Форум геймеров и читеров 4cheaT
Реклама:

Линейные корабли типа South Dakota (1940) в World of Tanks (WoT)

Поделиться с друзьями:

Линейные корабли типа South Dakota (1940)

Новые темы на Форуме World of Tanks
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Процесор i7 4790k без розгона в игре world of tank... Shox Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-07 23:16
Пацаны если я продам танк 7 лвла я смогу купить 8 ... bbCTAC Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-07 22:46
Награда отWGдля верных игроков BOJlOHTEP Общение танкистов 5 2016-12-07 23:06
после установки новой видеокарты ворлд оф танкс вн... qwerty.wf Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-07 22:05
Когда улучшат графику в wot ? mine Вопросы по игре World of Tanks 1 2016-12-07 21:39
выкидывает при простое игры world of tanks,модов н... вадим123123231 Вопросы по игре World of Tanks 2 2016-12-07 19:59
Как отключить режим "В самолете" в Виндовс 10 ? Gomerchick Вопросы о World of Warplanes 5 2016-12-07 21:27
Ошибка при запуске World of Warships alex44 Вопросы о World of Warships 0 2016-12-03 12:57
Перейти к: навигация, поиск
Линейные корабли типа South Dakota
Линейные_корабли_типа_South_Dakota_title.jpg
Постройка и служба
4ед. Заказано
4ед. Построено
1939 - 1942гг. Годы постройки
1940 - 1962гг. Годы службы
Кемпден
Ньюпорт-Ньюс
Куинс
Норфолк
Место строительства
Общие данные
37970 / 44500т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
207 / 32 / 11м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
4 ГТЗА Энергетическая установка
до 27,8узл. Скорость хода
до 17000миль Дальность плавания
Экипаж
1850-2350чел. Общая численность
Бронирование
310/25-310мм. Пояс/борт
суммарно 146 - 154мм. Палуба
234—439мм. Барбеты
457
/241
/304
/102—406
мм.
Башни ГК
(лоб/бок/тыл/крыша)
102—440мм. Боевая рубка
287мм. Румпельное отделение
Вооружение

Артиллерия главного калибра

  • 9 × 406-мм/45 Mk.VI (2 носовые, 1 кормовая трёхорудийные башни)
    .

Противолодочное вооружение

Зенитная артиллерия

Авиагруппа

  • 2-3 × Vought OS2U Kingfisher.
Построенные корабли
South Dakota - линейные корабли ВМС США, последние корабли, спроектированные в рамках ограничений Вашингтонского договора, оцениваются многими специалистами как одни из наиболее удачных кораблей, созданных в этих рамках. Линкоры имели совершенную броню, мощное вооружение и развивали скорость 27 узлов. Приняли активное участие на Северо-Атлантическом, Средиземном и Тихоокеанском театре военных действий. Применялись для усиления соединений авианосцев и активной бомбардировки береговых укреплений неприятеля. С 1939 по 1942 годы было построено и спущено на воду четыре корабля данного типа. Все они после окончания войны в 1947 году выведены в резерв и законсервированы. В 1962 году два корабля были проданы на слом, а два получили статус кораблей-музеев и сохраняются по сей день.


История создания

Линейные корабли типа South Dakota относятся к так называемым «дого­ворным линкорам» (treaty battleships), появление которых связано с Вашингтон­ским соглашением 1922 года, которое прервало естественный ход развития военно-морских вооружений. Фатальные последствия этот документ имел для класса линей­ных кораблей. Его принятие поставило точку для целых эскадр бронированных ги­гантов, отправленных на переплавку. Полтора десятилетия (до 31 де­кабря 1936 года, с учетом продления в 1930 году в Лондоне) действовали жесткие огра­ничения калибра главной артиллерии и водоизмещения — не более 16 дюймов (406мм) и 35000 тонн. Срок службы линкоров до спи­сания и замены новыми кораблями должен был составлять минимум 20 лет, что и приводило к длительному перерыву в их строительстве (т. н. «линкорные каникулы»).

Бюро конструирования и ремонта, 23 июня 1937 г.

В США долгое время рассматривал­ся вариант выбора из двух групп альтер­нативных проектов: мощно вооруженный (ГК 16 дюймов) и хорошо защищенный, но тихоходный корабль или быстроход­ная боевая единица (30 узлов) с оруди­ями умеренного калибра (14") и соответ­ствующим ему бронированием. Критики и сторонники были у обоих вариантов. Так к примеру в защиту первого приводили 21-узловую скорость уже существующего флота. Более быстроходные корабли не вписывались бы в сложившиеся модели взаимодействия. В пользу второго проекта имелись аргументы, и не менее веских. Одним из них была высокая скорость авианосцев, для прикрытия ко­торых и создавались новые линкоры. Обращали немалое внимание и на су­ществование в британском и японском флотах быстроходного крыла линейных крейсеров, а так же начавшееся в европейских странах строительство линкоров нового поколения. Все они проектировались под высокую скорость.

Возобладала взве­шенная позиция «золотой середины», и впервые после 1921 года все новые амери­канские линкоры должны проектироваться под умеренно высокую скорость в 27 — 28 узлов. Проект получил название линкор 1937 года. Планировалось оснастить эти корабли 14-дюймовками, как на английских линкорах типа «Кинг Джордж V». Но отказ Японии от продления военно-мор­ских договоров, и начало строительства в Италии, Франции и Германии кораблей С 15-дюймовой артиллерией, внесли коррективы в проект уже строящихся линкоров. Заменить башни главной артил­лерии (четырехорудийные калибром 14" на трехорудийные 16") было не слишком сложно. Но возникал вопрос о брониро­вании, адекватном новому вооружению. Следует отметить, что в США и Англии прин­ципиальным требованием была за­щищенность корабля от снарядов свое­го калибра. Однако усилить бронирова­ние Северное Каролины и Вашингтона уже было невозможно, и с этим пришлось смириться. Поэтому сами американцы считали довольно удачный про­ект новых линкоров несбалансирован­ным в части бронезащиты.

Предшественники

Линкоры типа Северная Каролина кроме мощного главного калибра, выгодно отличались наличием универсальной артил­лерии из 20 127-мм 38-калиберных ору­дий, размещенных в десяти двухорудийных башнях. Отменны­ми били и дальность плавания, и авто­номность кораблей. После модер­низаций на высочайший уровень были подняты легкая зенитная артиллерия и средства РЛС. Все это, в дальнейшем, было использовано на по­следующих типах американских линкоров. Лишь защита Северной Каролины са­мими проектировщиками признавалась неудовлетворительной, так как расс­читывалась на противостояние 356-мм сна­рядам. Кроме тонкого броневого пояса, недостатком считали и горизонтальное бронирование, которое хоть и было мощным, но не было рацио­нально разнесено по трем палубам.

Подводная защита тоже оказалась по­средственной и не соответство­вала мощности бое­вого заряда новых торпед (особенно японских). Однако до начала Второй мировой войны этот факт не был так очеви­ден. Это было связано с тради­ционными ограничениями, налагае­мыми на ширину и осадку американских кораблей — они должны были прохо­дить Панамский канал. Его глубина и 35-метровый поперечный габарит шлю­зов создавали серьезные проблемы для проектирования ПТЗ(противоторпедной защиты).

Предпосылки появления

В 1937 году, когда линкор Северная Каролина только-только начал строиться, а Вашингтон еще даже не заложили, встал вопрос о срочном создании еще двух новых линкоров. Международная обстановка ухудшалась. Япония уверен­но шла на усиление конфликта в Ки­тае и занимала всё более агрессивную позицию в Тихоокеанском регионе. Гер­мания вооружалась и готовилась к ре­ваншу. Муссолини грезил о временах Римской империи и мечтал превратить Средиземное море в «Mare Nostrum» (наше море). Активно наращивал свой военный потенциал Советский Союз, позиция которого в предстоящем миро­вом кризисе для американцев была не очевидна. В такой обстановке США приня­ли решение о строительстве еще двух линкоров. И сделать это намеревались в сжатые сроки.

В марте 1937 года Генеральный совет флота постановил: строить два новых корабля по образцу Северной Каролины и ''Вашингтона''. Однако с таким реше­нием не согласился адмирал Стендли. Он хотел на 1938—1939 бюджетные годы получить улуч­шенный проект. Возражений ни у кого не имелось. Даже конструкторы строящих­ся линкоров не были полностью удовлет­ворены своим детищем. Недостатки про­екта представлялись очевидными. Но­вые корабли должны были иметь 16-дюй­мовые орудия и надежную защиту от снарядов этого калибра.

Но стала очевидна еще одна опасность, ранее не принимавшаяся в расчет. Снаряды с дальних дистанций, упавшие почти отвесно у борта, имели на своем пути слишком малый слой воды, чтобы сильно замедлить скорость, и свободно могли поднырнуть под броневой пояс. Сохраняя еще доста­точно много кинетической энергии, такие снаряды были способны нане­сти опасные повреждения подводной части корабля. От этого теперь тоже сле­довало защититься, то есть углубить броневой пояс, а значит — расширить его и тем самым утяжелить. Но за счет чего? Реально вопрос стоял только об уменьшении скорости 35000-тонного корабля. По предварительным прикид­кам выходило менее 25 узлов. Однако для единой тактической группы с Северной Каролиной и Вашингтоном новые линейные корабли должны были давать те же 27. Кроме того, стали извест­ны высокие скоростные парамет­ры строящихся линкоров других стран. «Витторио Венето», Ришелье, «Кинг Джордж V» и Бисмарк были еще быст­роходнее. При данных обстоятельствах 27 узлов стали обязательным миниму­мом для нового проекта.

Проектирование

Схема линейного корабля Алабама (1943 г.).

Именно такая сложная задача была поставлена перед группой инженеров бюро строительства и ремонта во главе с капитаном Чантри. Это был технический вызов и Алан Чантри его принял. Главным направлением стало уменьшение длинны корабля, по сравнению с проектом 1937 г. Корабль планировалось «уплотнить». От проекта двух четырех орудийных башен ГК отказались сразу, слишком велика была опасность потери половины артиллерии от одного удачного попадания. Пришлось сохранить три башни. Очень мало места оставалось для надстройки. Она становилась чрез­вычайно компактной, чтобы поместиться на относительно небольшом промежут­ке между второй (возвышенной) и тре­тьей (кормовой) башнями. При этом воз­никала проблема с углами обстрела глав­ной артиллерии. Их требовалось сохра­нить или, по крайней мере, не допустить значительного уменьшения. Пояс для лучшей защиты от снарядов можно было на­клонить сильнее. Но не слишком — ина­че покрывающая его главная броневая палуба становилась широкой, что сильно утяжеляло корабль и создавала про­блемы с остойчивостью. Ширину кораб­ля также нельзя было увеличить — линкоры 1937 проекта «панамский ли­мит» уже использовали полностью.

Чтобы выполнить столь противоречи­вые требования, Чантри предложил двухъярусную силовую установку увели­ченной мощности с расположением кот­лов и турбин в разных уровнях, а также броневой пояс двойного наклона. Первое предложение делало секцию котлотурбинных агрегатов компактной и короткой, сокращая дли­ну корабля. При этом мощность была повышена на 15000л.с. для дости­жения такой же скорости, как у более длинной и ходкой Северной Каролины.

Второе тех. решение предпо­лагало применение двух главных броне­вых поясов: нижнего, наклоненного нару­жу, и верхнего с противоположным накло­ном. Оба были внутренними. Их стык на­ходился приблизительно на уровне ватер­линии. Это сокращало забронированный объем и уменьшало ширину бронепалубы, которая не доходила до бортов кораб­ля. В результате за счет экономии веса становилось возможным применение бо­лее толстых броневых плит, способных выдерживать огонь 16-дюймовых орудий. Чтобы исключить возможный ущерб от снарядов, поднырнувших под броневой пояс, последний был продлен почти до самого днища с наклоном в 15° и постепенным уменьшением толщины (адекватно тормозящему эффекту слоя воды). Нижняя часть пояса могла выполнять роль проти­воминной переборки. Кроме этих нововведений, Чантри предполагал урезать всякие роскоши в части обитаемости. Уплот­нялись даже командирские и адмираль­ские апартаменты. Урезано количество катеров, шлюпок, приспособ­лений для их подъема и спуска, иллю­минаторов, световых окон, воздухово­дов, вентиляционных шахт и прочих «из­лишеств». Корпус имел почти вертикаль­ные боковые стенки до самого днища. Осадка была самой большой из амери­канских линкоров всех времен. Ее лими­тировал Панамский ка­нал, на этот раз его глубина. А вот допуски для Нью-йоркского порта и Жемчужной га­вани (Пёрл-Харбор) расчетные 35 футов осадки в пол­ном грузу уже превышали.

Этот проект и был представлен Чантри Генеральному совету фло­та. Его рассмотрение состоялось 7 — 8 мая 1937 года. Совет признал, что при традиционных методах бронирова­ния Северной Каролины с ее 27 узлами и слабой защитой — это(проект Чантри -прим.) максимум того, что можно сделать в рамках 35000т водоизмещения. Представленный эскиз­ный проект корабля 1939 года, обеспечивал заданные параметры, включая скорость. Генеральному сове­ту предложения Алана Чантри в целом понравились. Однако некоторые из его новаторских решений имели существен­ные изъяны. Прежде всего, был отвергнут состав­ной броневой пояс и на это имелись причины. Во-первых, сочленение двух поясов противоположного наклона было сложно реализовать технологически, а прочность такой конструкции вызывала сомнения. Но главным недостатком был внутрен­ний наклон верхнего пояса в 44°. На больших дистанциях снаряд в такую броню попадал практически по нормали, что снижало стойкость брони. Как следствие требовалось увеличение толщины броне плит, а значит, и вес судна. На малых же дистанция такой наклон давал рикошетный угол но вероятность такого боя была крайне мала. Составной пояс забраковали.

Вместо этого было решено применить внутреннее расположение главной бор­товой брони единого наружного накло­на, как на британском Нэльсоне и французском Дюнкерке. Сама по себе такая схема не слишком вдохновляла адмиралов из-за про­блемы непрочного наружного борта и сложностей в ремонте. Но при внутреннем наклонном расположении пояса увеличивались его защитные качества, не росла ширина броневой палубы, экономился вес и сохранялась необходимая остойчивость корабля.

Еще стояла задача обеспечить ЗСМ (зона свободного маневрирования) от 16-дюй­мовых снарядов в пределах 20 — 30 тыс. ярдов (18,3 — 27,4 км). Для бортовой защиты критичной была внешняя грани­ца этой зоны. С целью увеличения снарядостойкости наклон поясных плит до­вели до 19° и немного увеличили их тол­щину. Клинообразно утончаясь, нижняя часть пояса доходила до самого днища, заменяя собой главную противоминную переборку. В подводной части простран­ство между наружным бортом и поясной броней представляло собой многослой­ную конструктивную защиту. Два внеш­них отсека содержали нефть или в бал­ласт забортную воду, внутренние были пустыми. Последние первоначально планировалось заполнить водоотталки­вающим материалом, как на Дюнкерке и Ришелье. Похожее решение исполь­зовалось в разных странах на рубеже XIX и XX веков. Тогда для этого применяли целлюлозу или пробку. Из-за недостатков, присущих этим материа­лам, подобная практика была прекраще­на. И теперь, спустя почти 40 лет, аме­риканцы ничего подходящего не имели.

