Форум геймеров и читеров 4cheaT
Реклама:

Малые охотники типа МО-IV в World of Tanks (WoT)

Поделиться с друзьями:

Малые охотники типа МО-IV

Новые темы на Форуме World of Tanks
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Обновите базу МоЛютый Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-04 05:13
Комп зависает при просмотре игрового видео на Ютуб... Владимир7887 Вопросы по игре World of Tanks 1 2016-12-04 01:08
скажите дота 2 или танки потянет проц 6700 dual co... artemfcsh Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-04 01:06
Röntgen 0.9.16 dGreen Читы World of Tanks 0.9.16 2 2016-12-04 01:44
Сколько мм брони может пробить современный 152 мм ... имя Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-03 23:46
Почему здесь нельзя говорить неоднозначно о так на... Дим Вопросы по игре World of Tanks 1 2016-12-03 23:46
Ошибка при запуске World of Warships alex44 Вопросы о World of Warships 0 2016-12-03 12:57
Помогите с не сложным вопросом (для меня сложно) в... vlad228228 Вопросы о World of Warships 3 2016-11-22 13:14
Перейти к: навигация, поиск

Эта статья редактируется участником <avatarslava>.

МО-4
Малые_охотники_типа_МО-IV.jpeg
тип МО-2
Arrow_down.png
МО-4
Постройка и служба
300ед. Построено
1933-1945гг. Годы постройки
1936-1959гг. Годы службы
судоверфь ОГИУ в 1933 г, Приморский завод №5 в Ленинграде, в годы войны на заводах №640 и №638 Место строительства
Общие данные
54 / 56,6т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
26,9 / 3,9 / 1,25м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
ГАМ-34БС Энергетическая установка
26узл. Скорость хода
800миль Дальность плавания
Экипаж
24чел. Общая численность
4чел. Офицеры
6чел. Мичманы
14чел. Матросы
Бронирование
5-8/5-8мм. Пояс/борт
5-8мм. Боевая рубка
Вооружение

Основное

  • 2 одноствольных полуавтомата 21-К (37-мм) или 21-КМ (45-мм), два одноствольных пулемёта ДШК (12.7-мм), дополнительно устанавливались 20мм автоматы «Эрликон» и 25мм автоматы 84-КМ.

Противолодочное вооружение

  • 2 бомбосбрасывателя (ББ-1, БМ-1).

Реактивные установки

  • четырех- и шестиствольные реактивные установки РС-82ТБ, восьмиствольные 8-М-8.
Малый охотник типа МО-IV («мошка», «морской охотник») — подкласс малого боевого корабля, предназначен для поиска, слежения и уничтожения подводных лодок в ближней морской и прибрежной зоне; несения дозорной службы или охранения транспортных судов и кораблей. Наибольшее развитие МО-IV получили в годы Второй мировой войны. Вооружение их состояло из глубинных бомб и малокалиберных орудий. Первый опыт в использовании реактивных снарядов (РС) зафиксирован именно на малом охотнике.

История создания

Предпосылки появления

В связи с осложнением международной обстановки в конце 20-х годов назрела необходимость усиления охраны наших морских рубежей. Управление Военно-Морских сил (УВМС) и Главное управление пограничной военизированной охраны (ГУПВО) приняли решение о создании единого типа деревянного малого охотника за подводными лодками (МО) для Морпогранохраны ОГПУ и УВМС. Согласно выданному 2 сентября 1931 года заданию, их основная задача - охота за подводными лодками противника, второстепенная - охранять наши границы.

К поискам оптимального варианта МО были привлечены: Проектировочное бюро кораблестроительной секции НТК УВМС, СКТБ-2 ОГПУ Ленинградского округа и КБ судоверфи Морпогранохраны ОГПУ, которые в 1932 году разработали, независимо друг от друга, эскизные проекты корабля водоизмещением 80—100 т., длиной корпуса 30—36 м., вооруженного 76-мм орудием, 45-мм полуавтоматом, двумя крупнокалиберными пулеметами, 16 глубинными бомбами и буксируемым гидрофоном.

Поскольку производственные мощности предприятий ОГПУ были ограничены, задание на проектирование МО было откорректировано в июне 1933 года — водоизмещение снижено до 50 т. Требование - транспортабельность по железной дороге.

Благодаря изменению задания строительство кораблей было организовано на Ленинградской судоверфи Морпогранохраны ОГПУ, начавшей работу 23 февраля 1933 года. В сроки с 1934 по 1941 год было построено 260 боевых единиц, все отправлены на службу в части Морпогранохраны ОГПУ и Охраны водных районов флота на всех театрах. В годы ВОВ заводы выпустили 40 охотников типа МО-4. В самом начале ВОВ весь потенциал и возможности МО были выявлены. Им нашли применение на всех морских театрах.

Водоизмещение в 56,5 т. и габариты, допускающие перевозку по железной дороге! Удалось выпустить корабль, который обладал мощным вооружением для своих размеров, высокой мореходностью, маневренностью и живучестью. Опытные образцы показали, что решения конструкторов MO-4 оказались оптимальными - безаварийная эксплуатация, высокая боевая эффективность и универсальность.

Проектирование

Проектирование первого малого охотника за подводными лодками, получившего индекс МО-И, велось судоверфью ОГИУ в 1933 году по заданию, откорректированному Отделом вооружения ГУМНО. При упомянутом выше составе вооружения катер должен был удовлетворять следующим условиям:

  • по главным размещениям — допускать перевозку по железной дороге при наименьшей разборке, хотя бы в качестве негабаритного груза;
  • по мореходности — обеспечивать достаточную поворотливость и использование при ветре до 7 баллов;
  • по скорости — при всех условиях нагрузки делать не меньше 25 уз. при работе двигателей на полной мощности;
  • по непотопляемости — оставаться на плаву и не терять остойчивости, сохранять ход при затоплении любого отсека;
  • иметь дальность плавания — 300 миль полным, 500 миль крейсерским ходом;
  • главные двигатели — авиационного типа ГЛМ-34 с реверсивными муфтами;
  • экипаж — в мирное время 19 человек (3 — начсостава, 4 — младшего начсостава, 12 — рядовых); в военное время 24 человека (4 — начсостава, 6 — младшего начсостава, 14 — рядовых).

Наиболее сложными при конструировании стали вопросы обеспечения транспортабельности по железной дороге и размещения на корабле вооружения, первоначально предназначавшегося для охотника в два раза большего водоизмещения. Положение усугублялось почти полным отсутствием отечественного опыта проектирования малых кораблей подобного типа.

Поставленную задачу пришлось решать без наличия подходящих аналогов. Малочисленное конструкторское бюро (КБ), начав свою деятельность в 1932 году, организационно оформилось лишь с вводом в строй судоверфи в феврале 1933 года. Для успешного решения поставленной задачи были привлечены другие институты и предприятия, проведены научно-исследовательские и экспериментальные работы по обоснованию выбора теоретических обводов, конструктивных узлов деревянного корпуса и силовой установки. Коллектив КБ завершил в 1934 году разработку проектной и рабочей документации, по которой началась постройка деревянного малого охотника.

Принятые главные размеры полностью удовлетворяли условию транспортабельности по железной дороге, но метацентрическая высота при полном водоизмещении военного времени получилась в 2—3 раза ниже допустимой нормы и составила 0.30 м. В целях получения минимально приемлемой начальной остойчивости пришлось снижать центр тяжести и водоизмещение. С этой целью на кораблях, поставляемых Морпогранохране, взамен 76-мм орудия был установлен, по согласованию с ГУ ПВО, более легкий 45-мм полуавтомат 21-К.
45-мм полуавтоматическая универсальная пушка 21-К


Основной артиллерийский боезапас хранился в герметичных ящиках, в трюмах под пайолами. Запасы топлива располагались предельно низко. В корме, где размешались стеллажи больших глубинных бомб, палуба на протяжении 2000 мм от транца была понижена на 600 мм., образовав уступ, однако, при незначительном снижении центра тяжести это ухудшало остойчивость на больших углах крена и живучесть при затоплении кормовых отсеков, когда палуба погружалась в воду.

Реализация упомянутых мероприятий позволила повысить метацентрическую высоту до 0.37 м. На сдаточных испытаниях МО выявились существенные эксплуатационные дефекты, которые в ряде случаев не зависели от проекта. В частности, вследствие задержки поставки главных двигателей ГАМ-34 в судовом исполнении, KБ приняло смелое решение об использовании взамен их авиамоторов марки ЛМ-34-К (причем два бортовых устанавливались со специально сконструированной автономной реверсивной муфтой, а средний монтировался без нее и мог работать лишь на переднем ходу), позволявшее начать постройку кораблей МО.

Из-за неудачно выбранных элементов руля, его профилировки и расположения, на циркуляции при максимальных и средних скоростях хода имел место значительный внутренний крен (до 25—35°) и большой диаметр циркуляции (пять—шесть длин корпуса). В августе 1935 года, когда закончилась постройка первой серии МО, а часть их находилась уже в эксплуатации, на одном из них (зав. №10) во время отладочных ходовых испытаний произошел взрыв паров бензина в топливном отсеке, расположенном под ходовой рубкой. Взрывной волной сорвало рубку, начался пожар, повлекший за собой гибель шести участников испытаний и самого корабля.

Выяснилось, что проект МО обладал неудовлетворительной взрывопожаробезопасностью и другими дефектами, до ликвидации которых приемка не могла быть возобновлена. Командование ОГПУ спешно направило на Ленинградскую судоверфь группу репрессированных специалистов из шести человек в сопровождении инженера ОКБ Ковровского экскаваторного завода Л.Л.Гофлепа. В эту группу входили известные корабельные инженеры И.И.Бобров и Л.Л.Константинов, инженеры-механики С.В Пугавко и Б.И.Натковский, инженер-электрик Г.И.Китаенко, инженер-строитель Й.Л.Калинников. Поставленному во главе группы С.В.Пугавко поручили оказать помощь судоверфи в устранении дефектов тридцати построенных кораблей типа МО, приемка которых была прекращена.

Специально созданная комиссия из представителей заинтересованных сторон под председательством инженера-судостроителя СКТБ-2 В.Ф.Попова, при участии в качестве консультанта академика А.Н.Крылова, проанализировала причины взрыва и разработала мероприятия по ликвидации дефектов проекта. Реализация этих мероприятий позволила устранить недостатки и обеспечить передачу Морпогранчастям ОГПУ достаточно надежных в эксплуатации кораблей типа MO, в последствии успешно участвовавших в Отечественной войне.

Руководство судоверфи и главный строитель были отстранены от работы, основным же «козлом отпущения» избрали главного конструктора MO-2 инженера-судостроителя Л.К.Чворыкина; его необоснованно репрессировали и выслали в Коми АССР на три года (реабилитирован лишь в 1964 году).

Руководящий состав КБ верфи обновили: начальником КБ назначили старшего конструктора Н.М.Ухина; корпусной, механический и электро-радиотехнический секторы возглавили соответственно инженеры АЛ.Константинов, С.В.Пугавко и Г.И.Китаенко. Начальником вновь организованного проектного сектора, а затем главным конструктором всех проектируемых катеров стал Л.Л.Ермаш, ранее работавший на Адмиралтейском заводе старшим инженером-конструктором.

Использование

Малый охотник черноморского флота выходит из Стрелецкой бухты Севастополя. На заднем плане хорошо виден владимирский собор на Херсонесе

Наиболее распространенными малыми охотниками за подводными лодками, входившими в состав Военно-морского флота, были сторожевые катера MO-4, строившиеся в Ленинграде. Катера этого типа, но улучшенной модификации, продолжали строить непосредственно накануне Великой Отечественной войны. Они принимались от промышленности как в состав Военно-Морского Флота, так и в состав Морской пограничной охраны Народного Комиссариата Внутренних Дел (НКВД). Среди катеров пограничной охраны НКВД часть принадлежала к выпуску более ранних лет, в частности, были катера МО-2, снятые в свое время с производства.

Малые охотники типа MO-4 предназначались для несения дозора, поиска и уничтожения подводных лодок, охранения боевых кораблей, конвоирования транспортов и постановки минных заграждений. В ходе войны решаемые ими задачи значительно расширились. Они широко привлекались для участия в десантных операциях, постановки дымовых завес в целях прикрытия боевых кораблей, для ведения предупредительного и контрольного бомбометания, уничтожения плавающих мин и выполнения других задач, продиктованных потребностями ведения боевых действий. Война показала, что в основном катера MO-4 по своим тактико-техническим данным были способны решать поставленные перед ними боевые задачи.

В Великую Отечественную войну сторожевые катера - охотники за подводными лодками - зарекомендовали себя как корабли универсального назначения, выполнявшие самые различные задачи. Это были настоящие труженики моря.

Конструктор

Ермаш Леонид Львович

Дата рождения: 1906

Окончил Ленинградский кораблестроительный институт (1935). Конструктор в области судостроения. Проектировал опытные стальные мореходные торпедные катера на Адмиралтейском заводе (1935). Начальник проектного сектора и главный конструктор завода № 5; руководил разработкой проектов малых охотников за подводными лодками МО-4, торпедных катеров МКД-3 и МКД-2, сторожевых катеров морской пограничной охраны КМ-4, БКМ-2, КЗИС-5.

Построенные по его проектам катера участвовали в Великой Отечественной войне. Главный конструктор филиала ЦКБ-32 по разработке унифицированного боевого катера многоцелевого назначения проекта 200, по которому заводы № 5 и № 640 строили крупными сериями малые охотники и торпедные катера (1942). Начальник проектного отдела и заместитель главного конструктора ЦМКБ «Алмаз»; руководил разработкой послевоенных поколений боевых катеров и малых кораблей (торпедных, ракетных, погранично-сторожевых, речных бронированных, артиллерийских и амфибийных десантных).


Для устранения повреждений, проведения ремонта и модернизации катера типа МО-4, как правило, поднимали краном на стенку. На снимках катер Черноморского флота, на заднем плане крейсер «Красный Кавказ».

Описание конструкции катера

Малые охотники типа МО-4 спроектированы как дальнейшее развитие охотника типа МО-2. В отличие от МО-2, им незначительно увеличили длину и ширину, а так же убрали срез палубы в корме, борт уменьшили на 100 мм, к тому же катера получили более мощные главные двигатели, что способствовало увеличению полного хода. В мирное время охотники несли сторожевую службу в составе соединений морпогранохраны НКВД, а в военное время использовались для борьбы с подводными лодками противника в составе ВМФ, а так же для охраны водного района (ОВР).

Корпус

Гладкопалубный, деревянный. Катер имел трехслойную деревянную обшивку с прокладками из перкаля. Надстройка состояла из боевой рубки и открытого ходового мостика. Непотопляемость обеспечивалась делением корпуса водонепроницаемыми переборками на 9 отсеков. Катер имел удивительную непотопляемость, бывали случаи, когда катера приходили на базу даже с оторванным носом. Спасательные средства на катерах представлены одной четырёхвёсельной шлюпкой, расположенной в корме на палубе, и спасательными кругами.

Силовая установка

Механическая, трёхвальная с тремя бензиновыми моторами ГАМ-34БС по 850 л.с., обеспечивала полную скорость до 27 узлов. Вид топлива бензин марки Б-70. На катерах военной постройки устанавливались моторы различных марок и мощности, на некоторых катерах имелось по два мотора, а скорость не превышала 22-24 узлов.

Электроэнергетическая система

Включала две динамо-машины постоянного тока ПН-28,5 мощностью по 2 кВт, расположенные в кормовом машинном отделении. Машина закрытого типа со смешанным возбуждением создавала напряжение 115В при силе тока до 17А.

Бронирование

Экипажи старались повысить боевые возможности своих МО. Усиливали постоянное и съёмное бронирование толщиной 5-8 мм (на ходовом мостике, на бортах в районе цистерн с топливом, на баке).

Вооружение

В бомбосбрасывателях на корме размещались восемь больших глубинных бомб ББ-1 и 24 малых БМ-1. И шесть шашек нейтрального дыма МДШ

Вооружение катеров состояло из двух одноствольных 45-мм полуавтоматов 21-К, двух одноствольных 12,7 мм пулемётов ДШК, двух бомбосбрасывателей для глубинных бомб. Начиная с 1944 года 45мм пушки 21-К заменялись на такого же калибра 21-КМ с увеличенной длиной ствола, дополнительно устанавливались 20мм автоматы «Эрликон» и 25мм автоматы 84-КМ. Кроме того, дополнительно ставились пулемёты различных систем. На нескольких МО экипаж разместил четырех- и шестиствольные реактивные установки РС-82ТБ, восьмиствольные 8-М-8.

