Форум геймеров и читеров 4cheaT
Реклама:

Эскадренные миноносцы типа «Сторожевой» проекта 7У в World of Tanks (WoT)

Поделиться с друзьями:

Эскадренные миноносцы типа «Сторожевой» проекта 7У

Новые темы на Форуме World of Tanks
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
КВ-122 ПРЕДВЗЯТЫЙ ОБЗОР. BOJlOHTEP Общение танкистов 2 2016-12-11 10:55
не запускаются танки, выдают ошибку, помогите аааааффффф Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-11 08:01
а "мир танков", "мир кораблей" и варфэйс же лучшие... frdhds Вопросы по игре World of Tanks 2 2016-12-11 03:07
Всей державой бабло на противотанковый забор собир... Denislam Вопросы по игре World of Tanks 4 2016-12-11 05:09
куплю Tom Рынок World of Tanks 0 2016-12-11 01:18
продам Tom Рынок World of Tanks 0 2016-12-11 01:00
Как отключить режим "В самолете" в Виндовс 10 ? Gomerchick Вопросы о World of Warplanes 5 2016-12-07 21:27
Ошибка при запуске World of Warships alex44 Вопросы о World of Warships 0 2016-12-03 12:57
Перейти к: навигация, поиск

Сторожевой

Smyshlenyy.jpg
Сторожевой
Исторические данные
26 августа 1936 года Заложен
2 октября 1938 года Спущен на воду
11 марта 1958 года Выведен из боевого состава
Общие данные
1854 / 2404т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
112,0 / 10,2 / 4,1м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
ЭУ
Экипаж
271чел. Общая численность
15чел. Офицеры
Бронирование
Вооружение
Однотипные корабли

Сторожевой

Эскадренные миноносцы проекта 7-У, известные также как тип «Сторожевой» — тип эскадренных миноносцев, строившихся для Советского Военно-Морского Флота в 1930-х годах. Проект 7-У был заложен, как усовершенствованный проект 7.

13 мая 1937 года британский эскадренный мино­носец «Хантер», нёсший патрульную службу поблизости от порта Альмерия и выполнявший функции наблюдате­ля за ходом боевых действий враждую­щих сторон (в Испании шла граждан­ская война), был подорван на дрейфующей мине.

В августе 1937 года на совещании Комитета обороны в Москве был упомянут случившийся с «Хантером» инцидент. Была проанализирована ситуация, когда корабль с линей­ным расположением котельно-турбинной установки в результате единственного попадания снаряда, мины или торпеды, мог потерять ход. В результате, проект 7, имевший такую же схему энергетичес­кой установки, был назван «вре­дительским». 14 уже спущенных на воду кораблей проекта 7 было приказано переделать, а ос­тальные — разобрать на стапелях.


Кор­пус

Глав­ное от­ли­чие эс­мин­ца про­ек­та 7У от сво­его пред­ше­ст­вен­ни­ка - ком­по­нов­ка ма­шин­но-ко­тель­ных от­де­ле­ний. Те­перь на ко­раб­ле поя­вил­ся чет­вер­тый ко­тел, и энер­ге­ти­че­ская ус­та­нов­ка бы­ла раз­би­та на два эше­ло­на, ка­ж­дый из ко­то­рых со­сто­ял из двух кот­лов и од­но­го ГТЗА. Со­от­вет­ст­вен­но эс­ми­нец стал двух­труб­ным. Все ос­таль­ные вне­сен­ные из­ме­не­ния ока­за­лись ме­нее су­ще­ст­вен­ны­ми.

Кор­пус в прин­ци­пе ос­тал­ся тем же, что и у «се­мер­ки», но ме­ж­ду 58-м и 159-м шпан­го­ута­ми был ос­но­ва­тель­но пе­ре­ком­по­но­ван. Но­со­вую во­до­не­про­ни­цае­мую пе­ре­бор­ку пер­во­го КО пе­ре­не­сли на 3 шпа­ции впе­ред: с 61-го на 58-й шпан­го­ут. Так­же на три шпа­ции (1,5 м) пе­ре­мес­ти­ли и но­со­вую над­строй­ку вме­сте с КДП и 130-мм ору­дия­ми.

Па­ро­вые кот­лы «се­ме­рок» по сво­им га­ба­ри­там не уме­ща­лись внут­ри кор­пу­са и воз­вы­ша­лись над глав­ной па­лу­бой при­мер­но на 2 м, по­это­му но­вая схе­ма ГЭУ «съе­ла» зна­чи­тель­ный объ­ем цен­траль­ных над­стро­ек. По­след­ние при­шлось пе­ре­пла­ни­ро­вать. В ча­ст­но­сти, кам­буз пе­ре­не­сли из-под 76-мм ар­ту­ста­но­вок в нос и раз­мес­ти­ли па­лу­бой вы­ше, в рай­оне 80-го и 90-го шпан­го­утов, сра­зу за пер­вой ды­мо­вой тру­бой. А впе­ре­ди вто­рой тру­бы поя­ви­лась не­пло­хо обо­ру­до­ван­ная ме­ха­ни­че­ская мас­тер­ская.

Об­во­ды кор­пу­са и его кон­ст­рук­ция бы­ли иден­тич­ны про­ек­ту 7. Схе­ма на­бо­ра - в ос­нов­ном про­доль­ная, в нос от 44-го и в кор­му от 173-го шпан­го­утов - по­пе­реч­ная. Вы­со­та над­вод­но­го бор­та до верх­ней па­лу­бы -1,9 м, до по­лу­ба­ка - 4,9 м. Верх­няя па­лу­ба шла не­пре­рыв­но по всей дли­не кор­пу­са, ниж­няя - толь­ко в око­неч­но­стях. Ма­те­ри­ал кор­пу­са - ма­ло­мар­га­цон­ви­стая сталь тол­щи­ной 5-10 мм. Боль­шая часть со­еди­не­ний бы­ла кле­па­ной, стрин­ге­ры, часть верх­ней па­лу­бы и ряд дру­гих эле­мен­тов име­ли свар­ную кон­ст­рук­цию.

Вооружение

Главный калибр

Артиллерия главного калибра (ГК) у эс­минцев проекта 7У осталась такой же, что и у их предшественников: четыре 130-мм орудия Б-13-2 с длиной ствола 50 калибров, изго­товленных заводом «Большевик». Со­гласно утвержденным чертежам на над­стройках для защиты прислуги первой и четвертой артустановок должны были находиться газоотбойные козырьки, од­нако в ходе строительства от послед­них отказались, установив вместо них более легкие козырьки непосредствен­но на орудийных щитах. Бое­запас включал в себя 150 выстрелов на ствол, в перегруз (по вместимости пог­ребов) корабль мог брать до 185 вы­стрелов на ствол — то есть в сумме до 740 снарядов и зарядов. Подача бое­припасов осуществлялась вручную, до­сылка — пневмодосылателем.

Зенитное вооружение

Зенитное вооружение составляли пара 76-мм универсальных установок 34-К, пере­мещённых в корму. Был добавлен третий 45-мм полуавтомат 21-К. Таким образом, все три ма­локалиберные зенитки располагались на площадке позади первой дымовой тру­бы, ради чего пришлось пожертвовать тяжелыми 90-см прожекторами (вместо них теперь устанавливался один 60-см на фок-мачте).

Число 12,7-мм пулемё­тов ДШК увеличилось вдвое — к двум на верхнем мостике добавили еще два за срезом полубака. Однако несмотря на некоторое усиление по сравнению с предшественниками, зенитное оружие проекта 7-У продолжало оставаться крайне слабым и неудачно размещен­ным: с носовых курсовых углов корабль был практически беззащитным, а скученность всех противовоздушных средств на двух площадках делала их крайне уязвимыми.

Опыт первых месяцев войны показал, насколько опасно пренебрегать угрозой воздушных атак. Поэтому уже с июля 1941 года на эсминцах начали дополнительно монтиро­вать 37-мм автоматы 70-К на над­стройке в районе второй трубы, а затем заменять ими 45-мм 21-К.

В мае 1942 года на «Сильном» были установили два 20-мм «эрликона» и один четырёхствольный 12,7-мм пуле­мет «Виккерс» (англ.)русск..

К концу войны балтийские эсминцы («Силь­ный», «Стойкий», «Славный», «Стороже­вой», «Строгий», «Стройный») получи­ли третью 76-мм артустановку 34-К (на юте).

К 1943 году наиболее мощные в отношении средств ПВО черноморские «Способный» и «Сообразительный» име­ли на вооружении по две 76-мм пушки 34-К, по семь 37-мм автоматов 70-К, по четыре 12,7-мм пулемёта ДШК и по два спаренных 12,7-мм пулемёта «Кольт-Брау­нинг» с водяным охлаждением стволов.

Торпедное вооружение

Торпедное вооружение включало в себя два 533-мм трехтруб­ных торпедных аппарата 1-Н. В отличие от пороховых аппаратов 39-Ю, устанавли­вавшихся на кораблях проекта 7, 1-Н имел комбинированную систему стрель­бы — пороховую и пневматическую. Ско­рость вылета торпеды составляла 15 — 16 м/с (против 12 м/с у 39-Ю), что поз­волило значительно расширить секторы обстрела: эсминцы проекта 7 не могли выпускать торпеды на острых курсовых углах из-за риска, что те заденут за па­лубу. Кроме того, в кон­струкцию ТА был внесен ряд усовершен­ствований, что вдвое повысило точность его наведения на цель. Использовались 533-мм торпеты 53-38, 53-38У и 53-39. Кораблям проекта 7-У ни разу не довелось при­менить свое вполне современное торпед­ное оружие в бою.

Противолодочное вооружение

Минное и противолодочное вооруже­ние эсминцев типа «Сторожевой» прак­тически ничем не отличалось от исполь­зуемого на предшественниках. На рас­положенные на верхней палубе рельсы корабль мог принять 58 мин КБ-3, или 62 мины образца 1926 г., или 96 мин об­разца 1912 г. (в перегруз). Стандартный набор глубинных бомб — 10 больших Б-1 и 20 малых М-1. Большие бомбы хра­нились непосредственно в кормовых бомбосбрасывателях; из малых—12 в погребе и 8 — в кормовом стеллаже на юте.

Уже в ходе войны эсминцы получили по два бомбомёта БМБ-1, спо­собные стрелять бомбами Б-1 на даль­ность до 110 м.

Навигационное вооружение

Система управления огнем главного калибра — ПУС «Мина», созданная ленин­градским заводом «Электроприбор» специально для кораблей проекта 7. Ее основным элемен­том являлся центральный автомат стрель­бы ЦАС-2 — счетно-решающий прибор, который на основе поступавших с дальномерных постов данных непрерывно вы­рабатывал координаты, скорость и кур­совой угол цели, одновременно выдавая полные углы горизонтальной и вертикаль­ной наводки орудий. ЦАС-2 считался от­носительно малогабаритным аппаратом. На практике его возможнос­ти были сильно ограничены из-за низкой точности гирокомпаса «Курс», от которо­го в схему автоматически поступали дан­ные о курсе своего корабля.

Информация о цели шла в систему ПУС от дальномеров командно-дальномерного поста КДП2-4 (заводской индекс Б-12) и ночных визиров 1-Й. Система «Мина» позволяла разделять огонь носовой и кор­мовой группы артиллерии, а также вести огонь по временно скрывающейся морской цели. Кроме того, она обеспечивала стрельбу торпедных аппаратов.

На неко­торых кораблях («Способный» и «Сообразительный») дополни­тельно были установлены автокорректоры для ведения прицельного огня по берегу.

А вот приборов управления зенит­ным огнем не было. Еще в проекте 7 для обеспечения эффективной стрельбы 76-мм орудий предусматривалась установка МПУАЗО, но к моменту ввода в строй большинства эсминцев эти приборы су­ществовали лишь на бумаге. Первая сис­тема МПУАЗО «Союз-7У» была установ­лена буквально накануне войны — в июне 1941 года на черноморском эсминце «Способный». Она включала в себя до­статочно совершенный зенитный автомат стрельбы «Союз» (по принципу работы — аналог ЦАС-2, но предназначенный для огня по воздушным целям), гировертикаль «Газон» и стабилизированный визирный пост СВП-1. Хотя система действовала в одной плоскости и была малоэффектив­на в борьбе с пикирующими бомбарди­ровщиками, она значительно усилила ПВО корабля. В 1942 году «Союз-7У» (с заме­ной неудачного СВП-1 на новый СВП-29) смонтировали еще на двух эсминцах — черноморском «Свободном» и балтий­ском «Строгом». На остальных же кораблях проектов 7 и 7-У 76-мм пушки 34-К были «самоуправляемыми».

Энергетическая установка

В 1936 году Наркомат внеш­ней торговли заказал для кораблей проекта 7 у английских фирм «Метро-Виккерс» и «Парсонс» 12 комплектов главных турбозубчатых агрегатов (ГТЗА) и вспо­могательных механизмов. Такие ГТЗА имели мощность до 24 000 л. с., зато могли запус­каться в холодном состоянии, без пред­варительного подогрева, что теорети­чески уменьшало время подготовки ко­рабля к выходу в море.

В марте 1938 года полученные из Англии турбины распределили по заводам. Из восьми комплектов ГЭУ фирмы «Мет­ро-Виккерс» 7 достались ленинград­ским № 189 и № 190, а еще один отпра­вили на базу КБФ в качестве резервно­го. Четыре комплекта фирмы «Парсонс» ушли на Черное море: 3 — на николаев­ский завод № 200 и один — на базу ЧФ в Севастополь. Все импортные ГТЗА попали на ко­рабли, перезаложенные по проекту 7-У.

Пар для турбин вырабатывали 4 шатровых вертикальных водотрубных котла с боковым экраном и односторон­ним протоком газов, снабженные пет­левыми пароперегревателями. Поверх­ность нагрева каждого котла — 655 м², производительность — 80 т пара в час. Параметры пара примерно те же, что и кораблей проекта 7: давление 27,5 кг/с², температура 340 °С. Каждый ко­тел размещался в изолированном от­делении.

Одним из недостатков такой системы, можно назвать повышенный расход топлива: четыре котла по срав­нению с тремя у проекта 7. Тем более, что увеличить запасы топлива у проекта 7-У не удалось: после монтажа более гро­моздкой ГЭУ в тесном корпусе места для дополнительных цистерн уже не ос­тавалось. Запас топлива хранился в топливных танках, вмещавших 484 тонн мазута. А после укладки твердого балласта запас мазута даже пришлось немного уменьшить.

Вспо­мо­га­тель­ные уст­рой­ст­ва и сис­те­мы

Элек­три­че­ская сеть эс­мин­ца пи­та­лась по­сто­ян­ным то­ком на­пря­же­ние 110-115 В. Элек­тро­энер­гию вы­ра­ба­ты­ва­ли три тур­бо­ге­не­ра­то­ра ПСТ 30/14 мощ­но­стью по 50 кВт и два ди­зель-ге­не­ра­то­ра ПН-2Ф мощ­но­стью по 31,5 кВт. Тур­бо­ге­не­ра­то­ры рас­по­ла­га­лись в ма­шин­ных от­де­ле­ни­ях - два в но­со­вом и один в кор­мо­вом; ди­зель-ге­не­ра­то­ры - в над­строй­ке на верх­ней па­лу­бе по­за­ди ды­мо­вой тру­бы. Для се­ти пе­ре­нос­но­го ос­ве­ще­ния и бан­ни­ков кот­лов ис­поль­зо­вал­ся пе­ре­мен­ный ток, ко­то­рый вы­ра­ба­ты­ва­ли два низ­ко­вольт­ных аг­ре­га­та КПН-85 вы­ход­ной мощ­но­стью по 5 кВт. Для ава­рий­но­го ос­ве­ще­ния име­лась ак­ку­му­ля­тор­ная ба­та­рея на­пря­же­ни­ем 24 В.

Эс­мин­цы ос­на­ща­лись про­ти­во­по­жар­ной сис­те­мой с еди­ной ма­ги­ст­ра­лью и вы­во­дом тру­бо­про­во­дов на ниж­нюю па­лу­бу и над­строй­ки. Сис­те­ма об­слу­жи­ва­лась дву­мя по­жар­ны­ми на­со­са­ми про­из­во­ди­тель­но­стью по 45 т/ч и на­по­ром во­ды 16 кг/см2. На­со­сы рас­по­ла­га­лись в пер­вом ко­тель­ном и вто­ром ма­шин­ном от­де­ле­ни­ях. Так­же, име­лась мо­то­пом­па про­из­во­ди­тель­но­стью 50 т/ч, пять пе­но­ге­не­ра­тор­ных ус­та­но­вок и ин­ди­ви­ду­аль­ные ог­не­ту­ши­те­ли сис­те­мы «Ми­ни­макс». Для ту­ше­ния неф­ти ис­поль­зо­вал­ся от­дель­ный по­жар­ный па­ро­про­вод, по­да­вав­ший на­сы­щен­ный пар от кот­лов под дни­ще кот­ла и в лю­бую из то­п­лив­ных цис­терн.

По­гре­ба бое­за­па­са ос­на­ща­лись сис­те­ма­ми оро­ше­ния и за­то­п­ле­ния. Обе сис­те­мы под­клю­ча­лись к по­жар­ной ма­ги­ст­ра­ли.

Во­до­от­лив­ная сис­те­ма об­слу­жи­ва­лась мо­то­пом­пой и де­вя­тью эжек­то­ра­ми, из ко­то­рых пять име­ли про­из­во­ди­тель­ность по 80 т/ч, два - по 30 т/ч, два - по 10 т/ч.

Руль - один по­лу­ба­лан­сир­ный, ус­та­нав­ли­вал­ся в диа­мет­раль­ной плос­ко­сти. Ру­ле­вой при­вод элек­три­че­ский и руч­ной. Управ­ле­ния осу­ще­ст­в­ля­лось с ос­нов­но­го и за­пас­но­го хо­до­вых мос­ти­ков и штур­ман­ской руб­ки, ава­рий­ное - из рум­пель­но­го от­се­ка.

Якор­ное уст­рой­ст­во вклю­ча­ло в се­бя два элек­три­че­ских шпи­ля, два яко­ря Хол­ла и один кор­мо­вой сто­п-ан­кер. Мас­са ста­но­во­го яко­ря - 1 т, дли­на якор­ных це­пей - 184 м. Мас­са сто­п-ан­ке­ра - 350 кг, ско­рость вы­би­ра­ния якор­ной це­пи - 0,2 м/с.

На эс­мин­це ус­та­нав­ли­ва­лось по 2 бое­вых 90-см про­жек­то­ра МПЭ-9 и 3 45-см сиг­наль­ных.

По спе­ци­фи­ка­ции ко­рабль ос­на­щал­ся од­ним ра­бо­чим ка­те­ром и тре­мя 6-весельными яла­ми.

Гру­зо­подъ­ем­ные уст­рой­ст­ва: две ка­тер­ный шлюп­бал­ки гру­зо­подъ­ем­ность по 2 т, две яло­вые шлюп­бал­ки по 1,5 т, две па­ра­ва­н-бал­ки по 2 т, од­на мин­бал­ка - 0,6 т и од­на тра­п-бал­ка - 0,65 т..

Сред­ст­ва об­на­ру­же­ния, на­ви­га­ции и свя­зи

В хо­де вой­ны на эс­мин­цы про­ек­та 7 ус­та­нав­ли­ва­лись: анг­лий­ские РЛС ти­па 286М, 291, аме­ри­кан­ские SF-1, SL и оте­че­ст­вен­ные «Гюйс-1». На час­ти ко­раб­лей ус­та­нав­ли­ва­лись РЛС управ­ле­ния ог­нем ти­па 284.

Гид­ро­аку­сти­че­ское обо­ру­до­ва­ние со­стоя­ло из шу­мо­пе­лен­га­то­ра «Марс» и гид­ро­фо­нов под­вод­ной свя­зи «Арк­тур». В хо­де вой­ны на ко­раб­ли на­ча­ли ус­та­нав­ли­вать анг­лий­ские со­на­ры «Дракон-128с» («Ас­дик»).

Эс­мин­цы ос­на­ща­лись дву­мя оп­ти­че­ски­ми даль­но­ме­ра­ми ДМ-4, од­ним ДМ-3, зе­нит­ным ЗД-1 и дву­мя сте­рео­тру­ба­ми БСТ.

Штур­ман­ское обо­ру­до­ва­ние: ги­ро­ком­пас «Курс-1», че­ты­ре 127-мм маг­нит­ных ком­па­са ЗМИ, лаг ти­па ГО, эхо­лот, ме­ха­ни­че­ский лот ЗМИ. Ра­дио­обо­ру­до­ва­ние: пе­ре­дат­чик «Шквал-М», «Бух­та», «Бриз», прие­мо­пе­ре­дат­чик «Рейд», по два при­ем­ни­ка «Ме­тель» и «До­зор», один при­ем­ник 45-ПК-1. Имел­ся ра­дио­пе­лен­га­тор «Гра­дус-К».

Мо­ре­ход­ность и ма­нев­рен­ность

Мо­ре­ход­ность эс­мин­цев ти­па «Сто­ро­же­вой» бы­ла еще ху­же, чем у их пред­ше­ст­вен­ни­ков: сме­ще­ние в нос над­строй­ки уси­ли­ва­ло за­ры­ва­ние в вол­ну.

Ма­нев­рен­ность ос­та­лась на преж­нем уров­не и счи­та­лась впол­не удов­ле­тво­ри­тель­ной. «Спо­соб­ный» при по­ло­же­нии ру­ля в 15° на ско­ро­сти 35 уз­лов раз­во­ра­чи­вал­ся на 180° за 2 мин 10 с, на ско­ро­сти 20,5 уз­ла - за 5 мин 10 с..

История службы

В первые дни Великой Отечественной эсминец занимался постановкой оборонительных минных заграждений. Первую подобную операцию он успешно выполнил 24 июня в Ирбенском проливе. Второй выход на задание – вечером 26 июня. «Сторожевой» шел вместе с эсминцами «Стойкий», «Сердитый» и «Энгельс» со скоростью 16 узлов. В действии были котлы № 2 и № 4, остальные два на поддержке. На палубе находилось 75 якорных мин.

27 июня в 2.27 «Сторожевой» внезапно подвергся атаке пяти немецких торпедных катеров – «шнелльботов» 3-й флотилии кригсмарине. Одна из выпущенных торпед попала в левый борт корабля в район 46-58-го шпангоутов. Судя по силе взрыва, произошла детонация носовых артиллерийских погребов. Вся носовая часть эсминца до 58-го шпангоута вместе с носовой надстройкой и мачтой оторвалась и мгновенно затонула. Первое котельное отделение и передняя труба превратились в груду искореженного металла. Погиб командир корабля капитан 3 ранга И.Ф. Ломакин и еще 84 члена экипажа. Кстати, с наших эсминцев катера так и не были обнаружены: в течение долгого времени считали, будто «Сторожевой» торпедировала подводная лодка.

Кормовая часть эсминца осталась на плаву. Турбины и 3 паровых котла сохранили работоспособность. Моряки энергично включились в борьбу за живучесть корабля; появившуюся течь удалось устранить. В 16.00 «Сторожевой» (вернее, то, что от него осталось) был взят на буксир эсминцем «Энгельс», позже подошли другие суда. В несколько этапов изувеченный корабль отбуксировали сначала в Таллин, а затем – в Кронштадт. 7 июля его ввели в док Трех эсминцев, где в течение последующих месяцев срезали трубу и разрушенные металлоконструкции, заделали пробоины, подкрепили переборку на 72-м шпангоуте.

20 ноября «Сторожевой» перевели в Ленинград. Восстановление корабля в условиях блокады казалось нереальным, и он простоял в законсервированном виде до августа 1942 года. За это время эсминец получил дополнительные повреждения: 24 мая в район котельного кожуха второй трубы попал немецкий снаряд калибром 6-8 дюймов. В результате вышли из строя два котельных турбовентилятора, парокомпрессор, несколько рядов водогрейных трубок, оборудование ПЭЖ, появились пробоины в обшивке и переборках.

Но несмотря ни на что, «Сторожевой» вернулся в строй. 9 августа его перевели на завод № 189. Проект восстановления был весьма необычен. Изготовить носовую часть заново не представлялось возможным: в блокадном Ленинграде ощущалась нехватка листовой и профильной стали, отсутствовали и 130-мм орудия Б-13. Зато имелся большой задел по корпусам эсминцев проекта 30. Так возникла идея пристыковать к «Сторожевому» носовую часть от корабля другого типа.

Правда, использовать уже готовую оконечность корпуса не удалось, поэтому ее решили построить заново, но максимально используя готовые элементы и корпусные конструкции. Так, вертикальный киль, набор, настил платформы и обшивку до нижней палубы сняли с заложенного на заводе № 189 эсминца «Организованный» (С-311). С завода № 190 доставили форштевень, якорные клюзы, металлоконструкции корпуса и секции надстроек, жесткий барабан под башню Б-2ЛМ и другие элементы. Поскольку ширина корабля проекта 30 была больше, набор в районе 56-72-го шпангоутов пришлось несколько изменить, чтобы получился плавный переход от одних обводов к другим.

Носовую часть построили на малом стапеле завода № 189 за 2,5 месяца, а 9 октября 1942 года спустили на воду. В течение двух последующих недель ее пристыковали в плавучем доке к корпусу «Сторожевого». С 25 октября по май 1943 года продолжался ремонт корабля на плаву. Несмотря на массу постоянно возникавших проблем, все работы были успешно завершены, и 10 сентября, после проведения швартовых и приемных испытаний эсминец проекта 7У/30 «Сторожевой» вернулся в строй.

Вместо двух носовых орудий Б-13 корабль имел спаренную 130-мм башенную установку Б-2ЛМ (общий боезапас 744 130-мм выстрела), вместо 45-мм пушек – 6 автоматов 7-К (боезапас 9000 выстрелов); остальное вооружение (2 торпедных аппарата 1-Н, 2 76-мм орудия 34-К и 4 пулемета ДШК) осталось прежним. Дополнительно была установлена английская РЛС типа 291. Длина корпуса (наибольшая) увеличилась до 113,5 м, осадка – до 4,18; ширина не изменилась. Стандартное водоизмещение составило 1892 т, нормальное – 2046 т, полное – 2453 т. Мощность и скорость полного хода в условиях военного времени не замерялись.

Участие в боевых действиях восстановленного эсминца ограничилось обстрелами вражеских позиций под Ленинградом.

В годы войны «Сторожевым» командовали капитан 3 ранга И.Ф. Ломакин (погиб 27.6.1941), капитан-лейтенант М.П. Кузьмин (с июля по декабрь 1941 г.), капитан-лейтенант И.Я. Горовой (до декабря 1942 г.), капитан 3 ранга Э.И. Лазо (до 15.5.1943) и капитан-лейтенант (затем капитан 3 ранга) Д.Я. Самус (до конца войны)..

Ссылки

Эскадренный миноносец проекта 7У «Сторожевой»информационный сайтВикипедия

Категория: