Форум геймеров и читеров 4cheaT
Реклама:

Штурман в World of Tanks (WoT)

Поделиться с друзьями:

Штурман

Новые темы на Форуме World of Tanks
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
ОСТОРОЖНО РАЗВОДЯЩИЙ !!! Sandroid Рынок World of Tanks 0 2016-12-07 15:33
Куплю акк TPAKTOPNCT Раздача аккаунтов World of Tanks 0 2016-12-07 15:26
Как сделать чтобы в WoT показывало "обнаружение""с... ghghgh Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-07 14:41
wot blidz вопрос с серебром Николай58 Вопросы по игре World of Tanks 2 2016-12-07 14:28
Сколько должно быть фпс в WoT при Core 2 Duo E7500... Ulkiorra Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-07 13:36
Продаю старые купленные акк Grisha5442 Рынок World of Tanks 0 2016-12-07 13:02
Ошибка при запуске World of Warships alex44 Вопросы о World of Warships 0 2016-12-03 12:57
Помогите с не сложным вопросом (для меня сложно) в... vlad228228 Вопросы о World of Warships 3 2016-11-22 13:14
Перейти к: навигация, поиск

Шту́рман (нидерл. stuurman, от stuur — «руль» и man — «человек») — профессия, специальность, должность, вид деятельности, профессиональное звание людей, связанных с управлением воздушным (самолёт, дирижабль), наземным (вездеход, гоночная машина), подводным (подводная лодка, батискаф) или надводным (корабль, судно) транспортом.

Должность штурмана присваивается лицам судоводительской специальности. Штурман обычно исполняет следующие обязанности: прокладывает курс, исчисляет перемещения и отмечает передвижение на карте, а также следит за исправной работой навигационных приборов.

В бытовом языке понятие штурман является более широким: капитан корабля или другого плавсредства, человек, умеющий единолично или с командой управлять кораблём. Слово штурман употребляется и в переносном значении: вожак, ведущий за собой, человек, знающий путь к цели и ведущий других к ней.

Штурман - отвечал за штурманское имущество, его получение, хранение, использование, расходование. Штурманским имуществом считались флаги, сигнальные флаги, вымпелы, гюйсы корабельные и шлюпочные, компаса, песочные часы, лаги, лоты, лампады. Штурман вел журнал учета штурманского имущества, следил за пополнением и исправностью своего имущества. Он же отвечал за морские карты, лоции, исправность рулевого управления корабля. Он выверял компаса и песочные часы. Во время плавания он должен был сверять карты с реальной береговой линией, островами, скалами, рифами и наносить на карты все их изменения. Штурман обязан сообщать офицерам и капитану об опасностях курса корабля (мели, рифы, скалы) и настаивать на его изменении, и даже если капитан или иной офицер его не послушают, и корабль будет потерян, то штурман будет казнен или отправлен на каторгу. При постановке на якорь штурман обязан следить, чтобы в этом месте не было мелко и корпус корабля не проломило бы своим якорем. Подштурман помогает штурману, а в его отсутствие полностью отвечает за штурманскую службу.

История

Зарождение штурманской службы на российском флоте при Петре I

На протяжении ХVII в. в истории России произошли большие перемены. Они касались всех сторон ее жизни. К этому времени территория Российского государства заметно расширилась. Потерянные еще в начале ХVII в. в результате интервенции и захвата территории были почти полностью возвращены, за исключением прибалтийских и карельских земель, оставшихся под властью Швеции. В состав России вошли Левобережная Украина с Киевом и область Запорожья, шло продвижение в Сибирь, где россияне достигли берега Тихого океана. Рубеж ХVII-ХVIII вв. является важным периодом в истории внешней политики России. Громадная территория России была фактически лишена удобных морских путей. В этих условиях первостепенное значение для судеб Российского государства приобрела борьба за выход к морю. От ее успеха во многом зависело преодоление экономической отсталости страны.

Первым внешнеполитическим шагом, направленным к осуществлению этой цели, являлись Азовские походы. Летом 1695 г. русские войска прибыли под Азов. Крепостью, однако, русским войскам овладеть не удалось, так как, не имея флота, они не могли блокировать Азов с моря. Осада была снята. Всю зиму русские войска готовились ко второму походу. Азов удалось обложить с суши и с моря, и 18 июля 1696 г. гарнизон крепости сдался. Овладение Азовом еще не обеспечивало морских путей на запад, поскольку Черное моря оставалось в руках Османской империи. Тем не менее, Азовские походы дали толчок программе постройки крупных военных кораблей [ 16 - с. 95, 122 ]. Регулярный российский военно-морской флот берет свое начало с Указа Боярской думы " Статьи удобные, которые принадлежат к взятой крепости или фортеции от турок Азова " от 20 октября 1696 г., в котором бояре по настоянию Петра Великого приговорили: " Морским судам быть …".

При создании военно-морского флота России пришлось решать следующие важные задачи: строить у себя и закупать за границей корабли, заводить военно-морские базы, готовить собственные кадры для флота и привлекать к службе на нем иностранцев. Эти задачи были поистине огромны, ибо их пришлось решать в ходе тяжелой борьбы с такими крупными морскими державами того времени, как Турция и Швеция.

Особенно остро стояла проблема укомплектования экипажей кораблей подготовленным личным составом. В тот период собственных судоводителей в России было ничтожно мало, особенно лиц командного состава для крупных парусных кораблей. Уже первый опыт плавания Петра I по Белому морю в 90-е годы ХVII в. убедили его в этом. Он решал эту сложнейшую задачу двумя путями. Во-первых, проводил широкую компанию по приглашению на российскую службу иностранных моряков, как делал его отец – Алексей Михайлович, и, во-вторых, активно организовывал подготовку своих национальных кадров, как за границей, так и на территории России.

Для ознакомления с вопросами кораблестроения и мореплавания ведущих морских держав Европы, освоения их опыта в 1697 г. из Москвы в Голландию и Англию отправляется специальное посольство. Одной из важных задач которого был наем корабельного персонала, начиная от капитанов, штурманов и кончая простыми матросами, а также закупка вооружения, корабельных снастей и инструментов. Петр I собственноручно написал наказ посольству, в котором потребовал: 1) К службе морской сыскать капитаноф добрых (человека 3-4), которыя сами в матрозах бывали, а службою дошли чина, а не по иным причинам. 2) Когда вышеписанные сысканы, тогда к той же службе сыскать поручиков и подпоручиков человек 25 или 30 добрых же и чтоб, так же которые бывали в нижних чинах. 3) Когда и те готовы, тогда взять ведомость кораблям, сколько числом и из вышеписанных выбрать на всякий корабль по человеку, и приказать им набирать добрых штурманов, боцманов, констапелей, матрозоф, по указанному числу, а жалованья им давать зачнут будущего 1698 году июля с первых чисел …" Посольство пригласило на русскую службу более 700 моряков .

Вместе с тем, каждый русский дворянин, направляемый для обучения за границу (в Голландию, Англию, Данию, Венецию и Испанию), был обязан по возвращении в Россию привезти с собой двух иностранцев – специалистов в морском деле.

По данным воинского морского приказа, учрежденного в 1698 г. для заведования военными чинами флота из иноземцев, в России в тот период проходили службу: вице-адмирал Крюйс , штаубенахт Роз , 5 капитанов, других чинов, в том числе штурманов и подштурманов, - до 174 человек, матросов – до 354 человек.

При создании в России военно-морского флота организация службы на кораблях была принята по образцу морских держав Западной Европы. В 1696 г. во втором Азовском походе Петр I лично написал инструкцию "Указ по галерам 1696 года мая 8", состоявшую из 15 статей и морских сигналов, в которой определялись обязанности " начальнику каравана " и командирам кораблей по организации взаимодействия и действиям в бою и на переходе. В 1698 г. вице-адмирал К.И. Крюйс подготовил краткий Морской устав "Правила службы на судах" из 64 артикулов (статей), в основном заимствованных из голландского и датского морских уставов. В 1707 году они были переработаны, и в 1710 г. были изданы и введены в действие " Инструкции и артикулы военные надлежащие к Российскому флоту ", в которых в самых общих чертах были определены обязанности должностных лиц на флоте, в том числе и штурманов (в §13): "… тако ж каждый имеет за чин, и за дело свое отвечает, а именно … штурмана в том, что к кораблю принадлежит …" .

С 1709 г. молодой флот России впервые начал проводить наступательные действия на Балтийском море (десант в г. Борго; 1710 г. - осада Выборга, где был совершен ледовый поход большого числа парусных и гребных судов).

По указанию Петра I начались систематические осмотры и рекогносцировочные морские описи в Финском, Рижском, Выборгском заливах и Або-Аландских шхерах. При движении флота в незнакомых местах, шхерах впереди всегда шел небольшой отряд судов, который осматривал берега и делал промеры. И естественно, этот титанический труд лег на плечи корабельных штурманов и из них же произведенных геодезистов и гидрографов. Особо отличились в производстве промеров и описаний Финского залива поручики М. Травин, Д. Мясной, капитан Э. Лейн, навигатор А. Кожин, штурман Я. Фастинг. Обогатив опыт обеспечения безопасности плавания на Азовском море, Балтийский флот начал плавание в открытом море.

В ходе Северной войны (1700 - 1721 г.) блестящие победы созданного на Балтийском море флота в Гангутском (1714 г.), Эзельском (1719 г.) сражениях и Гренгамском бою (1720 г.) вынудили Швецию подписать в 1721 г. Ништадтский мир, по которому Россия вернула себе обширное прибалтийское побережье и получила жизненно необходимый выход в море ("окно в Европу"). Россия стала морской державой. Тем самым она получила широкие возможности для экономических, культурных и политических связей с западноевропейскими государствами. Вместе с тем правительство Петра 1 придавало серьезное значение Каспийскому морю - важному водному пути в страны Средней Азии и далёкую Индию.

В 1714 г. были издан свод указов "О салютации кораблей при городах и крепостях" и "О сохранении дисциплины на корабле и подсудности морских и сухопутных военнослужащих людей", в 1715 г. – "Инструкция офицеру, командующему кораблем". В том же году началась работа над первым Морским Уставом, для чего были переведены английский, голландский, датский, французский и шведский морские уставы. Она была завершена в 1720 г., когда вышел в свет первый Морской устав Российского военно-морского флота - " Книга Устав Морской о всем, что касается к доброму управлению в бытность флота на море ". В нем подробно излагалась организация штурманской службы на кораблях, обязанности должностных лиц по обеспечению навигационной безопасности. Штурманы относились к унтер-офицерскому составу.

Первый в России Морской устав (1720 г.) начинался манифестом императора, где Петр I, определяя причины его создания, отметил: "Сей воинский Устав учинили, дабы всякий знал свою должность и неведением никто бы не оговаривался". Впервые документально были определены обязанности и ответственность штурмана и подштурмана корабля.

На корабле в зависимости от вооружения (количества пушек) было 1-2 штурмана, у которых в подчинении находилось по 1-2 подштурмана. Так, при наличии на корабле 90 – 50 орудий по штату полагалось 2 штурмана и 2 подштурмана, при наличии 32 пушек - по 1 штурману и 2 подштурмана, 16 – 14 пушек – по 1 штурману и 1 подштурману. Должность штурмана по старшинству стояла между шкипером и боцманом. По вопросам кораблевождения он подчинялся непосредственно командиру корабля. Штурманы были обязаны получать припасы по штурманской части (компасы, магниты для намагничивания компасных стрелок, песочные часы, лоты и прочее). На линейном корабле в то время полагалось иметь 8 магнитных компасов и 10 песочных часов различной продолжительности от полминуты до получаса, включительно. При завершении компании они докладывали капитану о расходовании припасов и сдавали остатки на склады (в магазины). Штурманы должны были иметь личные атласы морских навигационных карт, навигационные пособия и инструменты (градштоки, квадранты, ноктуралы, циркули и прочее). Они обязаны были содержать в порядке компасы, периодически их проверяя, следить за песочными часами. Перед походом в обязанности штурману вменялось осматривать руль. В море штурманы вели аналитическое счисление, записывая в свои журналы курс, пройденное расстояние, дрейф корабля, ветер, склонение компаса, течение моря, грунты и т.д., никому не позволяя с него списывать. При плавании вблизи побережья штурманы были обязаны изучать побережье, наносить на карты незнакомые мели и каменья. При постановке корабля на якорь они контролировали время его бросания в зависимости от дрейфа, а на якоре следили за перемещениями судна. После возвращения из похода штурманы предъявляли свои журналы капитану над штурманами. В Уставе была определена ответственность должностных лиц при посадке корабля на мель. Штурманы были обязаны предупреждать капитана о грозящих опасностях. Если по их вине происходила навигационная авария или корабль своевременно не прибывал к месту назначения, то " тому штурману надлежал штраф смертный, или ссылка на каторгу, по важности дела смотря в суде ". При нахождении на корабле гардемарин, штурман был обязан обучать их по 1,5 часа ежедневно штурманскому делу.

Подштурман находился в подчинении штурмана. Он должен был выполнять его приказания, во всех делах ему помогая. А во время его отсутствия исполнять штурманские обязанности.

Штурман и подштурман по порядку несения вахты подчинялись лейтенанту, который в современном понимании выполнял обязанности вахтенного офицера.

Капитан был обязан руководить деятельностью штурманов и обучать офицеров штурманскому делу, т.е. руководить штурманской службой и штурманской подготовкой на вверенном ему корабле. Он должен был требовать от подчиненных, чтобы "всякий в своей должности искусен был ", приказывать им определять место и вести журналы, не списывая со штурманского, проверять наличие у них навигационных инструментов. Сам он " держал верный журнал своего курса ", назначал на карте место в дальних плаваниях, брал высоту по небесным светилам и проверял пройденное расстояние, контролировал штурманов в определении хода корабельного, выслушивал их доводы и выбирал лучшее.

Штурманы на кораблях несли полную ответственность за безопасность кораблевождения, но не являлись офицерами и по сравнению с прочими унтер – офицерскими чинами не имели никаких преимуществ, питались из общего котла с командой и даже не были освобождены от телесных наказаний. Становится понятным, что среди выпускников Навигацкой школы и Морской академии очень редко находились лица, желающие быть штурманами. Все это приводило к тому, что на флоте постоянно не хватало штурманов. Поэтому в 1724 г. по Указу Петра I из гардемаринской роты 100 человек было выделено в штурманские ученики.

По Уставу 1720 г. флот состоял из трех генеральных эскадр: белого флага (кордебаталия), синего флага (авангард) и красного флага (ариергард). Эскадра была основным тактическим соединением флота. Она состояла из трех дивизий. Число кораблей в которой точно определено не было, а зависело от наличия их на флоте. Гребной флот состоял из отрядов и представлял самостоятельное объединение сил, в составе которого были гребные суда различных типов и десантный корпус численностью до 16 тысяч человек. Высшим органом управления флотом являлся Адмиралтейский приказ, основанный в Москве в 1700 г., а 11 декабря 1717 г. была основана Адмиралтейств-коллегия, первое заседание которой состоялось 4 апреля 1718 г. в Санкт-Петербурге. В море флотом командовал генерал-адмирал, одновременно он же возглавлял эскадру белого флага. При генерал-адмирале или всяком "аншеф-командующем" должны были состоять следующие лица: генерал-кригс-комиссар, интендант, цейгмейстер, доктор при флоте, майор, обер-фискал, начальный священник. Штаб или свиту в данном составе положено было постоянно иметь только при главнокомандующем в море, а младшим флагманам штаб или свита назначался в исключительных случаях в полном или в сокращенном составе в зависимости от обстоятельств плавания и выполняемых задач.

Таким образом, в рассматриваемый период штаб формировался только при главнокомандующем и только на выход в море. В нем не была предусмотрена должность офицера, отвечавшего за кораблевождение, надзиравшего за работой штурманов (флагманского штурмана, в современном понимании). Только при нахождении на берегу штурманы имели над собой начальника по специальным вопросам.

Еще в 1718 году из-за того, что в Финском заливе оказалось зело много неизвестных клип, также и старые не прямо поставлены на карту , Петр I выразил мнение о необходимости учреждения особой должности капитана от пилотов , чтобы он, с приданными ему человеками 10 или больше из навигаторов, от Сескара до Дагерота осматривал и новые мели на карту ставил.

По "Регламенту об управлении адмиралтейством и верфью" от 5 апреля 1722 г. в целях улучшения специальной подготовки корабельные штурманы и подштурманы организационно сводились в одну роту, которой командовал капитан над штурманами. В помощь ему выделялся лейтенант и два унтер-лейтенанта. С января 1723 г. впервые после окончания компании на зиму штурманы и подштурманы были откомандированы из экипажей кораблей в штурманскую роту. Ее первым командиром по приказу командира Кронштадского порта вице-адмирала Сиверса стал капитан–лейтенант Ян Сорокольд, а его помощниками были назначены лейтенант Башилов и унтер–лейтенант Малыгин. В марте 1724 г. капитаном над штурманами был назначен капитан 2 ранга Клас Эктов, а его помощником капитан-лейтенант Джон Франциско Бартоломео, исполнявший лоцманскую должность. В декабре 1724 г. Эктов умер, и на его место был поставлен капитан-лейтенант Мартын Янсен Гове.

Капитан над штурманами выполнял отдельные функции, свойственные в нашем понимании обязанностям флагманского штурмана. Так, он должен был проверять журналы штурманов, вернувшихся из походов, совместно с главными офицерами и профессором математическим, организовывал специальную подготовку штурманов, подштурманов и штурманских учеников. Он же с 1704 г. являлся главным лицом, ведающих через своих помощников всеми лоцманами Империи, отвечал за промеры глубин и ограждение рейдов и фарватеров от Кронштадта до Дагерорта, за обеспечение навигационной безопасности плавания кораблей. В его распоряжении находились лоц-галиоты. С 1702 г. лоцманская служба являлась государственным делом, и, согласно Указу Петра I, надлежало "кораблей дожидаться лоцманам на самом море постоянно и дале песков, чтоб за мельми тем кораблям без лоцманов остановок и убытков каких не было". Все лоцманы в Архангельске были набраны из местных "вожей" – поморов. По сложному двинскому фарватеру они проводили суда с таким мастерством, перед которым преклонялись навигаторы Англии и Голландии. Известны и фамилии потомственных лоцманов: Хабаровых, Варакшиных, Котловых, Котцовых и других.

С 1704 г. лоцманы были введены и в Санкт-Петербурге. Они получали жалованье по 6 рублей в год, по 1 рублю за проводку каждого корабля и вознаграждение за оборудование фарватеров и содержание оградительных знаков. В качестве средств ограждения использовались бакены и вехи; справа по фарватеру выставлялись белые бакены и вехи с белым флагом, слева – красные бакены и вехи с красным флагом. Тогда же архангельские и петербургские лоцманы были переданы в введение Адмиралтейств-коллегии и подчинены капитану над штурманами. Наряду с проводкой судов они производили съемки берегов, промеры глубин и выполняли штурманские обязанности.

Помимо Балтийского флота штурманская служба появилась и на других флотах. Так, в августе 1724 года Адмиралтейств - Коллегия утвердила штат Астраханского порта. В соответствии с ним полагалось иметь: штурманов - 3 человек, подштурманов и штурманских учеников по 30 человек.

Рассмотренная организация штурманской службы просуществовала с небольшими изменениями вплоть до 1797 г.

До 1880-х годов штурманы образовали особый корпус офицеров, после этого было решено, чтобы каждый флотский строевой офицер знал штурманское дело, и корпус штурманов, как таковой, был упразднён.


Кризис штурманского дела. Реформы 1802-1804 гг. Изменения в прохождении службы штурманскими чинами в первой половине ХIХ века

К началу ХIХ в. задача обеспечения русского флота штурманами не была решена. В 1802 г. было учреждено Министерство морских сил, при котором сформирован Комитет образования флота - совещательный орган для проведения реформ Морского ведомства России. Наряду с вопросами улучшения отечественного кораблестроения, оборудования гаваней и портов он занимался реорганизацией штурманской службы и военно-морского базирования. За время длительной стоянки флота после русско-шведской войны было отмечено, что "штурманское дело из-за недостаточного содержания и до крайности стесненное производство их в чины доведено до такого упадка, что добрые путеисчислители во флоте совсем почти перевелись". В штурманском деле наблюдался кризис, необходимо было проводить большие изменения. Этому был посвящен доклад специальной комиссии Александру I от 26 января 1804 г. "О новом положении штурманских чинов во Флоте и воспитанников в Училище по сей части".

В докладе было отмечено, что на флоте большое число штурманских должностей (на Балтийском флоте по штату полагалось иметь 464 штурмана и подштурмана), в Кронштадтском штурманском училище до 800 воспитанников, а на два флота (Балтийский и Черноморский) предусмотрено всего 5 штаб-офицерских (штурманов VIII класса) вакансий для штурманов, что ограничивало их служебный рост. Это приводило к мнению об отсутствии перспективы службы по штурманской специальности. На любом 100-пушечном линейном корабле было по 3 штурмана и 3 подштурмана. Наличие трех должностных лиц, которые делили между собой ответственность за навигационную безопасность в равной степени, могло привести к серьезным ошибкам, приводило к снижению качества счисления. Число учеников в училищах не соответствовало количеству должностей подштурманов, а средств, выделяемых на содержание такого количества воспитанников, не хватало. Штурманские чины на флоте получали низкое жалование.

Поэтому составители доклада предложили: • сократить число штурманских должностей на Балтийском флоте с 464 до 222, оставив на кораблях по 1 штурману с 2-3 помощниками; • число учеников в Балтийском штурманском училище уменьшить до 250 человек, а вырученные средства направить на улучшение материально-бытовых условий для воспитанников; • на всех 100-пушечных линейных кораблях штурманам иметь штаб-офицерский чин (штурман VIII класса); • производить штурманов из чина в чин по экзамену, а в прочие классы – по старшинству; ускорить чинопроизводство; возродить производство штурманов в морские офицеры; • повысить жалование штурманским чинам (штурманам до 530-300 рублей, штурманским помощникам до 225-120 рублей в год). В обязанности штурмана по обеспечению безопасности плавания вменялось. • В начале кампании при вооружении корабля: • принимать в порту штурманское имущество, предусмотренное табелем (компасы - 8 шт., магниты для намагничивания компасных стрелок, песочные часы - 10 шт., лаги, лоты и проч.); • иметь личные: угломерные инструменты (градшток, квадрант, ноктурнал и циркули), атлас карт, лоции, таблицы и др. пособия. • Перед походом: • проверить состояние рулевого устройства, правильность работы компасов и песочных часов; • произвести разбивку лагов и лотов; • проверить отсутствие вблизи компасов железных предметов. • Во время плавания: • вести счисление пути корабля; • при возможности астрономических наблюдений определять широту места и поправку компаса; • ежесуточно в 12 часов дня рассчитывать координаты места корабля и наносить их на карту; • при подходе к берегу опознать берег и определить место корабля по береговым ориентирам; • обо всех возможных навигационных опасностях предупреждать командира корабля; • при обнаружении неизвестных ранее мелей, рифов и других навигационных опасностей определить их место и нанести на карту. • При постановке на якорь: • определить время отдачи якоря путем фиксации момента, когда корабль получит задний ход; • следить за дрейфом во время стоянки. • По возвращении из похода: • сдать навигационный журнал капитану над штюрманами" для освидетельствования в консилии.

По существующему тогда порядку все находившиеся на корабле штурманы разделялись на 3 вахты, и каждая из них в свою очередь вела шканечный (вахтенный) журнал и делала вычисления независимо одна от другой. Случалось, что при одинаковых в действительности данных результаты вычислений разных вахт получались различные. Для ведения наиболее верных вычислений было учреждено на каждом судне иметь одного старшего штурмана, отвечающего за точность счисления пути и работу трех подчиненных ему помощников, чередующихся повахтенно. С учреждением старших штурманов лучшим из них открылась возможность достижения более высоких чинов и, кроме того, в награду отлично служащих разрешено по представлению командиров судов и флагманов, переводить во флотские офицеры.

В докладе был поставлен вопрос о создании на флоте штурманской службы на постоянной основе, а до создания таковой вопросы кадровых перемещений штурманских чинов и другие специальные вопросы решать руководству штурманских училищ. "Штурманские чины, не быв до сего подчинены одному особому Начальству, расписывались в Коллегии по дивизиям и судам без надлежащего разбору. По окончании же кампании до другой весны оставались большею частью ничем не занятыми, а понеже чины сии… вообще в нагрузке судов немалое имеют участие, ведут журналы и приноравливают к качествам каждого корабля, со стороны лучшей верности в счислении пути, для того весьма нужно, чтобы то самое Начальство, которое их воспитывает и которое узнает каждого из них в особенности еще с малолетства распоряжая ими и по выпуску из училища, делала им испытания при удостоениях к производству, также расписания и все командировки, имея при том в виду сии два правила: во-первых, чтобы они сколько можно менее и реже переменяемы были с тех кораблей, с коими уже ознакомились; а во-вторых, чтобы при расписании соблюдаемо было в искусстве и способностях их возможное уравнение и к важнейшим экспедициям назначаемы были искусные люди".

Доклад и предложения, в нем изложенные, были утверждены царем 10 февраля 1804 г.

Яркой страницей в развитии штурманского дела стали кругосветные плавания в 1803-1806 гг. Первыми в поход ушли шлюпы "Надежда" (командир И.Ф. Крузенштерн, штурман Ф. Каменьщиков, подштурман В. Сполохов) и "Нева" (командир Ю.Ф. Лисянский, штурман Д. Калинин). Активное участие в предпоходовой подготовке штурманов и корабельных офицеров приняли академики П.Б. Иноходцев, В.М. Севергин, А.Ф. Севастьянов, которые провели занятия по астрономии и выполнению геологических и зоологических исследований. В плавании штурманами отрабатывалась регулярная коррекция пути обсервациями, делалось все возможное для повышения точности определения широты и долготы, проводились исследовательские работы по описи берегов и изучению морей.

После победы в отечественной войне 1812 г. российское общество стремится сделать Россию передовой страной мира в общественно-политическом, экономическом, научном и военном отношениях. К этому времени в России сложилась плеяда военных моряков-исследователей, с мнением которых считались в общественных и научных кругах, возрос уровень морской культуры российских штурманов. В 1821 г. штурман Ф.А. Халезов впервые в России произвел опыты по определению девиации магнитных компасов на судах.

13 апреля 1827 г. были утверждены положение и штат Корпуса флотских штурманов, о необходимости создания которого говорили с 1733 г., уже почти 100 лет. В соответствии с положением штурманы вновь вместо гражданских получили военные чины, соответствовавшие чинам топографов сухопутного ведомства. Переименовывались в военные чины только те из штурманов и их помощников, которые заслужили это по поведению и знаниям. Остальные оставались в прежних гражданских чинах и окладах. Получившие военные звания могли расти в чинах вплоть до генеральского ранга, включительно.

В октябре 1827 г. в составе Главного морского штаба, созданного вместо Адмиралтейств-коллегии и Адмиралтейского департамента, были учреждены Управление генерал-гидрографа и в его составе Корпус флотских штурманов (КФШ). Структура Корпуса флотских штурманов организационно была следующая: корпус возглавлял генерал–гидрограф, на которого через канцелярию генерал–гидрографа замыкались частные инспекторы Балтийского и Черноморского флотов, а также на Каспийском и Охотском морях, которые в свою очередь руководили деятельностью корабельных штурманов. Первым начальником Управления и КФШ стал вице-адмирал Г.А. Сарычев. Частным инспектором Балтийского моря был командир Первого штурманского полуэкипажа. На Управление возлагалось руководство навигационным и гидрографическим обеспечением Российского флота.

Сложившаяся на русском флоте своеобразная система комплектования штурманских кадров открывала некоторый доступ свежих сил в довольно замкнутую в то время среду родовой дворянской аристократии, из которой комплектовался офицерский состав флота. В Корпус флотских штурманов (КФШ) в значительном числе проникали представители недворянских сословий: духовенства, ремесленников, мещан, разночинцев. Находясь в подчинении с самым научным в то время учреждением России - Гидрографическим депо, штурмана флота, с одной стороны, впитывали в себя лучшие традиции, а с другой, оказывали омолаживающее влияние и на ту среду, в которую попадали. Эти факторы и предопределили пути развития отечественного кораблевождения и с первых же шагов поставили его на научную основу, обеспечив русским штурманам славу лучших в мире, славу творцов штурманского искусства, а не узких ремесленников, каковыми были большинство судоводителей в иностранных, даже передовых в то время флотах. Одним из первых распоряжений Г.А. Сарычева явилось введение на кораблях флота механических часов вместо песочных. В штурманскую практику вводится одновременное определение в море широты и долготы по высотам светил и пройденному расстоянию между пунктами измерения высот. Для обобщения опыта материалы по гидрографии и штурманскому делу начинают публиковать в "Записках ученого комитета морского штаба".

24 августа 1827 г. Морское министерство было также реорганизовано. В него вошли: • канцелярия Морского министра; • Адмиралтейств - Совет; • управления: а) дежурного генерала, б) генерал - гидрографа, в) генерал – интенданта, г) генерал – штаб – доктора; • Ученый комитет.

Первым генерал – гидрографом был назначен вице-адмирал Г.А. Сарычев .

31 марта 1828 г. вышел особый именной Указ, которым главное морское управление было преобразовано в виде: - на месте Адмиралтейств-коллегии и Адмиралтейского департамента появились две части – морской штаб Его Императорского Величества (с 1831 г. – Главный Морской штаб) и морское министерство. Управление генерал–гидрографа организационно стало замыкаться на Главный морской штаб, и само, в свою очередь состояло из канцелярии генерал-гидрографа, гидрографического депо и морской типографии.

В 1837 г. вместо Управления генерал-гидрографа создается Гидрографический департамент Морского министерства с теми же, что и раньше, функциями под руководством директора, подчиненного начальнику главного морского штаба. Первое отделение департамента ведало Корпусом флотских штурманов. На должность директора был назначен генерал-майор КФШ А.Г. Вилламов , который возглавлял Гидрографический департамент до 1854 г.

С 1844 г. штурманы кораблей начали получать изготовленные в Мастерской мореходных инструментов кипрегели с дальномером, механические лаги и лоты, инклинаторы и инклинометры. По указу Николая I вводится изменение в форме одежды КФШ: цвет фуражки темно-зеленый, околыш черного бархата с двумя красными по обоим краям "выпушками" (окантовками). "Выпушка" по верхнему кругу фуражки - белая.

Вышеуказанная организация штурманской службы просуществовала до 1853 г., когда вышел в свет новый Морской устав.

Частным инспектором Корпуса флотских штурманов Сибирской флотилии был подполковник В.М. Бабкин (1856-1857 гг.).

В 1857 г. с образованием Морской астрономической обсерватории в Кронштадте начали проводиться исследования, проверка и выдача на суда мореходных астрономических и метеорологических инструментов, определение времени и ежедневного показа момента полдня, анализ и оценка астрономических наблюдений, выполненных моряками за время плаваний. Упраздняется звание частного инспектора Корпуса флотских штурманов. В военных портах вместо инспекторов были назначены заведующие маячной и лоцманской частью.

В 1867 г. с продажей США Аляски и Алеутских островов заканчивается эра кругосветных плаваний. В период с 1803 по 1866 гг. совершено 28 плаваний (12 по западному и 16 по восточному маршрутам). Участвовало 31 парусное судно. Кругосветные плавания сформировали у российских моряков океанское мышление, оказавшее существенное влияние на решение вопросов строительства и использования военного флота. Произошло приобщение российских моряков к мировой штурманской и гидрографической науке и практике, а также совершенствование отечественных технических средств навигации. Как правило, все офицеры имели многолетний стаж службы на судах иностранных флотов. За период плаваний и открытий история сохранила имена штурманов В. Сполохова, Д.В. Калинина, О. Хлебникова, А. Елкина, И.П. Белавенца.

До 1880-х годов штурманы образовали особый корпус офицеров, после этого было решено, чтобы каждый флотский строевой офицер знал штурманское дело, и корпус штурманов, как таковой, был упразднён.

Развитие штурманской службы во второй половине ХIХ - начале ХХ веков

К середине ХIХ в. в связи с переходом от парусного к паровому флоту, усложнением технических средств навигации, которыми оснащались корабли, углублялась специализация в различных видах деятельности на флоте. Это нашло отражение в Морском Уставе издания 1853 г., который состоял из 518 статей (из них 240 было взято из Устава Петра I 1720 г.). Этот Устав переиздавался 6 раз и просуществовал до 1917 г. С вводом его в действие произошли значительные изменения в организации штурманской службы. В нем было определено, что при главнокомандующем должен находиться штаб, возглавляемый начальником штаба флота, постоянно, а не только на период компании при выходе флота в море, как было раньше. Но штабы к младшим флагманам, по-прежнему, назначались только в особых случаях. В этот период флот делился на три дивизии, а каждая дивизия - на три бригады, имевшие по три корабля каждая. В дивизиях и бригадах впервые предусматривалась должность старшего штурманского офицера, а в штабе при главнокомандующем появилась должность начальника штурманов. Таким образом, в нашем понимании, на флоте, на его объединениях и соединениях были впервые введены должности флагманских штурманов на постоянной основе, а не временные (только на выход в море), как было предусмотрено Уставом Военного флота 1797 г. (профессор астрономии и навигации), и не береговые, как в Уставе Петра Великого 1720 г. (капитан над штурманами).

В 1861 г. по проекту высококлассного штурмана И.П. Белавенца был введен в эксплуатацию девиационный полигон в Кронштадте. Впервые в России вводятся периодические представления результатов гидрографических исследований, изданных книг и карт руководству Морского ведомства и государю. Впервые Мастерская мореходных инструментов представила свои приборы на выставку мануфактурных произведений в Санкт-Петербурге: осветительный прибор для главных компасов, шлюпочный компас с жидкостью, морской барометр.

В 1864 г. была учреждена организованная И.П. Белавенцем первая в России и вторая в мире после Англии компасная обсерватория в Кронштадте для изучения влияния судового магнетизма на компасы броненосных кораблей, а также для проверок и обследования астрономических, физических, мореходных инструментов, определения девиации, установки и проверки компасов на судах. С образованием обсерватории и началом деятельности в ней двух выдающихся ученых И.П. Белавенца и И.П. Колонга научные исследования и практические работы по магнитным компасам в России значительно продвинулись вперед и вышли на мировой уровень.

В 60-х годах штурманы кораблей осваивают и отрабатывают плавание в Финских шхерах по створам с основной целью - осуществить возможность плавания военных кораблей в шхерах без лоцманов и при отсутствии навигационного ограждения. Издаются "Руководство для плавания по Финскому заливу" и "Руководство для плавания в Моонзунде и Рижском заливе" - автор генерал-майор КФШ А.И. Борисов.

Свое современное название должность начальника штурманов – флагманский штурман – получила в 1869 г. в последующей редакции Морского устава. В этом документе обязанности флагманского штурмана были изложены в главе 4 отдела 4. Они являлись логическим развитием обязанностей профессора астрономии и навигации, не изменялись до 1917 г. и практически полностью вошли в современные обязанности флагманского штурмана, изложенные в Правилах организации штурманской службы кораблей ВМФ России.

Флагманский штурман (по Морскому Уставу редакции 1869 г.) назначался из чинов Корпуса флотских штурманов или флотских офицеров (с 1885 г.). Он заведовал штурманской частью на кораблях соединения и должен был наблюдать, чтобы все корабли были снабжены в полном количестве проверенными инструментами "для путесчисления", а также навигационными таблицами, собранием карт и планов, лоциями тех морей, где флоту надлежит плавать. При отправлении кораблей соединения в заграничное плавание он был обязан собирать все возможные сведения о гидрографии тех мест, где они должны будут находиться.

Во время компании флагманский штурман должен был находиться на флагманском корабле и постоянно наблюдать за правильностью "путесчисления", а также астрономических и других наблюдений, выполняемых на кораблях штурманскими чинами. При любой возможности, когда это было необходимо, он был обязан лично определять место корабля и поправку компаса. Когда корабли были на ходу, то флагманский штурман должен был постоянно заботиться о безопасности кораблей от посадки на мель. Если он полагал, что курс флота, или его отдельных кораблей, ведет к опасности или может быть с выгодой изменен, то был обязан немедленно доложить об этом флагману (главнокомандующему) и начальнику его штаба.

С разрешения вышестоящего командования он должен был осматривать корабли соединения для "удостоверения в исправности предметов по штурманской части". Заметив какую-либо неисправность в этом отношении, он был обязан уведомить о том командира корабля и немедленно доложить своему начальнику штаба.

По окончании компании флагманский штурман получал от штурманский офицеров соединения собранные ими сведения о тех местах, где они находились, и представлял их со своими замечаниями начальнику штаба.

В главе 7 Морского Устава (1869 г.) изложены обязанности чинов Корпуса флотских штурманов (в дальнейших редакциях Устава, начиная с 1885 г. – обязанности штурманских офицеров). Старший штурман был непосредственным помощником командира корабля по кораблевождению - "путесчислению" корабля. Он отвечал за верность всех данных по этим вопросам представляемых командиру. Он был обязан предупреждать командира о любой опасности, находящейся на пути корабля и вблизи него. Штурмана были обязаны следить за техническими средствами, проверять лаглини и лотлини, при всяком удобном случае определять состояние и ход хронометров, а также проверять исправность всех инструментов, определять девиацию главного компаса при выходе на рейд и сравнивать с ним показания всех имевшихся на корабле компасов. По окончании каждой вахты штурмана, сделав счисление, прокладывали место корабля на карте. При плавании корабля вблизи берега или в узкости его место должно было определяться как можно чаще по пеленгам и углам на береговые ориентиры. Штурмана были обязаны использовать каждый удобный случай для определения места корабля и поправки компаса посредством астрономических наблюдений. Во всех случаях, требующих немедленных действий для избежания опасности, находящейся на пути корабля или вблизи его, старший и вахтенный штурманы обязаны были предупредить об этом вахтенного начальника (вахтенного офицера).

В Уставе были определены обязанности штурманов по обучению личного состава, т.е. появилась специальная подготовка в штурманских частях кораблей. Они должны были заботиться о том, чтобы рулевые твердо знали компас, достигали совершенства в бросании лота.

Организация несения вахты штурманскими офицерами во многом напоминала современную. Командир корабля расписывал время несения вахты каждым штурманом в зависимости от их числа, за исключением старшего штурмана, если на корабле находилось кроме него не менее 2-х штурманов. При выходе на рейд штурманские офицеры начинали нести вахтенную службу и ведение вахтенного журнала, т.е. нести специальную вахту. Вахтенные штурманы были обязаны сохранять предписанный курс, не имели права без приказания вахтенного начальника его изменять. Они должны были наблюдать за деятельностью рулевых. Штурманы определяли 1 раз в час (в последующих редакциях Устава, 1 раз в полчаса и чаще) скорость корабля по лагу, докладывая ее значение каждый раз вахтенному начальнику (вахтенному офицеру).

Штурманские кондукторы (ранее именовались подштурманами или штурманскими помощниками) находились в подчинении старшего из штурманов, и, смотря по числу последних, чередовались с ними при несении специальной вахты, исполняя все предписания штурманов.

Организация Корпуса флотских штурманов привела к тому, что флотские офицеры все меньше стали заниматься штурманским делом, ухудшилась штурманская подготовка командного состава кораблей. Поэтому руководство флота, начиная с 1863 г., планировало назначать флотских офицеров на должности чинов Корпуса флотских штурманов и начало проводить подготовку к этому и, прежде всего в учебных заведениях флота. Попытка слить "линейную" и "специальную" службы встречала трудности из-за не готовности флотских офицеров возглавить штурманские части кораблей, поэтому реформа откладывалась. В Морском кадетском корпусе (со 2 июня 1867 г. он был переименован в Морское училище) было усилено преподавание астрономии, навигации и лоции. Младших флотских офицеров стали назначать на суда младшими штурманами.

12 июля 1885 г. были утверждены "Правила об упразднении корпусов флотских штурманов…". В них было определено, что на всех 210 штурманских должностях, имевшихся в составе морского ведомства (в походных штабах и на судах), офицеры Корпуса флотских штурманов по мере возможности будут замещаться флотскими офицерами. Для того чтобы этот процесс проходил быстрей, предусматривалось: понижение предельного возраста службы обер-офицерами, сокращение срока выслуги полного оклада пенсии до 30 лет для более раннего выхода на пенсию офицеров Корпуса флотских штурманов. Был упрощен механизм перехода молодых офицеров из Корпуса флотских штурманов во флотские офицеры. С упразднением Корпуса флотских штурманов штурманская служба флота окончательно вышла из подчинения Гидрографического департамента (Главного гидрографического управления).

Однако, нельзя не отметить, что с 1885 г. после реорганизации наши коллеги гидрографы продолжают развиваться, решая общую со штурманами задачу. На Главное гидрографическое управление возлагалось в качестве основной задачи обеспечение безопасности плавания кораблей и судов. И очень важно, что при обсуждении вопросов подготовки офицеров часто встречалась фраза: "Главное, что ценится в морском офицере - это знание штурманского дела и гидрографии".

В остальном организационно-кадровые мероприятия не повлияли на существовавшую тогда организацию штурманской службы. Должности флагманских и корабельных штурманов постепенно занимали подготовленные флотские офицеры. Этот процесс затянулся на длительный срок и только в 1912 г. оставшиеся офицеры Корпуса флотских штурманов были включены во вновь сформированный Корпус гидрографов.

С 1896 г. Главное гидрографическое управление, внимательно отслеживая развитие событий на Дальнем Востоке, запросило Главный морской штаб о количестве карт, которые могли потребоваться в случае войны. Благодаря своевременно начатой работе гидрографы и штурманы подготовили к переходу на Восток почти все корабли Балтийского флота. Примечательно, что корабли эскадр были обеспечены магнитными компасами, секстанами и морскими часами отечественного производства, а хронометры и оптические приборы приобретены за рубежом. Предпоходовой подготовкой штурманов и их работой в походе руководили флагманские штурманы В.И. Филипповский и А.И. Осипов . Под их руководством штурманы обеспечили безаварийный переход кораблей вокруг Африки, а также через Средиземное море и Суэцкий канал на Дальний Восток. К сожалению, эта их заслуга осталась в тени, а в историю они вошли как осужденные за сдачу в плен японцам в Цусимском бою.

В редакции Морского Устава 1899 г. впервые предусматривалась постоянная должность Командующего флотом, а не на период компании, как было раньше.

Говоря о деятельности штурманов в период русско-японской и первой мировой войн, капитан 1 ранга П.П. Глазков на страницах "Записок по гидрографии" справедливо отмечает: "До сих пор нет никаких даже самых поверхностных исследований в этой области ... Авторы всех без исключения работ по боевой деятельности на морях упоминают о штурманской части кораблей только тогда, когда неудовлетворительная работа штурманов или средств штурманского вооружения были причинами неудачного выполнения боевых заданий или применения огневых средств кораблей. Хорошая работа штурманских частей кораблей почти никогда не освещается". Все более усложняющаяся работа штурмана в самой разнообразной морской обстановке в тот период еще не являлась предметом анализа и исследований.

В 1908 г. Н.О. Эссен становится во главе Морских сил Балтийского моря. Впервые учреждена должность флагманского штурмана Морских сил Балтийского моря. Флагманским штурманом он назначает своего единомышленника В.С. Вечеслова.

В 1911 г. с введением должности Командующего морскими силами была, наконец, ликвидирована подчиненность флота берегу. С этого момента Командующий морскими силами управлял не только соединениями кораблей, но и всеми командирами портов на данном театре.

Организация соединений флота к 1911 г. представляла собой следующие формы (на примере самого большого и мощного Балтийского флота): линейные корабли объединялись в бригады 4-х корабельного состава, крейсера сводились также в бригады 4-х корабельного состава, эскадренные миноносцы и миноносцы – в дивизию, имевшей в своем составе 4-5 дивизионов по 8-9 кораблей в каждом, подводные лодки были объединены в бригаду, а в ней 2 дивизиона по 5-6 подводных лодок каждый, канонерские лодки – в отряд, тральщики и минные заградители образовали партию траления и отряд заграждения, учебные корабли составляли отряд. В штабах бригад линкоров, минной дивизии, отряда заграждения и бригады подводных лодок имелись должности флагманских штурманов этих соединений, которые подчинялись своим начальникам штабов, а в специальном отношении флагманскому штурману флота. Их обязанности, как уже указывалось, практически не изменились от изложенных в Морском Уставе 1853 г. и его редакции 1869 г.

Необходимо только отметить, что в связи с появлением оперативных органов на флоте, флагманские штурманы помимо руководства штурманскими службами своих соединений и объединений (флота) занимались организацией связи, ведением разведки и оперативными вопросами. Так, в соответствии с "Положением о штабах частей флота" 1912 г. в штабах соединений линейных кораблей, крейсеров, легких крейсеров и минных судов флагманские штурманы руководили оперативной частью своих соединений, отвечали за устройство связи между судами и сигналопроизводство, участвовали в составлении учебного и мобилизационного планов соединения, в работе комиссии по капитальному ремонту судов, отвечали за сбор и обработку статистических сведений.

Флагманский штурман эскадры (корабельного соединения на выходе в море) входил в оперативную часть штаба, где возглавлял разведывательное бюро, а флагманский штурман флота в штабе командующего флотом или Морских сил являлся помощником начальника оперативного отдела (Флаг-капитана).

До 1880-х годов штурманы образовали особый корпус офицеров, после этого было решено, чтобы каждый флотский строевой офицер знал штурманское дело, и корпус штурманов, как таковой, был упразднён. И севодня без лихова штурмана никак.

День штурмана Военно-Морского Флота Российской Федерации история и празднование

«День штурмана Военно-Морского Флота Российской Федерации» - профессиональный праздник российских военнослужащих, чья деятельность напрямую связана с прокладкой курсов кораблей, судов и авиации ВМФ, исчислением перемещения и контролем за исправной работой навигационных приборов - штурманов. «День штурмана» отмечается в России ежегодно, 25 января.

История и празднование

Выбор даты для празднования «Дня штурмана Военно-Морского Флота Российской Федерации» пал на 25 января не случайно. Именно в этот день в 1701 году император Российской империи Пётр Великий издал Указ в котором, в частности говорилось: «Быть математических и навигацких, то есть мореходных хитростно искусств учению». Для реализации царской воли была создана «Школа математических и навигацких наук», которая расположилась в городе Москве, в Сухаревой башне.

15 июля 1996 года Главнокомандующий Военно-Морского Флота Российской Федерации адмирал флота Громов, Феликс Николаевич издал приказ № 253 «О введении годовых праздников и профессиональных дней по специальности», в соответствии с которым «День штурмана Военно-Морского Флота России» следовало (начиная с 1997 года) отмечать в день выхода Петровского Указа, который, де-факто, основал штурманскую службу ВМФ Российской империи. До этого «День штурмана ВМФ России» отмечали дважды в год: 21 марта и 23 сентября (в день весеннего и осеннего равноденствия соответственно).


Ссылки

История штурманской службы[1] Материал из Википедии[2]

Написал NEMOS--NEMOS:ru (обсуждение) 14:06, 4 октября 2014 (UTC)