Катера комплектовались магнитным компасом ГТУ-5, шумопеленгаторной станцией «Посейдон» и морскими дымовыми шашками. Строились катера на Приморском заводе №5 в Ленинграде, а в годы войны также на заводах №640 и №638. Головной катер вошёл в строй флота в 1936 году. Всего в 1937-1945 годах был построен 261 МО.

Бесшумность хода

Весьма важное качество для эффективного использования малых охотников типа МО-4, которое обеспечивалось подводным выхлопом, позволявшим скрытно подойти к вражескому берегу для высадки диверсионных групп и десантов, что в последствии по достоинству было оценено моряками.

История

Первые ракетно-пусковые установки на малых боевых кораблях Черноморского флота

Утром 2 апреля 1942 года из Новороссийска вышел с важным военным грузом транспорт Pestel, идущий в Керчь. Его конвоировали два «охотника». На одном из них, МО-084, которым командовал лейтенант А.Кривоносов, имелись реактивные установки.

Когда небольшой караван находился между Новороссийском и Анапой, сигнальщик доложил о фашистском торпедоносце, который, поднявшись, лег на боевой курс. Тотчас же был открыт огонь из крупнокалиберных пулеметов. Но самолет двигался на избранный для атаки транспорт, несмотря на протянувшиеся к нему пунктирные трассы. Открыли огонь и с катера МО-14 (лейтенанта М.Кузьмина). Когда дистанция до немецкого гидросамолета-торпедоносца сократилась, с катера МО-084 (лейтенанта А.Кривоносова) были пущены залпами реактивные снаряды (эрэсы) с дистанционными взрывателями, установленными на дальность, превышающую дистанцию, с которой самолет сбрасывает торпеду. И двенадцать огненных стрел, оставляя шлейфы порохового дыма, прочертили безоблачное небо навстречу вражескому самолету.

Через несколько секунд вокруг торпедоносца появились густые черные клубки разрывов. Один из них возник под самым крылом самолета. Было заметно, как его тряхнуло взрывной волной. Вражеский торпедоносец отвернул с боевого курса, отказавшись от атаки. Было видно, как немецкие летчики сбросили в открытом море торпеду, а самолет, оставляя шлейфы порохового дыма, снижаясь потянул к берегу. В катерном журнале боевых действий помощником командира катера МО-084 лейтенантом В.Школа было записано: «В районе мыса Утриш залпом РС (реактивных снарядов) отбита атака торпедоносца противника. Вражеский самолет предположительно подбит». Эта лаконичная запись зафиксировала начало боевого применения реактивного оружия на нашем флоте. Транспорт Pestel с ценным воинским грузом вовремя прибыл в порт назначения.

«Еще в 1941 году, - вспоминает В.Т.Проценко, - как только массы торпедников узнали о «катюшах», голубой мечтой каждого стало иметь на своем катере реактивное оружие.»

Приоритет в широком практическом осуществлении этой идеи принадлежит именно черноморским катерникам. Использовались реактивные снаряды (РС), полученные у авиаторов.

Командир «охотника» лейтенант А.Кривоносов предложил ставить их на треноге - как крупнокалиберный пулемет. Механик дивизиона инженер капитан-лейтенант Н.Попов - свой способ. После долгих споров приняли решение Терновского - крепить ракетные пусковые установки к 45-мм артиллерийскому орудию. Наводка на цель производилась механизмами пушки, стрельба из которой велась как обычно, независимо от пуска эрэсов. При этом можно было вести огонь из пушки и использовать механизмы ее наведения для стрельбы ракетами. Попов быстро сделал все эскизы крепления ракетной установки, за ночь ее изготовили в авиационных мастерских. На каждое орудие поставили по две направляющих со штурмовика Ил-2. В последних числах апреля 1942 года реактивная установка была смонтирована на катере МО-084, которым командовал лейтенант А.Кривоносов. В тот же день под руководством капитан-лейтенанта Г.Терновского был произведен первый, опытный выстрел из самодельных корабельных реактивных установок. Испытания прошли успешно. Установке был присвоен шифр РС-82 ТБ.

Они активно применялись на Чёрном море как в боях с катерами противника, так и по целям на берегу при проведении десантных операций. Например, в конце 1942 г. СКА №044 и №084 в районе мыса Железный Рог обстреляли PC немецкую батарею. После трёх восьмизарядных залпов она была подавлена. Это позволило высадить на берег разведгруппу. Всего в 1942-43 гг. на Чёрном море катерами было израсходовано 2514 PC.

25 марта 1993 года Главнокомандующий ВМФ адмирал Ф.Н. Громов поздравил командира и экипаж малого охотника СКА-065 с пятидесятилетним юбилеем героического боя с несколькими группами фашистских самолетов, за который единственному в истории нашего флота кораблю четвертого ранга было присвоено звание «Гвардейский». Бывший командир корабля, капитан 2 ранга П.П.Сивенко, поведал авторам этих строк о тех качествах, которые помогли отважному экипажу выйти победителем из неравного боя: «Катера MO-4 были мореходные, живучие, хорошо вооруженные. Это были труженики моря в любую погоду и шторм... нашими надежными и грозными для врага боевыми товарищами».

Из истории службы СКА-065 (МО-4)

Широкую известность не только на Черноморском флоте, но и в мире получил бой СКА-065 с фашистскими самолётами 25 марта 1943 года в районе Фальшивого Геленджика. В тот день катер под командованием старшего лейтенанта П.П.Сивенко следовал в составе охранения американского транспорта Achilleon из Геленджика в Туапсе.

Волнение моря достигало семи баллов, что серьёзно затрудняло маневрирование и стрельбу. Лётчики немецких самолётов, атаковавшие конвой, были возмущены тем, что более чем тринадцати бомбардировщикам оказал сопротивление какой-то небольшой катер. Оставив в покое транспорт, фашисты набросились на СКА-065.

В ходе неравного жестокого боя охотник получил около 200 пробоин от осколков бомб и снарядов авиапушек. Сместилась рулевая рубка, был разбит форштевень, сорвано ограждение ходового мостика, пробиты цистерны и трубопроводы, разрушена левая скула корпуса – таков неполный перечень полученных повреждений. Но, тем не менее, малый охотник продолжал вести огонь и уклоняться от падающих бомб. От затопления носовых помещений образовался 15-градусный дифферент на нос. Экипаж отбивался от врага и одновременно боролся за живучесть охотника. Уцелевшие семь человек во главе с командиром сделали всё, чтобы спасти свой катер.

Израсходовав весь запас бомб и снарядов, самолёты улетели. Заглохшие моторы были введены в строй через 40 минут. Катер догнал Achilleon и самостоятельно преодолел оставшиеся 50 миль до базы.

После этого боя катер СКА-065 стал Гвардейским.

Малый не значит слабый

Прошло немногим более шестидесяти лет со времени вступления в строй первых малых охотников за подводными лодками типа MO-4, которым суждено было сыграть в составе ВМФ достойную роль лидера малой морской войны. На них легла значительная тяжесть борьбы с подводными лодками, авиацией и торпедными катерами противника, конвоирования транспортов и эскортирования кораблей, высадки десантов, постановки минных банок.

10 февраля 1944 года краснофлотская газета «За Родину» посвятила передовую и еще целую полосу малому охотнику Черноморского флота с бортовым номером 022: «Сегодня исполняется пять лет со дня поднятия Военно-морского флага на МО-022. В течение пяти лет отважные катерники без устали несут боевую вахту в водах Черного моря. Славный путь прошел экипаж этого небольшого корабля под командованием старшего лейтенанта Г.П.Павлова за время Великой Отечественной войны... На его счету значится: 586 боевых выходов, пройдено 50 000 миль (а всего со дня вступления в строй свыше 70 000 миль). Много всевозможных заданий командования, как и всем малым охотникам, пришлось выполнять экипажу МО-022: оборона Одессы и Севастополя, конвоирование транспортов, эскортирование кораблей эскадры и подводных лодок, участие во всех десантных операциях, уничтожение вражеских мин, бои с торпедными и сторожевыми катерами противника, атаки и преследование немецких подводных лодок, дозорная служба и многие другие боевые дела отмечены в вахтенном журнале».

Это был из ряда вон выходящий случай. Обычно отмечался юбилей линкора, крейсера, а здесь — малого охотника! И этому предшествовало другое событие, когда по приказу командующего Черноморским флотом осенью 1943 года возвращавшихся после Новороссийской операции малых охотников в порт приветствовал выстроившийся по Большому сбору на палубе личный состав кораблей эскадры. Тем самым отдавалась дань мужеству и отваге моряков легендарных «охотников».

Советские катера МО-4 Северного флота. .

Великая Отечественная война

Из всех морских театров военных действий в Великую Отечественную, вероятно, наиболее кровопролитным был Черноморский. С первых часов войны здесь велись ожесточенные бои с немецко-фашистскими захватчиками.

Героическая оборона Одессы, Севастополя, Кавказа, десантные операции в Феодосию, Керчь, Судак, мыс Мысхако (Малая земля), Новороссийск, Таманский полуостров и другие - таковы славные вехи боевого пути малых охотников.

Славно воевали в составе Балтийского флота и малые охотники 1-го Гвардейского, 5-го и 6-го Краснознаменных дивизионов. В составе их экипажей воевало три Героя Советского Союза. Северный флот представляли 2-й Гвардейский Краснознаменный дивизион и ордена Ушакова 1-й степени бригада охотников за подводными лодками, давшие стране четырех Героев Советского Союза.

На Черноморском флоте звания Гвардейского был удостоен малый охотник СКА-065, орденом Красного Знамени награждены 1-й, 4-й Новороссийский, 5-й и 6-й Керченский дивизионы малых охотников. На черноморских охотниках воевали десять Героев Советского Союза.

Память

После окончания войны уцелевшие катера типа МО-4 были переданы в погранохрану. В её составе они продолжали службу до конца 50-х гг. Потом все они были списаны и разобраны. В память о них остался лишь цветной художественный фильм «Морской охотник», вышедший в 1954 г. В нём снималась настоящая «мошка». Но славные дела экипажей «мошек» в годы Великой Отечественной войны не были забыты. В этом большая заслуга ветеранов, которые собирали письма, воспоминания, фотографии и другие реликвии военных лет. Они на добровольных началах создавали комнаты боевой славы, небольшие музеи, публиковали статьи о славных делах катерников.

Особо стоит отметить деятельность Игоря Петровича Чернышёва, который всю войну прошёл на «мошках». Сначала он был старшим помощником, потом командовал катером и соединением катеров. Он принял участие во многих боях, был неоднократно ранен. После войны он собирал материалы об участии катеров КБФ в войне. Его статьи были опубликованы в газетах «Красная звезда», «Советский флот» и «Краснознамённый Балтийский флот», журналах «Советский моряк», «Советский воин» и «Моделист-конструктор». В 1961 г. вышли его мемуары «На «морском охотнике», в 1981 г. «О друзьях-товарищах».

Всю жизнь посвятил изучению боевой деятельности малых охотников Черноморского флота Владимир Сергеевич Бирюк. В годы войны он служил на МО-022 и принимал участие в обороне Одессы и Севастополя, боях за Кавказ, морских десантах. Им были опубликованы статьи в журнале «Катера и яхты», сборнике «Гангут». В 2005 г. вышло его фундаментальное исследование «Всегда впереди. Малые охотники в войне на Чёрном море 1941-1944 гг». Он отмечал, что историки уделяли действиям МО незаслуженно малое внимание и старался восполнить этот пробел.

С помощью ветеранов-катерников в СССР удалось сохранить два малых охотника типа МО-4. На «Малой земле» в Новороссийске был установлен Гвардейский МО-065 Черноморского флота. В музее «Дорога Жизни» в посёлке Осиновец Ленинградской области поставили МО-125 Ладожской флотилии. К сожалению, время безжалостно, и сейчас возникла реальная угроза потери этих уникальных реликвий Великой Отечественной войны.

Использованная литература и источники

Литература

  • Название: Малые охотники типа МО-IV; Автор: Л.Л.Ермаш, В.С.Бирюк; Издательство: Гангут; Год: 1999 г.

Ссылки

Галерея