Форум геймеров и читеров 4cheaT
Реклама:

Оборона Порт-Артура в World of Tanks (WoT)

Поделиться с друзьями:

Оборона Порт-Артура

Новые темы на Форуме World of Tanks
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Почему фпс в WOT приедает? Раньше не было такого, ... WoLF98 Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-10 19:45
хохлы создали новый танк "Азовец" ! теперь ДНР и Л... ruslan400 Вопросы по игре World of Tanks 3 2016-12-10 19:35
новогоднее 6 чувство pester Читы и моды World of Tanks от AhmeDDD 9 2016-12-10 19:41
акк Т37 и Т29 открыты 10лвл. int Рынок World of Tanks 0 2016-12-10 18:41
Помогите с танком) Владими Вопросы по игре World of Tanks 3 2016-12-10 18:16
Какой инвайд на тест сервер танки онлайн МММ?! ска... Probnik Вопросы по игре World of Tanks 3 2016-12-10 18:21
Как отключить режим "В самолете" в Виндовс 10 ? Gomerchick Вопросы о World of Warplanes 5 2016-12-07 21:27
Ошибка при запуске World of Warships alex44 Вопросы о World of Warships 0 2016-12-03 12:57
Перейти к: навигация, поиск

Перед войной

Заключённая 15(27) марта 1898 года русско-китайская конвенция предоставляла Порт-Артур в аренду России на 25 лет с правом продления этого срока. Главные силы русских морских сил в Тихом океане получили на побережье Жёлтого моря незамерзающую базу. Первыми здесь высадился 9-й Восточно-Сибирский стрелковый полк. 16(28) марта 1898 года над Золотой горой под гром приветственного салюта и раскатистое «ура!» взвился Андреевский флаг. Порт-Артур был сделан главной базой русского военного флота на Тихом океане.

Во время занятия его русскими Порт-Артур представлял собой лишь небольшой неблагоустроенный поселок с населением около четырёх тысяч человек, получивший впоследствии название Старого города. В мае 1901 г. новые хозяева приступили к нарезке и продаже участков в Новом городе, и он начал быстро застраиваться. В Новом городе для военной администрации были построены здания штаба и Инженерного управления, затем возведены здание Русско-китайского банка, реальное училище и много добротных жилых домов. Западную часть города заняли одноэтажные солдатские казармы и огромное здание флотского экипажа. Каждый пароход привозил новые воинские части и служащих, имущество, товары и строительные материалы. Из внутренних провинций Китая в Квантунскую область хлынул поток рабочей силы, и уже к 1 января 1904 г. в Порт-Артуре проживало (кроме войск) 51 906 жителей: из них 15 388 русских и 35 тысяч китайцев.

Мелководную гавань Порт-Артура начали углублять ещё китайцы, но даже и к началу русско-японской войны эту работу не успели закончить. Она состояла из искусственного Восточного и более просторного Западного бассейнов. Оба они соединялись с внешним рейдом проходом длиной 900 м и шириной 300 м. Русским удалось увеличить унаследованный от китайцев старый док для крейсеров, восстановить и усовершенствовать разрушенные японцами в 1895 г. малую верфь и арсенал, портовые мастерские, маленький док для миноносцев. В районе Восточного бассейна находились мастерские и угольные склады, — к началу русско-японской войны все угольные запасы Порт-Артура оценивались в 207 200 т угля, и в том числе 124 900 т лучшего кардифа. Территория самого порта и весь город освещались от центральной портовой электростанции.

По воспоминаниям лиц, бывавших в Порт-Артуре, с моря он казался очень неприветливым. Взгляду пассажира подходящего к городу парохода сначала открывался длинный горный хребет, круто обрывающийся в море. От угрюмых желто-серых скал, лишенных какой-либо растительности, веяло тоской и холодом. Море с глухим шумом било в высокий берег. С вершины Золотой горы открывался прекрасный вид на город. Прямо внизу виднелся Восточный бассейн, за ним у подножия Перепелочной горы раскинулся сам Старый город, за которым тянулась неровная холмистая местность вплоть до горы Большой, доминирующей над всем Порт-Артуром, — у её основания разместился Новый китайский город. Справа от малого бассейна находилось Пресноводное озеро, вокруг которого в беспорядке расположились казармы и здания Инженерного ведомства. Между этим озером, Золотой и Крестовой горами и морем находились дачные места, застроенные коттеджами русских флотских офицеров. Взгляду налево открывался сначала выход на внешний рейд, а далее — довольно обширный Западный бассейн, на противоположной стороне которого раскинулся Новый европейский город; от моря Западный бассейн отделялся длинным и узким полуостровом Тигровый хвост. Вся эта панорама замыкалась морем и цепью высоких обрывистых гор, на которых располагалось кольцо укреплений, защищавших Порт-Артур от возможного нападения противника. Полностью закончить сооружение оборонительных укреплений города к началу войны русские военные инженеры, однако, так и не успели.

В соответствии с разработанным начальником штаба командующего морскими силами Тихого океана контр-адмиралом В. К. Витгефтом «Планом военных действий морских сил в Тихом океане на 1903 год», дополненным «Распределением морских сил в Тихом океане в военное время в 1903 году», к 1904 г. все русские морские силы были разделены между Порт-Артуром и Владивостоком . В Порт-Артуре базировались: боевая эскадра (броненосцы, новые крейсера, 1-й отряд эсминцев) и оборонительный отряд (устаревшие крейсера, 2-й отряд эсминцев, канонерские лодки и минные транспорты) — всего 7 эскадренных броненосцев, 6 крейсеров, 3 старых парусно-винтовых клипера, 4 канонерские лодки, из них 2 броненосные, 2 минных транспорта, 2 минных крейсера и 25 эскадренных миноносцев.

Именно уничтожение этого соединения военно-морских сил России, судя по всему, и являлось главной целью японской армии на первом этапе русско-японской войны. Операции против порт-артурской крепости не были в интересах японской армии. Они были нужны японскому военно-морскому флоту. «Осада Порт-Артура была необходима, — написано в официальном труде германского генерального штаба. — Японцы могли довести до конца свои операции на суше, лишь обладая господством на море. Именно по этой причине русский флот в Восточной Азии должен был быть уничтожен, а так как большая его часть укрылась от атаки японцев … в гавани Порт-Артура, то крепость должна была быть атакована с суши». «Японский флот должен был ждать прихода Балтийской эскадры, и для Японии являлось жизненно важным вопросом создать себе … выгодные условия для будущего морского боя [с русской 2-й Тихоокеанской эскадрой — прим.], то есть взять сначала Порт-Артур» . Наступление на Ляоян, где сосредотачивались главные силы русской Маньчжурской армии, японцы первоначально планировали начать уже после падения Порт-Артура, когда освободившаяся осадная армия будет переброшена в Маньчжурию под Ляоян.

В планах, выработанных русским военным командованием накануне войны, можно обнаружить любопытную эволюцию взглядов на роль Порт-Артура в этой войне. План, составленный во Временном штабе наместника Е. И. Алексеева, основывался на предположении, что, «раз у Ляояна будут своевременно сосредоточены достаточные силы, то и наступление японской армии к Порт-Артуру немыслимо, почему для обороны Порт-Артура можно назначить только его гарнизон с самыми незначительными добавлениями». Наоборот, военный министр А. Н. Куропаткин во Всеподданнейшей записке от 24 июля 1903 г. признавал «наиболее желательным и возможным планом действий японцев» тот, при котором они постараются сразу занять Корею и овладеть Порт-Артуром. По мнению А. Н. Куропаткина, достаточные силы для борьбы с Японией могли быть выставлены в Южной Манчжурии только во вторую половину года после объявления мобилизации. До этого времени Квантун будет отрезан от России, и потому численность русских войск там должна быть увеличена. И поначалу Куропаткину удалось убедить в этом наместника Алексеева, который 12(25) февраля 1904 г. докладывал царю, что возможное наступление японцев на Порт-Артур «для общих интересов наших на всем театре войны может быть признано скорее выгодным», так как крепость уже имеет 20-тысячный гарнизон. Но Куропаткин требовал и добился ещё большего усиления крепостного гарнизона, так как считал, что «если осаждённый Порт-Артур не будет иметь достаточного гарнизона, то командующий армией, тревожась за участь крепости, может быть вынужден к переходу в наступление не сосредоточенными силами, и это неизбежно приведет к поражению.» Назначенный командующим Маньчжурской армии, он «считал, что 45 тысяч [чел.] хватит для отражения штурма. Наоборот, силы Маньчжурской армии, сосредотачиваемые под Ляояном, казались ему недостаточными для перехода в контрнаступление». Порт-Артур он считал лишь крепостью, предназначенной только к тому, чтобы «приковать к себе как можно больше вражеских сил». До достижения им численного превосходства над противником он считал и вредным, и опасным оборонять какие-либо отдаленные пункты. Убежденный в том, что исход войны с Японией решится на полях Манчжурии, Куропаткин с самого начала решил позволить японцам осадить Порт-Артур, который мог, как он в то время предполагал, продержаться несколько месяцев, отвлекая на себя значительную часть сил японской армии. Командующий русской армией сознательно отказался от активных действий в начале войны, предоставив инициативу противнику, который и воспользовался этим для развертывания своих армий и подготовки к наступлению. Малочисленные отряды, которым Куропаткин поручил сдерживать наступление врага на этом первом этапе войны, не могли этого сделать. Высаживая армии по очереди, по частям, японцы тем самым давали русским определенные преимущества, которыми те и не подумали воспользоваться. Приказы Куропаткина «атаковать, но без решимости» и «с превосходящими силами в бой не вступать» действовали удручающим образом на войска, убивали в командирах желание схватиться с врагом и победить его. А когда войскам приказывается «не вступать в бой с превосходящими силами», то и дело всегда кончается тем, что они боятся тронуть и неприятельский дозор.

Подводя итог вышесказанному, можно сказать, что «великая осада» Порт-Артура началась по двум причинам. Во-первых, потому, что японское командование считало необходимым в самые кратчайшие сроки уничтожить русский флот, который там базировался. Для достижения этой важной цели оно готово было пойти на любые жертвы: ведь погибшие солдаты 3-й армии Ноги могли быть заменены, а Соединенный флот Того должен был победить с теми же кораблями, с которыми он начал войну. Во-вторых, вследствие того, что русское сухопутное командование решило не мешать началу этой осады, считая для себя выгодным, чтобы Порт-Артур отвлек на себя войска противника.

Порт-Артур был отрезан от сухопутных сообщений с Маньчжурской армией с 23 апреля (6 мая) 1904 г. (после высадки 2-й армии Оку в Бидзыво) и от морских сообщений через китайский порт Инкоу — с 11(24) июля 1904 г. (после боя у Ташичао). 13(26) мая 1904 г. японская 2-я армия Оку прорвала оборону русских на Цзиньчжоуском перешейке, преграждавшему подступы к Порт-Артуру в самой узкой части Ляодунского полуострова. В результате этой победы японцы 19 мая (1 июня) 1904 г. заняли порт Дальний, который стал местом сосредоточения 3-й армии Ноги, предназначенной для действий против Порт-Артура. Уже 13-15(26-28) июля 1904 г. эта армия атаковала и после упорного боя, стоившего ей 6000 чел. убитыми и ранеными, прорвала последние укрепленные позиции русских на Зеленых горах, преграждавших ближайшие подступы к крепости. Фактическая осада Порт-Артура началась тогда, когда 17(30) июля японцы подошли к городу на расстояние выстрела главного калибра броненосцев, и русские корабли провели первую стрельбу по противнику из гавани. 25 июля (7 августа) 1904 г. японская артиллерия провела первую бомбардировку города и порта.

Укрепления крепости

В руках китайцев Порт-Артур был военной базой, соответственным образом укрепленной. Там имелось четыре береговых батареи и несколько высоких земляных сооружений, которые окружали город с востока и севера и соединялись между собой земляным валом, получившим впоследствии название китайской стенки. Кроме того, по ближайшим окрестностям города было разбросано свыше двух десятков инпаней, обнесенных глинобитной стеной, однако большинство из них были разрушены, поэтому эти укрепления Порт-Артура при передаче его китайцами в 1898 году большой боевой ценности уже не представляли. Заняв город и желая иметь в нём военный порт и базу для флота, Россия должна была создавать здесь заново крепость, к составлению проекта которой было приступлено на месте в том же 1898 году, когда город был занят.

