Форум геймеров и читеров 4cheaT
Реклама:

Scharnhorst (1936) в World of Tanks (WoT)

Поделиться с друзьями:

Scharnhorst (1936)

Новые темы на Форуме World of Tanks
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Програма на Python на множества w_TEST Вопросы по программированию на Python 2 2016-12-05 12:11
Вопрос про World of Tanks (про сервера) никитабомбочка Вопросы по игре World of Tanks 1 2016-12-05 10:57
Как сделать в World of Tanks при засвечивании твое... rustius Вопросы по игре World of Tanks 3 2016-12-05 15:03
30-45 fps в WoT на средних это нормально? А на сре... Асем Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-05 00:41
Кто играет в WoT? Денис123 Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-04 23:16
engine_config.xml помогите отредактировать, или не... AnarhyArmy Вопросы по модам World of Tanks 1 2016-12-04 22:53
Ошибка при запуске World of Warships alex44 Вопросы о World of Warships 0 2016-12-03 12:57
Помогите с не сложным вопросом (для меня сложно) в... vlad228228 Вопросы о World of Warships 3 2016-11-22 13:14
Перейти к: навигация, поиск

Scharnhorst

DarkLordSauron2.jpg
Служба
Германия_флаг_ВМС_с_тенью.png
Германия (1939 - 1943)
Исторические данные
15 июня 1935 Заложен
3 октября 1936 Спущен на воду
7 января 1939 Сдан
26 декабря 1943 Гибель
Общие данные
31552 / 37822т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
229.8 / 30 / 8.69м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
ЭУ
Экипаж
1968чел. Общая численность
60чел. Офицеры
Бронирование
350—170/45мм. Пояс/борт
50+95—80мм. Палуба
350—200мм. Барбеты
360/220—180/350/180мм. Башни ГК
(лоб/бок/тыл/крыша)
350—220мм. Боевая рубка
80—70мм. Румпельное отделение
Вооружение
Однотипные корабли
DarkLordSauron_icon.png
Scharnhorst (рус. «Шарнхорст»[1]) — первый линкор возрождавшихся ВМС Германии, головной корабль серии из двух кораблей. Принимал активное участие в операциях Кригсмарине в период Второй мировой войны, один из самых известных кораблей этого периода. Построен на военной верфи в Вильгельмсхафене. Потоплен в неравном бою с силами британского флота у мыса Нордкап в 1943 году.

Проектирование

После окончания Первой мировой войны Версальский договор запрещал Германии строить боевые корабли водоизмещением свыше 10000 т. Но уже в начале 1930-х годов кораблестроительные программы Франции и СССР заставили германских политиков подумать о строительстве боевых кораблей, выходивших за рамки Версальских ограничений.

В ходе предварительных проработок выяснилось, что девять 283-мм орудий и защита от 330-мм снарядов на ограниченных по видимости дистанциях Северного моря вполне вписываются в 26 000 т водоизмещения. Однако в 1936 году стало понятно, что водоизмещение будет гораздо большим, и стандартное водоизмещение увеличили до 31 500 т. Работы над проектом закончились в мае 1935 года, как раз к этому времени успешно завершились испытания новых 283-мм орудий.

Постройка корабля

Головной корабль серии "Шарнхорст" был заложен 15 июня 1935 года на военной верфи кригсмарине в Вильгельмсхафене. Как и при постройке броненосцев типа "Дойчланд", использовалась продольная конструкция корпуса, набираемого в основном из стали ST52. И только для элементов толщиной менее 4 мм, которые требовалось изгибать под большими углами, применяли сталь ST42. Для экономии веса использовались и легкие сплавы, но на них пришлось всего 103,5 т. Весь корпус поперечными переборками делился на 21 водонепроницаемый отсек, из которых отсеки с VI по XII были заняты энергетической установкой, а в кормовых отсеках III и IV и носовых с XV по XVIII на уровне нижней палубы располагались зарядные и снарядные погреба ГК и их перегрузочные отделения.

Scharnhorst достраивается на верви в Вильгельмсхафене, Германия. 1937год

Это были первые в мире капитальные корабли, построенные с действительно широким использованием сварки. Впервые электродуговую сварку применили на грузовых судах типа "Кирдофф" на верфи Вильгельмсхафена после Первой мировой войны. Ко времени закладки "Шарнхорста" и "Гнейзенау" техника сварки еще более усовершенствовалась и их корпуса сделали полностью сварными, за исключением мест соединения ПТП со скосами нижней броневой палубы. Не везде качество сварных швов оказалось высоким, что доказало повреждение "Гнейзенау" в июне 1940 года. Во время постройки этих кораблей технология сварки всецело зависела от длины электродов, что не всегда позволяло получить непрерывный шов. Тем не менее, немецкие кораблестроители единогласно считали сварные корпуса лучше клепаных.

Линкоры типа "Шарнхорст" имели носовые бульбы, снижавшие волновое сопротивление на больших скоростях, чему еще больше способствовали прекрасные обводы и большая длина корпуса. Эти корабли сильно отличались от своих предшественников периода Первой мировой войны и иностранных современников. Главной для них считалась скорость, поэтому они не имели бортовых булей, увеличивающих водоизмещение и сопротивление движению.

Наиболее заметной особенностью корпуса этих кораблей после достройки были почти вертикальный форштевень и малый развал носовых шпангоутов. Высота надводного борта, и так небольшая по сравнению с иностранными современниками, еще более уменьшилась в процессе достройки, когда на корабли добавляли различное оборудование, а вес некоторых устройств и систем оказался больше ожидаемого. Мореходные качества у этих кораблей оставались неважными до самого конца карьеры. Правильным решением проблемы было бы увеличение высоты надводного борта за счет увеличения общей высоты корпуса, но в результате увеличивались бы вес брони и размер цитадели. Немцы решили пожертвовать мореходностью.

Довольно необычной была форма корпуса в подводной части - вместо плавного перехода борта в плоское или килеватое днище последнее в средней части имело сходящую на нет в оконечностях горизонтальную плоскость с гранями в месте перехода к борту. Такое днище значительно облегчило постройку, а при повреждениях ускоряло докование и ремонт. Сложные обводы с двойной кривизной не позволили применить такую форму в кормовой части, где выходили гребные валы и располагались винты. Корабли имели два балансирных руля, расположенные за винтами бок о бок - между осями гребных валов. Каждый руль имел свой электромотор, каждый из которых мог при необходимости управлять обоими рулями. Имелся и ручной рулевой привод от строенных штурвалов.

Защита корабля

Бронирование

Шарнхорст Сечение по мидель шпангоуту.

Традиционно германские крупные корабли имели мощную броню, отличное разделение на отсеки и хорошую противоторпедную защиту. При повышении эффективности стрельбы на большие дистанции и бомбометания немцам пришлось серьезное внимание уделить и горизонтальной защите. Уже в 1934 году они признали недостаточной толщину бронепалуб периода Первой мировой войны и выработали принцип, что ни горизонтальная, ни вертикальная броня в одиночку не должны противостоять тяжелым снарядам. Они также понимали, что тяжелые орудия выиграли спор у брони и что абсолютной защиты не существует. Поэтому немецкие конструкторы решили распределить броню таким образом, чтобы на критических дистанциях горизонтальная и вертикальная броня помогали друг другу выдерживать попадания в жизненно важные части корабля - снаряд, пробивший броню борта, должен был встречать на пути и бронепалубу. Хотя при этом возрастал риск взлететь на воздух от пущенного с дальней дистанции снаряда или бомбы, сброшенной с большой высоты, немцы полагали, что их корабли будут сражаться в Северном море, где условия видимости ограничивали дистанции боя.

Германская система броневой защиты не базировалась на концепции "зоны неуязвимости", принятой в других флотах. Вместо нее разработали сложные таблицы в координатах "дистанция - угол цели" для орудий наиболее вероятных противников из числа английских и французских кораблей, на основе которых командиры германских линкоров и крейсеров могли выбирать наименее рискованные дистанции боя. Эти таблицы, конечно, не гарантировали полной безопасности, поскольку многие данные в них базировались на не вполне достоверной и порой ошибочной информации. Тем не менее, для выработки общих тактических решений они были довольно полезными. Немцы не считали серьезной проблему ныряющих снарядов, упавших с небольшим недолетом, как это полагали японцы, американцы и англичане. И все-таки следует признать, что с повышением эффективности стрельбы на дальних дистанциях германская система броневой защиты оказалась слабой против большинства орудий новых линкоров. Общий вес брони составлял 14 245 т, из которых 6580 т приходилось на закаленную типа КС - крупповская цементированная (пояс, траверзы, барбеты и башни ГК, боевая рубка). Остальная броня была гомогенной типа Wh.

Противоторпедная защита

Подводная защита проектировалась, чтобы противостоять контактному взрыву заряда в 250 кг тринитротолуола (ТНТ) на глубине в половину проектной осадки. Этот заряд оказался несколько меньшим, чем у торпед кораблей британского флота, но превосходил заряды британских авиаторпед. Испытания показали, что сварные соединения, хотя и более легкие, по сравнению с традиционными клепаными, лучше выдерживали взрыв 250-кг заряда, а получаемые при этом повреждения легче ремонтировались. Еще ранее на артиллерийском полигоне обстрелом испытали сварное соединение броневых плит, не подвергавшихся тепловой закалке, и результаты также оказались положительными. Все это убедило немецких конструкторов в том, что сварные соединения, полученные при использовании разработанного Крупном электрода "нихротерм", могут выдерживать напряжения и изгибы, возникающие при подводном взрыве в противоторпедной переборке, которую планировалось изготовить как раз из незакаленной броневой стали.

Несмотря на результаты этих испытаний, показавших способность сварной ПТЗ выдерживать взрыв 250-кг заряда, немцы решили крепить противоторпедную переборку с помощью клепки, поскольку нельзя было полностью гарантировать высокое качество сварных швов. Дефекты в сварных соединениях обнаруживались только с помощью рентгена, а такие испытания на верфях немцы еще не освоили. Тогда же решили не делать никаких креплений кабелей и трубопроводов к противоторпедной переборке, так как они бы только снижали ее эластичность, а сами при взрыве могли разрушаться.

Глубина ПТЗ на середине осадки у миделя достигала 4,5 м, у башен "Антон", "Бруно" и "Цезарь" - соответственно 2,58, 3,35 и 3,74 м. В целом ПТЗ повторяла защиту броненосных кораблей, только главный пояс был дальше от центра корабля и шел вертикально. От наружных булей отказались в пользу системы внутренних переборок. В средней части корпуса ПТЗ была вполне эффективной, но к концам цитадели, где корпус сужался, ее сопротивляемость падала до 200 кг ТНТ. Структура корпуса в районе кормовой башни оказалась очень сложной из-за острых обводов и прохода бортовых гребных валов через ПТЗ. Коридоры гребных валов при этом использовались как часть подводной защиты.

Корабли типа "Шарнхорст" проектировались для скорости свыше 30 узлов с ограничением по ширине в 30 м, но только с увеличением ширины и водоизмещения можно было обеспечить лучшую ПТЗ в районе башен главного калибра. В результате система ПТЗ на этих кораблях оказалась далекой от желаемой.

Вооружение и авиагруппа

Главный калибр

Из-за ограничений по водоизмещению для успешного боя с кораблем типа "Дюнкерк" требовалось обеспечить экономичное, с точки зрения веса, расположение орудий главного калибра. Остановились на варианте с тремя трехорудийными башнями, поскольку такие башни для 4-го и 5-го броненосных кораблей типа "Дойчланд" были уже спроектированы и для них заготовили материалы. Баллистические качества 283-мм немецких орудий делали их эффективными против новых французских линейных крейсеров типа "Дюнкерк" (пояс 225 - 283 + 16-мм подложка, барбеты 310 - 340 мм + 15 + 15) на нормальных боевых дистанциях.

283-мм орудия модели SKC/34 с длиной ствола 54,47 калибра являлись улучшенной версией орудий SKC/28, разработанных для "карманных линкоров" типа "Дойчланд", и размещались в таких же трехорудийных башнях модели Drh LC/28 (носовые "Антон" и "Бруно", кормовая "Цезарь"). Последнее позволило значительно сократить время постройки кораблей, но из-за того, что башни на "Гнейзенау" и "Шарнхорсте" имели более мощное бронирование, чем на "дойчландах", их иногда обозначают Drh LC/34 или просто С/34. Как и большинство немецких установок, башни имели электроприводы горизонтальной наводки (ГН), но все остальные перемещения осуществлялись с помощью гидравлики. Хотя вес вращающейся части башни составлял 750 т, скорость горизонтальной наводки оказалась вполне приличной - 7,2 град./с.

Конструкция орудия была типично германской: внутренняя труба (или труба "А"); сменный лейнер, заменяемый со стороны затвора; состоящий из двух частей кожух, насаженный на трубу "А" примерно на 2/3 ее длины; казенная часть, ввернутая в горячем состоянии в заднюю часть кожуха. Затвор был горизонтальный скользящего типа и обеспечивал довольно высокую для столь тяжелых орудий скорострельность - выстрел каждые 17 секунд. Отличной скорострельности способствовала и высокая скорость вертикальной наводки, достигавшая 8 град./с. Угол максимального возвышения стволов (+40°) был одинаков для всех башен, но угол снижения несколько отличался: -8° для концевых "Антон" и "Цезарь" и - 9° для возвышенной "Бруно".

Системы подготовки и подачи боезапаса в башни (два снарядных погреба под четырьмя зарядными) остались, как на броненосных кораблях, с небольшими модификациями из-за возросшего веса снарядов. Снаряды с помощью подвесного рельса и захватов подавались со стеллажей на кольцевой рольганг, а с него в подъемник. Главные заряды в латунных гильзах подавались в подъемник при помощи наклонных скользящих лотков и поперечных захватов, а вспомогательные - вручную. Боезапас состоял из 1350 главных, такого же количества вспомогательных зарядов и по 450 снарядов указанных трех типов, то есть по 150 на орудие - необычно много для главного калибра.

Противоминная артиллерия

Выбор вторичной батареи базировался на двух факторах: имелись в наличии восемь 150-мм одноорудийных установок, а концерн Рейнметалл-Борзиг уже разработал проект новой двухорудийной 150-мм башни. Поэтому оба корабля получили необычную комбинацию из четырех двухорудийных башен и четырех одноорудийных установок. Намерение расположить всю среднюю артиллерию в двухорудийных башнях осталось нереализованным из-за весовых соображений. Калибр 150 мм был стандартным для крупных германских кораблей с начала века.

Одноорудийные установки типа MPL35 (угол возвышения +35°, угол снижения -10°), стоявшие по бокам от трубы близко друг к другу, имели 25-мм противоосколочные щиты и общую подачу боезапаса для каждой пары одного борта. Более надежную защиту обеспечить не удавалось из-за недостатка веса и снижения скорости горизонтальной наводки. Польза от этих установок была сомнительной - в последнем бою "Шарнхорста" они вышли из строя в первую очередь.

Четыре двухорудийные башни модели LC/34 (или С/34, угол возвышения +40°, снижения -10°), расположенные по краям от одноорудийных установок, давали последним дополнительное прикрытие с острых курсовых углов. Башни имели силовые приводы наводки, их прислуга защищалась более мощной броней, да и подача боезапаса была лучше. С учетом брони и оборудования вес вращающейся структуры составил около 126т.

Главной задачей 150-мм орудий модели С/28 было отражение атак крейсеров и эсминцев, для чего скорострельность в 6 - 8 выстрелов в минуту считалась вполне достаточной. Боезапас состоял из 1600 зарядов в гильзах длиной 865 мм и весом 23,5 кг (порох RPC/32), 800 фугасных 45,6-кг снарядов с головным взрывателем и длиной 655 или 679 мм (заряд 3,058 или 3,892 кг), 800 45,3-кг полубронебойных снарядов с донным взрывателем (длина и вес заряда те же) и 240 осветительных (к ним 240 зарядов). Без учета осветительных - по 150 выстрелов на орудие.

Зенитная артиллерия

Четырнадцать 105-мм/65 универсальных орудий модели С/33 располагались в двухорудийных установках модели LC/33 на палубу выше, чем 150-мм орудия, с лучшим рассредоточением по надстройкам и хорошими углами обстрела. Имея скорострельность 15-18 выстрелов в минуту, угол возвышения 80° и начальную скорость 900 м/с, 105-мм зенитки обеспечивали эффективную защиту от авиации на ближних дистанциях, но на дальних уступали более крупным зениткам других стран.

Установка LC/33 весила 27 350 кг - в основном из-за двух факторов. Орудия имели большой угол возвышения и механическое устройство заряжания с транспортными роликами. Большой угол снижения (-8°), позволявший вести огонь по надводным целям на самых близких дистанциях, требовал размещения орудийных цапф как можно ближе к затвору. Для уравновешивания и уменьшения силы отдачи стволы пришлось сделать тяжелыми - по 9,3 т на пару. Защита состояла из 15-мм плит спереди, 10-мм с боков и 8-мм сверху и сзади.

Орудийная люлька установки имела три оси вращения. Горизонтальная и вертикальная наводка осуществлялась дистанционно со скоростью соответственно 8 и 10 град./с (при ручной наводке всего 1,5 град./с и 1,33 град./с), а непрерывная подстройка уровня производилась следящим гидроприводом концерна Питтлер-Тома. Третья ось вращения появилась в результате исследования процесса стрельбы на больших углах возвышения с подвижной платформы. При наводке орудий, не зависимой от движений корабля, оказалось возможным уменьшить нагрузку на привод управления и повысить эффективность заряжания. Третья ось вращения позволяла также вести по самолетам непрерывный огонь, менее зависимый от перемещений корпуса корабля в пространстве. Боезапас состоял из 6020 унитарных патронов общей длиной 1163 мм, снаряд весил 15,1 кг и имел 5,2-кг разрывной заряд. Обычно имелось еще 420 26,5-кг трассирующих снарядов с 6-кг боеголовкой.

Разделение среднего калибра на противоминный и зенитный оказалось вполне эффективным для европейского театра, поскольку англичане на первых этапах войны использовали при атаках на немецкие корабли сравнительно небольшие группы тихоходных самолетов, по боевым качествам заметно уступавших, например, японским и американским. К тому же, для немцев не существовало проблемы, ставшей основной в войне на Тихом океане - отражение атак пикирующих бомбардировщиков. У противника таких самолетов просто не было, да и мастерство британских пилотов морской авиации не шло в сравнение с немцами, японцами и американцами.

Зенитные автоматы

Шестнадцать 37-мм автоматов модели SKC/30 с длиной ствола в 83 калибра, стоявшие в спасенных установках модели LC/30 (два по бокам башни "Бруно", два на носовой надстройке и четыре вокруг кормового поста УАО), не были полностью автоматизированы, но, имея скорострельность до 80 выстрелов в минуту (теоретически до 160), являлись основным средством ближней ПВО на всех крупных германских кораблях. Как и 105-мм установки, 37-мм спарки имели три оси вращения. Скорости ГН и ВН вручную составляли 4 и 3 град./с, угол снижения -10°. Боезапас обычно насчитывал 32000 унитарных патронов на все установки (длина 543 мм, вес 2,1 кг, масса разрывного заряда 0,365 кг).

По проекту корабли несли по 8 20-мм автоматов модели С/30 на одиночных установках С/30 с ручным обслуживанием (вес 420 кг): два на спардеке по бокам башни "Бруно", два на верхней платформе носовой надстройки, два на платформе трубы и два на шканцах. Эти автоматы имели практическую скорострельность 120 выстрелов в минуту (теоретическая 280), свободно качающийся ствол (в вертикальной плоскости от - 11° до + 85°) и стреляли обоймами по 20 патронов (вес унитарного патрона 320 г, длина 203 мм, масса разрывного заряда 39,5 г). В ходе войны число 20-мм автоматов на этих кораблях непрерывно увеличивалось, причем большая их часть появилась на борту во время пребывания в Бресте. "Шарнхорст" получил 18 дополнительных стволов (4x4, 2x1). Автоматы новой модели С/38 в одноствольных (модель С/30, вес 416 кг) или четырехствольных установках ("Vierlinslafette" С/38, вес 2150 кг) размещали там, где было свободное пространство - на крышах башен, специальных платформах, на открытой палубе или на местах части прожекторов. Максимальное количество - 38 (7x4 и 10x1) - нес "Шарнхорст" в 1943 году.

Торпедное вооружение

Первоначальным проектом торпедное вооружение не предусматривалось, но после возвращения из крейсерства по Атлантике в конце марта 1941 года командовавший этой операцией адмирал Лютьенс предложил установить на обоих кораблях палубные торпедные аппараты. По его мнению, потопление транспортов артиллерийским огнем требовало большого расхода времени и снарядов, а торпедами, особенно на ближних дистанциях, это можно было сделать быстрее. Верховное командование флота (ОКМ) согласилось и распорядилось во время нахождения кораблей в Бресте поставить на "Шарнхорст" и "Гнейзенау" по два трехтрубных 533-мм аппарата, снятых с легких крейсеров "Лейпциг" и "Нюрнберг". Никакой системы управления торпедной стрельбой, кроме прицелов на самих аппаратах, не предусматривалось, а обслуживание возлагалось на прислугу зенитных автоматов. Торпеды, которых корабли принимали по 14 штук, хранились в расположенных рядом с аппаратами ящиках. Аппараты не имели никакой защиты и могли легко быть выведены из строя снарядами даже мелкого калибра, осколками или взрывной волной. В последнем бою "Шарнхорста" один из его торпедных аппаратов вывел из строя близкий разрыв снаряда.

Гидросамолеты

При отсутствии в германском флоте авианосцев крупные корабли вынужденно несли гидросамолеты для разведки, корректировки огня и даже некоторых наступательных действий против кораблей противника (авиабомбы хранились в специальном погребе). Ангары вмещали три гидросамолета типа "Арадо-196". Для извлечения самолетов из ангара и постановки на катапульту в его кормовой части использовались два крана. Еще один самолет мог храниться на крыше башни "Цезарь".

Оба корабля довольно интенсивно использовали свои бортовые самолеты в ходе всей карьеры, но особенно во время действий в Атлантике в начале 1941 года. Однако наличие на борту самолетов подвергало корабли дополнительному риску из-за необходимости хранить легковоспламеняющееся авиатопливо. В бою у мыса Нордкап "Шарнхорст" получил в ангар несколько попаданий, вызвавших сильные пожары.

Механизмы ГЭУ

Главная энергетическая установка

Вся энергетическая установка на этих кораблях оказалась легче и компактнее, чем дизельная равной мощности. Однако расход топлива был выше и для той же дальности плавания требовался больший его запас. Ограничения по водоизмещению и приоритет броневой защиты заставили отказаться от большой дальности плавания. Но и оставшийся запас топлива, и высокая скорость его использования создавали проблемы с остойчивостью. Поскольку немцы не любили компенсировать расход топлива в цистернах соленой забортной водой не считая бортовых цистерн, входящих в ПТЗ, да и то в случаях крайней необходимости, следовало найти какой-то другой выход. Решили расположить бортовые топливные цистерны как можно выше, чтобы по мере расхода топлива остойчивость корабля повышалась.

Параметры пара на этих кораблях - давление 58 атмосфер и температура 450°С - оказались намного выше, чем на всех их современниках, исключая "Бисмарк" и "Тирпиц". Пар вырабатывали 12 трехколлекторных котлов с перегревателем и экономайзером типа Бауэр-Вагнер производства фирмы Дешимаг из Бремена (максимальная производительность 55 т/час), а три турбоагрегата развивали мощность на валах 125 000 л.с. или на короткий период при форсировании 160 000 л.с. Турбины типа Парсонс для Шарнхорста изготавливала фирма "Броун Бовери".

Пространство энергетической установки было хорошо разделено на отсеки, каждый турбоагрегат стоял в отдельном отделении (16,5-метровом среднем и 15-м бортовых), а 12 котлов стояли попарно бок о бок в трех отсеках - XII, XI и IX, причем между двумя кормовыми имелся пустой отсек X. Котлы оснащались системой автоматического управления типа Аскания и двойными форсунками Сааке. Каждый турбозубчатый агрегат (ТЗА) весом 970 т состоял из турбины высокого, среднего и низкого давления, турбин крейсерского и заднего хода (высокого и низкого давления), соединенных с валом через зубчатый редуктор (двухступенчатый для ТВД и одноступенчатый для остальных). Роторы турбин ВД вращались со скоростью 5100 об/мин, СД и НД 3150 и 3160, а КХ -2400 об/ мин. ТВД были уникальной для Кригсмарине конструкции, представляя собой комбинацию колеса Кертиса и трех роторов Рато. Кормовой ТЗА располагался в отсеке VI, а бортовые - в отсеке VIII, разделенном переборкой по ДП.

Максимальная выходная мощность каждого турбоагрегата равнялась 53 360 л.с. при 265 - 280 об/мин на валах, то есть в суме 160 080 л.с. Мощность каждой из трех турбин заднего хода составляла 13000 л.с. (по другим данным, 19 000 л.с.), а крейсерских - по 12 000 л.с. На испытаниях "Шарнхорст" развил 31,65. Дальность плавания 19-узловым ходом (на двух валах) при запасе топлива 6108 т оказалась 7100 миль вместо проектных 8200, на 15 узлах 9020 миль, а указанным полным ходом - 2210 миль.

Электрическая система

В результате значительного расширения использования электричества, особенно в системах вооружения, каждый корабль получил генераторы общей мощностью 4520 кВт, включая 900 кВт резервных с дизельным приводом на случай боевых повреждений. Генераторы располагались в пяти отделениях, идущих по бортам в шахматном порядке. В первых четырех стояли турбогенераторы, а в самом носовом - дизельные. Нормальное напряжение сети 230 В постоянного тока, но имелась и сеть 110В переменного тока.

Модернизации

Силуэт Шарнхорста после модернизации носовой части.

В ходе испытаний "Гнейзенау" выяснилось, что на волнении корабль сильно принимает носом воду, особенно при водоизмещении, близком к полному, когда дифферент на нос составлял порядка 0,8 м. Для устранения этого недостатка всю носовую оконечность в конце 1938 г. перестроили, увеличив развал шпангоутов и придав палубе бака заметный подъем к форштевню. Наибольшая длина при этом повысилась с 229,8 до 234,9 м. Форштевень изменил форму с прямого на изящно изогнутый, известный как "атлантический". Кроме того, на дымовой трубе появился козырек для снижения задымления носовой надстройки.

Шарнхорст на испытаниях после модернизации. Осень 1939года.

Летом 1939 г. аналогичные по составу работы прошли и на "Шарнхорсте", но их объем оказался несколько больше. Якоря, ранее втягиваемые в клюзы, перенесли на верхнюю палубу, а за счет установки дополнительного, третьего, якоря в клюзе форштевня наибольшая длина у "Шарнхорста" по сравнению с "Гнейзенау" увеличилась на 0,5 м. Ангар удлинили еще на 8 м, после чего в нем стали помещаться три самолета. Грот-мачту, ранее расположенную, как и на "Гнейзенау", за дымовой трубой, перенесли дальше в корму, установив между кормовым КДП и катапультой.

На "Шарнхорст" в октябре 1939 г. добавили 2 х 1 20-мм автомата, осенью на КДП, расположенном на носовой надстройке, смонтировали РЛС "Seetakt" FuMO 22. Зимой 1939/41 г. сняли самолетную катапульту с башни "С". В 1941 г. из башни "А" убрали дальномер, поскольку его линзы постоянно заливались водой и брызгами. В начале 1942 г. в Бресте вместо FuMO 22 смонтировали две FuMO 27 и установили 4 x 4 и 2 х 1 20-мм автомата. На верхней палубе в средней части корпуса разместили 2 x 3 533- мм ТА (снятых с КРЛ "Nurnberg"). В 1942 г. на "Шарнхорсте" убрали якорь из форштевня, а клюз заделали. К 1943 г. число 20-мм автоматов достигло 38 стволов ( 7 x 4 "фирлингов" С/38 и 10x1), были установлены РЛС FuMB 1, FuMO 3, FuMO 4, FuMO 7. Водоизмещение к 1943 г. составляло: стандартное - 31 848 т, полное - 38 094 т и боевое в перегруз - 39 019 т.

История службы корабля

2 сентября "Шарнхорст" совершил короткий испытательный пробег, после которого пришлось провести ряд работ с трубками перегревателей котлов. Перейдя вместе с "Гнейзенау" на Балтику, он во время учебных стрельб получил повреждения ангара и гидросамолета на средней катапульте (от дульных газов), а также испытывал сложности с центральной турбиной. После двухнедельного ремонта на верфи (тогда же установили радар) "Шарнхорст" вернулся в Северное море.

3 сентября 1939г в 13.25 флот получил сигнал о начале военных действий против Англии, а уже на следующий день "Гнейзенау" вместе с еще не вполне готовым к боевым действиям "Шарнхорстом" на якорной стоянке в Брунсбюттеле (устье Эльбы) подвергся атаке 14 бомбардировщиков "Веллингтон" ВВС Британии, но без каких-либо повреждений. 8 сентября оба корабля прошли Кильским каналом для учебных стрельб по старому броненосцу "Гессен" и мелкого ремонта на верфи Киля.

Потопление вспомогательного крейсера «Равалпинли»

"Гнейзенау" и "Шарнхорст" в сопровождении легких крейсеров "Лейпциг", "Кёльн" и трех эсминцев 21 ноября 1939 года вышли из Вильгельмсхафена для нанесения ударов по британским патрульным судам между Исландией и Фарерскими островами. Как только оба линкора прошли минные поля, легкие корабли вернулись в базу. В 16.07 23 ноября с "Шарнхорста" заметили вспомогательный крейсер "Равалпинди" - бывший лайнер компании Р&О, вооруженный восемью устаревшими 152-мм орудиями. В 17.03 "Шарнхорст" открыл огонь по практически беззащитному судну, а спустя восемь минут к нему присоединился "Гнейзенау". В 17.06 залп 283-мм снарядов попал в надстройку вспомогательного крейсера, убив капитана Э.Кеннеди и большинство офицеров. Среди горы обломков начались сильные пожары. Еще через 10 минут огонь германских кораблей превратил "Равалпинди" в пылающую развалину, медленно погружавшуюся в воду. "Шарнхорст" так же получил попадание 152-мм снаряда в корму. Имелись раненые и небольшие повреждения от осколков. Вице-адмирал Маршалл приказал "Шарнхорсту" подобрать уцелевших британских моряков. Однако появившийся вскоре "Ньюкастл" заставил немцев прервать это занятие и под прикрытием дымовой завесы быстро покинуть поле боя. Они легли курсом на север, чтобы, дождавшись плохой погоды, вернуться в базу.

Союзники послали в погоню мощные силы из линкоров и линейных крейсеров ("Худ", "Дюнкерк", "Нельсон", "Родней"), но рейдеры, пройдя проливом между Бергеном и Шетландскими островами, 27 ноября благополучно вернулись в Вильгельмсхафен.

Англичане не хотели смириться с тем, что безнаказанно упустили немецкие рейдеры и 17 декабря предприняли налет на Вильгельмсхафен силами 24 бомбардировщиков "Веллингтон". Стоявший там "Шарнхорст" в течение 8 минут вел неэффективную стрельбу своими зенитными автоматами (мешали краны и здания верфи).

11 января 1940 года "Шарнхорст" перешел в Киль, где соединился с "Гнейзенау" для учений и артиллерийской практики, которая началась 15 января. Но слишком холодная зима заставила корабли вернуться в главную базу. 4 февраля "Гнейзенау" и днем позже "Шарнхорст" вышли в Вильгельмсхафен.

18 февраля "Гнейзенау", "Шарнхорст", тяжелый крейсер "Адмирал Хиппер" и два эсминца вышли из устья реки Яде для атаки британских конвоев в Норвегию и обратно. Достигнув прохода у Шетландских островов и не встретив ни одного судна, командующий операцией адмирал Маршалл 20 февраля повел соединение в базу.

Вторжение в Норвегию (операция «Везерюбунг»)

7 апреля 1940 года "Гнейзенау", "Шарнхорст", "Адмирал Хиппер" и 14 эсминцев на 24-узловой скорости шли вдоль побережья Норвегии, направляясь к Тронхейму и Нарвику. Вторжение планировалось начать силами флота и армии одновременно с севера и юга (Осло). На борту "Хиппера" и эсминцев находились десантные войска, а линкоры осуществляли прикрытие высадки. Спустя пару часов немецкую эскадру, направлявшуюся к Нарвику и Тронхейму, атаковали 12 бомбардировщиков "Бленхейм" 107-й эскадрильи королевских ВВС. Идущие строем фронта оба линкора и тяжелый крейсер открыли зенитный огонь из всех стволов. Зенитный огонь был не эффективен, а британские бомбардировщики в свою очередь не добились попаданий по кораблям немецкой эскадры.

Но английские летчики сообщили о местонахождении противника, и в 20.15 Флот метрополии вышел в море, предполагая, что немцы собираются мощными силами напасть на судоходство в северной Атлантике.

"Шарнхорст" и "Гнейзенау" заняли позицию к западу от Вест-фиорда. Низкая облачность, частый дождь и снежные заряды сильно ограничивали видимость, особенно в западном направлении, откуда и мог появиться неприятель. Корабли находились в 50 милях к западу от южной оконечности Лофотенских островов, курс 310°, скорость 12 узлов.

Бой с линейным крейсером «Ринаун»

В 4.30 9 апреля радар на "Гнейзенау" обнаружил крупную цель в 25 км по корме и на кораблях объявили боевую тревогу. Радары "Шарнхорста" все еще не давали контакта, а дождь и низкая облачность ограничивали видимость. Около 5.00 штурман "Шарнхорста" в зеркале секстана обнаружил вспышку от огня тяжелых орудий, а спустя 5 минут сигнальщики увидели силуэт крупного корабля. Это был "Ринаун", который с дистанции 11 800 м открыл огонь по "Гнейзенау" из 381-мм орудий. Немцы ответили минутой позже, а в 5.18 "Ринаун" перенес огонь на "Шарнхорст". Артиллерийская дуэль продолжалась до 6 часов, а затем, после 20-минутной паузы, до 7.15.

Немцы уже определили, что "Ринаун" сопровождается восемью эсминцами, которые торпедами могли добить их корабли, если бы те получили повреждения или снизили скорость. Немецкие корабли на высокой скорости вышли из боя.

"Ринаун" и его эсминцы бросились в погоню, ведя непрерывный огонь из орудий среднего калибра. Частые вспышки выстрелов с эсминцев заставили немцев предположить, что их преследует мощное соединение. Тем не менее, им удалось увеличить дистанцию и уйти сначала на север, а потом на запад - подальше в Северный Ледовитый океан, где они оставались несколько дней, прежде чем рискнули вернуться в Германию. 12 апреля линкоры в Северном море соединились с "Хиппером" и в 22.12 пришли в Вильгельмсхафен.

1 мая "Шарнхорст" перешел в Везермюнде, а спустя 9 дней - на Балтику, чтобы в спокойной обстановке пройти курс боевой подготовки, необходимый для 87 вновь прибывших офицеров и старшин. После недели пребывания в районе Готенхафена (Гдыня) "Шарнхорст" отозвали в Киль на долгожданный ремонт.

Операция «Юно»

"Гнейзенау", "Шарнхорст", "Адмирал Хиппер" и четыре эсминца вышли 4 июня 1940 года для атаки морских сил противника в районе Харстада у берегов Норвегии. На первом этапе эскадру сопровождали два тральщика и два миноносца типа "Ягуар". 7 июня германские корабли встретились с танкером "Дитмаршен", чтобы "Хиппер" и эсминцы смогли пополнить запасы топлива. На следующий день в 5.55 "Хиппер" обнаружил и потопил британский эскортный траулер "Джупитер", а "Гнейзенау" огнем 150-мм орудий (расход 113 снарядов) поджег танкер "Ойл Пайонир", который около 8.00 добили торпедой с эсминца. Для обнаружения конвоев с "Хиппера" и "Гнейзенау" поднялись гидросамолеты, и вскоре те донесли об обнаружении крейсера и торгового судна к югу от германского соединения, а пассажирского и госпитального судов - к северу. "Хиппер" и эсминцы послали на север, где они перехватили и потопили 19 500-тонное пассажирское судно "Орама", сумев также заглушить посылаемые им в эфир сигналы бедствия. Госпитальное судно "Атлантис" немцы не атаковали.

После этих действий адмирал Маршалл решил отправить испытывавшие недостаток топлива эсминцы и "Хиппер" на заправку в Тронхейм, а сам с двумя линкорами отправился в район Харстада.

Потопление авианосца «Глориес»

В 16.46 8 июня наблюдатель на фор-марсе "Шарнхорста" обнаружил дым по пеленгу 60°, а спустя 24 минуты его старший артиллерист фрегаттен-капитан Лёвиш доложил, что удерживает в прицеле авианосец типа "Арк Ройял".

Фактически это был авианосец "Глориес" в сопровождении эсминцев "Акаста" и "Ардент", который эвакуировал из Норвегии 2 истребительных эскадрилий. По непонятной причине ни один из его торпедоносцев (в ангаре он имел 6 "Суордфишей", не считая морских "си гладиаторов") не был готов к старту. А без готовых ударных самолетов этот корабль был практически беззащитен, имея в бортовом залпе всего 8 120-мм пушек в дополнение к такому же их числу на двух эсминцах. Немцы сомкнули интервал, довели скорость до 29 узлов и, эффектно развернувшись на 16 румбов, бросились на пересечку курса противника.

Шедший головным "Гнейзенау" открыл огонь главным калибром по авианосцу, а вспомогательным левого борта по ближайшему эсминцу "Ардент". Спустя 4 минуты к флагману огонь своего ГК присоединил "Шарнхорст", чьи 150-мм орудия обрушились на эсминец "Акаста". "Глориес" повернул на юго-запад, а эсминцы попытались прикрыть его дымовой завесой. Выпущенные "Ардентом" 4 торпеды немцы вовремя заметили и смогли уклониться. Хотя дым и мешал стрельбе, немецкие корабли, используя в помощь оптическим дальномерам свои радары, быстро превратили авианосец в груду обломков. Вскоре в бой вступили и 105-мм пушки. Начиная с 17.38 в "Глориес" с дистанции около 23 000 м один за другим попали три снаряда. Начавшийся пожар помешал закончить вооружение торпедами "суордфишей".

В 17.52 "Глориес" пылал как огромный костер, но продолжал держать высокую скорость. Выскочивший из-за дыма "Ардент" выпустил последние 4 торпеды, от которых немцы также увернулись. Тут же снаряды всех калибров стали поражать эсминец, он остановился весь в огне и с большим креном и в 18.22 пошел ко дну.

"Акаста" в 18.33, как раз перед попаданием в него первого снаряда, сумел выпустить 4 торпеды. "Гнейзенау" от них уклонился, но спустя 6 минут одна из торпед попала в корму "Шарнхорста", который резко снизил скорость. Около 19.08 "Глориес" перевернулся и затонул; всего на 9 минут пережил его доблестный "Акаста", до конца выполнивший свой долг эсминца сопровождения. Поскольку "Глориес" постоянно радировал свое место, призывая на помощь корабли Флота метрополии, германские корабли поспешили укрыться в Тронхейме. Интересно, что это было первое столкновение линкоров с авианосцем и единственное, в котором первые одержали верх.

Несмотря на резкий отворот одна из торпед в 18.39 под углом 15 градусов ударила в правый борт "Шарнхорста" у башни "Цезарь" в трех метрах под главным поясом - в самое уязвимое место. Повреждение оказалось очень серьезным. Попадание пришлось в место прохода гребного вала через противоторпедную переборку. Всего 30 отсеков в районе взрыва приняли 2500 т забортной воды. "Шарнхорст" получил крен на правый борт в 3 градуса и осел кормой на 3 м. При взрыве погибло 48 членов экипажа.

Большие затопления и повреждения сказались на энергетической установке. Была уничтожена часть правого гребного вала, которая проходила через нижние отсеки противоторпедной защиты около башни "Цезарь", а весь коридор его быстро заполнила вода. Кормовое машинное отделение, дававшее энергию на средний гребной вал, стало быстро затапливаться. Корабль остался только с левым работающим валом.

Вышла из строя и башня "Цезарь", некоторые отсеки под ее погребами заполнило водой, большая часть оборудования в погребах оказалась поврежденной. Кормовая 150-мм башня правого борта вышла из строя из-за затопления подбашенных помещений и повреждения электросистем. Отказала и система управления огнем кормовой группы 105-мм орудий.

На пути в Тронхейм корабль с трудом мог держать 20 узлов. Оба корабля достигли Тронхейма около полуночи 9 июня. Там на швартовах стояло ремонтное судно "Хуаскаран", экипаж которого приступил к временному ремонту "Шарнхорста".

10 июня самолет-разведчик Берегового командования Королевских ВВС обнаружил немецкие корабли и на следующий день дюжина бомбардировщиков "Гудзон" ("Хадсон") с высоты 4570 м сбросила 36 227-кг бронебойных бомб по "Шарнхорсту", ни одна из которых не достигла цели. Два самолета немцы сбили.

Затем настала очередь британского соединения в составе линкора "Нельсон" и авианосца "Арк Ройял", которые 13 июня находились в 170 милях от Тронхейма. Поднятые в воздух 15 бомбардировщиков "Скьюа" были перехвачены германскими истребителями, и англичане потеряли восемь машин. Остальные прорвались к цели, но в "Шарнхорст" попала всего одна бомба, которая, к тому же, не взорвалась, хотя и пробила верхнюю палубу.

Ремонт турбин среднего вала "Шарнхорста" занял 10 суток. Отремонтировать правый вал можно было только в сухом доке. На пробах 18 июня при скорости свыше 13 узлов наблюдалась такая вибрация, что оставалось надеяться только на два вала и максимальную скорость в 24 узла. 20 июня корабль вышел в Германию в сопровождении эскорта. На следующий день соединение у о.Утсир обнаружили самолеты британского Берегового командования и около 15.00 шесть торпедоносцев "Суордфиш" 821-й и 823-й эскадрилий Королевского флота вышли в атаку, которую немцы легко отразили зенитным огнем. Английские летчики не имели практики, и эта атака крупного корабля была их первой в жизни. Все торпеды пошли практически параллельно курсу кораблей, которым ничего не стоило от них уклониться, сбив при этом два торпедоносца зенитками. Почти тут же четыре "Гудзона" с большой высоты со столь же большой неточностью сбросили 227-кг бомбы. Спустя полтора часа над соединением появилось девять "бофортов", вооруженных 227-кг бронебойными бомбами, но и они были отбиты зенитным огнем и истребителями, потеряв три самолета. А последнюю атаку с все тем же результатом провели еще шесть "гудзонов". Отражая атаки, "Шарнхорст" выпустил 900 105-мм снарядов и 3600 мелких.

Вскоре немцы перехватили британское сообщение, из которого стало понятно, что в море находятся крупные силы Флота метрополии. "Шарнхорст" получил приказ укрыться в порту Ставангер. В этот момент некоторые британские корабли находились всего в 35 милях от него. 22 июня "Шарнхорст" вышел из Ставангера в Киль, где в плавучем доке "С" следующие шесть месяцев проходил ремонт, часто прерываемый налетами британской авиации. 21 ноября корабль вышел в пробное плавание по Балтике, но 19 декабря вернулся в Киль, чтобы в плавучем доке "В" еще четверо суток заканчивать ремонтные работы.

Действия в Атлантике (операция «Берлин»)

28 декабря 1940 года "Гнейзенау" и "Шарнхорст" под командованием адмирала Лютьенса вышли в Северную Атлантику для операций против британского судоходства. Жестокий шторм в Северном море заставил корабли идти малым ходом. От сильного волнения моря "Гнейзенау" получил серьезные повреждения корпуса. Хотя с "Шарнхорстом" непогода обошлась менее жестоко, кораблям пришлось повернуть назад: "Шарнхорст" вернулся в Готенхафен (польский порт Гдыня), а "Гнейзенау" - в Киль.

"Шарнхорст" вернулся в Киль 19 января, а через три дня оба корабля снова под командой Лютьенса вышли из Киля в Атлантику для выполнения операции "Берлин". Во время прохода проливами Каттегат и Скаггерак их обнаружила английская агентура в Дании, и Флот метрополии в ночь на 26 января вышел из Скапа-Флоу, чтобы блокировать проход Фареры-Исландия. Немецкие радары вовремя обнаружили прямо по курсу большое число кораблей (это были линкоры "Нельсон", "Родней", "Рипалс", 8 крейсеров и 11 эсминцев), и Лютьенс приказал изменить курс.

После дозаправки топливом к востоку от о.Ян-Майен с танкера "Адриа" немцы повернули на юг и на высокой скорости устремились к Датскому проливу - воротам в Атлантику. Они вышли на оперативный простор после 3 часов 3 февраля, когда удачно миновали последний британский крейсерский патруль. Утром 6 февраля 1941 года оба линкора дозаправились с танкера "Шлеттштадт" к югу от мыса Фареуэлл, а на следующий день приступили к поиску судов.

В 8.35 8 февраля с "Гнейзенау" заметили мачты конвоя НХ-106, шедшего из Галифакса, и корабли приготовились к атаке. "Шарнхорст" послали вперед, чтобы атаковать с севера, но в 9.47 его сигнальщики усмотрели в охранении конвоя старый дредноут "Рамиллиес", вооруженный восемью 381-мм орудиями. Узнав о присутствии столь мощного прикрытия, адмирал Лютьенс отменил атаку конвоя, поскольку имел приказ не ввязываться в бой с линейными кораблями. Тем не менее, к 9.50 "Шарнхорст" сблизился с конвоем до 23 000 м, пытаясь отвлечь на себя корабли охранения, чтобы "Гнейзенау" смог атаковать оставшиеся без защиты суда. Но Лютьенс прямым приказом отменил эту попытку и вернул "Шарнхорст" к флагману.

Оба корабля после этого ушли на северо-запад к проливу Дэвиса, а после нескольких дней безрезультатного крейсерства в том районе спустились на юг. Штормовая погода препятствовала наблюдению за морем. Скорость снова снизили, чтобы уменьшить заливаемость носовой оконечности и надстроек. Когда погода несколько улучшилась, 14 и 15 февраля корабли снова провели дозаправку с танкеров "Шлеттштадт" и "Эссо Гамбург". Только 22 февраля приблизительно в 500 милях к востоку от о.Ньюфаундленд обнаружили идущий на запад конвой транспортов в балласте. Увидев германские корабли, суда бросились врассыпную. Используя для поиска разбежавшейся "добычи" бортовые самолеты, "Гнейзенау" и "Шарнхорст" смогли потопить всего пять судов общим водоизмещением 25 874 брутто-тонн (брт), "Шарнхорсту" достался только танкер "Ластрес" (6156 брт). Некоторые из них успели послать в эфир сообщение о германских рейдерах, заставив их сменить район действий.

Адмирал Лютьенс перенес операции в юго-восточную часть северной Атлантики, чтобы перекрыть маршрут конвоев Кейптаун - Гибралтар в точке к северу от м. Верде-Айлендс. Перед приходом в этот район корабли заправились топливом у Азорских островов 27 - 28 февраля с танкеров "Эрмланд" и "Бреме". 7 марта недалеко от берега Африки наблюдатели "Шарнхорста" обнаружили линейный корабль "Малайя", также вооруженный восемью 381-мм орудиями, а за горизонтом - мачты, по меньшей мере, 12 торговых судов. Лютьенс снова приказал "Шарнхорсту" отойти на соединение с флагманом, шедшим в 40 милях позади.

Замеченные 12 торговых судов входили в состав конвоя SL-67, направлявшегося в Великобританию. Чтобы избежать боя с линкором, Лютьенс решил выйти в хвост конвоя и навести на него подводные лодки, отправив радиограмму в Берлин. Германское военно-морское командование направило к конвою субмарины U-124 и U-105, которые за ночь 7 - 8 марта пустили ко дну судов на 28 488 брт. Немецкие рейдеры также были обнаружены гидросамолетом с одного из кораблей эскорта, и "Малайя" сблизился с ними на 24 000 м. Немецкие 283-мм орудия уже доставали до противника, но Лютьенс не решился на артиллерийскую дуэль. Местом дальнейших операций он избрал центральную часть Атлантики. По пути к месту заправки 9 марта рейдеры потопили одиночный греческий пароход "Маратон" с грузом угля для Александрии, имевший несчастье наткнуться на "Шарнхорст".

Линкоры 12 марта заправились и получили необходимые припасы с вооруженных кораблей снабжения "Уккермарк" (бывший "Альтмарк") и "Эрмланд". В тот же день все четыре корабля двинулись на север, образовав поисковую линию шириной 120 миль. Спустя трое суток они перехватили несколько танкеров, из которых "Гнейзенау" один потопил (британский 6197-тонный "Симния") и три захватил в качестве призов (норвежские 5684-тонный "Бианка" и 6405-тонный "Поликарб", 8046-тонный "Сан Казимиро"). "Шарнхорст" отправил на дно "Бритиш Стренге" (7139 т) и "Ателфоум" (6554 т). Рейдеры продолжили движение на север, надеясь найти конвои, следующие в Британию из Галифакса. Тем временем британские линкоры "Родней", "Нельсон" и новейший "Кинг Джордж V" ожидали немцев в северных водах Атлантики, рассчитывая, что те, исчерпав запас автономности, скоро вынуждены будут прорываться домой.

Утром 16 марта линкоры обнаружили еще несколько отставших от конвоев судов. Тут уж рейдеры порезвились вволю, как лисы в курятнике. "Гнейзенау" потопил шесть транспортов, а "Шарнхорст"-четыре: "Мангхай" (8290 т), "Сильверфир" (4347 т), "Сардиниан Принс" (3200 т), "Деметертон" (5200 т). Но одно из судов успело радировать о нападении и в данный район полным ходом направились "Родней" и "Кинг Джордж V". Последним столкновением стал бой с небольшим фруктовозом "Чилиан Рифер", который мастерски избегал огня "Гнейзенау" и постоянно радировал открытым текстом свое точное местонахождение. В конце концов, транспорт, поставив дымзавесу, повернул на "Гнейзенау", ведя огонь из единственного палубного орудия. Такое яростное сопротивление убедило немцев, что перед ними, как минимум, вспомогательный крейсер. Поэтому они решили добить его с дальней дистанции, выпустив 73 283-мм снаряда - больше, чем затратит на потопление остальных судов за все время крейсерства. Всего за 15 -16 марта немцы потопили или захватили 16 судов.

Доблестный "Чилиан Рифер" еще сражался, когда на экране радара "Гнейзенау" появились отметки неопознанного крупного корабля. Немцы на большой скорости скрылись в дождевом шквале. С "Роднея" - а это был он-успели заметить флагман Лютьенса и около 21.00 даже запросили прожектором: "What ship?" ("Что за корабль?"). Командир "Гнейзенау" капитан цур зее Отто Фаин приказал ответить: "HMS "EmeraeSd" (корабль его величества "Эмерод" - этот крейсер входил в состав Флота метрополии и вполне мог оказаться в северной Атлантике). После этого, не дожидаясь нового запроса, резко положив руль на борт, немецкий корабль на полном ходу удалился от грозного противника. Адмирал Лютьенс приказал проложить курс на Брест, понимая, что кольцо вокруг его кораблей сужается и шансов на дальнейший успех не много.

Вечером 20 марта разведывательный биплан "Суордфиш", поднятый с авианосца "Арк Ройял", обнаружил германские корабли в 700 милях от Бреста. Лютьенс тут же повернул на север и держался этого курса, пока самолет не исчез за горизонтом, а затем снова повернул на восток. "Арк Ройял" находился всего в 160 милях от немецкого соединения, но приближающаяся темнота и плохая погода сделали невозможным подъем самолетов для нанесения удара. На следующий день самолет британского Берегового командования обнаружил оба немецких корабля в 200 милях от Бреста, а 22 марта они благополучно достигли этого французского порта, ускользнув от погони Флота метрополии. В ходе двухмесячного крейсерства "Гнейзенау" и "Шарнхорст" потопили и захватили 22 судна общим тоннажем 115 335 брт (на счету первого 14 судов и 66 449 брт), большинство из которых шли в балласте. Дополнительным успехом операции можно считать возвращение "Адмирала Шеера". Увлекшись охотой за линкорами, англичане просто "прозевали" одиночный рейдер, который проскользнул домой по тому же маршруту, что и в Атлантику - вокруг Исландии и Британских островов.

