Форум геймеров и читеров 4cheaT
Реклама:

Эскадренные миноносцы типа Battle в World of Tanks (WoT)

Поделиться с друзьями:

Эскадренные миноносцы типа Battle

Новые темы на Форуме World of Tanks
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Кто играет в World Of Tanks и сколько лет? Муха Вопросы по игре World of Tanks 4 2016-12-06 20:23
акк от танков онлайн уорент офицер 4, сколько стои... oltis1 Вопросы по игре World of Tanks 2 2016-12-06 20:08
Почему в Worlds of Tanks никто не общается в чате,... Spartan Вопросы по игре World of Tanks 1 2016-12-06 19:46
Обводка контура танка 0.9.17СТ Gocha100sm Читы World of Tanks 0.9.16 1 2016-12-06 20:06
wot у всех проблема с сервером играл меня выкинуло... Warface1212 Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-06 18:45
Дайджест, ответы разработчиков WoT.06.12.2016 BOJlOHTEP Общение танкистов 1 2016-12-06 16:12
Ошибка при запуске World of Warships alex44 Вопросы о World of Warships 0 2016-12-03 12:57
Помогите с не сложным вопросом (для меня сложно) в... vlad228228 Вопросы о World of Warships 3 2016-11-22 13:14
Перейти к: навигация, поиск

Эсминцы тип "Battle"

Armada.jpeg
Эсминцы тип "Battle"
Служба
Великобритания
Великобритания
Исторические данные
декабрь 1943 г. (первый в серии) Спущен на воду
Общие данные
2385/2468 / 3289/3361т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
115,52 / 12,2 / 3,9/15.3м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
ЭУ
Экипаж
247чел. Общая численность
20чел. Офицеры
Бронирование
Вооружение

пять 114-мм универсальных орудий (два спаренных и одно одиночное), два спаренных и два одиночных 40-мм зенитных автомата, два пятитрубных 533-мм торпедных аппарата

Однотипные корабли

Agincourt, Aisne, Alamein, Armada, Barfleur, Barrosa, Cadiz, Camperdown, Corunna, Dunkirk, Finisterre, Gabbard, Gravelines, Hogue, Jutland, Lagos, Matapan, Saintes, Sluys, Solebay, St. James, St. Kitts, Trafalgar, Vigo, Anzac, Tobruk

Эсминцы типа "Battle"- это единственный тип эсминца, созданный в Англии в годы войны с учетом ее опыта и успевший принять учас­тие в боевых действиях (правда, чисто символическое)

Общие сведения

Британские эскадренные миноносцы типа «Бэттп», первые представители своего класса в британском флоте, спроектированными в качестве кораблей ПВО . Хотя до окончания Второй мировой в строй успел вступить только головной корабль серии, а остальные пополнили Ройал Нейви уже в мирное время, участие в локальных конфликтах и многочисленные аварии сделало их службу весьма «насыщенной»

История создания

Предпосылки к созданию

Каждая война приводит к существенному, часто скачкообразному, прогрессу в развитии средств вооружённой борьбы. Во время боевых действий человечество с невиданным упорством создаёт способы уничтожения себе подобных. Войны позволяют опробовать на практике и совершенствовать оружие. Вторая мировая с этой точки зрения не стала исключением. Многие средства борьбы на земле, в небесах и на море к концу войны достигли апогея своего развития. Но путь к этой вершине оказался достаточно тернист, а боевой опыт — основа всех усовершенствований, практически всегда оплачивался большой кровью. Так, в частности, горькие уроки эвакуации Дюнкерка и боёв 1941—1942 гг. на Средиземном море и Тихом океане заставили британских моряков пересмотреть свои взгляды на зенитное вооружение эскадренных миноносцев. В результате в составе Королевского флота появились эсминцы типа «Бэттл».

Проектирование

Pic_75.jpg
Оценив степень угрозы с воздуха, все воюющие стороны бросились лихорадочно совершенствовать средства ПВО своих кораблей, широко внедряя радиолокацию, новые системы управления огнём, а также устанавливая как можно больше стволов зенитной артиллерии. Естественно, в первую очередь эти работы проводились на находящихся в строю кораблях основных классов — авианосцах, линкорах, крейсерах, эскадренных миноносцах. И если с модернизацией крупных боевых единиц всё обстояло достаточно просто, то с эсминцами довоенной постройки, ввиду ограниченности их размеров, возникли существенные трудности. Поскольку отсутствовал сколько-нибудь значительный резерв водоизмещения, для усиления ПВО пришлось резать по живому, сокращая количество артустановок главного калибра или же число торпедных аппаратов. Но, с другой стороны, эсминцы имели относительно короткий цикл от начала проектирования до завершения постройки, что позволяло рассчитывать на то, что флот получит новые корабли этого класса ещё до окончания войны, к тому же созданные с учётом опыта боевых действий.

Первым шагом в этом направлении стало появление на «флотских эсминцах» программы 1937 г., известных как тип L, новой закрытой палубной установки Мк. XX, позволявшей поднимать стволы орудий ГК на 50°. К тому же новая 50-калиберная «стодвадцатка» Мк. ХI (до этого ЭМ вооружались незначительно отличающимися между собой пушками Мк. IХ — серии А и В; Мк. IХ* — С, О, Е, Р и О; Мк. IХ** — на типах Н и I; и Мк. ХII для всех серий, начиная с «трайблов») обладала улучшенной баллистикой и имела 28,15-кг снаряд (на предыдущих моделях использовался боеприпас массой 22,7 кг). Точно такими же установками планировалось вооружить и следующую серию эскадренных миноносцев программы 1939 г. (тип М).

Однако новая артсистема, с точки зрения ПВО, всё равно обладала недостаточными возможностями, поэтому в Адмиралтействе всерьёз рассматривали вопрос о проектировании «флотских эсминцев» с шестью 133-мм универсальными пушками в двухорудийных облегчённых башнях, 40-узловой скоростью, водоизмещением больше 3500 т. Однако стоимость и сроки постройки таких «монстриков» сочли неприемлемыми, и от этой идеи быстро отказались. И без того возросшие размеры и сложность ЭМ типов L и М вызывали в правящих кругах большое неудовольствие. Времена, когда Великобритания позволяла себе тратить на флот столько, сколько требовали моряки, безвозвратно ушли в прошлое с окончанием Первой мировой войны.

Через полтора месяца главный кораблестроитель представил три эскизных проекта. Первый вариант предусматривал установку четырёх 120-мм универсальных АУ с углом возвышения 80°. Комплект МЗА состоял из четырёх спаренных «бофорсов» и восьми «эрликонов». Силовая установка, позаимствованная у эсминцев серии L, согласно расчётам, обеспечивала максимальную скорость 32,5 — 36,5 уз. (в зависимости от загрузки корабля). Стандартное водоизмещение оценивалось в 2250 т, а стоимость постройки — в 840 000 фн. ст. Экипаж насчитывал 270 человек.

При разработке второго варианта исходили из требования уменьшить водоизмещение. Для этого сократили состав МЗА — ведь спаренный «бофорс» весил столько же, сколько 120-мм одноорудийная артустановка. Кроме того, для размещения зениток, даже «эрликонов», требуется место на палубе, а для их обслуживания — орудийный расчёт, что влекло за собой увеличение мест в кубриках, запасов продовольствия и воды, боеприпасов и т. д. Всё это, опять-таки, вело к увеличению размеров и водоизмещения корабля. Благодаря отказу от двух спаренных «бофорсов» и трёх «эрликонов» стандартное водоизмещение удалось сократить до 2000 т, а экипаж — до 240 человек. Силовую установку в этом случае планировалось взять от эсминцев типа «Трайбл», она должна была обеспечить скорость в 32 — 36,25 уз. Стоимость каждой единицы оценивалась в 750 000 фн. ст.

Третий вариант предусматривал более сильное вооружение, состоящее из трёх новых 120-мм спаренных полубашенных артустановок и такого же комплекта МЗА, как и на проекте «А». При сохранении ЭУ от эсминцев типа L, за счёт возросшего по сравнению с проработкой «А» водоизмещения, максимальная скорость уменьшалась примерно на 1,5 — 2 уз. Расчётная численность экипажа составляла 260 человек, а стоимость корабля — 890 000 фн. ст. Вариант «С» признали вполне удовлетворительным, но от главного кораблестроителя потребовали уменьшить водоизмещение. Так появился проект «С1», в котором благодаря полному отказу от «бофорсов» (оставили лишь «эрликоны») удалось сэкономить 175 т водоизмещения.

А в результате учёта мнения строевых офицеров, служивших на эсминцах (в частности, кэптена лорда Луиса Маунтбеттена), появилось ещё два эскизных проекта, обозначенных «М» и «М1». Большинство офицеров, по вполне понятным причинам (универсальная пушка всегда является компромиссом и уступает по своим характеристикам специализированным артсистемам), высказалось за сохранение на эскадренных миноносцах двух калибров — главного 120-мм и зенитного 102-мм, но при этом они требовали сосредоточить все установки ГК в носовой части, а зенитки — в кормовой. Оба варианта предусматривали установку двух 120-мм и одной 102-мм спаренных АУ и двух торпедных аппаратов, а отличались комплектом орудий МЗА: для варианта «М» — две спарки «бофорсов» и шесть «эрликонов», для «М1» — только восемь «эрликонов». Касательно конструкции корпуса, также было учтено мнение Маунтбеттена, считавшего обводы эсминцев серии и в сочетании с носовой частью «Трайбла» и несколько увеличенной шириной наиболее удачным решением.

11 июля 1941 г. состоялось совещание, в ходе которого были рассмотрены все шесть эскизных проектов. Его итогом стала выработка требований к «эсминцу программы 1942 г., вооружённому универсальной артиллерией». На их основе разработали эскизный вариант «N», утверждённый в августе 1941 г. и ставший базовым для рабочего проектирования. Расположение вооружения на новом корабле повторяло концепцию, воплощённую в линкорах «Нельсон» и «Родней», в соответствии с которой все орудия главного калибра сосредоточивались в носовой части. Специалисты британского Адмиралтейства посчитали, что в условиях современного боя эсминец применяет кормовые орудия крайне редко. Таким образом, артиллерийское вооружение новых кораблей должно было состоять из двух двухорудийных 120-мм башенных установок главного калибра с углом возвышения 80° на полубаке, четырёх спаренных 40-мм «бофорсов» на юте и шести 20-мм «эрликонов».

Противолодочное вооружение включало два бомбомёта и такое же количество бомбосбрасывателей. Новый ЭМ нёс мощное торпедное вооружение из двух четырёхтрубных 533-мм ТА. В правильности последнего решения британские флотские специалисты ещё больше укрепились с началом войны на Тихом океане, где в сражениях надводных кораблей для достижения победы торпеды играли куда большую роль, чем на Атлантике.

4 октября 1941 г. проект «эсминца программы 1942 г., вооружённого универсальной артиллерией», был представлен на совещании в Совете Адмиралтейства. В ходе дискуссии едва не возникла идея о кардинальном пересмотре проекта. Виной тому стала позиция Первого лорда Адмиралтейства A.B. Александера, направившего 14 октября У. Черчиллю меморандум, в котором обосновывалась необходимость вооружения новых кораблей не двумя, а тремя спаренными артустановками главного калибра. В результате в середине ноября появились два новых эскизных проекта — «О» и «Р1», соответствовавшие этому требованию. Но главный кораблестроитель сумел отстоять вариант «N», сославшись на то, что рабочее проектирование зашло достаточно далеко, и столь существенные коррективы вызовут неминуемую и крайне нежелательную задержку работ. Для полноты картины отметим, что в августе 1942 г. попытались ещё раз вернуться к вооружению из трёх спаренных артустановок главного калибра. Её инициатором выступил Комитет перспективного строительства, по указанию которого главный кораблестроитель флота подготовил два новых эскизных проекта — «ВА» и «ВС» — стандартным водоизмещением 2750 и 3250 т соответственно. Первый из них предусматривал применение палубных артустановок главного калибра с углом возвышения 55°, второй — башенных, с углом возвышения 80°. Оба они на тот момент были отклонены. Однако впоследствии проекты эсминцев с тремя артустановками главного калибра послужили основой для разработки кораблей типа «Дэринг».

Постройка и испытания

Копия_чертежа_эсминцы_типа_Battle.jpg

21 апреля 1942 г. на рассмотрение военного кабинета представили окончательный вариант кораблестроительной программы 1942 г. Согласно этому документу предусматривалась постройка 42 эсминцев — 16 нового типа и 26 переходного (из них два в варианте минных заградителей). Стоимость постройки «флотских ЭМ» определялась в 13,6 млн фн. ст., то есть один корабль обходился казне в 850 тысяч. Предложенные цифры не вызвали возражений, и после того, как «добро» дало Казначейство, 27 апреля 1942 г. на очередном заседании военного кабинета программу утвердили.

В тот же день Адмиралтейство подписало контракты на постройку 10 кораблей, а 12 августа того же года — ещё восьми. В число последних вошли две единицы из первого заказа. Первоначально их предполагалось строить на верфи «Дж. С. Уайт», но в результате её повреждения бомбардировками буквально через несколько дней после выдачи заказа, корабли передали другому предприятию — верфи «Кэммэл Лэйрд». Этого должно было хватить для укомплектования двух восьмикорабельных флотилий. С названиями определились не сразу — в мае 1942 г. Комитет по наименованию кораблей решил, что первые четыре эсминца получат имена адмиралов — «Харман», «Холмс», «Хоуст» и «Лоусон». Для остальной же дюжины выбрали названия, начинающиеся с букв «А» и «В», причем часть из них носили эсминцы постройки 1930—1931 гг., погибшие в начале Второй мировой войны: «Акаста», «Ачерон», «Акорн», «Ардент», «Аррогант», «Аттентив», «Василиск», «Беар», «Бланш», «Блэйз», «Брэйзен» и «Бриск». Но в июле, дабы подчеркнуть принципиальное отличие новых кораблей от единиц «алфавитных» серий, им присвоили оригинальные имена — как ранее эсминцам типа «Трайбл». Названия выбрали в честь примечательных в истории Британии битв — так родился тип «Бэттл».

Серия, строившаяся в соответствии с первоначальным проектом, получила условное обозначение «образец 1942 г.» или же «ранний Бэттл». Строительство вели четыре верфи — «Хауторн Лесли» и «Суон Хантер» в Тайне (соответственно, три и четыре единицы), «Фэйрфилд» в Глазго (пять кораблей) и «Кэммэл Лэйрд» в Биркенхеде (четыре). Первую четвёрку заложили в октябре — декабре 1942 г., ещё 11 корпусов — в 1943-м, а последний — эсминец «Гэббард» — лишь в феврале 1944-го. «Барфлёр» вошёл в боевой состав флота в сентябре 1944 г. В июне — июле следующего года в строй вступили ещё четыре корабля («Кампердаун», «Армада», «Трафальгар» и «Хог»), остальные же пополнили Ройал Нейви уже после окончания Второй мировой войны. Последние два — «Гэббард» и «Виго» — были готовы только в декабре 1946 г. Срок постройки кораблей существенно увеличился по сравнению с предполагаемыми 18 — 21 месяцами: для головного эсминца он составил 23 месяца от момента закладки, для большинства же единиц серии потребовалось 30 — 34 месяца. Рекордсменами оказались «Сейнтс» и «Виго» — моряки получили их спустя 39 месяцев после установки на стапелях первых конструкций. Причин тому было несколько. В частности, развёртывание в конце 1943 г. крупномасштабной программы строительства десантных кораблей типа LST(3) привело к отставанию от графика работ на девяти ЭМ типа «Бэттл» сроком от одного до семи месяцев. Но главной проблемой для подрядчиков стало несвоевременное получение артиллерийских директоров Mk.VI, без которых достройка эсминцев вообще не имела смысла. Изготовлявший их завод «Крейфорд» концерна «Виккерс» выполнял свои обязательства с опозданием от семи до 14 месяцев!

Интересно, что хотя корабли «образца 1942 г.» заказали в количестве, достаточном для комплектования двух флотилий, в качестве лидеров были оборудованы целых шесть кораблей — «Армада», «Барфлёр», «Сент Джеймс», «Сейнтс», «Солебей» и «Трафальгар».

В проект «образца 1943 г.», или же "позднего «Бэттла», внесли некоторые изменения. Незначительно увеличилась ширина корпуса, несколько возросло водоизмещение. Ввели модернизированные установки главного калибра Mk.IV*. На месте 102-мм орудия смонтировали 114-мм одноствольную зенитку Mk.IV на станке Mk.V*, для усиления ПВО на кормовых курсовых углах. Изменили и состав МЗА. Усилили и торпедное вооружение, установив вместо четырёхтрубных торпедных аппаратов пятитрубные. Намучившись с отечественными производителями систем управления артиллерийским огнём, для "поздних «бэттлов» заказали американские артиллерийские директоры Мк37.

В марте — июне 1943 г. подписали контракты на постройку 24 кораблей «образца 1943 г.», а для двух зарезервировали бортовые номера и названия. Последняя пара проектировалась как удлинённый на 3 м и уширенный на 0,75 м вариант "позднего «Бэттла». За счёт увеличения размеров предполагалось усилить вооружение, разместив на юте третью башню Mk.VI*. Заказы 1943 г. разместили на семи верфях, в том числе на четырёх, уже имевших опыт строительства «бэттлов» первой серии: «Хауторн Лесли» (пять единиц), «Суон Хантер» (три), «Фэйрфилд» (три) и «Кэммэл Лэйрд» (шесть). К ним присоединились «Александер Стефенс» в Говане, получившая заказ на три корабля, «Джон Браун» — на четыре, а также «Виккерс Армстронг» в Тайне — на два. Окончание войны существенно откорректировало эти планы. Из 26 единиц типа «Бэттл», заказанных в 1943 г., в строй вошли лишь восемь: первый («Дюнкерк») — в ноябре 1946 г., шесть единиц — в течение 1947 г., а последний («Аламейн») — в мае 1948-го. Ровно половину из вступивших в строй кораблей («Эджинкурт», «Аламейн», «Корунья» и «Ютланд») оборудовали в качестве лидеров. Сроки постройки оказались ещё большими, чем у представителей первой серии. «Дюнкерк» и «Ютланд» строились примерно по 29 месяцев, остальные от 37 до 50 месяцев («рекордсменом» стал «Аламейн»). Достройку остальных единиц «образца 1943 г.» отменили 15 октября 1945 г. Семь из них разобрали на стапелях, пять сдали на слом вскоре после спуска на воду. Корпуса четырёх («Альбуера», «Ютланд», «Намюр» и «Одернаде»), спущенные на воду в июне — ноябре 1945 г., законсервировали с целью достройки в более отдалённой перспективе. В апреле — июне велись безуспешные переговоры с правительством Нидерландов о достройке этих эсминцев для голландского флота. Впоследствии их предложили норвежцам, но те предпочли меньшие корабли серии СR. В конечном итоге, и эти четыре «бэттла» сдали на слом. Два последних корабля увеличенных размеров — «Вимера» и «Ипр» — перезаказали как корабли нового типа «Дэринг», получившие соответственно имена «Данае» и «Дилайт» (впрочем, первый из них так и не достроили).

Описание конструкции

Корпус

Battle-class.jpg

Единственным существенным отличием корпуса нового «флотского эсминца» от предыдущих типов стала транцевая корма. Носовую же оконечность сделали по образцу эсминцев типа «Трайбл» с умеренным развалом шпангоутов и наклонным форштевнем. Палуба полубака, который простирался на 2/5 длины корпуса, имела небольшой подъём к носу для повышения мореходности. Высота надводного борта у форштевня составляла 6,61 м, на миделе — 2,23 м. Корпус для уменьшения массы набирался по продольной системе. Сварка использовалась очень ограниченно и только для соединения второстепенных конструкций. Поэтому корпус оказался достаточно тяжёлым — 1157 т. Вертикальный киль набирался из сплошных стальных листов и был водонепроницаемым на всём своём протяжении. В носу он соединялся с форштевнем, который представлял собой цельнолитую деталь сложной формы. Вертикальный киль при помощи угольников скреплялся с внутренним горизонтальным килем. Последний состоял из листовой стали толщиной 15,9 мм в корме и средней части корпуса и от 8,9 до 10,8 мм в районе носовой оконечности. К внутреннему килю заклёпками присоединялся шпунтовый пояс внешней обшивки. Его толщина также составляла 15,9 мм в корме и средней части корпуса и уменьшалась до 8,9 мм в носу. Продольную прочность, помимо вертикального киля, обеспечивали 14 днищевых, 21 подпалубный и 18 бортовых стрингеров. Причём, если последние выполнялись из П-образного профиля (коробчатой стали), то остальные — из листовой стали, усиленной угольниками. Исключение составляли только днищевые стрингеры вне двойного дна, где их изготовляли также из коробчатой стали. С вертикальным килем при помощи угольников соединялись 110 шпангоутов (ещё 12 крепились на форштевне). Нумеровались они от носа в корму, причём за нулевой принимался шпангоут носового перпендикуляра. Величина шпации на всём протяжении корпуса была переменной и варьировалась исходя из удобства монтажа оборудования внутри отсеков в пределах от 0,53 м до 1,63 м. На протяжении двойного дна (высота междудонного пространства — 0,61 м), которое простиралось только под отсеками, занятыми ЭУ (от 58-го до 91-го шп.), шпангоуты выполнялись из листовой стали и угольников, а в оконечностях из П-образного профиля. Корпус делился 15 главными поперечными водонепроницаемыми переборками (на 6, 11, 30, 42, 49, 54, 58, 65, 72, 80, 85, 91, 97, 101-м и 107-м шп.) на 16 отсеков. При затоплении двух любых из них корабль должен был оставаться на плаву.

Внешняя обшивка состояла для каждого борта из девяти поясов. В подводной части они собирались внахлёст, а в надводной — встык. Обозначались они латинскими буквами от А до J. Их толщина плавно уменьшалась от пояса А к Е. Первый из них собирался из 7,6-мм листов в носу, 15,2-мм — в середине и 14,0-мм — в корме, второй — из 5,7-мм, 7,6-мм и 6,4-мм соответственно. Пояс G был ширстрековым и имел увеличенную толщину — 11,4 мм в корме и 12,7 в средней части. На протяжении же полубака он набирался из 5,7-мм и 7,6-мм стальных листов.

Новые эсминцы, как и их предшественники, имели всего две непрерывные палубы — верхнюю (главную) и полубака. Их покрывали составом «Семтекс», подобным цементу, который делал стальной настил менее скользким. Исключение составлял лишь участок главной палубы под полубаком, где, как и во всех внутренних жилых помещениях, настилался линолеум. Естественным цветом «Семтекса» был серый, но, как правило, его красили. При этом цвет не регламентировался, а оставался на усмотрение командира корабля. Некоторые «бэттлы» имели палубу, окрашенную в тёмно-синий цвет, но большинство — в разные оттенки зелёного. Позже от применения «Семтекса» отказались, и краску наносили прямо на стальную настилку. Ниже верхней палубы проходили кормовая и носовая водонепроницаемые трюмные платформы, которые вместе с дополнительными продольными и поперечными переборками подразделяли внутренний объём корпуса на более мелкие отсеки.

Эсминцы получили достаточно компактную двухъярусную носовую надстройку с открытым мостиком, с которого осуществлялось управление кораблём и применением его оружия и технических средств. Чтобы не ограничивать углы обстрела зенитных автоматов, на «бэттлах» предусматривалась установка только фок-мачты. По проекту она была треногой, но уже в ходе постройки, чтобы расширить полезную площадь для размещения радиолокаторов её сделали решётчатой.

Бронирование

HMAS_Australia_—_крейсер_британской.jpg

«Бэттлы» решили снабдить местной конструктивной защитой от бортового оружия самолётов. Предполагалось обшить лёгким противопульным бронированием наиболее важные, с точки зрения применения зенитного вооружения, посты. Всего на это отводилась 21 т водоизмещения. В первую очередь местное бронирование получили погреба боезапаса. Оно представляло собой два слоя 6,35-мм листов из стали повышенного сопротивления, положенных прямо на наружную обшивку вдоль ватерлинии в районе погребов. Толщину палубного настила в этом месте также увеличили с 3,81 мм до 6,35 мм. Установки ГК прикрывались 12,7-мм щитами, а поданные трубы обшили 9,53-мм листами. Противопульное бронирование такой же толщины получил и мостик носовой надстройки, вместо обычно применявшейся на эсминцах обшивки в 6,35 мм. Дополнительными 6,35-мм листами защитили систему управления огнем ГК и помещения, где располагались радиорубка и аппаратура РЛС. Помимо этого в бронированные кожухи такой же толщины поместили кабельтрассы, подводящие питание к РЛС и СУО ГК.

Энергетическая установка и ходовые качества

Двухвальная,_паротурбинная.jpg

Двухвальная паротурбинная силовая установка общей массой 655 т размещалась в четырёх отсеках по линейной схеме. В первых двух — котельных смонтировали по одному трёхколлекторному котлу Адмиралтейского типа и обеспечивающее их работу оборудование. Котлы отличались относительно низкими параметрами пара: температура — 330° С и давление — 27,1 атм. (для сравнения: котлы американских «гирингов» обеспечивали температуру 427° С и давление 38,5 атм., а параметры германских котлов были ещё выше). Носовое КО располагалось между 58-м и 65-м шпангоутами, кормовое — 65-м и 72-м. Дымоходы обоих котлов свели в одну широкую дымовую трубу. Запас котельной воды в 46 т хранился в бортовой цистерне правого борта в первом КО. Две турбины «Парсонса» установили в общем турбинном отделении, занимавшем пространство от 72-го до 80-го шпангоута. Вращение от них через одноступенчатые понижающие редукторы, вынесенные в специальный водонепроницаемый отсек (шп. 80 — 85), посредством валов передавалось на гребные винты, которые и сообщали кораблю движение. Последние изготавливались из марганцевой бронзы и имели диаметр 3,5 м и шаг 4,2 м. Максимальная мощность турбин достигала 50 000 л.с. на 300 об/мин. Однако большинство кораблей на ходовых испытаниях перекрыли контрактные обязательства. Так, силовая установка «Кампердауна» развила 52 700 л.с., «Трафальгара» — 51 918 л.с., а «Барфлёра» — 51 065 л.с. Рекордсменом по скорости оказался «Виго», развивший на испытаниях 33,5 уз., остальные корабли показали на пару десятых, а то и на целый узел меньше. Корабли «образца 1943 г.» показали примерно такие же результаты. Проектантам не удалось обеспечить одно из главных требований, предъявлявшихся к «бэттлам» ввиду перспектив их применения на Тихоокеанском ТВД, — большую дальность плавания. При запасе топлива 778 т эсминцы этого типа могли преодолеть 4400 миль со скоростью 12 уз. Даже эсминцы типов L и М, проектировавшиеся с прицелом на Средиземноморский ТВД, при меньшем запасе топлива (567 т) имели гораздо большую дальность плавания (5500 миль) и крейсерскую скорость (15 уз.). Нормативный расход топлива на полном ходу составлял 17,5 т/ч, расход воды варьировался от 1,25 до 3 т. Замеры, проведённые во время ходовых испытаний «Кампердауна» в июне 1945 г., показали следующий часовой расход топлива: 2,82 т — на скорости 16,36 уз., 5,4 т — на 22,75 уз., 9,5 т — на 27 уз., 15,5 т — на 30,5 уз. и 19,4 т — при полной мощности и скорости 32,65 уз. На кораблях «образца 1943 г.» часовой расход топлива оказался больше — в среднем 18,5 т на полной мощности, а для «Барросы» даже 20,25 т. Расход воды варьировался в широких пределах — от 1,43 т/ч у «Ютланда» до 6,36 т/ч у «Эджинкурта».

Вспомогательное оборудование

Успокоители_качки.jpg

Для того чтобы волнение моря как можно меньше влияло на способность артиллерии вести огонь по воздушным целям, проектом предусматривалось применение успокоителей качки разработки фирмы «Денни бразерс», подобных тем, что стояли на эскортных ЭМ типа «Хант». Согласно расчётам они обеспечивали гашение бортовой качки до 25° при скорости хода 20 уз. Воплощенные в металле успокоители оказались чрезвычайно тяжёлыми. Исходя из этого, контролёр Адмиралтейства принял решение установить их для сравнительных испытаний лишь на «Кампердаун» и «Финистерре», а на остальных кораблях высвободившиеся объёмы корпуса использовать для размещения дополнительных 60 т топлива.

В остальном же вспомогательное оборудование «бэттлов» постарались максимально унифицировать с таковым на эсминцах предыдущих серий. Самых больших переделок, относительно ЭМ типа L и М потребовала электросеть корабля из-за возросшего числа потребителей энергии, особенно средств управления оружием и радиосвязи. На «бэттлах» установили два турбогенератора мощностью по 200 кВт каждый и три дизель-генератора по 100 кВт, что давало в сумме 700 кВт, тогда как на эсминцах типа L эта величина равнялась всего 460 кВт. Общая масса генераторов составляла 30 т. Для светосигнализации и освещения объектов в тёмное время суток служили один боевой — диаметром 36 дюймов (90 см, на мостике средней надстройки) и четыре сигнальных прожектора, по два 10- и 20-дюймовых (на носовой надстройке).

Экипаж и обитаемость

Экипаж_Королевские_военно-морские_силы_.jpg

Согласно проекту экипаж на кораблях «образца 1942 г.» насчитывал 247 человек (из них 20 офицеров) по штату мирного времени (286 — на лидере) и 308 — военного; ЭМ «образца 1943 г.» — 281 и 306 человек соответственно. В 1945 г. численность экипажа «бэттлов» составляла 292 человека. Служившие на этих кораблях моряки отмечали относительно неплохое качество отделки жилых помещений и применение яркой цветовой гаммы вместо «приевшихся» серого, белого и чёрного цветов. Вместе с тем кубрики и каюты оказались загромождены всевозможным оборудованием и трубопроводами, душевые были тесными, а прачечные и сушилки для одежды вообще отсутствовали. Но можно ли ожидать большего комфорта на относительно небольших эсминцах?

Система кондиционирования воздуха на «бэттлах» изначально не предусматривалась, хотя считалась крайне необходимой для службы в тропических широтах. Некоторые корабли получили её во время ремонтов. Первым стал «Кампердаун», на котором систему кондиционирования смонтировали в Сиднее в декабре 1945 г. Она позволяла снизить температуру воздуха в жилых помещениях на 10° С. Большинство же других ЭМ типа «Бэттл» получили кондиционеры лишь в начале 1950-х гг.

Манёвренность, остойчивость и мореходность Полный цикл ходовых испытаний, пройденный «Кампердауном» в июне 1945 г., дал следующие результаты: диаметр циркуляции — 665 ярдов (608 м) на скорости 32,5 уз., 490 ярдов (448 м) — на 25 уз. До полной остановки с «самого полного вперёд» при работе обеих турбин на задний ход эсминцам требовалось чуть более 90 с. Рекордсменом по этому показателю стал ЭМ «Виго», сумевший уложиться ровно в 90 с. В рапортах офицеров, служивших на «бэттлах», отмечалась хорошая остойчивость и отсутствие вибрации корпуса. При полном водоизмещении в 3291 т закат диаграммы остойчивости происходил на углах более 90°, а максимальный восстанавливающий момент при крене в 44°. Для стандартного водоизмещения (2385 т) эти показатели оказались куда скромнее — 65° и 33° соответственно. Несмотря на достаточно большую для эсминцев метацентрическую высоту — 1,09 м в полном грузу и 0,84 м при стандартном водоизмещении качка оказалась достаточно плавной. Её период составлял 10—10,5 с при ходе в 25 уз. и силе ветра 6—7 баллов

Вооружение

Главный калибр

Mk.IV_со_114-мм_пушками_Mk.III.jpg

Основу артиллерийского вооружения эсминцев типа «Бэттл» составляли две двухорудийные башни Mk.IV со 114-мм пушками Mk.III с длиной ствола 45 калибров. Тело орудия максимальной длиной 5,38 м весило 2814 кг. Масса башенной артустановки Mk.IV в сборе — 46 т. Угол вертикальной наводки от −5° до +80° позволял достаточно эффективно вести огонь как по морским, так и по воздушным целям. Благодаря внедрению полуавтоматического режима огня расчёт, находящийся внутри боевого отделения, удалось сократить до четырёх человек — командира башни, наводчика и двух заряжающих. Заряд пороха SC122 5,01 кг разгонял снаряд массой 24,95 кг до начальной скорости 747 м/с. Максимальная дальность стрельбы составляла 18 975 м при угле возвышения 45°, досягаемость по высоте — 12 495 м (80°). Техническая скорострельность артустановки достигала 40 выстр./мин. Живучесть ствола — 650 выстрелов, что оказалось существенно меньше, чем у 120-миллиметровок, применявшихся на эсминцах других типов (800—1050 выстрелов в зависимости от марки орудия).

Управление огнём обеспечивала централизованная система Mk.VI HA/LA, но на случай выхода её из строя каждая башня оборудовалась дальномером MRS-3. Снаряды и гильзы подавались через центральную шахту цепными элеваторами. Каждое орудие имело по отдельному подъёмнику для зарядов и снарядов. Башню снабдили также устройством удаления стреляных гильз в специальный отсек в междупалубном пространстве. Имелось также устройство удаления стреляных гильз в специальный отсек в междупалубном пространстве. Штатный боекомплект главного калибра корабля составлял 1200 снарядов — 480 полубронебойных и 720 осколочно-фугасных. Эсминцы типа «Бэттл» стали единственными кораблями, на которых применялись 114-мм башенные установки Mk.IV. На эсминце «Сейнтс», вступившем в строй в сентябре 1946 г., артустановку ГК в позиции В заменили опытным образцом башни Mk.VI (усовершенствованным вариантом Mk.IV). После успешных испытаний серийные Mk.VI монтировались на австралийских «бэттлах» и «дэрингах», а впоследствии нашли широкое применение на кораблях Королевского флота и выпускались до начала 1970-х гг. Английские же «бэттлы» второй серии вооружались несколько усовершенствованными башнями главного калибра Mk.IV*.

Вспомогательная/зенитная артиллерия

QF-40-mm-Mark-IV.jpg

Состав малокалиберной зенитной артиллерии несколько отличался на кораблях разных серий. Корабли «образца 1942 г.», согласно проекту, несли четыре спаренные стабилизированные установки 40-мм «бофорсов» — «Хаземайер» Mk.IV — по две на средней и кормовой надстройках. Такие весили около 7 т и имели угол вертикальной наводки от −10° до +90°. Практическая скорострельность составляла 120 выстр./мин на ствол. Приводы наведения были электрическими, а управление огнём обеспечивалось радаром типа 282. Подобные артустановки, разработанные на базе голландского образца, получили широкое распространение на британских эсминцах военной постройки, начиная с серии S.

«Бофорсы» дополнялись 20-мм автоматами «эрликон», расположение и количество которых на отдельных кораблях могло несколько варьироваться. Проектом предусматривалось наличие двух одиночных установок Мк. VIIА и двух спаренных Mk.V. Одноствольные «эрликоны» монтировались на крыльях мостика, одна из спарок — на носовой надстройке сразу за второй башней главного калибра, вторая — на верхней палубе у кормовой оконечности между бомбосбрасывателями. Если одноствольная артустановка наводилась вручную, то спарка имела силовые (гидравлические) приводы наведения. При этом первые шесть кораблей поначалу вместо «эрликонов» получили по два «антикварных» 40-мм «пом-пома» Мк. ХV или Мк. ХVI на крыльях мостика (правда, на современных станках от спаренных «эрликонов»). Весил такой «гибрид» немного — около 1 т, но скорострельность была явно низкой — всего 115 выстр./мин. Штатный боекомплект МЗА составлял 1440 снарядов на ствол для «бофорсов» и 2440 на ствол — для «эрликонов». Начиная с пятого корабля серии вместо 102-мм зенитки устанавливался ещё один 40-мм автомат — одноствольный Мк. ХVII. Такая артустановка была довольно компактной, весила около 1,5 т, но при этом имела гидравлические приводы наведения. Угол вертикальной наводки составлял от −5° до +90°. Для обеспечения боевой работы в случае отказа централизованной гидросистемы, АУ снабжалась аварийным ручным гидравлическим насосом. К началу 1950-х гг. «эрликоны», как уже не соответствовавшие требованиям, демонтировали, заменив всё теми же 40-мм автоматами Мк. VII. Дополнительно эсминцы получили по три такие установки — на крыльях мостика и за второй башней главного калибра, от кормовой же спарки «эрликонов» отказались вовсе. Таким образом, в окончательном варианте "ранние «Бэттлы» несли дюжину стволов калибра 40 мм — четыре спаренные и четыре одноорудийные установки.

В декабре 1945 г. было принято решение на шести строящихся кораблях «образца 1942 г.» («Сейнтс», «Сент Джеймс», «Виго», «Слюйс», «Гэббард» и «Кадис») вместо четырёх артустановок «Хаземайер» поставить две 40-мм спарки SТААG Mk.II . При этом «Сейнтс» вступил в строй без них, получив это оружие позже. «Слюйс» с самого начала не нёс «эрликонов» — вместо них установили шесть 40-мм одностволок Мк. VII — одну за второй башней ГК, две на крыльях мостика, две на средней надстройке и одну на квартердеке. «Финистерре» также не имел «эрликонов», но взамен он получил только четыре 40-мм «бофорса», дополненных парой «пом-помов». «Армада» вступила в строй, имея, кроме «хаземайеров», лишь два «пом-пома» и пару одноствольных «эрликонов».

На кораблях второй серии «эрликоны» не устанавливались. Количество стволов «бофорсов» соответствовало первому варианту «образца 1942 г.» — восемь, но вот расположение стало несколько иным. На крыльях мостика располагались две одноствольные установки Мк. VII, на средней надстройке — спаренная артустановка Мк. V и, наконец, на кормовой надстройке — две спарки SТААG Mk.II. Таким образом, на одном корабле имелось сразу три типа артустановок одинакового калибра. С одностволками всё понятно — иные системы калибра 40 мм, кроме компактной Мк. VII, на крыльях мостика попросту не уместились бы. Установки SТААG Mk.II считались более «продвинутыми» — каждая из них оборудовалась индивидуальной системой управления огнём на основе радара типа 262 и автономной системой электроснабжения. Но за это пришлось заплатить массой, возросшей до 17,5 т, и усложнением конструкции АУ. А это повлекло трудности с их производством — промышленность просто не успевала их выпускать в нужном количестве. К тому же англичане не были до конца уверены, что SТААG Мk.II достаточно надёжен, поскольку расположение чувствительных приборов управления огнём непосредственно на артустановке, подверженной сильным вибрациям, приводило к частым отказам. Поэтому и пришлось устанавливать ещё и спарку Мк. V. Однако нет худа без добра — лишённая системы стабилизации и целеуказания по данным центральной СУО (Мк. V была спроектирована на основе американского образца Мк. I), она оказалась гораздо более простой и надёжной, чем «стаги» и «хаземаеры». К тому же и весила Мк. V всего 6,5 т, что заметно снижало верхний вес. Боекомплект «бофорсов» на эсминцах «образца 1943 г.» — 1400 снарядов на ствол.

Минно-торпедное вооружение

Torpedo_Mark_V.jpg

Торпедное вооружение кораблей первой серии состояло из двух четырёхтрубных 533-мм торпедных аппаратов, размещённых в диаметральной плоскости за дымовой трубой. Эсминцы второй серии получили по два пятитрубных ТА.Управление торпедной стрельбой осуществлялось с помощью прицела ТSD Mk.III, на единицах более поздней постройки заменённым на ТSD Mk.III.

Противолодочное вооружение «бэттлов» в исходном варианте по английским меркам считалось довольно слабым. Оно состояло из четырёх штоковых бомбомётов на квартердеке и двух бомбосбрасывателей. В боекомплект входило 60 глубинных бомб. Всего на вооружение, включая систему стабилизации, отводилось 367 т.

Средства связи, обнаружения, вспомогательное оборудование

RADAR_BR_Type_293_Antenna.jpg

Для обнаружения надводных и воздушных целей предназначался радар типа 293, для дальнего обнаружения воздушных целей — РЛС типа 291. Для управления огнём ГК служила довольно «продвинутая» СУО Mk.VI HA/LA. Основные её элементы размещались в массивной (около 7 т) стабилизированной в двух плоскостях «башне» с электроприводом, размещённой наверху носовой надстройки (правда, система стабилизации работала эффективно лишь при волнении, не превышающем 3—4 балла). Ещё примерно 3 т приходилось на оборудование СУО, смонтированное в надстройке. Основу системы составлял радар управления огнём типа 275, его антенны располагались по бокам «башни» (правая — передающая, левая — приёмная). Информация от РЛС выводилась на монитор оператора, рабочее место которого находилось в башне. Резервным средством сбора информации о целях служил дальномер UL Mk.II (при модернизации он часто вообще демонтировался). На передней стенке башни СУО размещались антенны устройства опознавания «свой — чужой» (корабль имел ещё один комплект устройства «свой — чужой» — так сказать, общекорабельный). Кроме того, в состав СУО входили два артиллерийских вычислителя Mk.I и Mk.II. Корабли «образца 1943 г.» оборудовались американским аналогом системы Mk.VI — системой Мк37. Визуально башни английской и американской СУО легко различались по размещению антенн РЛС — у Мк37 они находились над башней. СУО Мк37, кроме «бэттлов» «образца 1943 г.», устанавливались и на других кораблях британского флота — например, на авианосцах «Игл» и «Арк Ройял», линкоре «Вэнгард». Впоследствии британцам удалось существенно повысить надёжность работы системы Mk.VI, и в модернизированном варианте её устанавливали на эсминцах типа «Дэринг». Радары управления огнём малокалиберных зениток различались в зависимости от типа 40-мм АУ, смонтированных на корабле. Установки «Хаземайер» получали целеуказание от одной из двух находившихся на корабле РЛС типа 282. Управление огнём 40-мм артустановок STAAG Mk.II, как уже отмечалось, обеспечивали радары типа 262, смонтированные непосредственно на АУ.

Эти РЛС 3-см диапазона были первыми радарами, способными осуществлять автоматическое сопровождение целей, но оказались очень капризными и сложными в эксплуатации, как, впрочем, и станции типа 282.

Для обнаружения подводных целей корабли оборудовались гидроакустической станцией (ГАС) ASDIC.

Модернизации и переоборудования

История службы

60.jpg

Первый эсминец типа «Бэттл» — «Барфлёр» — вошёл в боевой состав флота в сентябре 1944 г. Он оказался единственным кораблём этого типа, начавшем службу до окончания войны в Европе. Но так как боевые действия в водах, омывающих Старый Свет, уже подходили к концу, новый эсминец переадресовали на Тихий океан, где, как предполагалось, война могла продлиться до конца 1946 г. Практически сразу после вступления в строй «Барфлёр» зачислили в состав Британского Тихоокеанского флота, в составе которого действовал весной и летом 1945 г., 2 сентября он в числе других кораблей присутствовал в Токийском заливе при подписании акта о капитуляции Японии.

К концу 1945 года на Тихий океан прибыли ещё семь кораблей типа "ранний «Бэттл» — «Армада», «Кампердаун», «Финистерре», «Хог», «Лагос» и «Солебей», составившие вместе с «Барфлёром» 19-ю флотилию. Корабли соединения, помимо всего прочего, занимались перевозкой репатриантов и охраной судоходства от пиратства. Эсминец «Армада» единственный кому удалось повоевать. 16 июля 1946 г. на нём получили сигнал бедствия с грузового судна «Тайпошен», севшего на мель в 100 милях от Шанхая. В момент, когда с ЭМ визуально обнаружили пароход, его пытались взять на абордаж несколько джонок. Пара очередей из «бофорсов» быстро охладила пыл пиратов и заставила их отойти на безопасное расстояние. При помощи двух шлюпок с «Армады» на «Тайпошен» завели буксирный конец и попытались сдёрнуть пароход с мели. Но трос неожиданно оборвался и хлестнул по палубе эсминца. В результате этого один британский моряк получил ранение. Больше попыток снять судно с мели самостоятельно «Армада» не предпринимала. Эсминец оставался в районе до тех пор, пока из Шанхая не подошёл буксир и не стащил «Тайпошен» на глубокую воду. После этого повреждённое судно под охраной «Армады» отбуксировали на ремонт.

Другие эсминцы первой серии, вступившие в строй до конца 1946 г., пополнили Флот метрополии (Home Fleet). Их раскидали по разным соединениям. Четыре корабля — «Гэббард», «Сент Киттс», «Сент Джеймс» и «Кадис» — вошли в 5-ю флотилию ЭМ; «Слюйс» — в 1-ю, а «Виго» — в 3-ю (в 1947—1949 гг. находился в резерве). «Гравелин» сразу по окончании постройки вывели в резерв. «Сейнтс» формально числился в составе 5-й флотилии, но использовался в качестве опытного судна для испытаний артустановки Мк.6.

Сдача новых эсминцев флоту иногда проходила с происшествиями. Так, во время стрельб в районе Мальты осенью 1945 г. на ЭМ «Трафальгар» из-за преждевременного срабатывания взрывателя разнесло один из стволов башни В. Хотя жертв удалось избежать, кораблю потребовался ремонт. На Мальте у эсминца срезали повреждённый ствол и вместо него установили деревянный макет, с которым «Трафальгар» ходил до тех пор, пока из Великобритании не доставили новое орудие. 25 августа 1946 г. неожиданно «отличился» «Сент Джеймс», случайно потопивший на испытательных стрельбах недалеко от Портленда буксир «Буканир». Два снаряда ГК, выпущенные башней В, вместо артиллерийского щита поразили тянувшее его судно. Первый из них сделал подводную пробоину в кормовой части машинного отделения, а второй — ближе к носу. Командир «Буканира» лейтенант-командер Вил быстро понял, что сохранить судно на плаву не удастся, так как вода внутрь корпуса поступала достаточно быстро, а возможности запустить помпы не было из-за того, что все котлы погасли. Получив сигнал бедствия, «Сент Джеймс» направился к буксиру, чтобы принять с него весь экипаж. Через 25 минуту после этого, когда эсминец начал отходить от тонущего судна, «Буканир», задрав нос, скрылся под водой. При этом он повредил правый винт ЭМ, сделав в нем борозду длиной 0,76 м и глубиной 0,20 м.

Необходимо отметить, что и в дальнейшем ГК «бэттлов» доставлял немало хлопот британским морякам. Со временем выяснилось, что башенные погоны на эсминцах «образца 1942 г.» сделали излишне лёгкими, и они требуют усиления, так как со временем артустановки начинали проседать. Первым такой ремонт в 1951 г. прошёл «Барфлёр», на остальных единицах серии работы проводились по мере того, как они ставились на капитальный ремонт. 4 декабря 1953 г. на ЭМ «Сент Киттс» вспыхнул пожар в башне А. К счастью, жертв и тяжёлых повреждений удалось избежать. На следующий год во время артиллерийских стрельб треснула стенка установки ГК в позиции В. После её осмотра инженеры фирмы «Викерс» пришли к неутешительному выводу — ещё несколько выстрелов, и башня улетела бы в море со всем расчётом.

В 1947 г. через Суэцкий канал и Средиземное море в метрополию возвратилась дальневосточная 19-я флотилия, после чего все её эсминцы, за исключением «Финистерре», вывели в резерв. «Армада» была возвращена в строй уже в 1949 г., остальные же корабли «отдыхали» гораздо дольше — «Барфлёр», «Кампердаун» и «Солебей» — до 1953-го, «Хог» и «Лагос» — до 1957-го, а «Трафальгар» —до 1958-го. В 1949 г. в строй ввели также «Гравелин» и «Сейнтс», вместе с «Армадой» они пополнили состав 3-й флотилии.

«Кадис» и «Слюйс» в 1947 г. сопровождали авианосец «Вендженс» в походе к берегам Норвегии. Весной — летом этого же года «Гэббард» отправился в вояж с представительскими целями по маршруту Осло — Аахус — Копенгаген — Гётеборг — Мальмё. Во время захода в последний порт столкнулся с местным паромом, правда, без существенных последствий. В следующем году «Вендженс» осуществил длительное плавание в арктических водах, отрабатывая тактику применения Королевского флота в этом районе на случай войны с СССР. В составе его эскорта находился один эсминец типа «Бэттл» — «Сент Киттс». В 1948 г. этот корабль участвовал в так называемом «Осеннем круизе» — походе отряда британских кораблей (авианосцы «Тезеус» и «Вендженс», а также четыре корабля сопровождения) к берегам Южной Африки и Вест-Индии.

Семь из восьми кораблей второй серии — «Эджинкурт», «Эна», «Апамейн», «Барроса», «Корунья», «Ютланд» и «Дюнкерк» — вошли в состав 4-й флотилии эсминцев Флота метрополии. Восьмой корабль — «Матапан» — сразу после постройки вывели в резерв.

Образовавшийся в ходе реализации кораблестроительных программ военного времени излишек боевых единиц позволял довольно значительную часть кораблей держать в резерве, периодически сменяя ими корабли действующего флота. По состоянию на 1950 г., в резерве находилось 10 эсминцев типа «Бэттл» — «Барфлёр», «Кампердаун», «Лагос», «Сент Киттс», «Слюйс», «Солебей», «Трафальгар», «Матапан», «Дюнкерк» и «Ютланд» (правда, последний в том же году вернулся в первую линию). Практически все действующие эсминцы бороздили воды Атлантики и Средиземного моря, один лишь «Хог» оставался на Дальнем Востоке. Однако в начавшейся войне в Корее «Хог» непосредственного участия не принимал, неся службу по охране морских путей из Европы на театр военных действий.

В европейских водах наиболее значительным мероприятием боевой подготовки с участием «бэттлов» в 1950 г. стал так называемый «Весенний круиз» — крупномасштабные учения Королевского флота в Средиземном море. К ним привлекли главные силы Флота метрополии, в том числе три авианосца и линкор «Вэнгард». В составе их эскорта, среди других кораблей, были шесть эсминцев типа «Бэттл» — «Кадис», «Гэббард», «Гравелин», «Сент Джеймс», «Аламейн» и только что выведенный из резерва «Ютланд».

Два корабля — «Финистерре» и «Сейнтс» — в начале 1950-х гг. стали учебными для подготовки артиллеристов. С них демонтировали всё артиллерийское вооружение за исключением башен главного калибра (оба торпедных аппарата остались). На первом из них ещё оставили и одну спарку STAAG. Корабли были приписаны к находящемуся в Портсмуте учебному центру Королевского флота. В 1953 г. «Финистерре» перевели в резерв, а на его место отрядили «Виго», выполнявшего эти функции до 1957 г. Из МЗА на нём оставили лишь два одноствольных «бофорса» и одну АУ STAAG. «Сейнтс» же в 1955 г. довооружили 40-мм артустановками и отправили на Средиземное море, где корабль вошёл в состав 3-й флотилии эсминцев. «Виго» также «под занавес» службы вернулся в строй, осуществив в 1958—1959 гг. два похода к берегам Исландии для охраны британского рыболовства.

Семь кораблей типа «Бэттл» — «Барфлёр», «Кадис», «Финистерре», «Сент Киттс», «Солебей», «Эна» и «Барроса» — в 1953 г. принимали участие в торжествах по случаю коронации Елизаветы II. Восьмому эсминцу этого типа не повезло. Во время съёмок фильма «Круэл си» стоявший в резерве «Кампердаун» протаранил корвет типа «Флауэр». Полученные повреждения оказались достаточно серьезными, и ЭМ пришлось ставить в ремонт, обошедшийся налогоплательщикам в 10 000 фн. ст. После того как корабль покинул верфь 24 сентября 1953 г. на нём вспыхнул пожар. На этот раз «Кампердаун» отправился надолго в ремонт, который решили совместить с модернизацией. В 1957 г. эсминец вернулся в строй, но уже год спустя 20 сентября 1958 г. на нём вспыхнул сильнейший пожар в котельном отделении, но повреждения оказались незначительными. И через 10 дней «Кампердаун» ушёл на Мальту. Летом 1954 г. неизгладимый след в воспоминаниях жителей Хельсинки оставил «обстрел» города с ЭМ «Эна» во время его визита в этот порт. Вечером 26 июня на корабле решили устроить праздничный фейерверк из 150 ракет. Одна из них, выпущенная в первой серии, по непонятной причине отклонилась от запланированной траектории и ударила в ящики, где лежали подготовленные к запуску фейерверки. Вскоре смерч огненных разрывов охватил всю верхнюю палубу корабля в корме. Один матрос получил серьёзные ожоги, а второго взрывной волной так ударило о надстройку, что он сломал плечо. Однако часть ракет, разлетавшихся в разные стороны, прежде чем разорваться успела достичь города. Одна из них угодила в окно дома, пробила по пути две двери и взорвалась, вонзившись в стену. Вторая по касательной попала в голову женщине; к счастью, она осталась жива.

Осенью 1956 г. во время операции «Мушкетёр» (тройственной англо-франко-израильской агрессии против Египта) в Средиземном море находились пять «бэттлов» — «Армада», «Барфлёр», «Гравелин», «Сент Киттс» и «Аламейн». Корабли привлекались к сопровождению главных сил союзнического флота и осуществлению морской блокады египетских портов. «Аламейн» даже ухитрился «обнаружить» несуществующую египетскую подводною лодку, обстреляв её из бомбомёта «Сквид» — естественно, безуспешно.

Конец 1950-х гг. стал для эсминцев типа «Бэттл», особенно для кораблей «образца 1942 г.», одновременно и кульминацией службы, и началом заката карьеры. Уже в 1957 г. были выведены из боевого состава (на этот раз не в резерв, а окончательно) «Гравелин» и «Сент Киттс» (сданы на слом соответственно в 1961 г. и 1962 г.). Год спустя в резерв отправился «Барфлёр» (в 1960 г. его списали, но разборку на металл начали лишь в 1966 г.), а в 1959-м за ним последовал «Аламейн» (списан в 1964 г.). В то же время по состоянию на начало 1959 г. не менее 10 эсминцев типа «Бэттл» находились в строю. На Атлантике и в Средиземном море служили «Армада», «Кампердаун», «Сейнтс», «Трафальгар», «Дюнкерк» и «Ютланд» (между двумя последними произошло столкновение, но полученные повреждения оказались несущественными, и корабли остались в строю). К тому времени «беттлы» не сосредотачивались в однородных соединениях, их вместе с эсминцами других типов включали в состав смешанных эскадр. Например, 7-я ЭСК ЭМ, действовавшая в 1959—1960 гг. на Средиземном море, включала «Трафальгар» (лидер), «Дюнкерк», «Ютланд» и два эсминца типа «Вэпон» — «Бродсуорд» и «Скорпион». Воды Тихого и Индийского океанов бороздили «Финистерре», «Лагос», «Солебей» и «Хог». В 1959 г. случились две крупные аварии с участием «бэттлов». В частности, 15 марта во время учений с романтическим названием «Утренний бриз» в 200 милях к западу от Гибралтара ЭМ «Корунья» врезался в кормовую часть однотипного «Барросы». Оба корабля получили серьёзные повреждения, при этом носовая часть «Коруньи» буквально «повисла на кабелях и якорных цепях». Тем не менее она смогла 8-узловым ходом, кормой вперед, доковылять до Гибралтара, а после временного устранения повреждений перейти в метрополию для капремонта и модернизации. Ещё больше досталось «Хогу». 25 августа у побережья Индии он лоб в лоб (скорость сближения составляла порядка 50 узлов) столкнулся с индийским крейсером «Майсор» (бывшим английским «Нигерия») и потерял ход. Удар оказался настолько сильным, что носовая часть эскадренного миноносца, почти до башни А, превратилась в гармошку, а у котлов повылетали водомерные стёкла. Один человек на борту ЭМ погиб и один получил тяжёлые ранения. Однотипный «Лагос» помог отбуксировать повреждённого собрата в Тринкомали, где прибывшие из Великобритании водолазы отрезали искореженную носовую часть и сделали временную заделку. После этого «Хог» 10-узловым ходом в сопровождении фрегата «Пукари» совершил переход в Сингапур, но в строй уже не вернулся — ремонт эсминца признали нецелесообразным. Разборка корабля началась только в июне 1961 г., так что его опередил «Гравелин», ставший первым ЭМ типа «Бэттл», сданным на слом — его разборку начали двумя месяцами раньше.

Следует отметить, что «бэттлы» оказались крайне неудачливыми кораблями в части, касающейся навигационных происшествий. Помимо упомянутых выше крупных аварий, они не раз сталкивались как между собой, так и с другими кораблями и судами. Вот лишь некоторые из этих случаев. Эсминец «Барроса» 28 октября 1953 г. в отечественных водах протаранил однотипный «Эна» в район КО. В результате чего у последнего в правом борту образовалась надводная пробоина шириной 0,61 м. Когда «Барроса» сразу же попытался отойти, то навалился на кормовую часть своей жертвы, и корабли получили дополнительные повреждения. «Эна» «отыгралась» в 6.10 утра 30 января 1962 г. на однотипном же «Трафальгаре», когда на выходе из Таранто врезалась в его носовую часть с правого борта. Удар пришёлся по касательной, и оба участника столкновения получили незначительные повреждения. Ровно через год этим же эсминцам вновь не хватило места, чтобы разойтись, на этот раз в порту о. Мальта. Как и при прошлой «встрече», корабли отделались помятыми бортами.

30 декабря 1958 г. не сумели разминуться «Дюнкерк» и «Ютланд». 16 мая 1962 г. море оказалось недостаточно просторным для «Эджинкурта» и авианосца «Центаур», а в марте 1964 г. для «Коруньи» и танкера «Тайдпул». Во всех этих случаях повреждения были незначительными. Но безусловным лидером по количеству выпавших на его долю коллизий является «Трафальгар». Помимо двух вышеприведённых столкновений, он ещё дважды участвовал в подобных происшествиях — 5 сентября 1958 г. с ним не поделил дорогу тральщик «Дафтон», а 13 декабря 1960 г. однотипный эсминец «Солебей». К счастью, в обоих случаях удалось обойтись без крупного ремонта.

Хотя служба последнего после аварии закончилась достаточно быстро. Её эффектным финалом стало сопровождение в 1961—1962 гг. королевской яхты «Британия» с Елизаветой II на борту во время визитов в порты Италии и Западной Африки. Но сразу же по возвращении «Солебей» превратили в стационарное учебное судно в Портсмуте, а в 1967 г. сдали на слом. В 1962—1965 гг. отправили в резерв большинство других «бэттлов» «образца 1942 г.», и все они через пару лет были пущены «на иголки». Чуть дольше прослужили корабли «образца 1943 г.», но и они в конце 1960-х гг. оказались в резерве, а в течение следующего десятилетия были разделаны на металл

См. также

Примечания

Литература и источники информации

«Битвы» Королевского флота (эсминцы типа «Бэттл») [Морская Коллекция № 5 2010 г.] Авторы: Харук А., Пахмурин Ю.

http://hisofweapons.ucoz.ru/publ/velikobritanija/flot_vtoroj_mirovoj_vojny/ehsmincy_tipa_quot_battle_quot/17-1-0-182

http://agesmystery.ru/node/3041

Галерея изображений