Местная комиссия предложила усовершенствовать и перевооружить старые китайские береговые батареи, а затем заменить эти батареи новыми. Линию фортов сухопутного фронта проектируемой крепости признавалось необходимым вынести на Волчьи горы примерно в 8 км от окраины Старого города. Следующий проект, составленный прибывшей в Порт-Артур особой комиссией в октябре 1898 года, отличался от первого проекта главным образом тем, что линия фортов не доходила до Волчьих гор, а шла примерно в 4,5 км от города по линии Дагушань — Драконов хребет — Панлуншан — Угловые горы — Высокая гора и высота Белый волк. Эта линия сухопутной обороны имела протяжение 70 км и требовала 70-тысячного гарнизона и 528 орудий только сухопутного вооружения.

Межведомственное совещание, на рассмотрение которого попал этот проект, стремилось к возможной экономии расходов на Квантун людьми и деньгами. Оно высказало пожелание, чтобы гарнизон Квантуна не превышал наличного там тогда числа штыков и сабель, а именно 11300 человек, чтобы «организация охраны полуострова не являлась чрезмерно дорогой и опасной в политическом отношении».

Военное ведомство, приняв эту директиву, командировало в Порт-Артур профессора К. И. Величко, занимавшего в то время должность члена Инженерного и Крепостного комитетов, и дало ему для составления проекта крепости руководящие указания. В соответствии с этими указаниями и был составлен конечный проект крепости, по которому протяжение сухопутной линии обороны, прошедшей по высотам Драконова хребта, возвышенности перед Кладбищенской горой, Зубчатой горе, возвышенности у деревни Саншугоу, Вальдшнепиному холму, высотам у южного угла Западного бассейна и горе Белый волк, составило 19 км. Центром дуги, по которой расположились все форты сухопутной линии, был вход во внутренний рейд у оконечности так называемого Тигрового хвоста, а радиус этой дуги был 4 км; она замыкалась приблизительно 8,5-километровой приморской позицией в виде тупого входящего угла около 12º.

Кроме главной оборонительной линии, состоявшей из шести фортов и пяти промежуточных укреплений, проект предусматривал ещё окружение Старого города и Восточного бассейна непрерывной центральной оградой из опорных пунктов временного характера и связывающих их линий в виде вала со рвом, имеющим отвесный контрэскарп и фланковую оборону. И хотя возведение главной оборонительной линии намечалось в первую очередь, но так как эта линия обладала недостатками, вызывавшимися экономическими соображениями, то во вторую очередь предусматривались также различные передовые постройки и позиции (например, на горе Дагушань). Приморский фронт должен был состоять из 25 береговых батарей, расположенных тремя группами: на Тигровом полуострове, Золотой и Крестовой горах. На все эти батареи назначалось 124 орудия, среди которых 254- и 152-мм пушки, 280- и 229-мм мортиры, 57-мм береговые пушки, полевые батарейные пушки и старые 152-мм трёхтонные пушки.

Стоимость инженерных работ исчислялась в сумме 7,5 млн рублей; почти во столько же должны были обойтись и все артиллерийские средства. Итого на постройку порт-артурской крепости должно было быть отпущено около 15 млн рублей. Эта сумма не кажется чрезмерной, если вспомнить, что сразу все три серийных эскадренных броненосца типа «Полтава» (постройки 1892—1900 годов) в общей сложности обошлись российской казне только на одну треть дороже (по 7-8 млн рублей каждый).

В таком виде проект крепости был утвержден в 1900 году, к работам приступили несколько раньше. Но в силу малых денежных отпусков эти работы велись не сразу, а были разделены на три очереди, с расчетом окончить постройку крепости в 1909 году. И до 27 января (9 февраля) 1904 году, когда уже началась русско-японская война, на оборонительные работы было отпущено всего 4,5 млн рублей, то есть менее одной трети необходимого. Поэтому к означенному сроку в крепости было произведено лишь немногим более половины всех работ, причем наибольшее внимание было обращено на приморский фронт, который оказался в наибольшей степени готовности: на нём были возведены 21 батарея, в том числе 9 долговременного типа и ещё 12 временных, и 2 пороховых погреба. На сухопутном фронте были окончены только форт № IV, укрепления № 4 и 5, батареи лит. А, Б и В и 2 питательных погреба. Остальные сооружения были или ещё не окончены, или только начаты постройкой, или даже совсем не начаты. К числу таких неоконченных, но имевших первостепенное значение при обороне крепости (так как на них впоследствии велась сухопутная атака), относились форты № II и III и временное укрепление № 3. К началу войны порт-артурская крепость имела на вооружении 116 готовых к действию артиллерийских орудий, из них на морском направлении 108, а на сухопутном вообще всего лишь 8 (на форту № IV) орудий вместо 542 по табели.

После начала боевых действий возведение укреплений ускорилось по хорошо разработанному плану инженер-подполковника С. А. Рашевского и под умелым руководством командира 7-й Восточно-Сибирской стрелковой дивизии генерал-майора Р. И. Кондратенко. Последний являлся душой всей обороны: во многом благодаря ему гарнизон сделал все возможное для того, чтобы повысить обороноспособность Порт-Артура. Работы велись и днем, и ночью. В город прибывали эшелоны с войсками, артиллерией, пулеметами и боеприпасами. Но сделать в пять месяцев, притом в порядке импровизации, работы, которые были рассчитаны на пять лет, было, к сожалению, все же вне пределов человеческой возможности.

К началу 17(30) июля 1904 года тесной осады Порт-Артура японскими войсками фортификационные сооружения крепости состояли из пяти фортов (№ I—V), трех укреплений (№ 3 — 5) и четырёх отдельных артиллерийских батарей (литера А, Б, В и Д). В промежутках между ними были вырыты стрелковые окопы, прикрывавшиеся колючей проволокой и на самых опасных направлениях зарытыми в землю фугасами. На флангах были оборудованы также передовые позиции полевого типа на горах Сягушань, Дагушань, Высокая и Угловая. В сторону долины Шуйшин были вынесены редуты Кумирненский, Водопроводный и Скалистый. За поясом основных укреплений, между ними, а также на приморском фронте были установлены батареи и отдельные огневые точки кинжального действия: из них наиболее известны в истории обороны Большое и Малое Орлиные гнезда, Заредутная батарея, приморские номерные батареи, редуты № 1 и 2, Курганная батарея, Перепелиная гора, Спина Дракона и др.

Система крепостных сооружений опиралась на довольно выгодный для обороны рельеф местности. Все укрепления были сооружены на горах, напротив которых к северу находилось сравнительно ровное пространство. По мере приближения к укреплениям оно переходило в открытую покатую местность, находившуюся под обстрелом артиллерийского и ружейного огня защитников. Всюду имелись наблюдательные пункты для корректирования артиллерийского огня. Задние склоны высот служили хорошим прикрытием для людей и орудий.

Организационно сухопутная оборона Порт-Артура делилась на два сектора. Первый под командованием командира 1-й бригады 7-й стрелковой дивизии генерал-майора В. Н. Горбатовского включал территорию от Крестовой горы до форта № V, второй под командованием командира 2-й бригады 7-й стрелковой дивизии генерал-майора Церпицкого начинался от форта № V и заканчивался редутом Белый Волк. В состав первого из секторов входили Восточный и Северный фронты, в состав второго — наименее готовый к боям Западный фронт. Начальником сухопутной обороны крепости был назначен командир 7-й Восточно-Сибирской стрелковой дивизии генерал-майор Р. И. Кондратенко. Всеми резервами руководил командир 4-й стрелковой дивизии генерал-майор А. В. Фок. Общее руководство обороной крепости формально должен был осуществлять комендант крепости генерал-лейтенант Смирнов, но фактически верховное командование с самого начала находилось в руках начальника бывшего Квантунского укрепленного района генерал-лейтенанта А. М. Стесселя.

Одним из существенных недостатков порт-артурской крепости было то обстоятельство, что её оборонительная линия слишком тесно примыкала к городу и гавани, что давало японцам возможность подвести пушки к тем позициям, с которых город стал обстреливаться с самых первых дней осады. В конечном счете сам Порт-Артур не удовлетворял теоретическим условиям тогдашней нормальной крепости. Некоторые укрепления наружного обвода отстояли от города на расстоянии меньше нормального предела — 4 км. Так, форт № III был удален от города на 2,5 км, а форты № IV и V находились от окраины Нового города всего в 1,5 км. И даже если считать охраняемой площадью только Восточный бассейн, где укрывалась русская эскадра, то и тогда оказывается, что линия сухопутных фортов отстояла от границы всего на 3 км. Осажденный Порт-Артур не мог служить надежной базой флоту: главная линия обороны проходила на расстоянии меньшем, чем дальность стрельбы японской армейской и осадной артиллерии. Понятно, что такая близость укреплений к городу вызывала бомбардировку последнего и порта с самых первых же выстрелов, причем страдали суда, склады и госпитали, а по улицам летали не только снаряды, но и ружейные пули. Такое сужение обвода было вызвано исключительно соображениями экономии и желанием вогнать протяжение обвода в соответствие со строго выделенной для города живой силой. «Благодаря неготовности крепости и необорудованности её порта … правильная идея „существования Артура для флота“ была сведена на нет: крепость не могла обеспечить эскадру от огня сухопутных японских батарей».

Как писал журналист английской газеты «Daily Mail» Б. Норигаард, Порт-Артур был бы в полном смысле слова неприступной крепостью, «если бы русские имели достаточно времени, чтобы укрепить также и внешнюю линию обороны … вдоль гряды Фенхоаншаня и Дагушаня». Эта внешняя линия, господствовавшая на большом протяжении над русскими фортами и укреплениями, стала исходным пунктом японского наступления, она хорошо прикрывала развертывание японских войск, их полевые лагеря и осадные орудия.

Были недостатки и в самой фортификационной системе: слишком малое количество долговременных укреплений, которые к тому же не были замаскированы на местности, расположение их на одной линии с большими «мертвыми» (непростреливаемыми) зонами, отсутствие в крепости хороших дорог для манёвра войсками и артиллерией, отсутствие средств воздушного наблюдения (аэростатов), ненадежная связь. Только один Восточный фронт обороны мог считаться сколько-нибудь законченным. Северный фронт был закончен лишь наполовину. Западный фронт был еле обозначен, между тем здесь находился ключ крепости — гора Высокая (или высота 203) — Малахов курган Порт-Артура, с которой хорошо просматривался весь город и рейд и с занятием которой японцами обрекалась на гибель вся русская эскадра. Эти недостатки в фортификационной системе крепости должен был восполнять сам гарнизон крепости, к счастью, состоявший большей частью из молодых солдат срочной службы в возрасте до 30 лет, которые отличались крепким здоровьем и высоким боевым духом.

11-дюймовая мортира, использовавшаяся при осаде крепости

К 17(30) июля 1904 года на вооружении порт-артурской крепости было всего 646 артиллерийских орудий и 62 пулемета, из этого числа 514 орудий и 47 пулеметов было установлено на сухопутном фронте. Для защиты с моря имелось: 5 10-дюймовых пушек (10 по табелю), 12 9-дюймовых пушек, 20 современных 6-дюймовых пушек Кане, 12 старых 6-дюймовых пушек в 190 пудов (4 по табелю), 12 батарейных 120-миллиметровых пушек, 28 57-миллиметровых пушек (24 по табелю), а также 10 11-дюймовых и 32 9-дюймовых мортир. Снарядов имелось всего 274 558 (из них тяжелых: 2004 11-дюймовых, 790 10-дюймовых и 7819 9-дюймовых), в среднем около 400 на каждое орудие. Почти с самого начала войны стала ясна бесполезность мортир против кораблей и они стали использоваться для обороны на сухопутном фронте (как впрочем и большинство пушек были либо перенесены туда, либо получили возможность круговой стрельбы). Однако тут сказалась чрезвычайно малые (в сравнении с 35 тысячами израсходованных японской армией во время осады 11-дюймовых зарядов) для этого запасы снарядов. Для перевозки грузов, материальной части, боевого запаса, продовольствия и пр. в крепости было 4472 лошади. Ко дню тесного обложения крепости гарнизон был обеспечен продовольствием: мукой и сахаром на полгода, мясом и консервами только на один месяц. Затем пришлось довольствоваться кониной. Запасов зелени было мало, из-за чего во время осады в гарнизоне было очень много случаев заболевания цингой.