Форум геймеров и читеров 4cheaT
Реклама:

Канонерские лодки типа «Кореец» в World of Tanks (WoT)

Поделиться с друзьями:

Канонерские лодки типа «Кореец»

Новые темы на Форуме World of Tanks
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Тестовый сервер "Песочница" BOJlOHTEP Общение танкистов 1 2016-12-10 15:45
Кто не жадный на бонус коды в World of Tank подели... СергейА Вопросы по игре World of Tanks 3 2016-12-10 15:14
World of Tanks Слабые Места Фреди Вопросы по игре World of Tanks 2 2016-12-10 14:53
прем пт STRV S-1 Igor64rus Общение танкистов 3 2016-12-10 14:46
приглашаю во взводное рк. BOJlOHTEP Общение танкистов 0 2016-12-10 12:49
World of tanks.Установил прицел Про Танки flarejg Вопросы по игре World of Tanks 2 2016-12-10 12:31
Как отключить режим "В самолете" в Виндовс 10 ? Gomerchick Вопросы о World of Warplanes 5 2016-12-07 21:27
Ошибка при запуске World of Warships alex44 Вопросы о World of Warships 0 2016-12-03 12:57
Перейти к: навигация, поиск
Тип «Кореец»
Koreets.jpg
«Сивуч»
Arrow_down.png
Тип «Кореец»
Arrow_down.png
«Гиляк»
Постройка и служба
2 [1]ед. Заказано
2ед. Построено
1886гг. Годы постройки
1887 - 1923гг. Годы службы
Бергзунд, Стокгольм; "Бурмейстер и Вайн", Копенгаген Место строительства
Общие данные
1213 / 1334т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
66,3 / 10,7 / 3,5м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
2 вала ГДР, 6 котлов Энергетическая установка
13,5узл. Скорость хода
2660миль Дальность плавания
Экипаж
174чел. Общая численность
12чел. Офицеры
162чел. Матросы
Бронирование
10мм. Палуба
Вооружение

Артиллерия

  • 2 × 203-мм (35 кал),
  • 1 × 152-мм (35 кал),
  • 4 × 9-фунтовых,
  • 4 × 37-мм и одно 63,5-мм десантное орудия

Минно-торпедное вооружение

  • 381-мм торпедный аппарат
Построенные корабли


Эта статья редактируется участником Sybearian

«Кореец» — серия русских мореходных канонерских лодок из двух кораблей. Спроектированы и построены в рамках кораблестроительной программы 1885 года для службы на Дальнем Востоке в составе Сибирской военной флотилии.

Общие сведения

Несмотря на однотипность, корабли различались даже внешне.

Мореходные канонерские лодки типа «Кореец» разрабатывались для службы на Дальнем востоке в 1885г. Они отличались от предыдущих типов большими водоизмещением и мореходностью, и наличием нескольких тяжелых орудий. В 1886 году были спущены на воду две лодки «Кореец» и «Манджур». Канонерки предназначались для выполнения широкого круга задач: каботажное плавание по побережью Дальнего Востока, охрана котиковых промыслов, гидрографические работы, служба в качестве стационера, использовались они и в колониальных военных конфликтах.

Во время русско-японской войны оба корабля служили стационерами. «Кореец» после боя у бухты Чемульпо был взорван командой. «Манджур» был интернирован в Шанхае. В 1922 году корабль увели из Владивостока белогвардейцы и продали японской судоходной кампании для переоборудования в торговое судно, которое было потоплено в апреле 1945 года в результате авианалёта американцев.

История создания

После Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. морское ведомство решило разработать новую программу кораблестроения, которая обеспечивала бы равенство сил с объединенными флотами Германии, Дании и Швеции на Балтике; с турецким флотом на Черном море и превосходство над объединенными морскими силами Китая и Японии на Дальнем Востоке. Позднее программу несколько раз пересматривали, в итоге в программе уделялось основное внимание созданию броненосного флота на Черном море.

Программой предусматривалось:

  • для Черноморского флота построить восемь броненосных кораблей, два крейсера 2-го ранга и 19 миноносцев. Эти корабли должны были составить ядро будущего флота на Черном море, превосходящего по численному составу и мощи турецкий флот
  • для Балтийского флота построить 16 броненосных кораблей, четыре крейсера 1 -го ранга, девять крейсеров 2-го ранга, 11 канонерских лодок и 100 миноносцев. Этот флот должен решать все задачи по обороне русского побережья и при необходимости проводить операции в открытом океане вдали от своих берегов, ведя наступательные действия против флотов Германии или Англии
  • для Дальнего Востока из-за ограниченных задач по «обороне важнейших пунктов побережья», в основном постов и немногочисленных городов, оборону указанных объектов осуществить при помощи минных заграждений и использования береговой артиллерии. А для обеспечения связи между постами, доставки войск и грузов решено иметь малотоннажную флотилию, в состав которой входили миноносцы и канонерские лодки. В случае возникновения угрожающего периода, который мог привести к военному столкновению с Китаем или с Японией, предполагалось «откомандировать

в воды Тихого океана корабли из состава Балтийского и Черноморского флотов».

Спустя пять лет судостроительную программу вновь существенно пересмотрели, а впоследствии и вовсе преобразовали в новую пятилетнюю программу (1890-1895 гг.). В соответствии с ней предусматривалось построить шесть броненосных кораблей водоизмещением по 7500 т, четыре броненосных корабля по 5600, три крейсера 1-го ранга (броненосных), пять канонерских лодок и 50 миноносцев водоизмещением по 120 т. Но эта программа, как и предыдущая, осталась не выполненной.

Однако с 1881 г. успели построить 21 броненосец, в том числе три броненосца береговой обороны (из запланированных 24 по двадцатилетней программе), 10 крейсеров 1-го и 2-го ранга (из запланированных 15), 15 канонерских лодок (из запланированных 11) и 72 миноносца (из запланированных 125).

Из общего числа канонерских лодок:

  • для Балтийского флота построили две («Грозящий» и «Храбрый»);
  • для Черноморского флота - шесть («Запорожец», «Донец», «Черноморец», «Кубанец», «Уралец» и «Терец»);
  • для Сибирской флотилии - семь («Сивуч», «Бобр», «Кореец», «Манджур», «Гиляк», «Отважный» и «Гремящий»).

Предпосылки к созданию

С начала 80-х гг. XIX века Россия начинает проводить все более активную внешнюю политику на Дальнем Востоке, где ее противниками становятся не только Англия, но и Китай. Поднебесная империя начинает усиленно модернизировать свои сухопутные силы и военно-морской флот, закупая за границей современное вооружение и принимая на службу в качестве инструкторов иностранных специалистов. При этом русский Дальний Восток не был в то время связан с центральными регионами железной дорогой и поэтому быстро усилить сухопутные войска в случае конфликта с Китаем не представлялось возможным. В этих условиях усиление военно-морских сил было жизненно необходимым, и вопрос о новых канонерских лодках для Сибирской флотилии по-прежнему был в разряде первостепенных.

Россия должна была иметь военно-морские силы на трех чрезвычайно удаленных друг от друга театрах - Балтийском, Черноморском и Тихоокеанском. Все они были жизненно важны для империи, но ввиду недостатка средств усиление флота на одном театре всегда шло в ущерб другим.

В те годы среди военных моряков были популярны взгляды французской “молодой школы”, проповедовавшей отказ от строительства броненосцев в пользу миноносцев и крейсеров. Эти взгляды в определенной степени разделял и управляющий морским комитетом И.А. Шестаков, хотя скорее всего, не от хорошей жизни - нехватка средств, когда за каждую копейку приходилось бороться с министерством финансов, слабое развитие отечественной промышленности не оставляли управляющему Морским министерством другого выхода, вынуждая, отказываться от постройки новых броненосцев в пользу миноносцев, канонерок и крейсеров. Постройка канонерских лодок позволяла получить в достаточно короткий срок сравнительно дешевые носители тяжелого оружия.

Предшественники

Заказав для Сибирской флотилии две канонерки - «Бобр» и «Сивуч», Морское министерство решило было начать разработку проектов канонерских лодок для Балтийского моря. Однако вскоре постройку броненосных канонерок для Балтики отменили, заказав новую серию канлодок для Тихого океана. Задание на проектирование было сформулировано лично И.А. Шестаковым:

« Управляющий Морским министерством приказал для постройки новых канонерских лодок для Сибирской флотилии изменить чертежи лодок «Сивуч» и

«Бобр», поставив вместо одного 9-дюймового орудия в носовой части два 8-дюймовых орудия в носовой же части по бортам, причем не будет надобности иметь гласис, который, по мнению Его Превосходительства, будет способствовать зарывчивости носовой оконечности. Носового руля не делать и лодки вооружить тремя мачтами, с тем чтобы только на одной фок-мачте иметь прямые паруса.

»

На основании такого приказания была начата работа над новой канонеркой.

Проектирование

Задание на разработку проекта сформулировано под руководством управляющего Морским министерством адмирала И.А. Шестакова. В процессе разработки, по результатам замечаний, выявленных при эксплуатации «Бобра» и «Сивуча», задание постоянно уточнялось. В частности, на новых лодках решили усилить артиллерийское вооружение. Вместо двух орудий (229-мм и 152-мм), расположенных на прототипе в диаметральной плоскости и шести 9-фн. (107-мм), размешенных по бортам, на новых лодках решили установить два 203-мм, одно 152-мм и восемь 9-фн. орудий. В отличие от прототипа на новой лодке по каждому борту разместили по одному 203-мм и по четыре 9-фн. орудий, а на корме установили 152-мм орудие.

Малокалиберные орудия «разбросали» по всему кораблю. На баке на двух специальных выносных площадках предполагалось установить по одной пятиствольной 47-мм пушке системы Гочкиса. На крыльях мостика устанавливалось по одной пятиствольной 37-мм пушке той же системы и две, точно такие же пушки, устанавливались на выносных площадках по бортам в кормовой части судна.

Отличалось и парусное вооружение, оно на разрабатываемых лодках должно соответствовать вооружению баркентины. По сравнению с прототипом, имеющим только прямые паруса, на новой лодке оставлялись прямые паруса только на фок-мачте, а на остальных должны были быть косые с гафелями. Общая площадь парусов должна быть равна 575 м2.

Для уменьшения перегрузки, выявленной на прототипе, увеличили длину корабля на 5,5 м, и соответственно с этим увеличилась осадка на 0,15 м.

В котельном отделении лодки предполагалось установить шесть огнетрубных двухтопочных цилиндрических котлов. В качестве энергетической установки использовались две горизонтальные паровые машины двойного расширения суммарной мощностью 1000 л.с., аналогичные тем, которые стояли на прототипе. Машины должны были обеспечить скорость 11,5 узла, а при форсированной тяге (1300 л.с.) - 12,5 узла. Запас угля 165 т обеспечивал дальность плавания при максимальной скорости 1800 миль, а при использовании двух котлов из шести и скорости хода 9,7 узла соответственно 2340 миль.

На новых лодках решили отказаться от броневого гласиса, который, как показал опыт плавания на «Бобре», ухудшал мореходные качества лодки. В процессе проектирования отказались также от носового руля, который на прототипах часто повреждался при плавании на мелководье.

По результатам обсуждения проекта в МТК 11 июня 1885 г. окончательно определились основные параметры лодки. На лодке, в отличие от прототипа, решили использовать механизмы новейших разработок, а восьмидюймовые орудия 30-го калибра решили заменить орудиями 35-го калибра.

По новому проекту планировалось построить две лодки. Одну заказали в Швеции, а вторую - в Дании. Заказ на постройку первой лодки получил Bergsunds Mekaniska Verkstads Nya AB (Бергзундский завод) в Стокгольме, который в августе 1885 г. разработал проект канонерской лодки с учетом замечаний И.А. Шестакова и МТК.

К моменту закладки конструкторские расчеты водоизмещения новой лодки превысили лимитное - 1197 т. Оно включало массу: корпуса, равную 600 т; машин и котлов - 213; угля - 165; артиллерии и боезапаса - 132; провизии и воды - 45; спасательных средств - девять и экипажа с багажом 45 т.

На новой лодке восьмидюймовые орудия первоначально предполагалось установить вдоль бортов на палубе, при этом они «выглядывали» из портов аналогично 9-фн. орудиям. Сектора стрельбы при этом равнялись по 60° от траверза. При дальнейшей разработке для увеличения секторов обстрела носовые 203-мм орудия установили на спонсонах или, как тогда говорили, «выступах», что увеличивало сектор обстрела орудия почти в два раза. В процессе строительства сократили общее количество 9-фн. (107-мм) орудий. Если в задании их было восемь, то теперь их стало четыре, которые установили попарно по бортам.

Для повседневных нужд экипажа на лодке предусмотрели вспомогательный котел, который работал как для опреснения воды, так и для отопления помещений в холодное время года. Помимо этого на лодке распланировали дополнительные помещения, в том числе и лазарет, которого раньше для этого класса кораблей не предусматривалось.

Впервые на кораблях русского флота использовали безштоковые якоря Бакстера (правда, впоследствии выявилась их ненадежность, и на черноморских лодках вновь вернулись хотя и к громоздким, но надежным адмиралтейским якорям). Использование якоря Бакстера на «Корейце» и «Манджуре», в конце концов, вынудило разработчиков из-за тесноты отказаться от размещения второго торпедного аппарата, а на черноморских лодках простота конструкции клюзов и их более высокое расположение не помешали размещению двух минных аппаратов.

На новой лодке, по сравнению с прототипом, существенно улучшили конструкцию корпуса, специально разработали новые механизмы и устройства, облегчающие боевую службу команды (паровая рулевая машина, механический машинный телеграф Чатборна, регуляторы валов, защищающие главные машины от вибрации при обнажении винтов во время качки, и другие устройства). На лодке предусмотрели систему аварийного питания котлов забортной водой. Для увеличения дальности хода по сравнению с прототипами дополнительно увеличили на 40 т емкость угольных ям. В результате этих мероприятий водоизмещение лодки по сравнению с проектным значением увеличилось на 16 т и составило 1213 т.

Конструкция корпуса создавалась по новой технологии. Основой лодки был киль, заключенный между двумя штевнями. Для обеспечения требуемой прочности штевней даже пошли на установку носового торпедного аппарата в стороне от штевня. На «Корейце» он был выведен через обшивку борта с левой стороны. Для улучшения эксплуатационных характеристик лодки в штормовом океане на ней установили полубак.

Корпус лодки создавался по клетчатой конструкции. Конструкция корпуса лодки должна была быть набрана по поперечной схеме со шпацией 0,61 м, продольная прочность корпуса обеспечивалась продольными переборками. Для этого даже угольные ямы снабдили ими, причем продольные переборки ям над котельным и машинными отделениями, для обеспечения общей прочности конструкции корабля, соединялись между собой. Толщины горизонтального киля и шистрека составляли соответственно по 11,9 мм, смежных поясьев - по 11,1, остальных - по 9,5 мм. Боковые кили при длине 30,5 м имели толщину 4,8 мм.

Настил верхней палубы изготавливался из тиковых досок. Защита жизненно важных механизмов и машин лодки от неприятельского огня обеспечивалась броневой палубой толщиной 10 мм. Стальная жилая палуба выполнялась водонепроницаемой и снабжалась герметически закрываемыми крышками. Сходные люки на верхней палубе в командные помещения также снабжались водонепроницаемыми крышками с иллюминаторами. Для перепуска воды из отсека в отсек предусматривались клапаны диаметром по 152 мм каждый. На клапанах монтировались указатели «Открыто» и «Закрыто». Для контроля их положения указатели выводились в удобное место на верхнюю палубу.

Конструкцию дымовой трубы первоначально предполагалось выполнить выдвижной, как и на прототипе, но впоследствии из-за ненадежности подъемного механизма от этой идеи отказались. Камбузная дымовая труба выводилась в общую и имела для этого соответствующее приспособление. Любопытно заметить, что при строительстве лодки МТК провел несколько заседаний, посвященных согласованию элементов конструкции ввода камбузной дымовой трубы в общую. При этом рассматривалисьоба варианта ввода ее - в неподвижную и выдвижную дымовую трубу.

Во всех жилых отсеках и помещениях устанавливались батареи парового отопления, причем паропровод не должен был проходить по жилым отсекам, а для удобства обслуживания и ремонта располагаться вне помещений. Все жилые помещения, в том числе и офицерские, на заводе изготовителе снабжались всеми принадлежностями для жилья, как это было сделано на лодке «Сивуч».

На канонерской лодке для приготовления пищи для офицеров предусматривалась плита, а для команды камбуз. Для приготовления пищи они снабжались водой из цистерны Криза, имеющей емкость 50 галлонов, согласно запасному штату изд. 1877 г. Цистерна заказывалась в Англии. Для мойки посуды на судах флота впервые использовалась пресная вода, а не морская.

Мощность электростанции лодки составляла 10,5 квт. Напряжение в корабельной сети составляло 65 в.

Постройка и испытания

В соответствии с кораблестроительной программой для Сибирской флотилии планировалось построить две лодки подобного типа. Одну заказали в Швеции, а вторую - в Дании. В августе 1885 г. завод Bergsunds Mekaniska Verkstads Nya AB (Стокгольм) в соответствии с ТТЗ заказчика разработал проект канонерской лодки с учетом замечаний И.А. Шестакова и МТК.

Спустя некоторое время завод направил свой проект заказчику. Материалы по лодке, поступившие в канцелярию Морского министерства, были рассмотрены на очередном занятии кораблестроительного отделения МТК. Сразу же обнаружились некоторые различия заводского проекта от проекта, разработанного в кораблестроительном отделении МТК. Прежде всего, собравшиеся отметили, что в присланных документах отсутствует контракт и спецификации по корпусу и механизмам лодки. Вместе с тем было отмечено, что хотя завод индикаторную силу механизмов и соответственно скорость лодки не определяет, но тем не менее масса механизмов в проекте завода составила 231,6 тонны, что на 41,6 тонны превышает массу механизмов в проекте «лодки в 1177 тонн», разработанного заказчиком. С учетом этого специалисты МТК заключили, что, по всей видимости, и индикаторная сила механизмов и соответственно скорость лодки должны быть больше чем заданные в проекте заказчика. Но завод в своих документах эти характеристики не представил. С учетом вышесказанного завод не уложился в лимитную массу «лодки в 1177 тонн» и превысил ее водоизмещение примерно на 12 тонн. Кроме того, шведские специалисты по своему переделали помещения лодки и изменили их площади. Так, например, угольные ямы по объему оказались меньше чем в ТТЗ заказчика, изменилось положение мачт. Соответственно с этим переместили назад восьмидюймовые орудия, а цепные ящики передвинули к носу. Уменьшенными по площади оказались помещения для офицеров и команды, меньше по объему получился и водяной трюм. Для более глубокого анализа материалов, на очередное занятие кораблестроительного отделения пригласили председателя и членов артиллерийского отделения, Главного инженер-механика флота и его помощника. В результате многочисленных занятий по анализу документов заводского проекта лодки члены занятий признали, что заводской проект, несмотря на частные замечания, в основе своем отвечает требованиям ТТЗ. Между тем существенным замечанием оставался вопрос по превышению массы механизмов на 41,6 тонны по сравнению с проектом МТК. Для уменьшения перегрузки завод соответственно уменьшил количество 9-фн пушек с 8 до 4-х, количество угля на 5 тонн и принял для проведения дальнейших расчетов, меньшее значение процентного соотношения порожней массы корпуса лодки к его водоизмещению (в проекте МТК это значение составляло 47%). При этом углубление (осадка) лодки в заводском проекте превышало заданное и равнялось 10,5 футов. Учитывая, что в программе для создания лодки для Восточного океана, выданной Комитету, это требование было главнейшим, специалисты МТК склонялись к тому, чтобы потребовать от завода, либо в пределах существующего водоизмещения увеличить длину корабля, добиваясь проектного углубления, либо снизить массу механизмов до значений, приведенных в проекте МТК. Относительно уменьшения количества 9-фн орудий собрание решило распространить решение, принятое ранее по лодке («Манджур»), заказанной в Дании. По компоновке помещений, представленных на за водском чертеже, члены заседания записали: «носовую крюйт-камеру расположить так, чтобы фок-мачта находилась вне ее, помещения для команды увеличить в соответствии с требованиями, изложенными в проекте Комитета, а также увеличить объем водяного трюма до значения, заданного в ТТЗ». Заводу для руководства в дальнейшей работе по постройке корпуса лодки, специалисты МТК подготовили спецификацию, соответствующую спецификации для «лодки 1177 тонн». После детального обсуждения спецификации: собравшиеся ее одобрили. С вышеуказанными замечаниями заводские чертежи согласовали и после их утверждения управляющим, вернули на завод.

Что касается машины и механизмов члены заседания решили до заключения контракта этот вопрос не обсуждать, потребовав от завода по ним подробных чертежей и спецификаций. Бергзундский завод, рассмотрев замечания заказчика, разработал уточненный проект. Директор Бергзундского завода господин Г. Фрестадиус решил лично представить документы для рассмотрения в кораблестроительное отделение МТК. Уточненный проект состоял из следующих документов: а). Записка об условиях, данных заводу управляющим Морским министерством для постройки канонерской лодки в 1177 тонн водоизмещения; б). Контракт и спецификации на постройку корпуса и механизма этой лодки; в). Чертеж парусности; г). Чертеж устройства носовой части лодки с учетом замечаний МТК; д). Чертеж шпангоутов и стрингеров; е). Расчет нагрузок по длине лодки.

Специалисты МТК на очередном занятии после рассмотрения материалов уточненного проекта лодки констатировали, что проект разработан с учетом замечаний кораблестроительного отделения, но при этом отмечено, что длина лодки увеличилась до 206 футов (62,83 м), а водоизмещение до 1213 тонн. Хотя теоретического чертежа в материалах не было представлено, но тем не менее специалисты МТК, проведя проверочные расчеты, подтвердили, что заданную заводом скорость лодки в 13 узлов можно будет обеспечить механизмом суммарной мощностью 1500 л.с. Специалисты МТК при обсуждении вновь обратили внимание на то, что этот механизм тяжелее механизма, предложенного в проекте МТК на 41,6 тонну. В соответствии с этим увеличивалось и углубление лодки до 10 ф. 6 дюймов, а в проекте МТК задавалось 10 футов (3,05 м). Учитывая важность этого параметра, доложили управляющему. Взвесив все за и против, управляющий Морским министерством разрешил заводу увеличить углубление лодки до 11 футов (3,355 м).

В это время в артиллерийском отделении МТК рассматривался вопрос о сокращении до четырех количества 9-фн орудий. После обсуждения, члены заседания все же решили оставить на лодке восемь орудий, а не четыре, как предлагал завод тем более, что на палубе было место для их размещения. Увеличение углубления на 1 дюйм, вызванной этой перегрузкой, решили пренебречь. На очередном занятии окончательно решился вопрос относительно носового руля. Его решили не ставить. При рассмотрении частных вопросов предложили директору завода на новой лодке установить добавочный малый паровой котел, предназначенный для опреснения воды и лазарет на 3 или 4 человека (реализация замечаний командира «Сивуча» капитана 2-го ранга П.Ф. Юрьева.). Следует заметить, что Юрьев подал в МТК еще около десятка замечаний. Большая часть, которых нашла отражение при создании новых лодок. Приняли предложение Г. Фрестадиуса относительно якорей системы Бакстера. Это, по мнению МТК, позволит увеличить углы обстрела носовых орудий. При рассмотрении вопросов прочности, МТК настоял на сохранении продольных переборок угольных ям, расположенных над котельным и машинным отделениями, которые, по мнению специалистов МТК, играют важную роль в силовой схеме лодки. Завод принял это предложение. Рассматривая чертеж парусности, представленный заводом, МТК хотя и отметил некоторые отличия относительно своего проекта, в частности все три мачты в заводском проекте передвинуты в корму, но тем не менее, принимая во внимание, что площадь парусности вместо 6182 кв. фута увеличилась до 6237, а центр парусности отстоял от середины длины грузовой ватерлинии в сторону носа на 8 футов 1,5 дюйма принял чертежи без замечаний. Распределение нагрузок по длине лодки после проверочного расчета также согласовали без замечаний. Вызвал ряд нареканий спецификация механизмов, составленная заводом. Главный инженер-механик флота вместо представленной спецификации разработал новую на основе спецификации, ранее представленной в проекте МТК и поручил наблюдающему инженеру ею руководствоваться при строительстве лодки. Решения, принятые на занятиях, были внесены в журнал и утверждены управляющим Морским министерством. Любопытна резолюция управляющего, наложенная после заседаний в журнале отделения МТК: «Оставить четыре 9-ти фунтовые орудия и переднего руля не делать. Относительно механизма: принять во внимание, чтобы сложностей, хотя и полезных, избежать, по недостатку средств исправления в отдельных в портах наших. Контракт заключить теперь же. Якоря Бакстера. Если возможно, продолжить полубак к фокмачте, как приведено мною на чертеже» (так в документе - В.К.). Как уже упоминалось выше, к моменту закладки конструкторские расчеты водоизмещения новой лодки, проведенные заводом, превысили лимитное. Водоизмещение лодки включало массу: корпуса, равную 600 тонн; машин и котлов - 213; угля - 165; артиллерии и боезапаса - 132; провизии и воды - 45; спасательных средств - 9 и экипажа с багажом 45 тонн. Заказчик с этим распределением масс согласился. В присутствии представителей двух стран 22 октября 1885 г. стороны подписали контракт, в соответствии с которым завод обязывался через год после подписания документов к 22 октября 1886 года сдать новое судно готовое для перехода в Кронштадт, где намечалось дооснастить его вооружением и спасательными средствами. Стоимость заказа оценили в 538 тысяч рублей (975 тыс. шведских крон) без стоимости вооружения, снабжения и спасательных средств. Любопытно заметить, в контракте особо оговаривалось, что завод не поставляет на корабль хрустальной и фарфоровой посуды для стола, пепельниц, урн и других подобных вещей, в том числе и расходных материалов, ежегодно перед уходом в плавание, поставляемых на корабль. В декабре на стапеле Бергзундского завода начались работы по закладке мореходной канонерской лодки пока еще не имевшей названия. И только с нового 1886 года: «Государь император в 17 день сего февраля, высочайше повелеть соизволил наименовать и зачислить в список судов флота две канонерские лодки, строящиеся: в Копенгагене - «Манджур» и в Швеции, на Бергзундском заводе - «Кореец», об этом по Морскому ведомству объявлено генерал-адмиралом в приказе № 27 от 22 февраля 1886 г. Серебряную закладную доску размером 70x103 мм установили в основание киля. Копии досок вручили почетным гостям. Ныне в фондах ЦВММ под инв. № 882 и 5261 хра- нятся две такие доски. Интересно отметить, что впоследствии по требованию управляющего Морским министерством Шестакова доска «Корейца» предложена в качестве образца досок для всех кораблей, закладываемых для русского флота. Согласно постановлению Адмиралтейств-Совета строящиеся канонерские лодки зачислили во второй ранг судов (Приказ № 45 от 22 марта 1886 г. по Морскому ведомству). Наблюдающим за постройкой «Корейца» назначили корабельного инженера поручика А.И. Мустафина. Работы на стапеле продвигались очень быстро. Особых трений и разногласий между офицером, наблюдающим за постройкой, и администрацией завода не было. Не было серьезных разногласий и при утверждении чертежей между МТК и заводом. Хотя, как и в любом большом деле, возникал ряд мелких и больших вопросов, которые требовали немедленного решения. Так, например, при изготовлении устройства для вывода гребных валов сквозь судовую обшивку завод, не дожи- даясь утверждения чертежей, выполнил основную часть работ, а после этого направил соответствующие чертежи в Россию для утверждения. В переданной из ГУКиС телеграмме Бергзундского завода вице-адмиралу Андрееву сообщалось, что места вывода валов достаточно укреплены четырьмя переборками на шпангоутах № 35 и N° 32, как это было сделано на «Сивуче», и переборки эти уже поставлены. «МТК признал возможным, дабы не задерживать работы, оставить без изменения произведенные работы с тем, однако же, чтобы на этот предмет было обращено особенное внимание наблю дающего за постройкой офицера. Комитет считает необходимым также обратить внимание на то, что Бергзундским заводом не представлены на утверждение чертежи крепления лап кронштейнов, поддерживающих гребные валы».

Возникли вопросы по установке водонепроницаемых дверей в поперечной переборке, отделяющей машинное отделение от коридоров гребных валов, а также по замене клинкетов для перепускания воды на шестидюймовые клапана. Мустафин в связи с этим просил Комитет не настаивать на замене клинкетов клапанами у переборок, а также не устанавливать водонепроницаемые двери в переборке, ввиду того, что клинкеты уже изготовлены и смонтированы, а установке дверей препятствует расположенное вблизи переборки приспособление для проворачивания машинывручную. МТК, рассмотрев рапорт Мустафина, сообщил в ГУКиС свое мнение. Комитет принял решение доработать приспособление для проворачивания машины, чтобы оно не мешало установке дверей, которые, по мнению Комитета, следует ставить по месту с учетом условий внутреннего расположения механизмов. Относительно второго вопроса МТК просил завод в обязательном порядке демонтировать клинкеты и вместо них установить клапана, указав при этом, что клинкеты заводом установлены без согласования с МТК и дальнейшая такая практика работ недопустима.

Возникли недоразумения и при выдаче заводу второго платежа. На очередном заседании, посвященном погашению очередной квитанции, обнаружили, что судостроительная сталь, поставляемая для строительства «Корейца», закалена не по системе Сименс-Мартина, принятой для постройки русских кораблей в соответствии с циркуляром Кораблестроительного отделения МТК от 1883 г. за N2 272 ст.8, а по системе Бессемера, что, по мнению МТК, было недопустимо. После разбирательства выяснилось, что сталь была выработана до поставки на лодку и при поступлении на строительство подвергалась установленным испытаниям на прочность. Учитывая эти обстоятельства, МТК разрешил допустить эту сталь для дальнейших работ. С учетом этого погасили квитанцию на выдачу очередного платежа. Оперативно решались вопросы, касающиеся портов для 9-фн и 8 дюймовых орудий. Поручик Мустафин своевременно представил в МТК комплект чертежей общего расположения лодки и два чертежа пушечных портов и просил немедленно согласовать их, а также дать размеры и число ящиков, потребных для размещения зарядов и снарядов для всех орудий, а также количество шлюпок и их размещение на корабле. Эти данные требовались для изготовления шлюпбалок. После рассмотрения всех вопросов МТК оперативно откорректировал чертежи красными чернилами в час ти расположения орудий, шлюпок и шлюпбалок.

При рассмотрении чертежей монтажа восьмидюймовых орудий МТК выдвинул ряд предложений, касающихся конструкции выступов (спонсонов). Конструкция спонсонов, по требованию МТК, не должна была влиять на общую прочность силового набора борта. Под спонсонами силовой набор должен был идти непрерывно. Обшивку спонсонов надлежало сделать из тонких стальных листов. Для доступа в отделения, образованные спонсонами, должны были быть устроены в основной обшивке борта со стороны внутренних помещений корабля горловины. Места стыка спонсонов с обшивкой борта в нижней части должны были быть залиты цементом. С учетом этих требований МТК откорректировал рабочие чертежи расными чернилами и отправил их на завод для производства работ. Одновременно с этими чертежами откорректировали и возвратили заводу чертежи общего расположения лодки: размещения скорострельных пушек; расположения боевых штыров прочих орудий; размеров портов 9-фн орудий и высоты постоянной части фальшборта на выступах 8-ми дюймовых орудий. В процессе монтажа 9-фн орудий возник ряд вопросов. В МТК долго решался вопрос о целесообразности установки этих орудий на лодки Сибирской флотилии. Было мнение вообще их убрать со строящихся лодок. Так, на одном из заседаний МТК по артиллерии: «ГУКиС сообщило приказание временно управляющего Морским министерством вице-адмирала Чихачева обсудить в МТК, есть ли необходимость на «Корейце» и «Манджуре» ставить 9-фн орудия и не лучше ли их заменить на 47-мм пятиствольные орудия Гочкиса»? На заседании МТК после всестороннего обсуждения этого вопроса наконец приняли решение: на черноморских лодках эти орудия не ставить, заменив их четырьмя 47-мм орудиями, доведя их общее число до шести на каждую лодку. На «Корейце» и «Манджуре» решили оставить 9-фн орудия, учитывая, что этим судам придется обстреливать береговые укрепления противника. 47-мм орудия имеют несомненное преимущество лишь при стрельбе по миноноскам и по небронированным судам, а стрельба из них по земля- ным укреплениям из-за небольшого фугасного действия снарядов будет малоэффективна. На указанных лодках 9-фн орудия установили образца 1877 г., предварительно сняв их с плавающих судов. Штыры орудий установили на настил палубы с учетом расстояния «внутренней кромки канала для протока воды, отстоящей от наружной обшивки на 1 ф. 8 д.2. Не успев решить вопрос с орудиями, с завода в ГУКиС поступили чертежи на установку вспомогательного котла, предназначенного для нужд экипажа и крепления лап кронштейнов, поддерживающих гребные валы. МТК сообщил в ГУКиС, что если чертежи конструкции котла не вызвали замечаний, то его размещение на лодке требовало ряд уточнений, поэтому очередное занятие МТК посвятил этому вопросу. В результате решили паровой вспомогательный котел «...установить в выгородке носовой угольной ямы, так как другого более удобного места для размещения 1 Артиллерийское отделение МТК после сравнения характеристик 9-фн орудий Обуховского завода и 10,7 см пушек Круппа принял решение в дальнейшем называть их «9 фн орудиями образца 1877 г». Все они при стрельбе должны были использовать 4,5 фунтовый заряд крупнозернистого пороха, а в качестве снарядов и таблиц стрельб использовать соответствующие снаряды и таблицы, разработанные для орудий Обуховского завода. Об этом для снабжения кораблей в своем приказе № 63 от 17.03. 1886 г. сообщил главный командир Кронштадтского порта. 2 При строительстве «Манджура» MTK счел нужным обратить внимание завода и наблюдающего за постройкой, на то, что на «Корейце» внутренняя кромка канала на верхней палубе для протока воды отстоит от наружной обшивки борта на 1 ф. 8 д., а на «Манджуре» соответственно на 2 ф. 6 д. Из-за этого штыры 9-фн орудий придется крепить либо в канале, либо относить дальше от борта, что в свою очередь, потребует увеличения орудийных портов или при сохранении их уменьшить углы обстрела орудий, на что МТК пойти не может. его на лодке не было». Из-за этого запас угля уменьшили на 515 пудов (8240 кг), что составило около 5 часов действия машин, но этим решили пренебречь. Также оперативно решились вопросы, касающиеся устройства кронштейнов крепления свободных концов валов. Решили: верхние лапы кронштейнов закрепить не на обшивку корпуса, а на прокладку из листовой стали, прикрепленную на шп. № 43 и № 45. С внутренней стороны под лапы подложить рамку из стального уголка размером 4х4х1/2д., а лапы кронштейнов в толщине увеличить до 4 дюймов, имея сечение овальной формы с ребром 9 дюймов. Решили также муфту кронштейна удлинить до 13 дюймов. Чертеж гребных валов утвердили журналом № 7 от 1886 г. МТК по механической части. На очередном занятии МТК рассмотрел чертежи водоотливной системы лодки, а также расположения офицерских кают, парового отопленияв них и каютных щитов. На лодках из-за отсутствия двойного дна предусмотрели усиленные меры безопасности в случае повреждения корпуса. На заседании МТК с участием флигель-адьютанта капитана 1-го ранга С.О. Макарова приняли к реализации водоотливную систему, специально разработанную для лодки «Кореец». Общую трубу перенесли на левый борт судна ниже ватерлинии, установив поверх флор шпангоутов. Для этого в шести отделениях на магистральной трубе установили клинкеты, а в пяти отсеках добавили эжекторы Нормана, размещенные по два в носовых и кочегарных и один в кормовом отделениях лодки, производительностью по 200-240 т/час. Общая производительность других откачивающих средств (по два пожарных, машинных, трюмных и циркуляционных насоса, две донки, два брандспойта и три насоса Даутона) составляла 400-600 т/час. Опыт эксплуатации водоотливной системы «Корейца» в дальнейшем способствовал отказу от применения магистральной трубы на кораблях Российского флота. На «Манджуре», согласно записи в журнале МТК 1886 г. № 101, добавили дополнительный эжектор. Дополнительно к этому для обеспечения непотопляемости лодки в процессе строительства МТК предложил: 1) В переборке отделяющей машинное отделение от коридоров гребных валов сделать водонепроницаемые двери (предложение С.О. Макарова, внедренное на прототипе); 2) От всех кранов для затопления и клапанов вывести штоки на жилую палубу с приспособлениями для запирания и показания, когда эти клапаны открыты или закрыты; 3) Вместо клинкетов у переборки для перепускания воды сделать клапаны, диаметром в 6 дм; 4) Краны для выпускания воды из крюйт-камер, бомбовых и патронных погребов снабдить замками; 5) Люки в жилой палубе снабдить герметичными крышками, а настилку палубы сделать водонепроницаемой; 6) Сходные люки в командное отделение снабдить глухими крышками с иллюминаторами. Крышки в бурную погоду должны задраиваться, препятствуя попадания туда воды.

Решив вопрос с водоотливной системой, приступили к вопросу расположения офицерских кают. Чертежи, представленные для рассмотрения, Комитет одобрил с замечаниями. На первом чертеже красными чернилами обозначил проводку труб и грелок парового отопления вне кают. Помимо этого МТК сделал пометку, что завод должен снабдить каюты, помимо мебели и парового отопления, всем необходимым для жилья как это сделано на канонерской лодке «Сивуч». Много забот МТК доставил вопрос, связанный с размещением двух торпедных аппаратов в носовой части корабля. Препровождая чертежи размещения торпедных аппаратов, поручик Мустафин донес, что из-за наличия на лодке якорей Бакстера и в связи с этим возникшей в носовой части тесноты при размещении агрегатов приходилось близко располагать минные аппараты друг другу, что было недопустимо.

При этом он сообщал, что якоря Бакстера и сопутствующее оборудование заводом хотя и получено, но работы по их размещению риостановлены до решения Комитетом вопроса размещения минных труб. Первоначально Комитет сообщил в ГУКиС о своем решении разместить два аппарата. Для этого пришлось несколько приблизить их к диаметральной плоскости, а якорные клюзы отнести назад. Эти изменения были нанесены на чертежи красными чернилами и отправлены на завод. Однако в результате работ на заводе Комитет пришел к выводу: либо следует убрать один минный аппарат, либо вернуть на лодку старые адмиралтейские якоря. В конце концов, МТК принял решение - на строящихся лодках оставить якоря Бакстера, а один из минных аппаратов убрать. Забегая вперед, отметим, на черноморских лодках, установив два тор- педных аппарата (оказавшиеся совершенно бесполезными для подобного класса кораблей), вернулись к громоздким, но надежным адмиралтейским якорям.

Устройству погребов и размещению в них зарядов и снарядов МТК посвятил несколько занятий. При этом рекомендовалось, обеспечивая водонепроницаемость, дно погребов обшить стальными листами, равно как и подволок и переборки, а поверх стальных листов положить дерево. Стеллажи в погребах для обеспечения подачи и погрузки мин в нижние ряды, по требованию МТК, изготавливались съемные. При этом МТК часть вопросов, касающихся погребов, отдал на откуп наблюдающему за постройкой. Для достижения большого удобства в погребе для мин рекомендовал не делать настила, а свести в них деревянную обделку по продольной переборке и по шпангоутам на ус, как показано на чертеже красными чернилами. Одновременно с этим Комитет подробно обсудил расположение мин Уайтхеда в носовой части. На чер- тежах три мины подвешивались между бимсами верхней палубы вблизи минных аппаратов, причем одна мина находилась впереди двух других. Комитет, обсудив расположение мин, нашел удобным эту мину переместить назад. Откорректировав чертежи красными чернилами, отправили их для исполнения на завод.

Однако Комитет сделал приписку, что этим он не ог-раничивает инициативу наблюдающего в выборе варианта расположения мин. Чертежи приспособления для привода шпиля посредством пара были изготовлены Мустафиным на основе чертежей, ранее утвержденных кораблестроительным отделением МТК для «Сивуча». МТК, рассмотрев их, одобрил решение Мустафина установить паровую машинку и шпиль на стальные карлингсы с деревянными между ними подушками и укреплением их пиллерсами между палубами. Мустафин прислал на утверждение чертежи камбуза, составленные на основании чертежей прототипа. Одновременно с этим он запрашивал МТК относительно объема используемой на лодке цистерны Криза, которую завод предполагает заказать в Англии. МТК дополнительно к этому, запросив чертежи братских котлов (так в документе - В.К.) и рисунок офицерской плиты, решил рассмотреть одновременно и эти вопросы. Учитывая, что камбузная труба должна выходить в общую дымовую трубу, а помпа для перекачки воды в камбузную цистерну расположена на верхней палубе, камбуз расположили там же. При этом на чертеже штурвал относительно камбуза сдвинули в корму, для того чтобы штуртросы проходили вне камбуза. Под штурвалом пришлось между бимсами укрепить карлингсы, а в палубе сделать медные втулки для пропуска штуртросов. Впервые на флоте для мытья посуды не стали проводить на камбуз морскую воду, а для этого использовали пресную. Ответили также на вопрос относительно объема цистерны Криза. По мнению МТК, объем цистерны согласно запасного штата изд. 1877 г. должен составлять 50 галлонов. Рисунок офицерской плиты утвердили без замечаний. Завод установил два опреснительных аппарата на кингстонах, один - такой же какой был на прототипе, а другой системы Зотова, к обоим аппаратам сделано приспособление для циркуляции воды донкою, благодаря этому можно получить до 1000 ведер пресной воды в сутки.

В середине 1886 г. завод послал запрос заказчику относительно отделки подволоки и бимсов в офицерских каютах деревом. МТК посвятил этому вопросу одно занятие. В циркуляре кораблестроительного отделения МТК за № 316, разработанном еще в 1877 г., сообщалось: подволока и отделка жилых помещений делается только на яхтенных судах, на остальных судах «заменяется более тщательною отделкою болтовых гаек, головок и нижней стороны палубной настилки...покрытыми пробковою мастикою капитана Леонтьева». МТК провел ряд заседаний посвященных обсуждению окончательных чертежей расположения шлюпбалок и механизмов для подъема шлюпок и парового катера. После обсуждения вопроса в ГУКиС было сообщено, что чертежи приняты к постройке с доработками. В результате обсуждения высказаны следующие замечания: 4-х весельный ял должен быть с откидных шлюпбалок убираться на ростерные бимсы между 6-ти весельным ялом и паровым катером; шпили для подъема парового катера и 14-ти весельного барказа должны быть установлены по левому борту на верхней палубе; верхние концы шлюпбалок должны иметь утолщения для монтажа на них яблоковых механизмов, предназначенных для закладки стопора во время подъема на талях катера и баркаса. Кроме того, для подъема шлюпок вручную на шлюпбалках помимо указанных шкивов, необходимо сделать обоймы с блоками и ушки на самих шлюпбалках. Специалисты по прочности особо подчеркнули, что при монтаже башмаков к обшивке бортов за- вод должен устанавливать соответствующее число заклепок, зависящих от нагрузки, приходящей от конкретного катера и шлюпбалки к месту крепления. Все эти замечания отмечены на чертежах красными чернилами. МТК также одобрил мероприятия по улучшению конструкции парового катера, предложенные при постройке шлюпочным мастером. Об этой инициативе снизу доложил Главный командир Кронштадтского порта. Во время строительства «чертеж парусности был изменен против утвержденного в 1885 г...с целью улучшения вида рангоута и парусов». При этом по докладу наблюдающего за постройкою положение центра парусности от середины длины грузовой ватерлинии оказалось смешен- ным вперед на 7,54 фута, при этом высота над ватерлинией составляла 44 фута. По проверке присланных документов в чертежной МТК «площадь парусов оказалась 6108 кв. фут., т.е. на 129 кв. фут. менее первоначальной..» (в документе 149 кв. фут. - К.В.). Но, несмотря на это, было сообщено в ГУКиС, что МТК одобрил чертеж по парусности с доработками. При этом положение центра парусности по высоте остается прежним, а по длине на 1,25 футов переместился в нос по сравнению с первоначальным чертежом, что в целом стало даже лучше.

Чтобы исключить неизбежные доработки и переделки конструкции лодки после принятия в казну, Комитет предложил направить на завод командира корабля капитана 2-го ранга К.С. Остолецкого 2-го, дабы он на месте с учетом своего опыта мог предлагать к реализации технические решения по достройке корабля. Прибыв на место, он практически сразу же сделал запрос в МТК о внедрении на лодку по примеру английского флота железных винтовых талрепов на стень- и брам- фордуны для обеспечения удобной отдачи и вытягивания фордунов во время экстренного спуска стеньг ибрам-стеньг во время тревог и боя. По результатам обсуждения МТК предложение командира принял к реализации. 7 августа 1886 г. в присутствии официальных лиц двух стран состоялся успешный спуск на воду «Корейца». Осадка лодки с учетом полозьев соответственно носом и кормой составила 0,96 и 2,05 м. В королевской гавани Стокгольма 1 и 5 ноября этого же года состоялись ходовые испытания продолжительностью 6 часов. Отсутствовавшие на корабле орудия, шлюпки и снабжение заменили балластом массой 204 тонны. Осадка лодки при водоизмещении 1213,5 тонны составила 10 футов 6 дюймов. Во время испытаний дул ветер в 2 балла. Проведено четыре пробега. Во время первого пробега при мощности машин 1564,4 л.с. достигнута максимальная скорость 13,7 узла (в среднем 117 оборотов валов в минуту). Во время второго пробега скорость составила 13,43 узла. Число оборотов валов в среднем составило 114 об/мин. Во время третьего и четвертого пробегов, соответственно достигнута скорость 13,54 и 13,51 узел. Механизмы работали без замечаний. Скорость лодки превысила контрактную, завод ликовал, доволен был и заказчик. Спустя некоторое время корабль перешел в Крон- штадт на дооснащение. В соответствии с приказом временно управляющего Морским министерством № 102 от 5 сентября 1886 г. Адмиралтейств-Совет, согласно заключению МТК пожурналу от 27 августа сего года ст. 33877, постановил лодки «Кореец» и «Манджур» причислить на основании Запасного штата 1877 года по корпусу и вооружению к девятому разряду. По приходу лодки в Россию начались достроечные работы. И.Д. командира Санкт-Петербургского порта сообщил в МТК, что по донесению командира лодки один из главных компасов, установленный вблизи ды- мовой трубы, по наблюдениям, проведенным в декабре 1886 г. полковником Де-Колонгом, дает неверные показания. Остолецкий писал, что на пути из Швеции в Кронштадт показания носового компаса то и дело приходилось сверять с кормовым главным компасом. Командир лодки настоятельно просит «удалить компас от дымовой трубы и вентиляторов кочегарного отделения». Для этого, по его предложению, необходимо на уровне мостика сделать выступ в сторону носа на 8 футов, поставив под него пиллерсы. Кроме того, необходимо «заменить железные поворотные узлы вентиляторов медными». В этом же рапорте командир просил кормовой компас также установить на поперечном мостике. МТК замечания командира принял с некоторыми уточнениями к доработке. Позднее по просьбе командира на лодке установили прожектор по типу прожекторов, установленных на корветах «Рында», «Витязь» и на ныне строящейся лодке «Манджур». Однако МТК посчитал «неудобным» устанавливать боевой фонарь на фокмачте, а для этого на «вахтенном» мостике для него соорудили специальную площадку. Активно участвуя в достройке корабля, командир лодки предварительно, получив отзыв завода Круга, через И.Д. командира Санкт-Петербургского порта подал рапорт о внедрении на лодке изобретений старшего инженер-механика Зотова. В рапорте предлагалось на лодку установить: водоопреснительный аппарат на отливную трубу циркуляционного насоса(дополнительно к имеющимся - В.К.); аппарат для об- разования первоначальной пустоты в холодильниках, для ускоренного начала движения; шумоукротители(так в документе, видимо, глушители - В.К.) к котлам судовым и котлу парового катера; переносной шумоукротитель, употребляемый для выкачивания воды из трюма; водонагревательный аппарат для подогревания воды в котлах на случай экстренной разводки паров; паровой дождь для помывки кочегаров и команды. Общая стоимость всех аппаратов без учета стоимости их монтажа составляла 7683 руб. 20 коп. МТК, рассмотрев предложения командира, посчитал, что «эти аппараты не являются, безусловно, необходимыми для корабля, а только более или менее полезными». В результате МТК принял к реализации только часть из них, а именно: паровой дождь для помывки кочегаров и команды; переносной шумоукротитель, употребляемый для выкачивания воды из трюма; водонагревательный аппарат для подогревания водыв котлах на случай экстренной разводки паров. Управляющий Морским министерством это решение Комитета утвердил, не забыв при этом язвительно заметить, что «остальные аппараты являются предметом роскоши для кораблей». В это время ГУКиС препроводило в МТК для заключения заявление директора Бергзундского завода сценами на сверхконтрактные работы. МТК затребовал от командира лодки и от наблюдающего за постройкой Мустафина следующие данные: 1) Сколько угля осталось на лодке по приходу в Кронштадт; 2) Сколько метров стального троса поставил завод на лодку; 3) Смету на работы, которые заявил завод. После ознакомления с письмом Мустафина МТК принял решение признать сверхконтрактной работу по устройству сходной рубки в командирскую каюту и помещения для размещения штурманских принадлежностей. По проекту, штурманская рубка располагалась отдельно и несколько в стороне. Завод, построив большую рубку за бизань-мачтой, совместил в ней оба помещения, таким образом, сэкономив на материалах и занимаемых площадях в кормовой части лодки. МТК также согласился заплатить за излишки угля, оставшиеся на лодке по приходу в порт. Остальные претензии завода МТК отклонил, считая, что стальной трос на корабль завод должен поставлять в соответствии со спецификацией. Завод с этими доводами согласился. После монтажа орудий и проведения зачетных стрельб корабль в 1887 году приняли в казну. За быструю и качественную постройку русских канонерских лодок «Сивуч» и «Кореец» директора Берг- зундского завода Фрестадиуса наградили памятной медалью Морского ведомства (РГА ВМФ, ф. 418, оп. 1, д. 4656).

В соответствии со спецификацией экипаж корабля состоял: из 12 офицеров, 25 унтер-офицеров и 137 нижних чинов. Приказом N2 109 от 20 сентября по Морскому ведомству лодку зачислили в 1-й флотский е.и.в. генерал-адмирала Константина Николаевича экипаж. Командиром лодки высочайшим приказом № 277, подписанным императором в Ливадии 13 апреля 1886 г., назначили капитана 2-го ранга К.С. Остолецкого 2-го. Приказом № 107 от 16 сентября старшим офицером назначили капитана 2-го ранга Ф.С. Филисова (бывший старший офицер парохода-фрегата «Владимир»). При утверждении штатов на канонерские лодки типа «Кореец» ГМШ просил Морское министерство уведомить следует ли по устройству трюмов иметь на судах трюмных механиков для общего надзора за трюмным хозяйством. На основании приказа от 6.07.1874 г. № 98 трюмные механики назначались на все большие суда (броненосцы, броненосные крейсера и т.д.), а что касается канонерских лодок, то приняли решение назначать на них таковых при их отправке в дальнее заграничное плавание. Принятие окончательного решения по этому вопросу поручили общему собранию флагманов и капитанов (так в документе - В.К.).

Описание конструкции

Корпус

Бронирование

Энергетическая установка и ходовые качества

Вспомогательное оборудование

Экипаж и обитаемость

Вооружение

Примечания

  1. По судостроительной программе 1895 г. планировалось построить еще три корабля подобного типа, но промышленность России не смогла осилить эту задачу.