Форум геймеров и читеров 4cheaT
Реклама:

Подводные лодки типа П («Правда») IV серии в World of Tanks (WoT)

Поделиться с друзьями:

Подводные лодки типа П («Правда») IV серии

Новые темы на Форуме World of Tanks
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
написать на питоне функцию, вычисляющую значение в... SergKop Вопросы по программированию на Python 2 2016-12-08 09:19
На Айфоне 4s можно будет поиграть в ... Heroes of ... еамо Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-08 08:29
Вывезет ли этот комп танки? danil0512 Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-08 06:41
Ну возмил я в поти с испаинии вино в баласстных та... iliada Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-08 05:01
какой танк в WOT на ваш взгляд лучший... и почему?... dev Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-08 03:36
Я татарин. Влюбился в девушку лачку (дагестанку). ... Спиридон Вопросы по игре World of Tanks 1 2016-12-08 06:07
Как отключить режим "В самолете" в Виндовс 10 ? Gomerchick Вопросы о World of Warplanes 5 2016-12-07 21:27
Ошибка при запуске World of Warships alex44 Вопросы о World of Warships 0 2016-12-03 12:57
Перейти к: навигация, поиск

Эта статья редактируется участником <Tosha4389> просьба воздержаться от правок.

ПЛ типа П («Правда») IV серии
СССР_флаг_ВМС_с_тенью.png
ВМС СССР
Постройка и служба
3ед. Заказано
3ед. Построено
1931-1935гг. Годы постройки
Балтийский завод Место строительства
Общие данные
955 / 1690,3т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
87,7 / 8 / 2,9м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
Дизель M10V49/48 Энергетическая установка
10,9 (макс. 20,2)узл. Скорость хода
5 535миль Дальность плавания
Бронирование

История и предпослыки появления

К 30 годам 20 века, ВМС СССР имели в своем флоте большие подводные лодки типа «Д», минные заградители типа «Л», средние лодки типа «Щ» (III серии). К этому времени инженеры и рабочие Балтийского завода получили ценный опыт по постройке субмарин, отечественная промышленность начала выпуск необходимого оборудования, появилась возможность закупать некоторые механизмы и оборудование за рубежом. Настало время для создания первых советских эскадренных лодок.

Перед ними ставились следующие главные задачи:

  • участие в эскадренном бою;
  • атака десантных сил противника как самостоятельно, так и во взаимодействии с другими подлодками или лёгкими силами.

ТТЗ на эскадренную подводную лодку было выдано в мае 1930 г. начальником морского управления штаба РККА В. П. Калачёвым. Проектирование эскадренной подводной лодки вели сотрудники ленинградского ОКТБ-2 под руководством А. Н. Асафова. Это конструкторское бюро входило в состав Остехбюро. Через три месяца эскизный проект эскадренной лодки был представлен руководству. Проект подводной лодки, сконструированной гражданином Асафовым с главными характеристиками:

Наименование Значение
Скорость надводного хода, уз.
23
Наибольшая подводная скорость, уз
11
Водоизмещение, т
900
дальность над водой, миль:
7000
Дальность под водой, миль:
23, при 11 уз.

125, при 5 уз.
Автономность боевого похода, сут
28
Вооружение:
  • 2x130-мм/45
  • 1х37-мм

Торпедные аппараты:

  • 4 носовых 21"
  • 2 кормовых21"
  • 4 запасных торпеды

В качестве завода-строителя был выбран Балтийский завод № 189, который к этому времени накопил достаточный опыт по строительству подводных лодок. 21 мая 1931 г. на заводе в торжественной обстановке состоялась закладка головной лодки IV серии, названной «Правда». 19 декабря на стапелях Балтийского завода заложили ещё две субмарины, получившие наименования «Звезда» и «Искра».

Проектирование и строительство

8 марта 1931 г. командир бригады подводных лодок МСБМ М. Ф. Стороженко обратился к начальнику ВМС РККА, в РВС МСБМ и в НТКМ с рапортом «Тактические элементы для эскадренных подводных лодок». Внём он выразил свои взгляды на перспективы развития подводных лодок:

« ...торпедное вооружение никоим образом не должно быть урезано за счёт других тактических элементов... сама торпедная стрельба должна быть беспузырной и бездифферентной... мощность залпа должна быть убойной; в залпе должно быть минимум три торпеды... в связи с усилением средств противолодочной борьбы, глубина погружения должна быть недосягаемой для поражения любыми средствами противолодочной борьбы.
Командир бригады подводных лодок МСБМ М.Ф. Стороженко
»

В заключение своего рапорта М. Ф. Стороженко делает следующие выводы о подводной лодке проекта А. Н. Асафьева:

« Лодка Асафьева, рассчитанная на погружение в 40-50 метров, явно предназначалась к гибели. Вооружение лодки Асафьева - 2 130 м/м орудия дальнобойные вне предела видимости лодки, а главное эти два 130 мм орудия отнимают 44,5 тон. плавучести. Установка же 1 100 м/м орудия и автомата отнимает 15 тонн. Считаю, что установка артиллерии была спроектирована или по незнанию, или с целью лишить лодку ценных 29,5 тонн. для размещения за счет главного оружия. Торпедное вооружение подводной лодки Асафьева не соответствует нормам торпедного вооружения. Лодка для действия момента. Имея 4 торпеды в аппарате и 4 запасных, лодка расходует все торпеды, и в весьма короткое время становится беспомощным подводным кораблём. Из требований для торпедного вооружения нормы погружения от средств борьбы не выдерживают никакой критики. Считаю, что лодка Асафьева ни в коем случае не должна быть принята
Командир бригады подводных лодок МСБМ М.Ф. Стороженко
»

Однако, 16 марта в Революционный Военный Совет Морских Сил Балтийского моря написал Р. А. Муклевич, который не просто выступил на стороне А. Н. Асафова, но и подверг резкой критике доводы автора рапорта:

« Я все эти письма и выступления прописываю расшатанным нервам Стороженко...Я лично делал указания тов. Стороженко и весьма строго 2 раза о недопустимости бумаги адресовать всем вышестоящим начальникам, ГПУ и т.д....Личное впечатление т. Стороженко производит больного человека с неустойчивым характером...Учитываю состояние Стороженко, с ним надо будет поступить осторожно, чтобы он не наделал глупостей.
Флагман флота 1 ранга Р.А. Муклевич
»

В марте 1931 г. Стороженко был снят с должности комбрига из-за плохого состояния здоровья.

Весной 1932 г. о событиях марта 1931 года вспомнили после ряда обращений «наверх» со стороны инженеров, которых направили в ОКТБ-2 готовить рабочую документацию по эскадренной подлодке и заниматься доработкой её общего проекта. Одим из тех инженеров был С. А. Базилевский, который позже вспоминал:

« Мы были прикомандированы к А.Н.Асафову в качестве исполнителей, без права критики и возражений. При этом скоро выяснилось, что автор проекта имеет самое смутное представление о методах проектирования кораблей, о строительной механике и о методах подводного плавания. Поэтому, взяв на себя повышенные обязательства по тактическим элементам, увеличив вес вооружения, главных механизмов и лёгкого корпуса и сохранив глубину погружения, принятую 15 лет тому назад Бубновым (45 м), он не только не увеличил водоизмещение по сравнению с прототипом, но ещё уменьшил его на 50 т! Указанная глубина погружения совершенно не соответствовала современным требованиям и была давно превзойдена вдвое и у нас, и за границей, а при длине лодки порядка 90 м она недопустимо затрудняла бы и её маневрирование под водой. Но самое худшее было то, что и эта глубина не была обеспечена расчётами прочности!
ученый-кораблестроитель, проектировщик С.А. Базилевский
»

Эти инженеры отправили письмо, со своим видением проблемы до руководства РККА и до нового руководства ВМС РККА, которое приняло все взгляды, изложенные в письме. 21 июля 1932 г. зам.начальника ВМС РККА И. М. Лудри изложил их позицию и сообщил руководству в рапорте о том, что проект подводных лодок IV серии типа «Правда» считает неудовлетворительным, а продолжение постройки — нецелесообразным. В июле 1932 г. все строительные работы на лодках IV серии были полностью остановлены. Фактически решалась судьба трёх корпусов лодок, находящихся в достаточно высокой степени готовности.

Главным недостатком проекта, по мнению инеженеров, была слишком малая глубина погружения и прочность корпуса. Были намечены гидравлические испытания корпуса подводной лодки, для чего был специально создан опытный отсек. Испытания отсека прошли 24 сентября 1932 г. Специально построенный опытный отсек лодки погрузили в док-камеру. В результате опытный отсек разрушился. Деформации отсека начались при давлении, соответствовавшем глубине в 68 м, а при давлении, соответствовавшем глубине в 73 м, началось разрушение отсека лодки. Асафов А. Н., присутствовавший при испытаниях, согласился с его результатом, но отметил, что отсек строился с нарушением технологии. В результате, пришлось дополнительно подкреплять корпус лодки чтобы лодка могла достигнуть глубин в 65-75 м.

От ЦКБС-2 «Союзверфи» было предложено вариант подкрепления корпуса лодки, после выполнения которых увеличивается до 75 м, при котором необходимо было заменить 130-мм орудие на 100-мм., кроме этого позже пришлось отказаться от вспомогательного дизеля, чтобы снять перегруз, вызванный упрочнением корпуса. 2 апреля 1933 г. Государственный Комитет Обороны одобрил внесённые в проект изменения и постановил сдать «Правду» в течение 1933 г. флоту в качестве опытного корабля. 8 апреля были одобрены и утверждены изменения, внесённые группой инженеров в общий проект.

3 января 1934 г. корпус «Правды» спустили на воду, достройка велась очень долго, и лишь в августе 1935 г. её предъявили к испытаниям — сначала заводским, потом ходовым.


Испытания

Особое внимание приёмочная комиссия уделила глубоководным испытаниям субмарины. Подготовка к ним затянулась и проходила в нервозной обстановке — по мнению ряда специалистов, они могли завершиться печально, корпус мог не выдержать давления, деформироваться и т. д. Была назначена специальная комиссия из представителей Управления кораблестроения и Научно-технического комитета флота под председательством Ю. А. Шиманского. В нее входили С. А. Базилевский и К. А. Терлецкий. После долгих споров и дискуссий спуск лодки решили проводить на гинях спасательного судна «Коммуна», людьми не рисковать, и пробное погружение провести без экипажа и сдаточной команды. Для этого был выбран район в устье Финского залива с подходящими глубинами и ровным мягким грунтом. Эти ответственные пробы проходили 12 сентября 1935 г.

Для испытаний лодка была заранее остроплена и жёстко закреплена между корпусами спасательного судна «Коммуна», а вся комиссия была размещена на судне в каютах офицерского состава. В распоряжении комиссии был диапазон глубин в 70-75 м.

Для наблюдения за отсеками была применена радиотрансляция, по тому времени техническая новинк -: в каждом отсеке и в прочной рубке были подвешены микрофоны, а в кают-компании старшин «Коммуны» каждому микрофону соответствовали свои усилитель и громкоговоритель типа «Рекорд». Кроме того, рядом с ними лежали и наушники для прослушивания более слабых шумов. Там же разместилась и вся комиссия.

Трансляция оказалась очень чувствительной: когда в 5-м отсеке начала пропускать наружная крышка входного люка и отдельные капли воды ударялись о нижнюю, аварийную крышку его шахты, звон этих капель был отчетливо слышен из любого места кают-компании. Перед погружением Ю. А. Шиманский лично осмотрел всю лодку, чтобы убедиться в отсутствии на ней людей, а выйдя из неё последним, лично задраил рубочный люк. Он вспоминает:

« Погружение шло очень медленно. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем лодка достигла глубины в 45 м. Далее время для нас окончательно остановилось, тем более что именно тогда из микрофона 5-го отсека и из рубки донеслись звуки падающих капель. Затем... послышались тяжёлые шаги по металлическому настилу и человеческие голоса. Слов разобрать было невозможно.
советский ученый, академик АН СССР, инженер-контрадмирал Ю.А. Шиманский
»

Немедленно была подана команда стоп на лебёдки, а командиру «Коммуны», остававшемуся на мостике, послано распоряжение начинать подъём. Однако тут же выяснилось, что ходят и разговаривают не люди в лодке, а два водолаза, которых командир «Коммуны» распорядился спустить на верхнюю палубу лодки для тренировки.

Погружение продолжалось и было доведено до 72,5 метров. Рассмотрев результаты испытания, Ю. А. Шиманский предложил считать предельной глубиной погружения всех лодок типа «Правда» величину в 65 м, но представитель Бюро выразил мнение, что поскольку лодка «Правда» фактически погружалась до 72,5 м и была выдержана на этой глубине в течение 1 часа 56 минут без каких-либо остаточных деформаций и других видимых последствий, то предельной глубиной этой лодки следует считать именно 72,5 м. В конце концов утвердили в качестве предельной глубины 70 м, а в качестве рабочей — 50 м.

Испытания выявили многочисленные недостатки, устранение которых длилось долгое время.

Зав. № Закладка Спуск на воду Зачисление во флот
Правда
218 21.05.1931 03.01.1934 23.07.1936
Искра
219 19.12.1931 15.04.1935 23.07.1936
Звезда
220 19.12.1931 04.12.1934 23.07.1936

В результате лодки были приняты в состав флота с рядом ограничений, специально оговорённых в приёмном акте, и в течение нескольких лет морякам-подводникам, инженерам и рабочим Балтийского завода пришлось устранять их многочисленные конструктивные недостатки. В результате долгой и продолжительной борьбы в конструкцию подводных лодок типа «Правда» вносились разнообразные исправления и улучшения.

Все эти работы осуществлялись несколькими группами конструкторов и инженеров, часто без общего согласования проекта. В результате, исправляя недостатки, заложенные в конструкцию эскадренных лодок в ТТЗ и эскизном проекте А.Н. Асафова, группой инженеров ЦКБС-2 попутно вносилась масса усовершенствований, многие из которых на практике себя не оправдывали и привели к ухудшению ТТХ лодок IV серии.

Описание конструкции

Корпус

По своей архитектуре субмарины IV серии являются двухкорпусными. При их постройке использовалась клёпка. Особенностью конструкции этих лодок является применение наружных шпангоутов, которые располагались не внутри прочного корпуса, а в междубортном пространстве, охватывая прочный корпус снаружи. Это увеличило объём и удобство внутренних отсеков субмарин и позволило более удачно разместить многочисленные приборы и механизмы, улучшить обитаемость. Для обеспечения высокой надводной скорости (до 24 уз. на форсированных ходах) конструктор А.Н. Асафов придал корпусу лодки обводы миноносца, а для высокой мореходности лодка получила высокий надводный борт. Мореходность лодки в крейсерском положении неограниченная, в позиционном положении - при волнении до 5 баллов.

Форштевень лодки первоначально был вертикальным, но после ряда переделок он стал наклонным, аналогично лодкам типа «Н». Лодка имела развитую надстройку, которая до и после рубки палуба образовывала т.н. «горбы», которые создавали топящие моменты при движении под водой, в результате лодка плохо управлялась.

Прочный корпус «Правды» был разделён переборками на семь отсеков. Переборки рассчитывались на максимальную глубину погружения; водонепроницаемые двери выполнялись из алюминия. Учитывая увеличение предельной (расчётной) глубины погружения с 45 до 70 м, прочный корпус в процессе постройки усилили установкой промежуточных шпангоутов, практически удвоив их количество. Дополнительные промежуточные шпангоуты делались разрезными, прерываемыми стрингерами прочного корпуса. Для обеспечения дополнительной жёсткости конструкции шпангоуты связывались раскосинами с набором лёгкого корпуса.

Главный водяной балласт принимался в десять междубортных и две концевые цистерны. На «правдах» не была предусмотрена проектом цистерна быстрого погружения, во время ремонтов и модернизаций этот недостаток так и не устранили. Время погружения оказалось почти вдвое больше нормы - 108 с (вместо 60) из-за слишком большого запаса плавучести и отсутствия цистерны быстрого погружения. В результате модернизации это время удалось сократить: переход из позиционного в боевое осуществлялся за 1 мин, из крейсерского в позиционное положение - за 45 с, из крейсерского в боевое - за 1 мин 45 с.

Кингстоны балластных цистерн располагались в самой низкой части междубортных цистерн - в вертикальном киле. Для их размещения были сделаны специальные выгородки, расположенные непосредственно у ближайшей к миделю поперечной переборки каждой цистерны, а захлопки находились на их боковых вертикальных стенках и были снабжены попарно рычажными распорными устройствами. Многочисленные клапаны (захлопки) кингстонов балластных цистерн управлялись дистанционными электроприводами с гибкими элементами в виде пружинных муфт, что позволило достичь заметной экономии сжатого воздуха.

Энергетическая установка

В качестве главных двигателей на лодках IV серии устанавливались по два дизеля марки M10V49/48, закупленные у фирмы «MAN» (Аугсбург, Германия). Каждый из них имел мощность 2700 л.с. при 465 об/мин. Это были очень удачные двигатели, отличавшиеся очень малым удельным весом (13 кг/л.с.). Для подводного хода использовались два электродвигателя марки ПП84/95 общей мощностью 1100 л.с. при 240 об/мин. Движители - два трёхлопастных гребных винта диаметром 1830 мм, шаг винта - 1810 мм. Их форма несколько раз изменялась в процессе эксплуатации субмарин. Как уже отмечалось, из проекта эскадренной лодки был исключён вспомогательный дизель.

При движении полным надводным ходом (18,8 уз.) лодка могла пройти 635 миль при нормальном запасе топлива и 2218 миль - при полном запасе. При экономическом надводном ходе (15,3 уз. при 400 об/мин) лодка могла пройти 1671 и 5663 миль соответственно. При движении полным подводным ходом (7,92 уз.) лодка могла при полной ёмкости батареи непрерывно двигаться 1,8 ч (108 мин) и пройти 9,9 мили. При скорости 6,45 уз. и полной ёмкости батареи было возможно непрерывное движение субмарины в течение 3,5 ч (210 мин), дальность плавания составляла 22,8 мили. Нормальный запас топлива (соляра) составлял 28,2 т, полный - 91,8 т.

Вспомогательное оборудование

Аккумуляторные батареи

Аккумуляторная батарея включала в себя две группы (по 112 элементов «ЭК» в каждой). В различных режимах она могла работать: 1,85 ч (разрядный ток 2200 А, ёмкость батареи 4070 А/ч), 3 ч (разрядный ток 1400 А, ёмкость батареи 4200 А/ч), 10 ч (разрядный ток 590 А, ёмкость батареи 5900 А/ч), 28 ч (разрядный ток 250 А, ёмкость батареи 7000 А/ч). Время зарядки своими дизелями - 13,5 ч (без учёта времени на доливку аккумуляторов).

Турбокомпрессоры продувки и насосы

Для продувания цистерн главного балласта низким давлением использовались два турбокомпрессора фирмы «Браун-Бовери». Это были самые мощные турбокомпрессоры, применявшиеся на советских лодках предвоенной постройки. Откачка водяного балласта производилась с помощью одной помпы типа «Рато» (производительность - 250 т/ч на глубине 9 м, 25 т/ч на глубине 85 м), одного поршневого трюмного насоса типа «Борец» (производительность 15 т/ч). Первоначально на лодках типа «П» было установлено два поршневых насоса, хорошо зарекомендовавших себя на лодках I и II серий, но один из них при модернизации сняли.

Навигационные, гидроаккустические и другие приборы

На лодках типа «П» устанавливались современные навигационные и гидроакустические приборы и средства связи:

  • гирокомпас марки VII модель 1;
  • 127-мм магнитный компас;
  • электрический лаг системы Гаусса;
  • магнитострикционный лаг марки ЗШП-1;
  • шумопеленгатор МАРС-12;
  • радиопередатчики «Шквал» и «Мираж»;
  • радиоприёмники «Метель» и «Дозор» с отдельными антеннами;
  • приёмник УКВ;
  • прибор звукоподводной связи «Сириус».

Система регенерации воздуха

Субмарины IV серии оборудовались автономно-отсечной системой регенерации воздуха, состоящей из 13 машинок регенерации с непрерывным временем работы 66 ч. Имелось 17 кислородных баллонов по 38,5 л и 1438 патронов РВ-3. Автономность по запасам составляла 28 суток (по проекту), но из-за ряда причин снизилась до 15 суток.

Экипаж

Экипаж лодки по проекту состоял из 53 человек - 10 командиров, 15 старшин и 28 краснофлотцев. Для командира, комиссара и штурмана предусматривались отдельные каюты улучшенной планировки (в них имелись стол, шкаф и кровать). Остальной комсостав также обеспечили отдельными каютами, для командиров предусматривались столовая и кают-компания. Краснофлотцы и старшины размещались в первом, втором и шестом отсеках, где для них были оборудованы одно- и двухъярусные койки (44 койки).

Вооружение

Торпедные аппараты

Основным оружием субмарин типа «Правда» являлись шесть 533-мм стальных торпедных аппарата, четыре - в носовой части, два - в кормовой. Они являлись «улучшенной» версией аппаратов английской субмарины L-55, которые начали устанавливать на всех советских подлодках, начиная с III серии. Конструкцию торпедных аппаратов, в целях экономии цветных металлов, немного рационализировали, что отрицательно сказалось на их надёжности. Стрельба производилась сжатым воздухом, согласно документам -характер стрельбы пузырный. Приборами БТС лодки типа «П» так и не были оборудованы. Для носовых аппаратов имелись четыре запасные торпеды, которые хранились на стеллажах в первом отсеке. Загрузка торпед производилась в базе через передние крышки (время погрузки - 20 мин) и торпедопогрузочный люк (время погрузки - 1,5 ч). Для этого имелся специальный кран.

Зенитная/вспомогательная артеллерия

Артиллерия лодки по эскизному проекту предполагалась очень мощная - два 130-мм и одно 37-мм орудия, но в результате «Правды» получили по две 100-мм и одной 45-мм пушке. Первоначально орудия главного калибра находились в так называемых башнях (как на лодках I и II серий), но при модернизации башенноподобные щиты были срезаны и усилено ограждение орудий. Неуниверсальное 100-мм орудие Б-24-п имело скрепленный ствол, клиновой затвор, ручную подачу, досылку и наведение. Максимальный угол возвышения - 45°, снижения - 5°. Дальность стрельбы -118,5 кбт.

Полуавтоматическое 45-мм орудие 21-К размещено на палубе рубки. Оно имело максимальный угол возвышения 85°, снижения - 10°. Дальность стрельбы горизонтальная - 50 кбт, вертикальная - 4500 м.

Модернизации

Построенные подводные лодки

Боевой путь

К концу осени 1939 г. все работы на «Правдах» были завершены. Все три лодки успешно прошли сдаточные испытания, начали курс боевой подготовки. Командование КБФ решило использовать их для учебных целей и лодки типа «П» приступили к подготовке кадров для подплава. После этого их включили в состав отдельного учебного дивизиона подводных лодок (ОУДПЛ) Учебного Отряда Подводного Плавания (УОПП) им. Кирова, который базировался на Ораниенбаум.

В 1939 году в результате заключения «Договоров о взаимопомощи» с Латвией, Литвой и Эстонией КБФ получил новые базы в Прибалтике - Таллин, Либаву (Лиепаю), Палдиски и Вентспилс, которые стали использоваться и для базирования балтийского подплава. С 30 ноября 1939 г. подводные силы КБФ начали активно действовать на финских коммуникациях. После подписания мирного договора с Финляндией в марте 1940 г. КБФ получил в аренду ВМБ Ханко.

В ноябре 1940 г. П-1, П-2 и П-3 совершили групповое плавание по Балтийскому морю и посетили наши новые порты в Прибалтике. Они совершили заходы в Таллин, Ригу и Либаву. Проход прошел без особых осложнений, он показал как хорошую выучку экипажей лодок, так и высокое качество ремонта. В декабре 1940 г. лодки типа «П» встали в текущий ремонт в Ораниенбауме.

После начала боевых действий лодки продолжали заниматься подготовкой личного состава. Они базировались на Ораниенбаум и совершали учебные походы в районе «Маркизовой лужи», отрабатывая совместные маневры, всплытия и погружения и проводя учебные торпедные стрельбы.


П-1

П-2

П-3

См. также

Ссылки

Литература

Галерея