Форум геймеров и читеров 4cheaT
Реклама:

Октябрьская революция (1925) в World of Tanks (WoT)

Поделиться с друзьями:

Октябрьская революция (1925)

Новые темы на Форуме World of Tanks
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Не запускается world of tanks Егор332 Вопросы по игре World of Tanks 1 2016-12-03 19:13
Подскажите хороший проверенный сайт, что бы продат... saha1324 Вопросы по игре World of Tanks 3 2016-12-03 19:13
Подскажите пожалуйста Ноутбук за 22к рублей, что б... rdg Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-03 18:01
когда русские танки, самолёты, вертолёты, десантни... rdg Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-03 16:46
фашистские ВСУ усилили свои позиции в Донбассе «Гр... koJlya Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-03 16:26
Помню где-то читал как можно например, турель от т... devas Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-03 16:21
Ошибка при запуске World of Warships alex44 Вопросы о World of Warships 0 2016-12-03 12:57
Помогите с не сложным вопросом (для меня сложно) в... vlad228228 Вопросы о World of Warships 3 2016-11-22 13:14
Перейти к: навигация, поиск

Октябрьская революция

Maxmag1231.jpg
Октябрьская революция
Исторические данные
24 сентября 1911 года Спущен на воду
Общие данные
23300 / 26900т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
184,9 м / 26,9 м / 9,1 мм. Размерения
(длина/ширина/осадка)
ЭУ
Экипаж
1443чел. Общая численность
Бронирование
225/мм. Пояс/борт
37,5 + 25мм. Палуба
70—250мм. Барбеты
75—200мм. Боевая рубка
120-250мм. Румпельное отделение
Вооружение
Однотипные корабли
Maxmag12311.jpeg
Линейный корабль «Октябрьская революция», изначально названный в честь победы Российского флота у мыса Гангут, был заложен 3 июня 1909 года на Новоадмиралтейском судостроительном заводе в Петербурге. 24 сентября 1911 года спущен на воду, а 21 октября 1914 года вошел с состав 2-й бригады линейных кораблей Балтийского флота.

История

История создания проекта

В Русско-японской войне, закончившейся для России поражением, она потеряла и значительную часть своего флота. Помимо задачи восстановления флота, Морскому министерству было необходимо проанализировать опыт прошедшей войны и воплотить его в новых кораблях. Одним из выработанных требований к ним стало обеспечение остойчивости корабля при любых полученных в бою повреждениях — по формулировке А. Крылова — «Корабль должен тонуть, не опрокидываясь». Для этого предполагалось распространить бронирование на максимально возможную часть надводного борта, для предотвращения проникновения воды через обширные пробоины небронированного борта и последующее быстрое опрокидывание корабля, как это имело место в Цусимском сражении. Ряд этих и других мер для повышения боевой живучести, в основном следовавших мировым тенденциям, уже были частично воплощены при доработке строившихся броненосцев типа «Андрей Первозванный». Однако ещё до завершения их постройки, в 1906 году, вступление в строй британского линкора «Дредноут» сделало все броненосцы морально устаревшими, одновременно определив направление развития для будущих линейных кораблей.

История строительства

Maxmag1234.jpg

Начало строительства линкоров было санкционировано императором Николаем II 17 декабря 1908 года, однако реальному началу работ мешал недостаток финансирования. Примерная расчётная стоимость постройки четырёх кораблей оценивалась Морским министерством в 148 миллионов рублей золотом: 37 миллионов за один корабль, в том числе 27,2 миллиона за корпус, бронирование и оборудование, 2,2 миллиона за артиллерийское вооружение и 7,5 миллионов за запасные орудия и боеприпасы. Выделить подобную сумму Морское министерство, в рамках предусмотренной законом своей ежегодной сметы, было не в состоянии, поэтому судьба новых кораблей зависела от получения дополнительных ассигнований через Государственную думу. Однако, хотя в думе и признавалась необходимость создания на Балтике сильного линейного флота для защиты государственных интересов России, единого мнения о способах реализации этой задачи не было и в 1908 году дума в выделении дополнительных кредитов на постройку линкоров отказала. Одной из причин этого послужило и недовольство думы деятельностью Морского министерства, в частности, при расходовании им средств, выделенных на восстановление флота после Русско-японской войны. Лишь средства, необходимые для начала строительства кораблей удалось всё же получить благодаря влиянию премьер-министра П. Столыпина, добившегося их выделения через Государственный совет. Для строительства были выбраны казённые Адмиралтейский и Балтийский заводы, как наиболее мощные из доступных министерству предприятий, и вдобавок, проставивавшие из-за отсутствия заказов после спуска на воду последних броненосцев. Каждый из заводов должен был построить по два корабля. Другими крупными участниками строительства должны были стать Обуховский завод, поставлявший артиллерийское вооружение и Ижорский завод, изготавливавший бронирование. Постройка новых линкоров, которые должны были стать крупнейшими из закладывавшихся доселе российских военных кораблей требовала расширения и переоборудования Адмиралтейского и Балтийского заводов, для чего были необходимы новые средства. Дополнительные расходы были необходимы и на подготовку Ижорского и Обуховского завода, так как на первом требовалось в разы увеличить объёмы выпуска брони, а второй, не имея оборотных средств, но имея задолженности в размере более 6 миллионов рублей, был не в состоянии провести необходимое переоборудование для производства новых 305-мм орудий и башенных установок. Для начала работ Морским министерством из своих сметных средств и заводами из своих запасных капиталов в 1908 году были выделены 2,7 миллиона рублей, но этой суммы было недостаточно и вновь требовалось получение дополнительных ассигнований через Государственную думу. Лишь в мае 1910 года удалось добиться от думы выделения 8,94 миллионов рублей, в период с 1910 по 1912 год, на подготовку заводов. Вместе с тем, несмотря на выделенные ассигнования, казённые заводы Морского ведомства оказались всё ещё недостаточно подготовлены к строительству новых линкоров. Вдобавок к этому, Морскому министерству из-за неудовлетворительной организации работы не удалось полностью задействовать и эти мощности заводов, часть которых порой простаивала. Строительство новых линкоров, несущих наиболее современное по тому времени оборудование, потребовало привлечения и ряда других предприятий, как казённых, так и частных. Судостроительную сталь поставляли Кулебакский завод и объединение «Продамет»; башенные установки — Металлический и Путиловский заводы совместно с Обуховским; элеваторы башен и системы аэрорефрижерации погребов — завод «Г. А. Лесснер»; электрооборудование — заводы «Дюфлон, Константинович и Ко», «Симменс и Шуккерт», «Вольта» и «Всеобщая компания электричества»; телефоны и приборы СУО — заводы Гейслера и Эриксона; якорные и рулевые устройства — завод «Сормово». Энергетическая установка для линкоров Балтийского завода изготавливалась им же, тогда как для линкоров Адмиралтейского завода её производил Франко-Русский завод по чертежам Балтийского. Стапельный период и спуск на воду Все четыре корабля были заложены в один день — 3 июня 1909 года. «Гангут» и «Полтава» были заложены на Адмиралтейском заводе, тогда как «Севастополь» и «Петропавловск» — на Балтийском. Постройку кораблей планировалось осуществить в 38 месяцев, закончив в августе 1912 года, но в реальности она значительно растянулась из-за недостаточного финансирования, и как следствие, запоздалого заключения договоров на поставку комплектующих. Фактически, работы стапелях начались лишь сентябре—октябре того же года. Другой, традиционной уже проблемой, стала весовая перегрузка корабля по сравнению с изначальным проектом, в процессе разработки чертежей достигавшая ещё на бумаге 150 т по корпусу и 200 т по механизмам, по состоянию на январь 1910 года. На 1 января 1911 года на строительство кораблей было выделено лишь 12% необходимой суммы, а готовность корпусов без брони и оборудования для разных кораблей составляла от 36 до 45% по массе установленных конструкций. Продолжение строительства такими темпами теряло смысл, поэтому для получения необходимых средств Совету министров пришлось пойти навстречу требованиям думы — был проведён ряд организационных изменений, организована финансовая комиссия по проверке деятельности Морского министерства, а также отправлены в отставку ряд деятелей Морского министерства. После этого, в феврале—марте 1911 года представленная Морским министерством просьба о выделении ассигнований на достройку кораблей была рассмотрена Комиссией по государственной обороне и 19 мая, после принятия Государственной думой, закон об ассигновании средств на достройку линкоров был утверждён Николаем II. Общая стоимость постройки кораблей оценивалась Морским министерством в 147,5 миллионов рублей, из которых за вычетом уже потраченных на постройку к тому моменту средств, на достройку было выделено 119,56 миллионов. Из-за уже значительно отстававших от плана темпов строительства кораблей, сроки их вступления в строй были отодвинуты на 1914 год. После получения финансирования, темпы постройки резко возросли. К лету 1911 года закончились начавшиеся ещё в январе испытания отсеков на водо- и нефтенепроницаемость, после чего приступили к сверлению дейдвудных отверстий и подготовке кораблей к спуску на воду. Наибольшая степень готовности имелась у «Гангута», но его постройка была задержана, чтобы в первую очередь подготовить к спуску остальные три корабля. Первым 16 июня 1911 года на воду был в торжественной обстановке спущен на воду «Севастополь», ставший головным кораблём серии, за которым 27 июня последовала «Полтава», 27 августа — «Петропавловск» и наконец, 24 сентября — «Гангут». Масса спускаемых корпусов приближалась к 8 000 т, около 75% из которых составлял сам корпус, а остальная часть приходилась на почти полностью установленную палубную броню и около 10% судовых систем.

Достройка и испытания

После спуска на воду, работы на линкорах почти прекратились, так как оборудование и вооружение к этому времени готовы ещё не были — начинала сказываться задержка с заключением контраков на их поставку. Так, на «Гангуте» с сентября по декабрь 1911 года степень готовности по массе установленных конструкций увеличилась лишь на 3%, при этом готовность энергетической установки и другого оборудования составляла лишь около 3—5%. Для упорядочения и ускорения, а также контроля качества работ Морским министерством была сформирована специальная комиссия, представлявшая собой аналог военных приёмных комиссий более позднего времени. Фактически, достроечные работы перешли в активную стадию лишь в начале 1912 года. В течение этого года были установлены главные бортовые броневые пояса, а также оборудованы фундаменты башенных установок. Была также начата постройка артиллерийских погребов, однако их пришлось переоборудовать и расширять после принятия в начале 1912 года новых 305-мм снарядов, отличавшихся большей длиной. В течение 1913 года на корабли были погружены главная энергетическая установка и артиллерийские орудия, закончена установка бронирования. Была установлена палуба вплоть до деревянного настила и смонтированы боевые рубки, надстройки и мачты. Весной 1914 года строительство двух из линкоров вновь затормозилось, на этот раз причиной этого стало стачечное движение, охватившее всю Россию, включая и Адмиралтейский завод. Для борьбы с нехваткой рабочей силы, Морским министерством к постройке кораблей были привлечены и их команды, проживавшие в тот период в Крюковских казармах вблизи завода. В первой половине 1914 года был проведён окончательный монтаж оборудования, а также были изготовлены и установлены на корабли башенные установки, а также проводились окончательные работы по подготовке линкоров к сдаточным испытаниям. С началом Первой мировой войны в июле 1914 года и вступлением России в войну, было решено провести сдаточные ходовые испытания в сокращённом объёме, не выводя энергетическую установку на форсированный режим, для сбережения её ресурса и сокращения сроков испытаний. Другой причиной этого стало и желание ввести «Гангут» в строй к 27 июля, годовщине Гангутского сражения, в честь которого корабль получил своё имя. 18 июля на «Гангуте» были проведены швартовные испытания энергетической установки, прошедшие успешно. После этого корабль 20 июля был формально принят на вооружение и на нём был поднят вымпел, несмотря на то, что линкор прошёл ещё не все испытания, имел ряд недоделок и не был полностью принят комиссией. Проведению дальнейших испытаний помешала поломка 29 июля рулевого устройства, на полтора месяца выведшая корабль из строя. Вновь вышел на ходовые испытания, на этот раз в открытом море, «Гангут» лишь 21 сентября, совместно с законченным к тому времени «Севастополем». Однако первым реально законченным и принятым на вооружение линкором стал «Севастополь», завершивший свои ходовые испытания 27 сентября, тогда как «Гангут» 28 сентября оказался выведен из строя, на этот раз поломкой одной из турбин. Испытания показали превышение проектной мощности энергетической установки на 950 л.с. без форсирования, однако её экономичность оказалась ниже заданной. В конце октября, после завершения ремонта турбины, «Гангут» вновь был вынужден встать на ремонт — на этот раз после столкновения с «Полтавой», повреждения которой оказались значительно меньшими. В итоге, завершить испытания линкору удалось только 21 декабря 1914 года, после чего он 22 декабря был реально введён в состав действующего флота. Ходовые испытания «Полтавы» и «Петропавловска» были завершены, соответственно, 24 ноября и 20 декабря.


Видео

Это видео покажет о линкорах серии Севастополь, таких как «Марат», «Октябрьская революция», сам "Севастополь",

Проект и модернизация

12 сентября 1931 года линкор стал к стенке Балтийского завода. Его модернизацию (типа проведенной на «Марате», но с учетом ее опыта) и капитальный ремонт предполагалось выполнить за три зимы (1931—1934 годы) таким образом, чтобы к началу каждой летней кампании корабль был бы боеспособен.

Работы на линкоре (зав. № С-1102) велись в соответствии с составленной в начале 1932 года КБ Балтийского завода спецификацией и заключались в следующем.

Прежние 25 котлов со смешанным отоплением были заменены на 12 более производительных (паропроизводительность 41,39 т/ч вместо 11,5 т/ч, параметры пара: давление 16 кгс/см2, температура 200°С) с нефтяным отоплением, которые предполагалось установить на линейные крейсеры типа «Измаил»; их разместили в шести котельных отделениях. Кроме того, как и на «Марате», были удалены не оправдавшие себя турбины крейсерского хода. Мощность на валах возросла при этом с 42 000 до 57 500 л.с. (при форсировании — до 60 600 л.с.), частота вращения гребных винтов увеличилась с 290 до 332 об/мин. Масса энергетической установки снизилась с 3259 до 2823 т, а занимаемый ею объем — с 10 475 до 7895 м3. Вместо прежних 1700 т угля и 750 т мазута корабль стал принимать до 2115 т мазута, при этом дальность плавания экономическим ходом 14,2 уз составила 2500 миль, а полным ходом —1225 миль (удельный расход топлива на этих режимах соответственно составлял 0,918 и 0,616 кг на 1 л.с./ч).

На испытаниях в 1934 году при водоизмещении 25 100 т «Октябрьская революция» развила 22,87 уз при максимальной мощности механизмов. Время, потребное для развития паров, составляло в зависимости от температуры воды от 60 до 80 мин, а «при условии спешности» — от 20 до 55 мин. Состав и мощность корабельной электростанции остались без изменений (четыре турбогенератора и два дизель-генератора по 320 кВт, три дизель-генератора по 120 кВт).

В целях повышения мореходности корабль, как и «Марат», получил носовую наделку в виде полубака (высота в диаметральной плоскости 1,5 м, протяженность около 20 м) с новыми клюзами, волноломом и другими устройствами. При этом наибольшая длина линкора возросла до 184,85 м, а высота борта на носовом перпендикуляре составила 15,76 м (относительная высота надводного борта — 3,7% от длины по ватерлинии при осадке 9,1 м). Как и на «Марате», в районе наделки был снят 76-мм верхний броневой пояс, а на 14 шп. установлен 50-мм траверз. В связи с сокращением объема помещений, занимаемых энергетической установкой, в частности, упразднением носового котельного отделения, была проведена перепланировка помещений и оборудованы новые посты (также по типу «Марата») и 23 новые каюты (на 36 мест). Поскольку при испытаниях «Марата» выявилась значительная вибрация командно-дальномерного поста (КДП) главного калибра, находящегося на топе фок-мачты, ее конструкцию изменили на более жесткую: вместо цилиндра основой мачты стал усеченный конус. Такое решение позволило оборудовать внутри фок-мачты ряд новых помещений, в частности, походные рубки командира корабля и флагмана. Кроме того, увеличили на один этаж высоту носовой боевой рубки (для этого использовали боевую рубку с бывшего линкора «Фрунзе»), усилили бронирование кожухов дымовых труб (между верхней и средней палубами) с 22 до 56 мм. В районе котельных отделений, от 64 до 86 шп., а также в районе 46—57 шп. побортно установили новые продольные переборки. Прочие переделки были в основном теми же, что и на «Марате» (улучшившая непотопляемость установка 11-мм поперечных переборок, разделивших каждое из трех котельных отделений на два отсека, и другие).

Первоначальными планами, помимо реализованного на «Марате» повышения скорострельности 305-мм орудий до 2—3 выстр./мин, установки КДП и новых ПУС главного и противоминного калибров, предусматривалась установка четырех находившихся в разработке 37-мм зенитных автоматов 11-К, обеспечение базирования гидросамолета-разведчика (с размещением катапульты на 3-й башне), оснащение корабля параванами с усовершенствованными средствами их постановки, обновление средств радиосвязи (как на «Марате»), а также монтаж импортной пневмопочты.

При модернизации 1931—1934 годов корабль получил два поста КДП2-6 (Б-22 с дальномером ДМ-6 и стереотрубой СТ-5) для выдачи целеуказания главному калибру, а позже — и четыре КДП2-4 (Б-12 с дальномером ДМ-4 и стереотрубой СТ-3) для обеспечения противоминного калибра. В отличие от «Марата», 305-мм башни были оснащены также 6-м дальномерами ДМ-6. В дополнение к ПУС системы Н.К.Гейслера (образца 1909 года), ставшим запасными, были установлены ПУС образца 1932 года (система центральной наводки «Гора»). Предусматривались два центральных артиллерийских поста (носовой и кормовой), а также четыре поста управления огнем противоминного калибра (по числу батарей 120-мм орудий). Основной являлась система центральной наводки «Каземат» образца 1929 года, а прежняя (Н.К. Гейслера) стала аварийной.

Линкор вышел из модернизации с зенитным вооружением, включающим шесть 76,2-мм орудий системы Лендера (по три на концевых башнях) и четыре 45-мм полуавтомата 21-К (вследствие провала с разработкой 37-мм автомата 11-К), а также четыре счетверенных 7,62-мм пулемета. Для выдачи целеуказания зенитному оружию предусматривались два дальномера. Катапульты линкор не получил, а для спуска на воду и подъема с нее гидросамолета и катеров над 3-й башней установили громоздкие универсальные краны грузоподъемностью 20 т с большим вылетом, придавшие «Октябрьской революции» характерный силуэт.

Начатая в 1931 году модернизация линкора была завершена 4 августа 1934 года и велась, как и было запланировано, с перерывами для плаваний в летние кампании 1932 и 1933 годов. Такая «прерывистость» работ позволила выявить и устранить еще до окончания ремонта ряд недостатков, таких, например, как появление на больших скоростях значительной вибрации кормовой оконечности, сопровождавшейся образованием трещин в наружной обшивке. После модернизации 1934 года водоизмещение корабля составило: стандартное — 24 235 т (осадка — 8,71м, метацентрическая высота — 1,0 м), полное —- 26 690 т (осадка — 9,47 м, метацентрическая высота — 1,67 м). Стоимость капитального ремонта и модернизации «Октябрьской революции» составила 26,5 млн. руб. по судостроительной части и 13,5 млн. руб. по вооружению (на «Марате» — всего 16,7 млн. руб.).

В предвоенный период линкор ежегодно находился в кампании с начала мая по конец декабря, совершая в среднем по 7—9 выходов в море. С мая 1934 года по июнь 1941 года включительно он прошел 56 605 миль. В июне 1935 года у Демонстейской банки корабль сел на мель, временно потерял ход и повредил днище; доковый ремонт занял 25 сут. Устранение водотечности путем бетонирования привело к снижению запаса топлива на 100 т (полноценный доковый ремонт, восстановивший спецификационную емкость топливных цистерн, был выполнен в 1940 году и занял 55 сут).

Последние (в течении всего срока службы) испытания на мерной миле линкор прошел 10 июня 1938 года, развив скорость 22,48 уз при частоте вращения гребных винтов 320 об/мин. В зимнее время линкор проходил текущие ремонты, сопровождавшиеся частичным обновлением оборудования и вооружения. Так, в зиму 1938/39 года были сменены 12 изношенных стволов у 120-мм казематных орудий, а три дизеля фирмы Фельзера, приводившие 120-кВт электрогенераторы, заменили на два отечественных 38-В-8 мощностью по 500 л.с., при этом лишившийся приводного дизеля генератор был преобразован в унформер для получения переменного тока. На крыши башен были уложены 76-мм броневые листы массой по 7 т.

В феврале 1940 года линкор встал в очередной ремонт. Наряду с проведением других работ было сменено 25% водогрейных трубок в котлах. Прежние шесть открытых 76,2-мм зенитных орудий системы Лендера заменили новыми 76,2-мм артустановками 34-К с 12-мм броневыми башнеподобными щитами. Корабль получил два поста (носовой и кормовой) управления огнем зенитного калибра с импортными приборами ПУАЗО «Вест-5» выпуска 1939 года. Однако зенитные орудия не имели силового дистанционного наведения и наводились прислугой с помощью системы Н.К.Гейслера («совмещения стрелок»). Весной 1941 года к ним, как и на «Марате», добавили две спаренные 76,2-мм артустановки 81-К, расположив их на кормовых срезах и сняв для этого два кормовых 120-мм казематных орудия. Кроме того, вместо малоэффективных 45-мм орудий 21-К (которые были сняты еще в 1937 году) и счетверенных пулеметов установили 12 новейших по тому времени 37-мм автоматов 70-К (по три на 2-й и 3-й башнях и по три на мостиках и крыльях фок- и грот-мачт), а также 12,7-мм пулеметы: 4x1, 2x2 ДШК и 2x412,7-мм Виккерса (последние — на кормовых срезах в корму от артустановок 81-К).

Резко возросший зенитный боезапас размещался в двух погребах снятых 120-мм орудий, а в двух других погребах — совместно со 120-мм боезапасом. К бортовым (на кормовых срезах) 76,2-мм артустановкам патроны от элеваторов подавались, как и на «Марате», по средней палубе вручную (по цепочке). Подача зенитных патронов из погребов на верхнюю палубу осуществлялась в железных ящиках электрическими элеваторами производительностью 10 (при ручном приводе — 4) ящиков в минуту, а с палубы на крыши башен — поштучно вручную (76,2-мм — по желобу с помощью конвейера, а 37-мм со скоростью 30 патронов в минуту — при участии четырех человек). На автоматные мостики патроны подавались в ящиках электрическими элеваторами верхнего уровня. Боезапас 120-мм орудий подавался из погребов парными (для снарядов и зарядов) элеваторами со скоростью 17 выстр./ мин (8 выстр./мин — при подаче вручную при участии двух человек). К началу войны боекомплект включал: 305-мм выстрелов — около 1200 в четырех погребах, 120-мм выстрелов — 2780 снарядов и 3380 зарядов в семи погребах, 76,2-мм патронов — около 2000,37-мм патронов — 33 800 (без кранцев первых выстрелов).

Кроме того, на корабле, как и на «Марате», находилось 12 450-мм торпед образца 1912 года (масса — 936 кг, из них 116 кг — боевое зарядное отделение, дальность хода 6000 м при скорости 28 уз) для четырех пневматических подводных торпедных аппаратов (их крышки располагались на 3,80 м ниже ватерлинии), торпедный погреб находился в районе 115—116 шп. Для управления торпедной стрельбой в носовой и кормовой минных рубках предусматривались четыре визира. Интересно отметить, что тренировки с этим морально устаревшим оружием проводились практически ежегодно с 1927 по 1939 год (всего было произведено 87 выстрелов, при этом потеряно семь торпед).В состав вооружения корабля входили также четыре паравана-охранителя типа Л-1, четыре — типа К-1 (приняты на вооружение в 1940 году) и два катерных контактных трала (полоса захвата у всех по 50—60 м). Отрабатывалась постановка параванов по паре в носу и в корме. Всего в периоды учений «Октябрьская революция» прошла с параванами 4256 миль (при скоростях до 18 уз). С мая 1940 года линкор имел четыре 90-см боевых прожектора системы Сперри (с вольтовой дугой высокой интенсивности, мощность 20,6 кВт), установленных на носовом и кормовом прожекторных мостиках (высота над ватерлинией соответственно 26 и 19 м).

На 22 июня 1941 года экипаж корабля включал 1443 человек (из них 67 — начальствующий состав, 228 — младший начальствующий состав).

Военные действия

Оборона Ленинграда

30 августа все корабли Кронштадта были включены в систему артиллерийской обороны Ленинграда. Гитлеровцы начали сентябрьский штурм города. 5 сентября в 11 час. заговорил главный калибр линкора «Октябрьская революция». Артиллеристы корабля вели огонь по скоплению танков и мотопехоты противника в районе Красного Села. В последующие дни линкор, поддерживая наши сухопутные войска, ежедневно проводил от двух до пяти стрельб из орудий главного калибра. 17 сентября на сухопутный фронт ушел ещё один отряд линкоровцев в составе 590 человек. 15 сентября утром линкор вышел из Кронштадта и стал на якорь на Петергофском рейде. Для стрельбы главным калибром на дальность, превышающую предельную, потребовалось увеличить угол возвышения орудий, создав для этого крен 5-6° на противоположный борт. Необходимый крен обеспечил командир электромеханической боевой части корабля капитан 1 ранга И. А. Зубарев. 18 сентября линкор огнем своих орудий подавил две батареи противника калибром 150-мм и 210-мм. Поняв, какую огромную роль играет морская артиллерия в обороне Ленинграда, гитлеровцы решили уничтожить корабли КБФ и, в первую очередь, линкоры «Марат» и «Октябрьская революция». Утром 21 сентября линкор с якорной стоянки на Петергофском рейде вел огонь из орудий ГК по противнику в районе Красного Села. В 11 час. 19 мин. 30 самолетов «Ю-88» стали заходить на корабль с кормовых курсовых углов. Зенитчики линкора сбили 2 самолета противника, но три авиабомбы массой от 250 до 500 кг почти одновременно попали в носовую часть корабля в районе 14-29-го шпангоутов. Пробив верхнюю палубу, бомбы взорвались на средней. Сила взрыва была настолько велика, что настил верхней палубы, оторвавшись от бортов, вместе со шпилевым устройством завернулся на полубак. Почти до самого днища зияла чудовищная пробоина. Якорь-цепь, сорвавшись со стопоров, вытравилась за борт на 150-200 м. Стреляя всеми калибрами, волоча за собой вытравленную якорь-цепь и ведя борьбу с пожаром на баке, «Октябрина» начала движение в Кронштадт. Благодаря умелым действиям аварийных партий и других подразделений корабля, удалось быстро потушить пожар, остановить поступление забортной воды и осушить затопленные помещения. Линкор не смог освободиться от якорь-цепей, но, тем не менее, сумел перейти с Петергофского рейда в Кронштадт. В течение того же дня линкор «Октябрьская революция», находясь на Малом Кронштадтском рейде, подвергся ещё пяти массированным налетам фашистской авиации. Горела краска на стволах зенитных орудий, был сбит «юнкере», но ни одна из 108 сброшенных бомб не попала в корабль. Экипаж проявил исключительное мужество и упорство для спасения корабля. 22 сентября противник возобновил воздушные налеты на корабли Балтийского флота. В этот день авиация трижды атаковала линкор группами по 20-30 самолетов, которые сбросили 79 авиабомб, но попаданий не имели. На следующий день снова был совершен воздушный налет на линкор «Октябрьская революция», два самолета «Ю-88» были сбиты. Тогда фашисты бросили на линкор более крупные силы авиации. В воздушных налетах участвовало до 150 пикирующих бомбардировщиков. Около корабля упало 145 авиабомб. Две из них попали в корабль, выведя из строя левое орудие третьей башни. Одновременно противник обстреливал линкор с берега. В этом бою зенитчики сбили ещё три бомбардировщика «Ю-88». 24 сентября линкор «Октябрьская революция» вошел в военную гавань и ошвартовался у стенки Лесных ворот, напротив Морского завода. Попыток уничтожить корабли КБФ, и в том числе линкор «Октябрьская революция», фашисты не оставили. 27 сентября авиация противника в 19-й раз совершила воздушный налет на линкор. В нем участвовало 25 «юнкерсов» под прикрытием 18 истребителей. Одновременно в бой вступила вражеская береговая батарея. Бой был жестокий, погибли 26 зенитчиков. Одна авиабомба попала в барбет второй башни, в результате чего он был разрушен и башню заклинило. Всего в сентябрьских налетах авиации противника зенитный дивизион отразил атаки 450 бомбардировщиков, сбив при этом 11 самолетов врага. Противник сбросил на линкор около 460 бомб, 6 из которых попали в корабль. К началу октября 1941 г. передовые позиции врага оказались в зоне действия 120-мм орудий линкора. 1 и 2 октября артиллеристы ввели в действие и противоминный калибр корабля. Теперь 1-й и 2-й артиллерийские дивизионы громили врага одновременно. 5 и 6 октября орудия главного и противоминного калибра опять провели совместные стрельбы по противнику в районе Нового Петергофа. В последующие дни октября линкор продолжал громить врага главным калибром. 15 октября с дистанции 85 кбт линкор уничтожил 280-мм батарею противника, стрелявшую по Ленинграду. Последнюю стрельбу по передовым частям противника артиллеристы линкора провели 22 октября. В этот же день в 20 час. 55 мин. линкор «Октябрьская революция» под покровом ночи в сопровождении двух буксиров вышел из Кронштадта и своим ходом по Морскому каналу направился в Ленинград. В б час. 30 мин. 23 октября линкор занял новую огневую позицию у Горного института. В октябре 1941 г. линкоровцы провели 25 стрельб из орудий ГК, обрушив на врага 257 снарядов 305-мм калибра и нанеся противнику существенный урон в живой силе и технике. Однако и корабль понес значительные потери в своем экипаже. В начале октября командование флота получило приказ рассечь петергофский клин противника и облегчить соединение наших сухопутных войск, наступающих из Урицка и с Ораниенбаумского «пятачка». Сводный десантный батальон был сформирован из экипажей линкоров «Марат» и «Октябрьская революция». В ночь с 4 на 5 октября 1941 г. десантники высадились на побережье залива в районе Нового Петергофа. Несмотря на массовый героизм десантников, операция успеха не имела, и моряки практически все погибли. Лишь немногие, будучи тяжело ранеными, попали в плен, а там их судьба была предрешена, выжить из этого десанта удалось всего трем человекам. После того как наступление немецко-фашистских войск на Ленинград было остановлено, началась беспримерная в истории ленинградская блокада. Экипаж линкора «Октябрьская революция» должен был поддерживать полную боевую готовность для отражения возможных атак авиации и использования орудий главного калибра по приказанию штаба КБФ и Военного совета Ленфронта. Одновременно экипажу линкора была поставлена задача своими силами полностью восстановить корабль к весне 1942 г. Работы по ремонту и довооружению линкора возглавили старший помощник командира корабля капитан 2 ранга Н. А. Петрищев и помощник командира корабля капитан 3 ранга В. Р. Новак. Прежде всего, линкор был закамуфлирован, чтобы не выделяться на фоне заводских строений и жилых зданий. В январе 1942 г. в результате попадания 210-мм снаряда корабль получил подводную пробоину в районе 52-54-го шпангоутов, примерно на глубине б м от ватерлинии. Помещения по левому борту на протяжении около 10м были затоплены. В мирное время для устранения этого повреждения потребовалась бы постановка корабля в док, но тогда такой возможности не было. Решено было изготовить на Балтийском заводе деревянный кессон. В проектировании его оказали большую помощь инженеры завода, а изготовлял кессон весь экипаж, устанавливали его корабельные водолазы из аварийных партий. В начале апреля 1942 г. моряки закончили заделку пробоины. 4 апреля 1942 г. линкор бомбили 33 самолета. Два из них были подожжены зенитчиками корабля. Попаданий в корабль не было. В ночь с 4 на 5 апреля фашисты повторили налет. Чтобы не демаскировать себя, линкор огня не открывал. 24 апреля авиация противника продолжила операцию. В этот день линкор атаковали 16 «юнкерсов», один из них был сбит. Бой длился 16 минут, прямых попаданий в корабль не было. 27 апреля немцы предприняли последнюю попытку уничтожить корабли КБФ на Неве. Около 19 часов к линкору удалось прорваться 13 пикировщикам. Одновременно артиллерия противника вела обстрел корабля. Всего 11 минут потребовалось зенитчикам, чтобы поджечь один и сбить два самолета противника. Атака была успешно отбита. В июле 1942 г. в командование линкором вступил капитан 1 ранга Н. А. Петрищев, и корабль приступил к подготовке операции «Искра». Операция «Искра» началась 12 января 1943 г. Линкор «Октябрьская революция» в период с 12 по 16 января провел шесть стрельб главным калибром, израсходовав при этом около 50 снарядов. Десять раз открывал огонь дивизион противоминного калибра. За этот период артиллерия линкора оказала большую помощь войскам, наступающим на главном направлении. 18 января блокада была прорвана, однако угроза артобстрелов города и кораблей осталась. 16 апреля 1943 г. героический поступок совершил командир зенитного расчёта старшина 1 статьи И. И. Тамбасов. Во время артобстрела артиллерийский снаряд противника разорвался недалеко от зенитного орудия на левом срезе линкора, вызвав пожар боезапаса в кранцах первых выстрелов. Создалась угроза взрыва погребов зенитного и противоминного калибра. Тяжело раненый Иван Тамбасов начал выбрасывать загоревшийся боезапас за борт. Последний снаряд взорвался у старшины в руках...

Советско-финская война

Во время советско-финской войны линкор участвовал в подавлении огневых точек противника на островах и приморском плацдарме и оказывал огневую поддержку сухопутным войскам. 69 линкоровцев были награждены орденами и медалями. В начале Великой Отечественной войны линкор был перебазирован из Таллинна в Кронштадт, а в конце сентября 1941 года – в Ленинград. Линкор принимал активное участие в обороне города В 1944 году линкор поддерживал соединения Ленинградского фронта в ходе Красносельско-Ропшинской и Выборгской наступательных операций. 22 июля 1944 линкор награжден орденом Красного Знамени. 1140 снарядов главного колибра выпустил линкор по врагу за годы войны, уничтожив десятки танков, орудий, узлов сопротивления, сбил 13 и повредил 3 самолета противника. Кораблем командовали офицеры Н.А. Петрищев, С.Д. Солоухин. 24 июля 1954 года корабль был переклассифицирован в учебный линкор, а еще через два года исключен из состава флота. Боевые традиции линкора унаследовал экипаж учебного корабля "Гангут".

Награды

22 июля 1944 линкор награжден орденом Красного Знамени.

Гражданская война

Участвовал в гражданской войне (оборона форта Ино в апреле 1918 года). С октября 1918 года по 4 мая 1925 года находился в Петроградском военном порту на долговременном хранении. 21 апреля 1921 года вошел в состав Морских сил Балтийского моря и 11 января 1935 года в состав Краснознаменного Балтийского флота. Прошел капитальный ремонт с 18 апреля 1925 года по 20 июля 1926 года. Прошел модернизацию с 12 октября 1931 года по 4 августа 1934 года.

И в конце

24 июля 1954 года переклассифицирован в учебный линейный корабль, а 17 февраля 1956 года исключен из списков судов ВМФ в связи с передачей в отдел фондового имущества для демонтажа и реализации, 26 марта 1956 года расформирован и в 1956-1957 гг. разделан на базе "Главвторчермета" в Ленинграде на металл.

Вооружение

Вооружение Линкор
Артиллерийское: количество установок х количество стволов — калибр, мм, тип установки (боекомплект, выстрелов) 4x3 — 305, МК-3-12 (1200), 10x1 — 120(2480), 6x1— 76,2, 34-К, 3x2 — 76,2, 81-К (3674), 16x1— 37, 70-К, 1x4 — 37, 46-К (34 800), 4x1 — 12,7, ДШК(-), 2x2 — 12,7, ДШКМ(.), 2x4 — 12,7, Виккерс(.)
Торпедное: количество подводных аппаратов х количество труб — калибр, мм (боекомплект, торпед) Было 6, но они сняты в сентябре 1944 года
Параванное: количество, тип охранителей 4, К-1.4Л-1
Радиотехническое: количество РЛС, тип Отсутствует

Бронирование

Бронирование Значение
верхний пояс 125
главный пояс 225
палубы 37,5 + 25
башни главного калибра, стенки / крыши 203 (задняя — 305)/152
боевые рубки, стенки / крыши 250/120

Кораблестроительные элементы

Водоизмещения, т

Водоизмещение Значение
Полное 26670
Нормальное 24320

Главные размерения, м

Главные размерения Значение
длина наибольшая / по КВЛ 184,85/181,0
ширина наибольшая / по КВЛ 26,89/26,55
высота борта в носу / на миделе 15,76/14,26
осадка при водоизмещении: стандартном / полном 8,73/9,50
полноты площади мидель-шпангоута 0,960
полноты площади ватерлинии 0,700

Метацентрическая высота, м

Метацентрическая высота, м Значение
при стандартном водоизмещении 1,10
при полном водоизмещении 1,67

Главная энергетическая установка

Главная энергетическая установка Значение
суммарная мощность, л.с. на полном ходу / при форсировке 57 500/60 600
котлы, количество х паропроизводительность, т/ч 12x41,4
Электроэнергетическая установка, количество 4х320ТГ
электрогенераторов х мощность, кВт, тип 2х320,2х120ДГ
Скорость хода полная / максимальная, уз 22,48/24,6
Дальность плавания, миль / при скорости, уз 2500/14,2 1225 / 22,87 (при запасе топлива 2115т)
Автономность по запасам провизии, сут. 10
Экипаж 1443

Музей

Maxmag1235.jpg
Maxmag1236.jpg
Maxmag1237.jpg
Maxmag1238.jpg
Maxmag1239.jpg
На Якорной площади, на берегу Обводного канала находятся реликвии линкора Краснознаменного Балтийского флота «Октябрьская Революция»: два якоря линкора, кусочек брони, вырезанной из башни главного калибра линкора и 76,2-миллиметровая спаренная артиллерийская установка (зенитные орудия), снятые в ноябре 1956 года с корабля и установленные в Летнем саду, а потом перенесенные на Якорную площадь.
Это память не только о линкоре «Октябрьская революция», но и о других линкорах нашего флота и о тех моряках, которые прославили своим героизмом самые лучшие, самые грозные корабли своего времени.
Два якоря, скрепленные своими вершинами, установлены на бетонной площадке, к которой ведет дорожка, усаженная цветами. А между ними — кусочек брони, толщиною тридцать сантиметров. Такая броня перекрывала борта корабля, башни орудий главного калибра и палубу линкора. Сам же линкор был длиною двести пятьдесят метров, а экипаж корабля насчитывал более двух тысяч человек!
Якоря весят по 1800 килограммов. Но это не самые главные якоря линкора. Большие якоря весили по 4800 килограмм и опускались на дно моря с носа и с кормы. Эти же опускались с середины бортов и служили для того, чтобы корабль во время стрельбы мог слегка маневрировать.
Тут же находятся зенитные орудия имени старшины первой статьи Ивана Тамбасова, который спас жизнь корабля, пожертвовав ради этого собою.
16 апреля 1943 года линкор «Октябрьская Революция» занимал свою позицию в районе Горного Института. Отсюда, с реки Невы, он вел огонь по врагу. В тот весенний солнечный день на корабле было объявлено артиллерийское учение. А что это значит? Это значит, что нужно было проверить, смазать и прокрутить все механизмы сложного артиллерийского хозяйства, привести все его части в порядок, подремонтировать и проверить погреба, в которых хранится боезапас. Тем более, что все эти снаряды, заряды и содержащие порох изделия представляют собою самую непосредственную опасность: они, заполненные взрывчатыми веществами, непрерывно выделяют газы. И никакая плотность упаковки, никакая изоляция не могут помешать этому. А так как корабль все время находился в боевой обстановке, и люки хранилища боезапаса были плотно задраны (согласно инструкции), то, разумеется, концентрация этих газов в отсеках хранилища была очень большой. Вот и решено было в этот день устроить проветривание всех погребов.
Старшина первой статьи Иван Тамбасов и его подчиненные уже заканчивали свою работу, когда прозвучал сигнал на обед. Тамбасов отпустил бойцов расчета своего орудия идти в кубрик, а сам задержался всего лишь на одну минуту, чтобы бросить последний взгляд на свое командирское хозяйство. И в этот момент грохнуло: это разорвался вражеский дальнобойный снаряд. Прямо у самого борта... Дождь раскаленных осколков в массе воды обрушился на левый борт корабля. Оглушенный взрывом, Иван Тамбасов рухнул на палубу и несколько минут был без сознания. А когда очнулся, увидел огонь: это горели ящики со снарядами для его орудия. Такие ящики назывались кранцами первого выстрела и предназначались для того, чтобы можно было, в случае необходимости, открыть огонь немедленно, не дожидаясь, пока машины поднимут боезапас из погреба. Несколько таких ящиков всегда должны были находиться возле каждого зенитного орудия на корабле. Сами эти снаряды были небольшими, и взрыв их не представлял собою опасности для корабля. Ну если бы кое-где побило броню... Но Иван Тамбасов знал свое дело до тонкостей и понимал, что если снаряды взорвутся, то горячий воздух проникнет в хранилище боеприпасов, и тогда взорвутся пороховые газы, а от них взорвутся снаряды и другие боеприпасы, и корабль неминуемо погибнет!
И, собрав все силы, Иван Тамбасов рванулся к горящим снарядам, стал хватать их, относить к борту и швырять в воду один за другим. И вот в руках у него — последний, раскаленный почти докрасна. Прижав его к груди, Иван Тамбасов делает шаг к борту и слышит топот ног: на помощь ему бежали товарищи. Старшина остановился, чтобы крикнуть: «Назад! Не подходить!» И в этот момент снаряд разорвался у него в руках. Не успел Иван Тамбасов донести его до борта. Подбежали моряки. Но герой уже был мертв. Одежда почти сгорела. А руки обуглились до самых костей. Моряки молча обнажили склоненные головы перед мертвым своим командиром.
Старшина первой статьи Иван Тамбасов был посмертно награжден орденом Красного Знамени и навечно зачислен в списки своей части. А зенитному орудию на левом срезе палубы корабля присвоили его имя. Похоронили Ивана Ивановича Тамбасова на Смоленском кладбище. Говорят, эта могила существует и сейчас.
А война продолжалась. И моряки линкора «Октябрьская Революция» старались быть похожими на своего товарища, погибшего, как и подобает честному бойцу, в схватке с врагом. Из этого орудия был сбит фашистский самолет. Об этом напоминает красная звездочка, изображенная на башне. Метким огнем этого орудия было разогнано немало фашистских стервятников, непрерывно нападавших на корабль, но так и не сумевших вывести его из строя. А как он пригодился потом, этот героический корабль! Сколько огневых точек врага сокрушил, сколько танковых колонн разгромил, сколько фашистских войск положил! Когда после освобождения города Ленинграда от вражеской блокады группу балтийских командиров специально повезли на поле боя, чтобы они могли увидеть дело рук своих — они сами были поражены меткостью и силой своего огня! И к этому следует добавить, что враги называли огонь нашей морской артиллерии «истинным адом», и уцелевшие под огнем до сих пор вспоминают те дни с ужасом и дрожью в голосе.
24 июня 1941 года на Красной площади состоялся исторический парад в честь Великой нашей Победы. На трибунах — море людей. С восторгом и радостными криками встречают они колонны бойцов и командиров Фронтов Великой Отечественной войны. Но вот показалась колонна моряков. И диктор, ликуя, провозгласил: «Вот они — комендоры Балтики, разгромившие огнем своих орудий десятки вражеских дивизий у стен Ленинграда!» И тишина вдруг опустилась на Якорную площадь. Строгая, глубокая тишина. Минута... Другая прошли... Но грянул гром аплодисментов, оглушительный, с неослабевающей силой катился он, подобный раскату дальнобойных орудий морской артиллерии. Аплодировали даже войска, квадратами стоявшие на Якорной площади. Аплодировали и те, которые находились на трибуне мавзолея. Аплодировал и главнокомандующий Иосиф Виссарионович Сталин, стоявший в центре этой трибуны, и лучше всех знавший, как стреляли кронштадтцы по немецко-фашистским захватчикам. Эти аплодисменты, это признание относилось не только к тем, кто маршем проходил по Красной площади, но и к тем, кого уже не было, но кого помнили и горько оплакивали.
Иван Иванович Тамбасов, двадцатипятилетний уроженец Алтайского края, воспитанник Детского дома, круглый сирота, в 1938 году по комсомольскому призыву стал моряком Краснознаменного Балтийского флота. И, конечно, прибыл в Кронштадт, где учился в Школе Оружия, по окончании которой был направлен на линкор «Октябрьская Революция». Ивана Тамбасова уважали за его скромность, честность, правдивость, за его прекрасную службу, которая для них была достойным примером для подражания. Дружбой с Иваном Тамбасовым молодые моряки гордились как самой почетной наградой. А дружбу и доверие в морской среде завоевать нелегко.
В Военно-морском музее Кронштадта, существовавшем одно время в Кронштадтском Матросском клубе, в экспозиции был представлен портрет старшины первой статьи Ивана Ивановича Тамбасова. И когда в музей приходили ветераны, товарищи Ивана Тамбасова, они долго стояли перед этим портретом, вспоминали своего друга и боевого товарища и даже, не стесняясь, плакали, отирая слезы, катившиеся по щекам. Видно, и вправду был Иван Тамбасов прекрасным человеком, если уж оставил такую светлую память о себе. И каждый раз, глядя на это простое, широкое мужественное лицо, с открытым прямым взглядом светлых глаз, на эти крепкие плечи, невольно задумываешься: каких мы людей потеряли в этой войне! И как много! И как без них осиротела наша страна! Но нет, память о них осталась. И будут у нас люди, верные этой памяти и свято блюдущие заветы, оставленные героями, безупречно прожившие свою жизнь и доказавшие право на уважение к себе.
Есть в Ленинграде улица Тамбасова. И названа она в честь нашего Ивана Тамбасова, который вошел в историю обороны Ленинграда под именем «Огненного комендора». А что же линкор «Октябрьская Революция», родной корабль старшины первой статьи Ивана Ивановича Тамбасова? И после победоносного окончания Великой Отечественной войны продолжалась служба этого поистине замечательного корабля. Спущенный на воду еще в 1914 году, корабль и в 1956 году был в замечательной военной форме. Он, как и его собратья, линкоры «Марат», «Полтава», «Севастополь», были построены в России русскими инженерами и рабочими из отечественных материалов. И построены так хорошо, что превзошли всеми своими тактико-техническими данными других ровесников-иноземцев, многие из которых давным-давно ушли на переплавку, а наши стальные богатыри продолжали нести службу. «Полтава», сильно пострадавшая от пожара во время ремонта после Ледового перехода, была поставлена как броневая защита для катеров на Южном Фарватере, «Севастополь» героически сражался на Черном море, «Марат», поврежденный фашистской авиацией, стоял в Кронштадте, и оттуда, из Средней гавани, вел огонь по врагу, «Октябрьская Революция» находился на Неве, близ Балтийского завода, рабочие которого помогали морякам хранить и ремонтировать корабль.
После войны линкоры «Марат», «Октябрьская Революция» в 1957 году пошли на переплавку. Моряки встретили это известие с горькой усмешкой; такие корабли еще могли бы послужить, хотя бы в качестве учебной базы.
Но время крепостей, время линкоров прошло. Наступила эпоха длинных, узких крейсеров, баллистических ракет с их ядерными боеголовками, атомоходов разного вида и назначения. Все это успешно развивается, совершенствуется, и немногие пока отдают себе отчет в том, что разрушается мир нашей голубой планеты, скудеют ее жизненные силы, погибает человечество. Стоит ли так уж стараться в создании совершенно невероятных, совершенно ненужных, диких, отвратительных средств уничтожения одного народа другим? Ведь мир так дорого стоит.
И стоит в Кронштадте двухорудийная башня зенитного оружия с линкора «Октябрьская Революция». Теперь она превратилась в памятник своему молодому командиру.

Даты:

1) С 12 по 17 марта 1918 года, в составе первого отряда кораблей, совершил ледовый переход из Гельсингфорса в Кронштадт.

2) В ноябре 1918 года, переведен в Петроград где после консервации более пяти лет простоял на длительном хранении, у стенки Ленинградского завода.

3) В конце 1924 года были начаты восстановительные работы.

4) 18 апреля 1925 года линкор «Гангут» зачислен в состав учебного отряда Морских Сил Балтийского моря.

5) 26 апреля 1925 года продолжен ремонт корабля на кронштадском «Пароходном» заводе.

6) 15 мая 1925 года на линкоре «Гангут» впервые были подняты военно-морской флаг СССР и гюйс.

7) Переименован в «Октябрьскую революцию» 27 июня 1925.

8) В 1934—1936 прошел очередной ремонт и модернизацию на Балтийском заводе.


Капитаны

  • 1911-03.06.1915 — капитан 1-го ранга Григоров, Николай Митрофанович
  • 1915-28.06.1916 — капитан 1-го ранга Кедров, Михаил Александрович.
  • 1916-1917 — капитан 1-го ранга Палецкий, Пётр Петрович
  • 1921-1922 — Викторов, Михаил Владимирович
  • 1925-1928 — Салмин, Евгений Иванович
  • 1928-1930 — Иванов, Вадим Иванович
  • 1930-1936 — Несвицкий, Николай Николаевич
  • 1936-1939 — Птохов, Борис Павлович
  • 1939-1940 — капитан 2-го ранга Вдовиченко, Дмитрий Данилович
  • 1940-1942 — контр-адмирал Москаленко, Михаил Захарович
  • 1942-1945 — капитан 2-го ранга Петрищев, Николай Андреевич
  • 1945-1946 — Солоухин, Сергей Дмитриевич
  • 1947-1951 — Нарыков, Василий Максимович

Фото капитанов

Галерея

ВМФ России Линкоры

Эту статью требуется викифицировать!

Пожалуйста, оформите её согласно правилам оформления статей.