Продольный разрез линкора типа Южная Дакота.

Траверсная бронезащита, замыкаю­щая цитадель с двух концов, была не очень внушительной (287 мм). При ост­рых курсовых углах (до 30°) ближняя гра­ница зоны свободного маневрирования отодвигалась до 22700 ярдов (20,8 км). Этот недостаток был справедлив и на первой паре лин­коров типа Айова. Лишь на Миссури и Висконсине поперечное бронирова­ние было усилено.

Горизонтальная защита линкоров нового типа отличалась от проекта Северной Каролины проду­манной компоновкой. Суммарная толщи­на брони осталась примерно такой же, но ее распределение по палубам стало рациональнее. В результате внеш­ний предел зоны свободного маневрирования составлял для 16-дюймового ка­либра около 30 тыс. ярдов(27.4 км).

А вот еще одному нововведению Чантри, которое могло бы существенно сократить длину линкора, было отказано. Речь идет о радикальном новом решении в размещении энергоустановки. Предлагалось выполнить её в два яруса и разместить котлы над турбинами. Длинна машинного отделения, а значит и броневой цитадели, при такой компоновке, сократилась. Явным минусом такого смелого хода стали бы большие сложности в бронировании, ведь защита должна была огибать второй ярус машинного отделения, иметь уступы и вертикальные поверхности. Но тогда поднимался вопрос от прочности и солидной прибавке в весе конструкции. В итоге котлотурбинные агрегаты решено было установить в один ярус, при этом сделать машинные отделения максимально широкими(на 10 футов шире, чем у Северной Каролины). Длину машинного отделения, при такой компоновке удалось сократить до 48,8 м против 85 м у Каролины. В результате была обеспечена прибавка в мощности на 15000л.с. Этого было достаточно чтобы новые линкоры могли развивать 27-узловую скорость.

Технические изыскания сделали внешность новых линкоров необычными и легко узнаваемыми. Сокращение длинны корабля не могло отразится на форме и габаритах надстройки. Она была буквально втиснута между второй и третьей башнями главного калибра. Компоновка надстройки представляла собой пирамидальную конструкцию. В единый комплекс была объединена фок-мачта, боевая рубка, находящаяся перед ней, командно-дальномерные посты и расположенную сза­ди дымовую трубу.

Неизбежным встал вопрос о количестве и размещении 5-дюй­мовых универсальных пушек. Дело в том что на кораблях проекта 1937 года, было расположено десять двухорудийных установок. И сама конструкция линкоров позволяла башням главного калибра иметь сектор обстрела в 300°. Компоновка нового линкора смогла обеспечить установку 20 5-дюй­мовых орудий в друхорудийных башнях. Это стало возможно в результате увеличение длинны надстройки на 40 футов. Но пришлось смириться с сокращением сектора огня второй и третей башни ГК линкора до 290°. Более детальная проработка компоновки привела к увеличению секто­ра до 295°.

Много было и других трудностей, свя­занных с дефицитом места. Например, на верхней палубе не хватало простран­ства для заправочных портов. Мешала очень плотная надстройка. В итоге их разместили на уступе наружного борта ниже верхней палубы.

Постройка и испытания

Проект линкора 1939 года в целом был готов в ноябре 1938 года. 22 декабря были обозначены требования к разработке документации. Стандартное водоизмещение принима­лось равным 35350 т, полное — 44 519 (английских, или «длин­ных» тонн). 4 января 1939 года проект рекомендовали к реализации. Следует заметить, что формирование проекта и документации заняло меньше времени, чем для Северной Каролины, причем значительно. Если учитывать сложность задачи, это выдающиеся достижение. Ведь в сжатые сроки был разработан абсолютно новый, оригинальный проект типа линкоров, значительно превосходивший предшественников. И это стало триумфом Алана Чантри!

Киль первого корабля нового типа, Южная Дако­та (ВВ-57), заложили 5 июля 1939 года на верфи в Кемпдене, штат Нью-Джерси. Линкор был спущен на воду 7 июня следующего года. Его в авральном режиме сдали флоту 20 марта 1942 года, когда США уже воевали. На этот момент работы по отладке башен главного ка­либра и легкой зенитной артиллерии еще продолжались.
Второй линкор, Индиана (ВВ-58), был заложен 20 ноября 1939 года на вер­фи компании судостроения и сухих доков в Ньюпорт-Ньюс, штат Вирджиния. Спуск на воду состоялся 21 ноября 1941-го, пе­редача флоту — 30 апреля 1942 года.
Массачусетс (ВВ-59), третий линкор серии, строила Вифлеемская сталели­тейная корпорация («Бетлехем Стил»). Корабль был заложен 20 июля 1939-го на верфи в г. Куинси, штат Массачусетс. Спуск состоялся 23 сентября 1941 года. Линкор в большой спешке укомплекто­вали 12 мая следующего года. Он сроч­но требовался для участия в операции «Торч».
Алабама (ВВ-60) же стал последним ко­раблем этого типа. Его киль был заложен 1 февраля 1940 года на военно-морской верфи в Норфолке. Спуск на воду состо­ялся 16 февраля 1942-го, а 16 августа того же года линкор включили в состав флота.

Реалии нового времени диктовали свои правила. Новые корабли проходили испытания в ускоренном цикле. Уже в 1942 году в дело вступили сразу четыре, самые короткие, «большие дубинки»(прозвище лин­коров ВМС США)"дяди Сэма". Сделано это было очень вовремя. Уцелевшие после событий в Пёрл-Харборе 7 декабря 1941 года «Старики»(корабли довоенной постройки) только занимали места у ремонтных стапелей, в то время как война на всех морских театрах против флотилий стран Оси уже набрала обороты. Этим линкорам предстояло предстояло сыграть большое значение в боевых эпизодах Второй мировой войны.

Описание конструкции

Корпус

Спуск на воду линкора Массачусетс

Поставленные перед конструкторами, сложные и весьма противоречивые требования, вынудили разработчиков проекта пойти на нетривиальные технические решения. Корпус линкора и его компоновка являлись оригинальной и интересной частью его конструкции. Набор корпуса выполнялся по продольной схеме. Шпация составляла 1,22 м. При сборке доминировала клепка, применялась так же сварка.

В новых линкорах широко применялась сталь специальной обработки STS (special treatment steel), которая по сути была гомогенной броней. Южные Дакоты имели самую большую осадку среди современных кораблей США. Стандартное водоизмещение линкоров составляло 38664 т, нормальное — 42545 т. Площадь омываемой поверхности равнялась 8431,9 м2.

Южные Дакоты стали самыми короткими из линкоров своего поколения, включая значительно меньшие по водоизмещению Дюнкерк и Шарнхорст. Имевшая ту же скорость Северная Каролина была на 15 м длиннее. И даже тихоходный Нельсон превосходил Южные Дакоты по длине корпуса.

Весовые характеристики линейного корабля Южная Дакота (1942 г.)

Статьи нагрузки
Вес в тоннах
«длинных» / метрических
Доля
статьи
Водоизмещение порожнем
35 195 / 35760
100,00 %
Броня
13943 / 14167
39,63 %
Корпус без брони
13 355 / 13 570
37,99 %
Механизмы (сухие)
3442 / 3497
9,79 %
Вооружение
2608 / 2650
7,43 %
Оборудование и снаряжение
1 084 / 1 101
3,08 %
Вспомогательные системы
730 / 742
2,07 %
Оборудование связи и управления
33 / 34
0,08 %
Боезапас
2284 / 2320
6,0 %
Припасы и питьевая вода
937 / 952
2,42 %
Экипаж
194 / 198
0,51 %
Авиационное вооружение
54 / 55
0,14 %
Топливо
4883 / 4962
11,33 %
Резервная вода для котлов
250 / 254
0,58 %

Два симметричных полубалансирных руля находились непосредственно за внут­ренними винтами с небольшим смещени­ем к диаметральной плоскости относи­тельно осей валопроводов. Оба руля име­ли площадь по 25,4 м2 и работали очень эффективно. Управляемость кораблей заслуживала самой высокой оценки — диа­метр циркуляции составлял 640 м на ско­рости 16 и 670 м — на скорости 26,5 узла. А вот мореходность, в целом, ока­залась посредственной. Надводный борт в носу был меньше чем у Северной Каролины. Нос корабля просто заливало на большой скорости даже в спокойном море. Счетверенный 40-мм носовой бофорс почти всегда был «влажный». В таком виде он не мог работать и в последствии его демонтировали со всех кораблей.

Пирамидальная надстройка, «щетинилась» стволами многочисленных орудий, средств ПВО, многочисленными антеннами локаторов и систем связи, башнями и дальномерами систем управления огнем. Прикрыто все было легкой броней, но зачастую и её не было. Фугасный снаряд противника мог привести к серьезным повреждениям этих систем. После модернизаций этих систем становилось все больше.

Внутреннее расположение было исключительно «плотным». Четы­ре главных машинных отделения нахо­дились ниже третьей палубы; перед ними располагались аварийные дизель-генераторы и опреснители. Еще одна группа дизель-генераторов была уста­новлена сразу за четвертым машинным отделением. Погреба боезапаса распо­лагались по краям от энергоустановки.

Бронирование

Схема бронирования линкоров типа Южная Дакота.

Следует отметить, что броневая защита разрабатывалась на отражение 16-дюймовых снарядов пушки Mk.5 линкоров типа Мэриленд, вес которых был 2240 фунта(1016 кг). Материал для брони был хорошего среднемирового уровня и представлял собой усовершенствованный вариант крупповской брони КС (Krupp Cemented) и KNC (Krupp Non-Cemented). Поставляли его Carnegie Steel Corp., Bethlehem Steel Corp. и Midvale Co. Гомогенную броню собственного про­изводства американцы считали лучшей в мире. Плиты свыше 4 дюймов (101 мм) в толщину относили к классу «В», а более тонкие классифицировали как STS. Но большой разницы здесь не существова­ло. Для малоразмерных деталей применялась литая броня «Cast». Как правило, она была гомогенной, но допускалась и це­ментация поверхности.

Главный пояс линкоров типа Южная Дакота состоял из брони класса «А» толщиной 310 мм на двухдюймовой це­ментной подушке и 22-мм подкладке из STS. Наружный наклон составлял 19°. Внутреннее расположение поясных плит при толщине внешней обшивки между второй и третьей палубами в 32 мм до­полнительно усиливало защиту. Для сна­рядов, летящих строго горизонтально, это соответствовало эквиваленту верти­кальной брони в 439 мм. В подводной части корабля нижний пояс из брони класса «В» простирался до самого днища, уменьшаясь с 310 до 25 мм, обеспечивал защиту от «подныривания» снарядов, падающих под большим углом у борта корабля.

Броневая цитадель охватывала цен­тральную часть корабля от первой до третьей башни ГК (отрезок между 36 и 129 шпангоутом). Она была короче чем у Северной Коралины. Концы ее пере­крывались цементированной траверзной броней 287-мм толщины. Носовой тра­верс простирался от второй палубы до третьего дна (внизу он становился тонь­ше), а кормовой — только в промежутке между второй и третьей палубами. Ниже была обычная 16-мм перегородка. Здесь к ци­тадели примыкала броневая коробка, защищавшая рулевые механизмы и при­воды. С бортов они были прикрыты мощ­ными цементированными плитами тол­щиной 343 мм с внешним наклоном в 19°, сверху — 157-мм третьей палубой. Румпельное отделение замыкал 287-мм тра­верз.

Сечение по миделю с указанием толщины брони линкоров типа Северная Каролина и Южная Дакота.

Схема горизонтальной защиты напо­минала примененную на предыдущем типе линкоров — комплекс трех бронепалуб. Но отличие было. Был использован эффект большей стойкости одной(главной) броневой плиты по отношению к двум или нескольким суммарно равным. В данном проекте была утолщена вторая бронепалуба, примыкающая к верхней кромке пояса. Она состояла из двух слоев — основ­ного, класса «В», и 19-мм, из стали STS. В диаметральном разрезе это составляло 146 мм (127+19) против 127 мм (91+38) на Северной Каролине. У бортов суммар­ная толщина увеличилась до 154 мм, ком­пенсируя отсутствие дополнительной за­щиты в виде надстройки.

Между барбетами второй и третьей ба­шен ГК располагалась короткая и узкая 16-мм палуба, не доходившая до бортов корпуса. Она, как и располагавшаяся ниже третья палуба, была противоосколочной.

Боевая рубка американских линейных кораблей традиционно имела очень мощное бронирование. В данном случае ее стенки и коммуникационная труба были 16-дюймовыми, а крыша и пол 7,25 и 4 дюйма соответ­ственно. Применялась броня класса «В». Лобовые, задние и боковые стенки башен ГК были выполнены из брони толщиной соответственно 18, 12 и 9,5 дюйма. Крыша — из 184-мм (7,25") гомогенных плит. Толщина брони барбетов выше второй палубы составля­ла 439 мм (17,3") по бокам и 294 мм (11,6") в районе диаметральной плоскости.

Башни средней артиллерии целиком формировались из гомогенных 51-мм плит. Это было меньше, чем на совре­менных «35000-тонниках» других стран, но из-за небольшой массы установки имели высокую подвижность.

Другие части корабля были бронированны лишь фрагментарно, например ба­шенки директоров главного калибра и их коммуникационные трубы были прикрыты не полностью. Вне цитаде­ли кормовая и особенно носовая части кораблей оставались незащищенными в соответствии с традиционным американ­ским принципом «все или ничего».

В общем система бронирования вполне могла обеспечить надежную защиту от огня 406 — 410-мм орудий американских линкоров типа Мэриленд, японских типа Нагато и английских типа Нельсон. Авиабомбы пикировщиков, как считалось, тоже не могли поразить жизненно важные цен­тры Южных Дакот, поскольку вероят­ность прямых попаданий с большой вы­соты оценивалась как крайне низкая. Уязвимыми оставались не бронированные оконечности и надстройки, но их поражение не могло гарантированно привести к потоплению корабля.

Отметим, что данная схема бортово­го бронирования получила логичное раз­витие в конструкции линкоров типа Ай­ова. Их обшивка из стали STS, увели­ченная по толщине до 38 мм, могла уда­лять бронебойные наконечники 406 — 460-мм снарядов со всеми вытекающи­ми отсюда плюсами.

Энергетическая установка и ходовые качества, вспомогательное оборудование

Главная энергетическая установка (ГЭУ) была скомпонована в четырех машинных отде­лениях. В каждом имелось по два котла, комплект турбозубчатых агрегатов(ГТЗА) и набор вспомогательного оборудования. Два больших опреснителя рас­полагались перед первым котлотурбинным отделением и могли обеспечить по 40 тыс. галлонов воды в сутки. Там же (перед первым м.о.) и за четвертым машинным отделением находились ди­зель-генераторы. В четвертом котлотурбинном отсеке имелся вспомогательный опреснитель производительностью 12000 галлонов в день.

Каждый из четырех комплексов глав­ных машин давал мощность в 32500 л.с. при 185 оборотах в минуту и до 35000 л.с. на форсаже. В сумме машины развивали око­ло 130—140 тыс. л.с. Линкору хватало мощности чтобы развивать максимальный ход в 27 уз­лов, уверенно преодолевая большее сопротивление движению. Однако на дальность эко­номичного хода, прирост в мощности почти не повлиял. Связанно это было с чуть большей емкости топливных цистерн ГЭУ. Их объем соответствовал 7319т. мазута средней плотности против проектных 6959т. По некоторым сведениям, в 1945 го­ду линкоры этого проекта на скоро­сти 15 узлов могли покрыть расстояние в 17000 миль. На 25-узловом ходу, при мак­симальном запасе топлива, дальность со­ставляла 6400 миль, что меньше чем у предшественников всего на 300 миль.

Температура и давление пара в котлотурбинной установке линкора были подняты до уровня ГЭУ новых авианосцев. В результате, имея заметно большую мощность, энер­гетика Алабамы почти не потяже­лела: 3580 «длинных» т или 3637 метрических т (ГЭУ Северной Каролины ве­сила соответственно 3444 или 3499 т). Удельный вес машин по сравнению с пре­дыдущим типом линкоров снизился с 28,74 до 26,57 кг на одну лошадиную силу.

На Алабаме были установлены четыре комплекта ГТЗА компании «Westinghouse». Линкор имел восемь двухтопочных трехколлекторных котлов с двумя форсунками и двумя ды­моходами системы «Foster Wheeler». Они обеспечивали давление пара 40,64 кг/см2 и температуру 454,4°С.

На конец 1941 года главные машины при 185 оборотах в минуту обеспечивали кораблям скорость 27,8 узла. В 1945 го­ду, несмотря на возросшее водоизмеще­ние, линкоры могли развивать 27-узловой ход. Максимальная электрическая мощ­ность, потребляемая судовыми система­ми, составляла приблизительно 7000 л.с. Ее обеспечивали семь главных турбоге­нераторов мощностью по 1000 л.с. и два аварийных дизель-генератора по 200 л.с. Ими вырабатывался переменный ток напряжением 450 В.

Экипаж и обитаемость

Вид на ходовой мостик, боевую рубку и мачту линкора Индиана.

В передней части была расположена боевая рубка. На уровне 04 ее опоясывал ходовой мостик. Дальше к корме располагалась штурманская руб­ка. Под ней были расположены помещения для командира и флагмана. Носовой командно-дальномерный пост (КДП) артиллерии ГК были расположены на уровне 08. Широкая дымовая труба была чуть выше КДП средней артиллерии. Козырек трубы был скошен и весь дым направлялся назад.

Офицерские каюты находились в пе­редней части надстройки на главной па­лубе перед дымоходами и на верх­них уровнях. После боевой рубки располагалась кают-компания. За машинным отделением на второй и третьей палубах, в кормовой части над­стройки на уровне 01, и за барбе­том башни ГК № 3 на второй палубе, располагались кубрики. Ус­ловия обитаемости были заметно скром­нее, чем на линкорах Северная Каролина и Вашингтон. И особенно заметно это стало по мере роста численности экипажа. Связано это было с тем, что после модернизации корабли увеличивали количество легкой зенитной артиллерии, средств связи и радиоэлектронной разведки, и иных средств управления. Так по первоначальному проекту экипаж должен был на­считывать 1849 матросов и офицеров. Однако уже в февра­ле 1942 года экипаж увеличили на 99 человек, а к декабрю того же года «на­селение» корабля выросло до 2300. В конце вой­ны численность экипажа линкоров типа Южная Дакота составля­ла приблизительно 2350 человек.

По проекту площадь жилых помещений, в расчете на одного человека, была уменьшена значительным образом, по сравнению с американскими стандартами для линкоров. Кубрики команды оснащались в основном двух и трехъярусными койками, а офицерский состав жил в двухместных «кельях». Индивидуальные каюты мог иметь лишь адмирал, капитан и несколько старших офицеров. С ростом численности состава койки в кубриках стали в основ­ном четырехъярусными. Но гамаков не применяли. Серьезно «уплот­нили» и офицеров. Однако все изменения не затронули автономность кораблей.

Камуфляжная окраска кораблей типа Южная Дакота

Образцы камуфляжной окраски линкоров типа Южная Дакота.

Сложно найти факты когда «искажающая» окраска надводных кораблей имела бы реальную пользу, однако в годы Второй мировой войны ни один флот мира не смог ни увлечься им. ВМС США не были исключением. Так в начале войны корабли несли характерную пятнистую окраску. Из года в год камуфляжи становились все проще и к 1945 фактически сошли на нет.

Линейные корабли типа Южная Дакота вступили в строй, имея защитную окраску по схеме Measure 12 Graded System, пятнистый ри­сунок. По бортам этот камуфляж состо­ял из крупных неправильных пятен свет­ло-серого (Ocean Gray 5-O) и темного сине-серого (Navy Blue 5-S) цветов с вол­нистыми переходами. На надстройках и башнях наряду с первыми двумя присут­ствовали области третьего цвета — дым­чато-серого Haze Gray 5-H. Горизонталь­ные поверхности (палубы, крыши башен) всегда окрашивались в приглушенный синий тон Deck Blue 20-B.

В конце 1942 года Индиана несла камуфляж по схеме Measure 15 Disrup­tion System (дезинтегрирующая или сби­вающая система) из Ocean Gray 5-O, Haze Gray 5-H и сине-черного Navy Blue 5-N. Пятна этих трех цветов наносились на все вертикальные поверхности. Па­лубы и крыши башен — как всегда, Deck Blue 20-B.

Во второй половине войны на линко­рах типа Южная Дакота стал применять­ся камуфляж Measure 32/11d Medium Pattern System (разрывающие пятна). Области цвета Ocean Gray 5-0, Light Gray 5-L (светло-серый) и Dull Black Bk (матовый тускло-черный) наносились на все вертикальные поверхности. Перехо­ды между тонами были не волнистыми, а прямолинейными или ломаными.

Чуть позже появился вариант Measure 22 Graded System (введен во флоте США раньше, чем Measure 32). Эта раскраска уже мало походила на камуфляж. Бор­та кораблей были тона Navy Blue 5-N. В носовой части этот цвет имел границу на уровне плоской части главной палубы. А выше (подъем борта от первой башни ГК к форштевню) и по надстройкам шла окраска Haze Blue 5-H. Еще проще был вариант Measure 21 — все вертикальные поверхности цвета Navy Blue 5-N. Палу­бы и крыши башен — по-прежнему Deck Blue 20-B.

После войны Южные Дакоты получили окраску типа Measure 13, аналогичную Measure 21, но с заменой Navy Blue 5-N на цвет Haze Gray 5-H.

Вооружение

Главный калибр

Вид на 16-дюймовое (калибр 406 мм) орудие главного калибра американского линкора Алабама.

Южные Дакоты имели тот же комплекс вооружения что и проект 1937 года и мощи превосходили все иностранные линкоры 35000-тонного подкласса. Использовались все те же 16-дюймовые 45-калиберные пушки Mk.6. Ствол 16-дюймового орудия Mk.6 всех моделей состоял из лейнера, фиксирующего кольца, внутренней трубы, трех скрепляющих цилиндров и двух колец, казенника и хомута в казенной части, соединенного с противооткатными устройствами. Внешний диаметр в районе зарядной каморы составлял 1168 мм, у дульного среза — 597 мм. Канал ствола хромировался (толщина слоя 0,013 мм). Это увеличивало живучесть ствола на 25 % и препятствовало омеднению. Поршневой качающийся затвор открывался вниз. Его привод был пневматическим. После выстрела ствол продувался сжатым воздухом от эжекторной системы.

Большим преимуществом орудий Мк.6 перед прошлым типом Мк.5 были принятые в 1939 году очень тяжелые бронебойные снаряды АРС (Armor Piercing Capped — бронебойный с «макаровским» наконечником) Мк.8. Благодаря огромной массе и навесной траектории они отлично пробивали палубную броню на дальних дистанциях. Существовало занимательное новшество — между бронебойным и баллистическим наконечником, внутри снаряда, была полость куда засыпалось 0,68 — 1,36 кг окрашивающего разрыв вещества. Это позволяло группе кораблей вести пристрелку в светлое время суток, идентифицируя именно свои попадания по разноцветным всплескам. Метод был впервые применен на Французском флоте накануне Второй мировой войны. В 1945 году разрывы Южной Дакоты были синими, Индианы — красными, Массачусетса — зелеными, Алабамы — бесцветными.

Кроме бронебойного снаряда Mk.8 могли использоваться и старые АРС Мк.5 (вес 1016 кг, 15,23 кг ВВ). Они выстреливались с начальной скоростью 768 м/с, что давало максимальную дальность в 36,8 км. В середине 1944 года появился снаряд Mk.6, равный Mk.8 по весу, но имевший более скругленную головную часть бронебойного наконечника. Это серьезно повысило вероятность поражения тяжелой брони под еще более острыми углами (до 45 — 49°). Надо сказать, что и модификации ARC Mk.8 конца 1944 года стали в данном аспекте заметно лучше.

Башня ГК линкоров Южная Дакота разрезе.

Фугасный снаряд НС (High Capacity) Mk.13 весил 862 кг. Он содержал относительно невысокий процент взрывчатого вещества, но имел более прочный корпус и, при замедленном донном взрывателе, мог успешно поражать легкобронированные цели или бетонированные укрытия. Однако этот тип боеприпасов появился в боекомплекте линкоров не сразу, а лишь к 1942 году. Во второй половине войны командование осознало что вероятность боевого столкновения с линкорами противника изначально была завышена. Основными же целями все чаще становились позиции береговой обороны, укрепления и базы противника. При таком подходе именно фугасные снаряды стали преобладающими в боекомплекте.

Башни линкора включали в себя по три орудия и весили более 1400 т каж­дая (от 1 425 548 до 1 460 094 кг). Межосевое расстояние стволов равнялось 1219 мм. Диаметр роликового погона составлял 10 490 мм. Каждое орудие монтировалось в свою люльку. Это позволяло выполнять совместную и раздельную вертикальную наводку. Установка и демон­таж стволов производились через амбра­зуры без снятия крыш башен. Максимальное возвышение равнялось 45°. Угол склонения у возвышенной башни был минус 2°, у двух других — минус 5°. Выстрел происходил не одновременно. Центральное орудие имело задержку приблизительно 0,06 с. Этим повышалась кучность стрельбы башни в целом.
Горизонтальное наведение каждой башни выполнял гидроэлектропривод, имеющий мощность 300 л.с. Вертикальное наведение каждого орудия обеспечивали подъемные винты, снабженные 60-сильным двигателем. Наводка в обоих плоскостях могла осуществляться полностью автономно, но как правило управлялась централизованно и дистанционно.

В среднем боезапас каждого орудия составлял 130 выстрелов. Ближе к концу войны его сократили в целях уменьшения перегрузки. Боезапас хранился на стенках барбета в так называемых полках-магазинах. Подъем снаряда осуществлялся двумя круговым платформами. В движение их приводили 40-сильные приводы. Платформы поднимали боекомплект к трем подъемникам и могли делать это при любом повороте башни ГК. Подъемники доставляли снаряд в орудийное отделение вертикально и укладывался в загрузочный латок при помощи гидроцилиндра. Цепным досылателем осуществлялся заряд орудия сначала снарядом, а затем (в два приема) шестью картузами пороховых зарядов. Причем пороховые заряды подавались в ствол на меньшей скорости, дабы избежать воспламенения. Все оборудование имело свои электродвигатели.

Средняя артиллерия

5-дюймовые(127-мм) двухорудийные башенные установки вспомогательной артилле­рии зарекомендовали себя во время вой­ны с наилучшей стороны. Ими оснащались линкоры новых проектов и старые линкоры в процессе модернизации, а также кораб­ли других классов. Эти по настоящему универсальные установки с блеском выполняли обе воз­ложенные на них задачи: зенитную и противокорабельную. Высокая скорострельность, исключи­тельная гибкость огня, механические приводы наводки, великолепные сред­ства управления, радиовзрыватели сна­рядов — все это позволяло обеспечить надежную защиту от авиации на даль­них расстояниях. В части противодей­ствия надводным кораблям 5-дюймовки также вполне соответствовали условиям войны. В считанные мгновения они мог­ли засыпать градом 25-килограммовых снарядов любого противника, рискнув­шего приблизиться для торпедной ата­ки.

Техническая скорострельность со­ставляла 22 выстрела в минуту и реаль­но ограничивалась только слаженностью работы башенной команды. Заряжание производилось при любых углах возвы­шения и было облегчено наличием досылателя с механическим приводом. Хорошо обученный персонал обеспечи­вал 15 выстрелов в минуту.

Боезапас составлял 500 выстрелов на ствол, хра­нился в погребах. Но часть его (примерно 50 снарядов на ору­дие) хранилось в готовом состоянии в под­башенном перегрузочном отделении. Туда вели из погребов два элеватора — зарядный и снарядный. Из перегрузоч­ного отделения боеприпасы доставля­лись в орудийное отделение через вра­щающийся центральный ствол башни. В нем также имелись снарядный и заряд­ный подъемники.

В ходе войны место основного снаря­да средней артиллерии уверенно заняли зенитные боеприпасы AAC Mk.35 и Mk.49. Они были наиболее универсальны и мог­ли применяться для обстрела кораблей противника и береговых целей. Во второй полови­не войны появились весьма эффектив­ные зенитные снаряды VT Mk.35 и Mk.49. От ААС они отличались взрывателем, который был радиолокационным.

Зенитная артиллерия

Состав легкого зенитного вооружения четырех кораблей типа Южная Дакота с самого начала их службы не был одина­ковым и по-разному менялся в процес­се службы. Линкор, Южная Дакота, первый в серии, всту­пил в строй, имея 28-мм автоматы аме­риканской разработки («чикагские пиани­но») и пулеметы «Браунинг» калибра 12,7 мм. Присутствовали и значительно более эффективные 20-мм эрликоны, производимые в США по швейцарской лицензии. Другие три линкора серии изначально имели только бофорсы и эрликон, общее число кото­рых неуклонно увеличивалось.

Корабль Год, месяц 40-мм 28-мм 20-мм 12,7-мм
Южная Дакота (BB-57) 1942, март
1942, сентябрь
1943, февраль
1944, декабрь
1945, март
нет
16
68
68
68
28
20
нет
нет
нет
16
36
35
72
77
8
нет
нет
нет
нет
Индиана (BB-58) 1942, июнь
1944, декабрь
1945
24
48
48
нет
нет
нет
16
55
52
нет
нет
нет
Массачусетс (BB-59) 1942, май
1944, декабрь
1945, июнь
1945, ноябрь
24
72
72
72
нет
нет
нет
нет
35
38
33
41
нет
нет
нет
нет
Алабама (BB-60) 1942, август
1944, декабрь
1945, февраль
1945, ноябрь
24
48
48
48
нет
нет
нет
нет
22
52
56
52
нет
нет
нет
нет

Бофорсы показали себя высокоэф­фективным оружием. Считается, что на их долю следует отнести большую часть японских самолетов, сбитых зенитным огнем кораблей ВМС США. По сравнению с английскими «пом-помами» того же ка­либра, бофорсы имели значительно большие начальную скорость снаряда, скорострельность и надежность. Зенитные системы производились в одиночном, спаренном и счетверенном исполнении. Корабли проекта Южная Дакота оснащались только счетверенными установками.

Лицензия на производство швейцар­ских 20-мм автоматов эрликон была приобретена одновременно с лицензией на бофорсы. На проекте Южная Дакота эрликоны использовались в составе одиночных установок. Они обеспечивали зенитную оборону в ближнем бою. Важной особен­ностью считалось отсутствие силовых приводов. Это позволяло вести огонь при потере электроснабжения корабля, в то время как тяжелые четырехствольные бофорсы в этом случае умолкали.

Счетверенные 28-мм автоматы име­ли хорошие баллистические характери­стики, но были сложны, ненадежны и, не имея силовых приводов, тяжелы в каче­стве оружия свободного наведения. По проекту на линкорах этого проекта в качестве легкой зенитной артиллерии должны были устанавливаться только эти автоматы и пулеметы калибра 12,7 мм. Однако ле­том 1940 года флот провел сравнитель­ные испытания различных систем и вы­сказался в пользу образцов иностранной разработки(бофорсы и Эрликон). Пулеметы калибра 12,7-мм являлись хорошим оружием, надежным и безот­казным. Они широко применялись во всех родах войск. Но для корабельной ПВО эти системы были слишком слабы, и на линкоре Южная Дакота их быстро заменили эрликонами.

Авиационное вооружение

Подъем гидроплана Kingfisher на палубу линкора.

Все новые линкоры, в том числе и Дакоты, имели комплект авиационного оборудования. На юте располагались две поворотные пороховые катапульты. На корме был оборудован самолетный кран. Два гидросамолета располагались на катапультах, а третий между ними. Зачастую его на борт не брали. Дополнительных ангаров предусмотрено не было. Большим недостатком подобной компоновки было то, что самолеты не были защищены от воздействия морской стихии. К тому же самолеты приходилось поднимать в воздух когда возникала вероятность использования орудий ГК. Боялись прежде всего их разрушения или падения за борт от волны пороховых газов. Так же самолеты перелетали на береговые аэродромы (для обслуживания и ремонта) всякий раз когда линкоры заходили на базу.

Первоначально бортовая авиация имела обычную для нее задачу — раз­ведка и корректировка огня артиллерии. Однако по мере развития радиолокаци­онных средств эти функции отошли на второй план. Их с успехом выполняли РЛС и палубные самолеты многочислен­ных авианосцев. А вот при обстрелах береговых объектов гидропланы линко­ров и крейсеров были весьма полезны. Они выискивали цели в складках мест­ности и корректировали стрельбу по ним. Гидросамо­леты применяли и для бомбовых ударов по берегу. Но, пожалуй, важнейшей их задачей яв­лялось участие в спасении экипажей сбитых самолетов и затонувших кораблей.

Основным типом палубного самолета был двухместный однопоплавковый гид­роплан Vought OS2U Kingfisher («Зиморо­док»). Ближе к концу войны американские лин­коры получили скоростные одно­местные Curtiss ''SC Seahawk'' («Морской ястреб»), которые использовались как с колесным шасси, так и в поплавковом варианте.

Основные характеристики
Vought OS2U Kingfisher
Curtiss SC Seahawk
взлетный вес, кг
2750
4082
размах/длина/высота, м
10,94/10,31/4,59
12,5/11,07/4,88
мощностью двигателя, л.с.
450
1350
скорость, км/ч
285
504
дальность полета, км
1300
1750
практический потолок, м
4000
8000
вооружение основное
2 7,62-мм пулемета
2 12,7-мм пуле­мета
300 — 500 кг бомб
320 кг бомб
экипаж
2
1

После войны все гидропланы и катапульты были демонтированы, и свою кратковременную послевоенную службу линкоры типа Южная Дакота провели без авиационно­го вооружения. В 1960-х годах при созда­нии мемориалов его возвратили. Кстати, на Алабаме сто­ят не «родные» катапульты, а снятые с одного из пошедших на слом крейсеров.

Средства управления огнем и электронные системы

Система управления огнем американ­ских линкоров GFCS (Gun Fire Control System) была весьма совершенной. В ее схеме исключительно важную роль играл центральный пост (ЦП). У англичан срав­нительно большую часть подготовки ис­ходных данных для стрельбы производили непосредственно директоры. Аме­риканская система, с ориентацией на ЦП, оказалась более прогрессивной. По мере развития радаров открывались новые преимущества, такие как радиолокационное определения азимута, дистанции, высоты цели. Все это органично вписывалось в GFCS.

Центральный пост линкора располагался глубоко внизу под тремя бронепалубами. Там сходились все коммуникации от дирек­торов и радаров, а также из ПЭЖ. Здесь были и электромеханический компью­тер Mk.1 и стабилизирующее устройство Mk.43, которые вкупе с директорами яв­лялись тремя основными компонентами GFCS. В этой системе детектировались, обрабатывались и автоматически вводи­лись в установки дистанционного управления орудиями многочисленные исходные данные для стрельбы. Присутствовали: дальность до цели, курсовой угол и скорость, ме­теорологические факторы, влияние силы Кориолиса, параметры собственных бое­припасов, степень износа стволов и др. Расчеты делал компьютер. Стабилизи­рующее устройство на основе гировер­тикали обеспечивало учет крена и диф­ферента корабля. Получающиеся в режиме реального времени данные с помо­щью сельсинов синхронно передавались механизмам вертикальной и горизон­тальной наводки орудий.

Автомат стрельбы или компьютер Mk.1а производства «Ford Instrument Co.» достоин отдельного упоминания. Он представлял собой аналоговое электронно-механическое устройство, способное решать достаточ­но сложные уравнения. Исходная инфор­мация поступала с директоров главной и средней артиллерии, а позже — и зенит­ной. Для этого в центральном посту име­лись специальные приборы: репитеры дальномеров и радаров, панели состоя­ния орудий и др. Кроме того, автомат стрельбы был связан с гирокомпасами, а также с лагом, что позволяло учиты­вать положение, курс и скорость своего корабля. Сложность такого механизма из движущихся дисков, шаров, карданов, дифференциалов, сельсинов и других прецизионных компонентов впечатлит любого часовщика, как те же современные часы пе­щерного человека. Все это плотно упа­ковывалось в корпусе размерами 6x3x4 фута, работало надежно и было на удив­ление долговечным. Время для баллис­тических расчетов по движущейся мише­ни не превышало полминуты. Для второго и следующих залпов требовалось буквально несколько секунд. По непо­движной цели огонь можно было открыть практически мгновенно после ее захва­та дальномером. Предусматривалась и возможность автоматизированного рас­чета установок для стрельбы освети­тельными снарядами. Памяти электро­механический компьютер не имел. Но все расчеты ЦП можно было получить на бумаге.

командно-дальномерные посты и радары на линкоре Алабама.

Еще одним исключительно важным элементом GFCS, работавшим в паре с автоматами стрельбы, являлось стабили­зирующее устройство. Установлено он было в менее чем полуметра от компь­ютера. Его функцией было учитывать в реальном масштабе времени крен и дифферент корабля. Основной частью этого прибора являлся вертикальный гироскоп. Его не требовалось выверять или настраивать — это делала сила тя­жести, для чего имелось остроумное устройство в нижнем ободе корпуса. Там располагались две вакуумированные полости, на 50 % заполненные ртутью и связанные тонкой трубкой через донные части. Неработающий (неподвижный) гироскоп «лежал» под углом 45° к гори­зонту. Ртуть при этом находилась в одной из полостей. Для приведения при­бора в рабочее состояние ротор через карданную подвеску начинали вращать. Это делалось плавно — с нуля до 12 тыс. оборотов в минуту. Уже на 10 —15 обо­ротах гироскоп начинал прецессировать из-за бокового отклоняющего действия силы тяжести, вызванного неравномер­ным распределением ртути. При этом он несколько выпрямлялся, и ртуть начина­ла перетекать из заполненной камеры в пустую. С ростом оборотов выпрямляю­щая сила увеличивалась, и гироскоп при­ближался к вертикальному положению, что сопровождалось все большим вы­равниванием уровня ртути. На макси­мальном числе оборотов прецессия ис­чезала. При этом количество ртути в обе­их полостях становилось одинаковым, а гироскоп занимал строго вертикальное положение, сохраняя его при качке ко­рабля.

Вертикальный стабилизатор, так же как и гирокомпасы, получал стабили­зированное электропитание от специ­ального генератора переменного тока (400 Гц, три фазы). Чтобы представить, как действо­вал этот комплекс, необходимо рассмот­реть еще один принципиально важный узел. Он представлял собой полусфери­ческий колпак, «надетый» на вертикаль­ный гироскоп. В просторечии экипаж называл его «зонтиком» или «шляпой». Рас­четные установки стрельбы (угол верти­кальной и горизонтальной наводки), вы­работанные компьютером, передавались вышеупомянутой сфере, которая получа­ла боковой наклон в соответствии с ази­мутом цели на угол, адекватный расстоя­нию до нее. Это осуществлялось с помо­щью прецизионных карданных передач, поворачивающих «зонтик» заданным об­разом вокруг геометрического центра его сферы. А по ее внутренней поверхности перемещалась головная часть вертикаль­ного гироскопа. Вернее, в пространстве двигался сам «зонтик», качаясь вместе с кораблем. Гироскоп же всегда стоял стро­го вертикально. Положение его головной части на сфере «зонтика» с помощью двухкоординатной системы электромаг­нитов преобразовывалось в угол возвы­шения и доворот, которые с помощью сельсинов синхронно передавались на дистанционные приводы вертикальной и горизонтальной наводки. Таким образом, одновременно оказывались учтенными как дальность и азимут цели, так и крен с дифферентом собственного корабля. Даже при сильном волнении все это дей­ствовало вполне удовлетворительно. И только при резкой качке силовые приво­ды могли не успевать с приданием ору­дийным стволам углов возвышения, зада­ваемых системой центральной наводки.

Последний элемент GFCS — директоры. Корабли имели по два главных командно-дальномерных поста (КДП) на основе комплекса Mk.38. В состав каж­дого из них входили оптический дально­мер с базой в 8,08 м и артиллерийский радар Мк.8 с антенной на крыше пово­ротной башни. Радар на переднем КДП со временем был заменен более совершенным Mk.13. Все эти системы обеспечивали определение дальности и азимута цели, а также контроль падения снарядов. Они могли работать порознь и одновременно, с лихвой перекрывая весь диапазон дальностей артиллерий­ского боя. Радары МК.8 и МК.13, например, фиксировали всплески воды от 16-дюй­мовых снарядов на дистанции соответ­ственно 32 и 38,4 км. На крыше боевой рубки находился третий КДП главного калибра на основе директора Mk.40, в состав которого вхо­дили два перископа Мк.30 и один Mk.32. На поворотной башне монтировался ра­дарный дальномер Мк.27. Данный пункт управления огнем был резервным.

Башни главного калибра имели перис­копы и оптические дальномеры с базой 14 м. На первой из них был установлен дальномер, работавший по совместительной схеме, на двух других — стерео­скопические.

Командно-дальномерные посты линкора Алабама.

Для управления огнем универсальных пушек среднего калибра имелись четы­ре КДП на основе директоров Mk.37. По­зиция цели фиксировалась по трем ко­ординатам: направление, дальность и целевое возвышение. Кроме дистанци­онного управления средней артиллери­ей при стрельбе по воздушным и поверх­ностным целям директоры Mk.37 осу­ществляли аналогичную функцию в от­ношении 36-дюймовых (91-см) прожек­торов. Их первоначально было шесть, но потом по мере наращивания радарных систем количество умень­шилось.

КДП среднего калибра располагались по бокам надстройки и в ее оконечнос­тях. Все они имели оптические дально­меры с 4,5-м базой, два перископа и ра­дар Mk.4 наверху вращающихся баше­нок. Со временем Mk.4 заменили на бо­лее совершенные радары Mk.12/22. Оп­тика и радиолокация действовали как порознь, так и одновременно, создавая оптимум отслеживаемости и точности. Бронированные коммуникационные тру­бы обеспечивали связь с центром управ­ления, который располагался в помеще­нии, смежном с аналогичным постом главного калибра.

Огонь 40-мм зенитных автоматов управ­лялся простыми и легкими директора­ми Mk.51 с радиолокационным целеуказателем Mk.14 ручного наведения. Они располагались недалеко от счетверенных установок в местах, относительно свобод­ных от вибрации и задымления. На сме­ну Mk.14 пришел более совершенный Mk.57, который мог обеспечивать полно­стью «слепое» наведение 40-милли­метровых автоматов. Их счетверенные установки имели также и простые кольце­вые прицелы. Для визуальной корректи­ровки огня каждый пятый снаряд был трассирующим. 20-мм эрликоны управлялись наводчиками с помощью кольцевых прицелов и снарядных трассеров. Однако и для них в конце войны начали устанавливать руч­ные прицельные колонки Mk.14.

В начале службы линкоры имели по два поисковых радара: обнаружения воз­душных целей SC и обнаружения надвод­ных целей SG. В ходе войны качество радиолокационных средств и оснащен­ность ими кораблей непрерывно возрас­тали. Взамен SC появился SK и была увеличена численность SG, далее после­довали SK-2 для дальнего обнаружения самолетов и SU для поиска кораблей.

Кроме этого линкоры типа Южная Дакота были оснащены и другим электронным оборудованием. Для идентифи­кации радиолокационных контактов име­лась система определения «свой—чужой» IFF (Identification Friend or Foe) MK III. Для противодействия радиолокационным средствам противни­ка имелись станции глушения и постанов­ки помех системы EMC (Electronic Counter Measure)

В целом радары и другое электронное оборудование кораблей США намного превосходили то, что с большим опоз­данием противопоставил им флот японии. И если в противокорабельной борь­бе за счет хорошей выучки артиллерис­тов японцы еще могли конкурировать с американцами, то огонь их зенитной ар­тиллерии был малоэффективен, несмот­ря на огромное количество стволов.

См. также

Построенные корабли

Название Место постройки Закладка Спуск на воду Вступление в строй Судьба
Южная Дакота (BB-57) верфи в Кемпдене,
штат Нью-Джерси
5 июля 1939 7 июля 1940 20 марта 1942
продан на слом
Индиана (BB-58) верфи в Ньюпорт-Ньюс,
штат Вирджиния
20 ноября 1939 21 ноября 1941 30 апреля 1942
продан на слом
Массачусетс (BB-59) верфь в г. Куинси,
штат Массачусетс
20 июля 1939 23 сентября 1941 12 мая 1942
Корабль-музей
Алабама (BB-60) верфи в Норфолке,
штат Виргиния
1 февраля 1940 16 февраля 1942 16 августа 1942
Корабль-музей

Литература и источники информации

Литература

1) В. Н. Чаусов "Линкоры типа «Саут Дакота» — Москва: Моделист-конструктор, 2005. — 64 с. — (Морская коллекция спецвыпуск № 1 / 2005).
2) В. Н. Чаусов "Истребители линкоров. Американские супер линкоры типа «Саут Дакота» — Москва: Коллекция: Яуза: ЭКСМЛ / 2010

Ссылки

1) http://wunderwaffe.narod.ru/Magazine/MK/2005_N1/
2) http://www.korabli.eu/blogs/bronenoscy/usa/south-dacota/istoriya
3) http://ship.bsu.by/ship/100856?hightlight=yes
4) http://krigsmarine.ru/foto-obzory/muzej-battleship-uss-alabama-linkor.html
5) http://ru.wikipedia.org/wiki/USS_South_Dacota_%28BB-57%29
6) http://www.navsource.org/archives/01/05bbidx.htm

Галерея

Категории: