съемными станками), 2 37/23-мм; 2 63,5/19-мм орудия Барановского; 6 381-мм ТА и 2 7,62-мм пулемета. Кроме этого, предполагалось установить съемные ТА для катеров, а также мины заграждения, выставляемые со специальных плотиков. "Варяг" был укомплектован всем этим многочисленным вооружением. В отличие от других крейсеров, на нем все ТА размещались над водой. Несмотря на то, что во всей справочной и специальной литературе говорится о 381-мм торпедных аппаратах, есть основание полагать, что фактически на "Варяге" они имели калибр 450 мм. Это предположение базируется на замерах габаритов ТА и торпед, приведенных в подлинных чертежах завода Крампа, и косвенно подтверждается фотографиями имевшихся на крейсере торпед. Крупная артиллерия крейсера (152-мм и 75-мм орудия) объединялась в три батареи. В первую входило 6 152-мм орудий, расположенных в носовой части, во вторую - 6 кормовых 152-мм орудий; в третью - 12 75-мм пушек. Все орудия крейсера, включая и мелкокалиберные, имели сквозную нумерацию, причем по правому борту шли нечетные номера, а по левому - четные.

Нумерация - с носа на корму: 152-мм орудия Канэ образца 1891 года. На полубаке - № 1 и № 2. На верхней палубе - орудия с № 3 по № 12; 75-мм орудия Канэ образца 1891 года на станках Меллера. На верхней палубе с № 13 - № 22; на жилой палубе в салоне командира - № 23 и № 24; 47-мм орудия Гочкиса образца 1896 года. На полубаке на спонсоне орудий № 5 и № 6 - орудия № 27 и № 28. Орудия № 25 и № 26 были установлены на съемных станках, предназначенных для паровых катеров, № 29 и № 30 - на марсе фок-мачты, № 31 и № 32 - на марсе грот-мачты; 37-мм орудия Гочкиса образца 1896 года. Оба орудия № 33 и № 34 устанавливались на площадке за кормовым мостиком; 63,5-мм десантные пушки Барановского образца 1882 года. Орудия № 35 и № 36 находились на полубаке под крыльями носового мостика. Крейсер 1 ранга "Варяг":

1, 35 - торпедные аппараты; 2 - броневое прикрытие торпедного аппарата; 3 - носовое украшение; 4 - элемент якорного клюза; 5 - гюйсшток; 6 - кран-балка; 7 - битенг; 8 - 75-мм орудие № 14; 9 - брашпиль; 10-паровой приводбрашпиля; 11 - 152-мм орудие № 2; 12 - броневая труба из боевой рубки в центральный пост; 13 - ходовая рубка; 14, 25 - главные компасы; 15, 23 - марсовые площадки; 16, 26 - прожекторы; 17 - механический телеграф; 18 - кают-компания кондукторов; 19 - лазарет; 20 - световой люк; 21 - 152-мм орудие № 8; 22 - рефрижератор; 24 - офицерские каюты; 27 - кормовая надстройка; 28 - кают-компания; 29 - командное помещение (кубрик); 30 - световой люк салона командира; 31 - сходной трап в салон командира; 32 - салон командира; 33 - кормовой флагшток; 34 - балкон 36 - руль; 37 - винт; 38 - рулевое отделение; 39 - кладовые для провизии; 40, 54 - погреба для торпед; 41, 59 - погреба для 75-мм снарядов, 42, 57 - шахты элеваторной подачи боеприпасов; 43, 56 - погреба 152-мм снарядов и патронов (зарядов); 44 - помещение динамо-машины; 45 - шахта вентилятора; 46 - паровая машина; 47 - механическая мастерская; 48 - дымоходы; 49 - котельное отделение; 50 - котлы Никлосса; 51 - электродвигатель центробежного насоса; 52 - центробежные насосы; 53 - корабельная церковь; 55 - погреб мин заграждения; 58 - носовые кладовые; 60 - баня; 61 - платформа броневой палубы; 62 - броневая палуба, 63 - форштевень; 64 - таран; 65 - кран-приспособление для работы с запасным якорем.

Пулеметы устанавливались на специальных кронштейнах, расположенных на фальшбортах около боевой рубки. Перед стрельбой расчет откидывал специальную площадку, становился на нее и производил стрельбу. Точно такие площадки были подготовлены в кормовой части корабля под вельботами. При желании на эти же кронштейны можно было установить съемные 47-мм орудия № 25 и № 26. Как уже упоминалось, все торпедные аппараты на крейсере были надводные. Два из них располагались в штевнях в оконечностях корабля в неподвижном положении; четыре - по бортам: два в помещении корабельной церкви и два в кают-компании. Бортовые аппараты были поворотными; их наведение осуществлялось с помощью шарового устройства. В походном положении они находились в разобранном состоянии; перед выстрелом их приходилось собирать. Стрельба из бортовых аппаратов производилась за счет энергии пороховых газов, а из носового, из-за опасности заливания водой, - сжатым воздухом. Кроме того, на корабле имелись 254-мм торпедные аппараты для вооружения паровых катеров. В походном положении они закреплялись под настилом продольных мостиков рядом с катерами

Боезапас крейсера хранился в 18 погребах. Первоначально погреба размещались по бортам по всему кораблю (аналогично "Аскольду"), но из-за тесноты, особенно в районе котельных и машинных отделений, и невозможности обеспечения достаточной защиты в окончательном варианте все они были сосредоточены по девять погребов по оконечностям. В них находились снаряды всех калибров, а также торпеды, метательные мины, мины заграждения и патроны для пулеметов и стрелкового оружия. Для главного калибра использовались бронебойные, фугасные, чугунные и сегментные снаряды; для стрельбы из 75-мм орудий - только бронебойные и чугунные. По штату в погребах размещалось 2388 патронов (зарядов в гильзах) и снарядов для 152-мм орудий (по 199 выстрелов на ствол), 3000 унитарных патронов для 75-мм орудий (по 250 на ствол), 5000 унитарных патронов для 47-мм орудий (по 625 на ствол), 2584 унитарных патрона для 37-мм орудий (по 1292 на ствол), 1490 унитарных патронов для 63,5-мм орудий (по 745 на орудие), 12 торпед калибром 381 (или 450) мм, шесть метательных мин калибром 254 мм и 35 мин заграждения (по другим данным - 22).

Подача боезапаса для всех калибров осуществлялась элеваторами с электрическим и ручным приводами. Снаряды и патроны подавались наверх в беседках по четыре выстрела в каждой, причем беседки по специальным монорельсам подкатывались к орудиям и там выгружались на брезент, разостланный на палубе. Монорельсы были проложены ко всем орудиям, расположенным на верхней палубе; имелись они и во всех погребах. К орудиям № 1 и № 2 снаряды и патроны (гильзы) доставлялись с помощью откидных монорельсов или подносились вручную непосредственно из элеваторов. К орудиям, установленным на марсах, выстрелы подавались при помощи элеваторов, расположенных внутри мачт.152-мм орудия обслуживались 12 элеваторами (по одному элеватору на орудие); 75-мм орудия - тремя; 47-мм орудия - двумя; оставшиеся элеваторы предназначались для 37-мм орудий и пушек Барановского. Скорость подъема беседок электроприводом 0,8 - 0,9 м/с, вручную - 0,2 - 0,4 м/с. .

На крейсере была внедрена дистанционная электрическая система управления огнем с помощью специальных указателей, установленных у орудий и в погребах. Данные о параметрах стрельбы и типе снарядов передавались непосредственно из боевой рубки по кабелям, проложенным по всему кораблю. Общая длина кабельной сети системы управления стрельбой была равна 1730 м. Система состояла из понижающего трансформатора (напряжение питания от 100 до 23 вольт, сила тока до 25 А), кабельной сети, задающих и принимающих приборов. Передача команд из боевой рубки осуществлялась поворотом рукоятки задающего прибора, который по принципу сельсинов осуществлял поворот на тот же угол принимающего прибора у орудий, указывая либо значение курсового угла, либо род используемых для стрельбы снарядов или информацию о виде выполняемой стрельбы. Принимающие приборы были установлены не только в батареях, но и в погребах (8 снарядных циферблатов), выдающих команды на подачу к орудиям тех или иных снарядов.

Определение расстояний до цели осуществлялось шестью дальномерными станциями, снабженными дальномерными ключами. Ключи входили в комплект дальномерных станций, представляющих собой колонки с установленными на них микрометрами Люжоля-Мякишева. С помощью микрометра определялась дистанция до цели и передавалась на циферблаты в боевую рубку и к орудиям. Для контроля правильности передаваемой дистанции на станции имелся контрольный циферблат.

В центральном посту было установлено два задающих и два боевых циферблата, к ним четыре ключа и по два снарядных задающих циферблата. Здесь же были установлены электрические приборы, контролирующие параметры в сети. Главные механизмы

Паровые машины тройного расширения мощностью 20 000 л. с. располагались в двух смежных машинных отделениях и имели высоту вместе с фундаментом 4,5 м. Их избыточная мощность, выявленная во время испытаний на полный ход, представляла собой как бы "мертвый груз", поскольку не могла быть реализована при существующей паро-производительности котлов. Четырехцилиндровые машины крейсера имели по одному цилиндру высокого (14 атм), среднего (8,4 атм) и два низкого (3,5 атм) давления. Соответственно диаметры их были равны 1,02; 1,58 и 1,73 м. Ход поршня составлял 0,91 м. Максимальная угловая скорость вращения вала - 160 об/мин. Штоки поршней выполнялись из кованной никелевой стали пустотелыми. Стальные валы главных машин - также кованные. Коленчатый вал машины состоял из четырех колен. Упорный вал в своей конструкции имел 14 колец, являющихся основными элементами, воспринимающими толкающую силу от гребного винта. Эта сила воспринималась 14 подковообразными скобами, крепившимися к корпусу упорного подшипника. Трущиеся части скоб заливались белым металлом. Вся эта конструкция при вращении охлаждалась водопроводной водой. На корабле было два вала, соответственно, два винта. Валы через дейдвудные трубопроводы выводились за борт корабля.

В соответствии с проектными чертежами, на "Варяге" предполагалось установить два четырехлопастных винта со съемными лопастями диаметром 4,4 м. Однако в ходе строительства их заменили на два трехлопастных винта с неподвижными лопастями Поперечные сечения по котельному (слева от ДП) и машинному (справа) отделениям: 1 - 152-мм орудие; 2 - спонсон для орудия; 3 - отсек коффердама; 4 - паровая машина; 5 - скуловой киль; 6 - котлы системы Никлосса; 7 - скос броневой палубы; 8 - угольная яма с углем; 9 - коечная сетка; и стандартным шагом 5,6 м. Для проворачивания валов использовались вспомогательные двухцилиндровые машины. Во время движения корабля полным ходом (на испытаниях в США) температура в машинных отделениях доходила до 3 Г и 43° - соответственно на нижней и верхней площадках.

Команда "Стоп" с полного хода вперед до полной остановки машины исполнялась за 10 - 75-мм орудие; 11 - катер, 12 - шлюпбалка; 13 - пробная шлюпка; 14 - настил продольного мостика, 15 - кожух дымовой трубы; 16 - световой люк; 17 - настил верхней палубы. Графика: В. Катаев 15 с; "Ход вперед" - за 8 с, а перемена полного хода вперед на полный ход назад - за 25 с. В трех котельных отделениях крейсера размещались 30 водотрубных котлов Никлосса: носовом 10; в среднем - 8 и в кормовом - 12. Высота каждого котла с фундаментом - 3 м, из них 2 метра занимал коллектор с трубками. Каждый котел имел три топки, облицованные кирпичом. Все котлы объединялись в четыре группы, каждая имела свою дымовую трубу, причем носовая была уже, чем остальные. Площадь нагревательной поверхности всех 30 котлов составляла 5786 м2, а площадь качающихся колосниковых решеток - 146 м2. Проектное рабочее давление в котлах было принято равным 18 атм (испытательное - 28,1 атм). Во время ходовых 12-часовых прогрессивных испытаний давление в котлах не превышало 17,5 атм, температура в котельном отделении на верхних площадках достигала 73°, на нижних - 50°. Вода к котлам подавалась с помощью 10 питательных насосов. Количество воды в котлах - 110 т; еще 120 т дополнительно хранилось в междудонном пространстве. Пар высокого давления от котлов к машинам подавался через трубопровод диаметром 381 мм. Шлак из котельного отделения выбрасывался через специальные шахты, снабженные электроприводом. Общая охлаждающая поверхность двух главных холодильников - 1120 м2. К котельным отделениям примыкали угольные ямы. Уголь из них забирался через специальные горловины, находившиеся в котельном отделении. К топкам он подвозился по рельсам в специальных вагонетках.

В ямы уголь загружался через 16 горловин диаметром 508 мм, расположенных на верхней палубе.

Судовые устройства и системы.

Механизм Дэвиса, являвшийся основой рулевого устройства крейсера, впервые в русском флоте имел три типа привода: паровой, электрический и ручной. Перо руля было выполнено в виде трехсекционной рамы из стали, обшитой листовой сталью толщиной 9 мм. Пространство рамы заполнялось деревянными брусками. Площадь руля - 12 м2.

Управление рулем осуществлялось либо из боевой, либо ходовой рубки; в случае выхода их из строя управление переводилось в рулевое отделение, находящееся под броневой палубой. К рейсер "Варяг", в отличие от созданных ранее кораблей, имел большой процент оборудования, работавшего от электричества. В связи с этим энергопотребление корабля превышало 400 кВт. На это требовалось значительное количество топлива. Так, например, из 8600 тонн угля, израсходованного за год, на освещение ушло 1750 т, на опреснительную установку - 540 т, на отопление и камбуз - 415 т. Источниками электроэнергии на корабле были три динамо-машины. Мощность двух, расположенных в носу и в корме, составляла по 132 кВт, а генератора, расположенного на жилой палубе, - 63 кВт. Они вырабатывали электрический ток напряжением 105 В. Кроме того, для подъема шлюпок и катеров использовался генератор мощностью 2,6 кВт с напряжением в цепи 65 В. Имелся рулевой генератор и в румпельном отделении; в повседневной жизни он чаще служил для освещения. Кроме того, в специальном отсеке находилась аккумуляторная батарея для аварийного питания ходовых огней, колокола громкого боя и других нужд.

Для тушения пожаров под броневой палубой была проложена противопожарная магистраль диаметром 127 мм. Для подключения пожарных шлангов труба имела отростки диаметром 64 мм, которые тянулись во все погреба, котельные и машинные отделения. В угольных ямах устанавливались датчики противопожарной сигнализации. Тушение пожаров в угольных ямах осуществлялось паром. Водоотливная система состояла из средств сигнализации, водоотливных насосов и приводов (электродвигатели). Она обеспечивала откачивание поступающей воды из всех помещений, находящихся под броневой палубой корабля. Из котельных отделений вода удалялась с помощью центробежных насосов, размешенных на настиле двойного дна. В качестве привода для них использовались электродвигатели, установленные на броневой палубе и связанные с насосами длинным валом. Производительность одного насоса - 600 мУч. Диаметры входных патрубков на всех насосах были одинаковы - 254 мм. Из машинных отделений воду откачивали два циркуляционных насоса главных холодильников производительностью 2x1014 м3/ч. Вентиляционная система могла обеспечивать в течение часа 5-кратный обмен воздуха во всех помещениях ниже броневой палубы, 12-кратный - в погребах и 20-кратный в помещениях динамо-машин.

Для защиты от торпед во время стоянки на открытых рейдах корабль снабжался металлическими сетями. Они подвешивались вдоль бортов на шестах. В походном положении шесты укладывались вдоль бортов в наклонном положении, а сети - на специальные полки. Якорное устройство крейсера состояло из двух клюзов с сакклюзами, четырех становых якорей Холла со штоками, якорь-цепей, двух шпилей, брашпиля с приводом, вымбовок и крана для уборки становых якорей. Масса каждого якоря 4,77 т.д.ва из них были установлены на специальных подушках по правому борту: первый, ближе к клюзу - становой, второй - запасной. По левому борту один становой. Четвертый закреплялся на передней стенке фундамента боевой рубки. К обоим якорям крепились якорь-цепи длиной по 274 м и калибром 54 мм. Кроме основных цепей, на крейсере были еще две запасные, каждая длиной 183 м. Подъем становых якорей производился брашпилем, находившимся под полубаком. Привод брашпиля и шпиля, расположенного на полубаке - паровой; кормового шпиля - электрический. В случае отказа этих приводов выхаживание шпилей могло осуществляться вручную при помощи вымбовок. Вымбовки в походном положении устанавливались на переборку кормовой надстройки и на внешнюю стенку элеваторов на баке. Уборка якорей после подъема осуществлялась краном, установленным на полубаке недалеко от гюйсштока. Для работы с запасным якорем использовался разборный кран, устанавливаемый на полубаке. В походном положении он хранился на крыше ходовой рубки. Кроме якорей, на крейсере имелись один стоп-анкер и три верпа массой 1,18т, 685 кг. 571 кг и 408 кг. Стоп-анкер находился на левом борту за "казематом" 75-мм орудия на специальных кронштейнах. По правому борту в районе вельбота № 1 на кронштейнах был закреплен один верп, остальные были размещены по левому борту. В спасательные плавсредства крейсера входили два паровых катера длиной 12,4 м; один 16-весельный и один 14-весельный баркасы; два 12-весельных катера; два 6-ве-сельных вельбота; два 6-весельных яла и две пробные 4-весельные шлюпки. Все они изготовлялись из оцинкованной стали. Кроме двух ялов все плавсредства устанавливались на рострах. Шестерки располагались по бортам на полубаке перед первой дымовой трубой; пробные шлюпки - рядом с 12-весель-ными катерами на рострах.

Средства управления, связи и наблюдения на крейсере были сосредоточены, в основном, на кормовом и носовом мостиках, включая ходовую и боевую рубки. Боевая рубка крейсера, увеличенная по сравнению с проектом с 2,8x2,3 м до 4,2x3,5 м, представляла собой овальный в плане броневой бруствер, защищенный 152-мм броней. Рубка была установлена на фундамент высотой 1,5 м. Для обеспечения нормальной работы боевого и путевого компасов крыша и пол рубки выполнялись из бронзового листа толщиной 31,8 мм и листа латуни толщиной 6,4 мм. Крыша представляла собой грибовидную овальную фигуру с загнутыми вниз краями. Края крыши выступали за бруствер; просвет между крышей и вертикальным броневым бруствером образовал смотровые щели высотой 305 мм. Вход в броневую рубку был открытый. Для предотвращения попадания в рубку снарядов и осколков напротив входа устанавливался траверз из броневой плиты толщиной 152 мм. Броневая рубка посредством вертикальной броневой трубы соединялась с помещением центрального поста, находящегося под броневой палубой. Толщина стенки трубы составляла 76 мм. Выше боевой рубки располагался поперечный мостик, на котором были установлены боевые фонари (прожекторы) и гакабортные огни. Ходовая рубка, также полностью изготовленная из листовой латуни и меди, находилась в центре мостика. В ее стенах имелось пятнадцать окон: пять спереди, по четыре с боков и два сзади. Дверей - четыре. Причем все двери были сдвижные. Мостик опирался на крышу боевой рубки и 13 установленных на полубаке стоек.

В обеих рубках для управления кораблем, связи и наблюдения были установлены дублированные устройства и приборы. Подобные устройства, кроме штурвала и компаса, были установлены и в центральном посту. Компасов на крейсере было пять. Два главных размещались на крыше ходового и на специальной площадке кормового мостиков. Зона немагнитности этих компасов составляла 4,5 м.

В средства связи "Варяга" входили телефонная сеть, переговорные трубы и штат рассыльных. Если последние представляли собой традиционный вид связи, то телефон явился чуть ли не новинкой в русском флоте. Он охватывал практически все служебные помещения корабля. Телефонные аппараты установили во всех погребах, в котельных и машинных отделениях, в каютах командира, старшего офицера, инженера-механика, в боевой и ходовой рубках, на постах у орудий.

Средства электрической сигнализации (звонки, индикаторы, датчики противопожарной сигнализации оповещатели и др.) имелись в каютах командного состава, на боевых постах и в боевой рубке. Кроме предупредительных звонков, на крейсере, отдавая дань традициям, сохранялся штат барабанщиков и горнистов (барабанщики подавали сигналы для артиллерийских расчетов по правому борту, а горнисты - полевому). Для связи с другими кораблями, помимо радиостанции, на крейсере состоял большой штат сигнальщиков, передающих сообщения с помощью флагов, флажков, фигур, фонарей Табулевича и механического семафора (летом 1901 года снят из-за громоздкости и неудобства пользования). Для подъема сигнальных флагов, фигур, растяжки радиоантенны и размещения прожекторных и марс-площадок на крейсере устанавливались две мачты-однодревки. Стеньги обеих мачт изготавливались телескопическими и при необходимости могли втягиваться внутрь мачт при помощи специальных устройств. Внутри мачт были также размещены элеваторы для подачи патронов к 47-мм орудиям на марсах. На "Варяге" имелось шесть прожекторов с диаметром зеркал 750 мм. Они располагались на мачтах (по одному) и мостиках (по два). Боевые перевязочные пункты

На "Варяге" было четыре перевязочных пункта: два в носовой части и два в кормовой. В носовой части в боевой обстановке перевязывали раненых в лазарете, расположенном по правому борту, и в аптеке напротив лазарета по левому борту. В кормовой части - в 4-м командном помещении у спуска в боевой перевязочный пункт и в самом пункте, расположенном под броневой палубой. Добраться до носовых пунктов можно было через два люка, находившихся между 1-й и 2-й дымовыми трубами. В мирное время к ним можно было спуститься и через люки между 2-й и 4-й трубами, пройдя через 3-е командное помещение, отделенное от них водонепроницаемой перегородкой. Но в боевой обстановке по тревоге этим проходом пользоваться нельзя, так как двери обычно задраиваются.

Для доставки раненого в пункт, расположенный в 4-м командном кубрике, необходимо было его спустить в офицерское помещение, затем оттуда по крутому трапу - на броневую палубу, далее пронести по узкому коридору, проходившему под прямым углом к трапу, пройти через дверь в водонепроницаемой переборке и попасть в 4-е командное помещение. Чтобы доставить раненого в боевой перевязочный пункт, необходимо спуститься по трапу в офицерское помещение, оттуда пронести его в кают-компанию. Затем при помощи талей опустить раненого в помещение хранения торпед (одновременно через этот люк во время тревоги подавались торпеды к аппаратам, находящимся в кают-компании), а оттуда через узкую дверь - в перевязочный пункт. Непригодность указанного пункта выявилась во время учебной тревоги перед боем, так как во время тревоги трап, ведущий из кают-компании на броневую палубу, был снят, а крышка люка задраена для обеспечения живучести корабля. В дальнейшем, в соответствии с приказом командира, в качестве перевязочных пунктов были утверждены: 1. В носовой части - лазарет и аптека. 2. В кормовой части - помещение кают- компании и перевязочный пункт на броне- вой палубе. Перевязочные средства хранились в специальных ящиках, находившихся в четырех местах. Весь личный состав был обучен оказывать первую помощь раненым. Носильщики раненых (14 человек) были снабжены специальными сумками с медицинскими принадлежностями. Хирургических инструментов было достаточно: кроме казенных, врачи использовали и свои личные.

Экипаж и жилые помещения

На крейсере "Варяг", в соответствии со спецификацией, экипаж состоял из 21 офицера, 9 кондукторов и 550 нижних чинов. Перед уходом корабля в Россию на нем находилось 19 офицеров, священник, 5 кондукторов и 537 нижних чинов. В бою 27 января 1904 года участвовали 558 человек: 21 офицер, священник, 4 кондуктора, 529 нижних чинов и 3 вольнонаемных. Еще 10 членов экипажа "Варяга" перед уходом в Чемульпо были оставлены в Порт-Артуре. Жилые помещения команды располагались под полубаком и на жилой палубе и в кормовой части на броневой палубе. От 72-го шп. в сторону кормы шли каюты офицеров и командования корабля. Каюты офицеров были одноместные, площадью по 6 м2; каюты старшего офицера, инженера-механика и старшего штурмана - по 10 м2. Помещения в сторону кормы на длине 12,5 м занимал командир. К ним примыкала кают-компания площадью 92 м2. На жилой палубе находились лазарет, аптека, камбуз, баня (25 м2) и корабельная церковь. На жилой палубе все двери, кроме водонепроницаемых, были сдвижными. Окраска

За время службы "Варяг" окрашивался следующим образом. Перед уходом в Россию и в России с сентября 1900 по май 1901 года: корпус и мачты - белые; нижние колена дымовых труб, вентиляторы (трубы и раструбы) - желтые; верхние колена дымовых труб, стеньги обеих мачт и реи - черные; подводная часть - зеленая и внутренняя поверхность раструбов - красная

Во время плавания в составе эскорта императора Николая II с августа по сентябрь 1901года: корпус и мачты - белые; колена дымовых труб и вентиляторы (трубы и раструбы) - желтые; коронки дымовых труб шириной 1,5 м, стеньги обеих мачт и реи - черные; внутренняя поверхность раструбов - красная; подводная часть - красная.

При переходе на Дальний Восток и в Порт-Артуре с августа 1901 по сентябрь 1903 года: корпус и мачты - белые; нижние колена дымовых труб и вентиляторы (трубы и раструбы) - желтые; верхние колена дымовых труб, стеньги обеих мачт и реи черные; внутренняя поверхность раструбов - красная; подводная часть - красная.

С сентября 1903 года до момента гибели: от клотика до ватерлинии - оливковый цвет (в соответствии с приказом по окраске судов на дымовых трубах должна была быть отбита полоса шириной 0,9 метра оранжевого цвета); подводная часть - красная. Во время ремонта во Владивостоке и перехода до Гонгконга с марта по июль 1916 год: от клотика до ватерлинии - шаровый цвет; коронки дымовых труб шириной 1 метр - черные; подводная часть - по всей вероятности, красная. В период перехода от Гонгконга до Гринока с июля по ноябрь 1916 года: от клотика до ватерлинии - "полубелый" цвет (так в документе - В. К); коронки дымовых труб шириной 1 метр - черные; подводная часть - красная. При переходе от Гринока до захвата англичанами с ноября 1916 по ноябрь 1917 года: от клотика до ватерлинии - шаровый цвет; коронки дымовых труб шириной 1 метр - черные; подводная часть - красная. Оценка проекта

Крейсера программы "для нужд Дальнего Востока" строились по одному и тому же техническому заданию, но явились миру совершенно разными, как по внешнему облику, так и по основным кораблестроительным характеристикам. Роднил их, пожалуй, лишь одинаковый состав вооружения. В связи с этим невольно возникает вопрос: насколько удачными были эти корабли и какой из них был лучше?

Казалось, на эти вопросы должен был дать ответ опыт боевых действий. Однако на самом деле все оказалось куда сложнее. Задачи, которые пришлось выполнять крейсерам в ходе Русско-японской войны, оказались далеки от изначально прописанных в проектах.

По иронии судьбы, "Богатырь", самый защищенный и совершенный из 6000-тонных бронепалубных крейсеров, не сделал за всю войну ни единого выстрела и практически не принял участия ни в одном походе, простояв в доке в затянувшемся ремонте. Зато "Варягу" в первый же день войны пришлось встретиться лицом к лицу практически с представителями всех поколений "эльсвикских крейсеров" - от устаревших до новейших образцов. Но судьба поставила его в такие условия, что трагический исход был предрешен. Третий представитель семейства - "Аскольд" - принял активнейшее участие во всех операциях эскадры Тихого океана. Правда, таковых операций было немного - значительно меньше, чем предполагалось до открытия военных действий. Тем не менее, крейсер проявил свои незаурядные возможности, став единственным кораблем серии, которому удалось с честью выйти из горнила той войны, на "арене" которой так нерасчетливо использовали эти крейсера.

Говоря о 6000-тонных крейсерах, нельзя не упомянуть о кораблях, построенных по программе 1895 года. Именно они стали прототипом для разработки головного крейсера по судостроительной программе 1898 года. Речь идет о крейсерах типа "Диана". Вступившие в строй перед началом Русско-японской войны, они, увы, морально и физически устарели и уже не отвечали современным требованиям. Этот факт говорит, прежде всего,

об уровне развития отечественной промышленности начала XX века. "Диана", "Паллада" и "Аврора" отличались неплохой надежностью механизмов, но по всем параметрам проигрывали бронепалубным крейсерам зарубежной постройки.

"Варяг" и "Аскольд", по сути являвшиеся опытными кораблями данного типа, по конструктивной и компоновочной схеме больше всего подходят для сравнения. Нет сомнения в том, что "Варяг" был сконструирован более продуманно и компактно. Вынужденное размещение артиллерии в оконечностях избавило его от тесных погребов вдоль бортов. Корабль обладал хорошей мореходностью, на нем весьма удачно располагались шлюпки и катера. Машинно-котельные отделения были просторными; их оснащение и система вентиляции заслуживали самой высокой оценки.

"Аскольд" в этом отношении "Варягу" проигрывал. Опасения строителей не достичь контрактной скорости привели к тому, что относительная длина крейсера (и без того большая в первоначальном проекте) стала в окончательном варианте равна 8,7 (у "Варяга" - 8,1). В результате корпус представлял собой длинную гибкую балку; низкий запас ее прочности приводил к местной потере устойчивости, а иногда и разрушениям конструкции. "Хлипкость" корпуса на ходу вызывала сильную вибрацию, особенно это чувствовалось на юте. Из-за боязни перегрузки корабль лишился полубака и ходовой рубки (последняя была установлена лишь после ходовых испытаний, по настоянию командира), что заметно ухудшило его эксплуатационные характеристики в штормовую погоду. Зауженность корпуса привела к тесноте жилых помещений и погребов боезапаса.

На мерной миле во время проведения прогрессивных испытаний на максимальную скорость оба корабля показали выдающиеся результаты. Так, 12 июля 1900 года "Варяг" развил скорость 24,59 узла.6 сентября 1901 года "Аскольд", в свою очередь, достиг скорости 23,39 узла. Во время 12-часовых непрерывных испытаний "Варяг" показал средний результат 23,18 узла, при мощности машин 19 602 л. с. "Аскольд" 15 и 17 сентября 1901 года на 6-часовых пробегах достиг скорости 23,98 и 24,01 узла при мощности 21 100 и 20 885 л. с. соответственно. При этом следует заметить, что из-за неисправности механического лага значения скоростей не были измерены. В итоговых таблицах испытаний были вписаны цифры, полученные во время других испытаний.

Интересны 24-часовые испытания "Варяга" во время пробега экономичной скоростью в 10 узлов. Так, в течение суток крейсер прошел 240 миль, при этом израсходовал 52,8 тонны угля (то есть 220 кг на милю). Простые расчеты показывают, что при нормальном запасе угля в 720 тонн дальность плавания составляла 3270 миль, а при полном запасе в 1350 тонн - 6 136 миль.

Правда, реальная дальность плавания корабля всегда существенно отличается от расчетной, полученной по результатам испытаний. Так, во время дальних переходов "Варяг" на скорости 10 узлов тратил 68 т угля в сутки, что соответствует наибольшей дальности плавания в 4288 миль. Суточный расход угля на "Аскольде" для скорости 11 узлов составлял 61 т - таким образом, его дальность плавания равнялась 4760 милям.

Одним из главных достоинств "Аскольда" считалась надежная работа его энергетической установки. Это преимущество компенсировало все его недостатки. Увы, "Варяг" этим "похвастать" не мог. Значительную часть довоенной службы в Порт-Артуре крейсер провел у стенки в бесконечных ремонтах. Причина заключалась как в небрежной сборке машин, так и в ненадежности котлов системы Никлосса, которые были остроумны в идее, но никуда не годились в эксплуатации.

Расположение орудий главного калибра на "Аскольде" выглядят предпочтительнее. На нем в бортовом залпе могли участвовать семь шестидюймовок, а на "Варяге" - только шесть. Правда, строго по носу или корме "Варяг" мог стрелять из четырех, а "Аскольд" только из одного орудия. Остальные были ограничены углом в 30° из-за опасности разрушения конструкции надстроек.

Но самый главный минус и "Варяга", и "Аскольда" заключается в порочности самой концепции бронепалубных крейсеров водоизмещением в 6000 т. В то время как Япония, готовясь к войне, благоразумно сделала ставку на гораздо более дешевые 3000-тонные корабли, а сэкономленные средства вложила в создание броненосных крейсеров с 203-мм артиллерией, Россия продолжала тратить деньги на "истребители торговли", призванные действовать в одиночку на океанских коммуникациях. В результате отечественный флот пополнился целой серией больших, красивых, но, увы, практически бесполезных кораблей, к числу которых принадлежал и легендарный "Варяг".

Тактико-технические элементы крейсера 1 ранга «Варяг»

Размерения, м:

длина наибольшая - 129,56

длина по грузовой ватерлинии - 127,8

ширина (без обшивки) - 15,9

осадка на миделе - 5,94*

осадка носом - 5,87*

осадка кормой - 6,02*

Водоизмещение проектное, т 6500

Метацентрическая высота, м:

при водоизмещении 6400 т - 0,68

при водоизмещении 7100 т - 0,61

Запас топлива, т:

нормальный 720

полный 1350

Дальность плавания 10-узловым ходом, миль:

при полном запасе угля около 6100

при нормальном запасе угля около 3270

Скорость полного хода, узлов:

на испытаниях 13.7.1900 - 24,59

на 12-часовых испытаниях 21.9.1900 - 23,2

после ремонта в Порт-Артуре 16.10.1903 - 20,5

после ремонта во Владивостоке 15.5.1916 - 16