«Брестская» группа

Остаток года "Шарнхорст" и "Гнейзенау" провели на военной верфи Бреста. После прихода немецких линкоров в Брест англичане, опасаясь их нового выхода в океан, приступили к регулярным налетам на эту базу, используя специальные 227-кг бронебойные бомбы. С 27 марта по 7 мая самолеты Командования Бомбардировочной Авиации и Берегового командования Великобритании сбросили на Брест 1013 тонн бомб и выставили 201 магнитную мину.

В ходе рейдерства "Шарнхорст" постоянно испытывал трудности с трубками перегревателей своих котлов, и только самоотверженная работа экипажа позволила избежать крупных поломок. В Бресте специалисты определили, что на замену трубок потребуется, по меньшей мере, 10 недель. Параллельно ремонту повреждений на "Гнейзенау" и текущему ремонту котлов на "Шарнхорсте" решили провести модернизацию обоих кораблей. Требуемый обоими кораблями ремонт исключил их участие в операции с "Бисмарком", которая состоялась в мае 1941 года. Но англичане-то об этом не знали, и Брест надолго стал главной целью налетов их авиации. За время стояния в Бресте оба корабля получили серьезные повреждения.

С начала июня налеты возобновились, и самый массированный из них состоялся 24 июля 1941 года. "Гнейзенау", надежно замаскированный сетями, больше повреждений не получал. "Шарнхорста" в Бресте не было. Он к этому времени закончил ремонт корпуса (9 июня), артиллерии (13-го, включая установку торпедных аппаратов) и механизмов (18-го). Назначенные на следующий день ходовые испытания пришлось отложить из-за недостаточного воздушного прикрытия. Только 21 июля "Шарнхорст" в сопровождении 5-й флотилии эсминцев вышел в Ла Паллис для испытаний, на которых свободно развил 30 узлов. Затем наступил черед торпедных стрельб и других упражнений, необходимых для застоявшегося в брестской мышеловке экипажа. Перед возвращением в Брест корабль стал на якорь в Ла Паллисе. 23 июля один из "спитфайров" обнаружил "Шарнхорст". Подготовленные для очередного рейда на Брест тяжелые бомбардировщики перенацелили на Ла Паллис. Первые шесть "стирлингов" не добились попаданий, также как 30 ночных устаревших "уитли". Не удалась и попытка семи "бофортов" обставить линкор магнитными минами. И только произведенная днем 24 июля с высоты 3000 - 3700 м атака 15 "Галифаксов", вооруженных 227-кг фугасными и 454-кг бронебойными бомбами (по другим данным, первые были полубронебойными, а вторые весили 908 кг), дала результат.

Самолеты обнаружили с дистанции 200 - 250 км, а первые из них появились над целью спустя 28 минут - в 14.13. Из сброшенных девятью самолетами 15 бронебойных и 53 фугасных бомб пять (соответственно 3 и 2) в 14.16 одновременно поразили корабль в правый борт - почти по прямой линии, параллельной диаметральной плоскости. Из 5 попавших бомб нанесли повреждения взрывом только 2 (обе 227-кг). Над кораблем поднялись сполохи пламени и столбы смешанной с нефтью воды.

Корабль получил крен 8 градусов на правый борт, поскольку затопило большинство отсеков системы контрзатопления. Количество принятой воды достигло 3000 т (из них 1200 т в результате контрзатопления), осадка кормой увеличилась на 3 м. Временно вышли из строя носовая и кормовая башни главного калибра, а также половина зенитной артиллерии. Несколько начавшихся мелких пожаров были быстро погашены. Погибло два члена экипажа и 15 получили ранения. От более тяжелых повреждений спасло то, что 454-кг бомбы не взорвались.

Благодаря организованной борьбе за живучесть крен и дифферент исправили довольно быстро. Пар в котлах подняли вообще в рекордное время. Осадка осталась на метр больше, но к 19.30 корабль смог выйти в Брест, развив скорость 25 узлов. Когда 25 июля "Шарнхорст" прибыл в Брест, единственным видимым свидетельством повреждений осталась увеличенная осадка. Но невидимые глазу повреждения оказались очень серьезными. Ремонт "Шарнхорста" занял 4 месяца.

Очередной всплеск активности англичан пришелся на декабрь, когда они, задетые удачей японцев в Пёрл-Харборе, снова стали посылать на Брест по сотне самолетов зараз и те добросовестно высыпали из своих люков по 100 -150 тонн металла и взрывчатки. Но результат оставался тот же - мимо.

Прорыв через Ла-Манш (Операция «Церберус»)

Изображение Шарнхорста и Гнейзенау во время операции «Церберус». Автор: Michel Guyot

Около 23.00 11 февраля 1942 года немцы начали одну из самых дерзких операций Второй мировой войны. Выход "Шарнхорста", "Гнейзенау" и "Принца Ойгена" на два часа задержал воздушный налет на Брест, так что корабли вошли в Канал сразу после полуночи. На 27-узловой скорости они прошли вдоль французского побережья, и в 06.30 около Шербура к ним присоединилась флотилия миноносцев. Чтобы дезориентировать английские радары, самолеты Люфтваффе кружились над самыми мачтами своих кораблей. Затем немецкие самолеты мешали работе британских радаров, сбрасывая отражатели из фольги. В 13.00 эскадра без сопротивления прошла скалы Дувра, но спустя 34 минуты ее атаковали шесть торпедоносцев "Суордфиш" в сопровождении истребителей "Спитфайр". Мощное воздушное прикрытие связало боем "спитфайры", а тихоходные торпедоносцы подверглись атакам других самолетов и яростному зенитному огню кораблей. Все шесть самолетов были сбиты, так и не добившись попаданий. Флагман открыл огонь по одному из "суордфишей" с дистанции около 1 км. Самолет упал в воду примерно в ста метрах от левого борта корабля, но успел выпустить торпеду, от которой удалось уклониться резким отворотом.

В 14.31 в 30 м от левого борта "Шарнхорста" напротив башни "Бруно" взорвалась одна из магнитных мин, поставленных британскими самолетами на глубине 38 м несколькими днями ранее. На корабле из-за повреждения предохранителей вышли из строя электрические системы, оставив все помещения без освещения на 20 минут. Оставшиеся без питания аварийные выключатели на котлах и турбинах не позволили сразу остановить турбины. Взрыв мины образовал обширную пробоину в районе башни "Бруно", в 30 водонепроницаемых отсеках пяти главных отсеков на длине 40 м, набралось около 1220 т воды, корабль получил крен на левый борт в 1 градус и дифферент на нос в 1 м.

Спустя 18 минут после взрыва запустили первую турбину, через 6 минут - вторую и в 15.01 -третью, что позволило дать ход в 27 узлов. Вскоре после этого двухмоторный бомбардировщик сбросил несколько бомб в 90 м от левого борта, которые не причинили повреждений. Чуть позже "Шарнхорст" в течение 10 минут атаковали 12 "бофортов", но их отогнали зенитный огонь и истребители Люфтваффе. Затем удалось уклониться от торпеды, сброшенной самолетом с кормового угла. Было еще несколько воздушных атак, но интенсивный огонь зениток и умелое маневрирование свели на нет все усилия англичан. Стволы зенитных автоматов раскалились докрасна, один даже разорвало, а у нескольких других заклинило приводы горизонтальной наводки.

"Шарнхорст" отстал от главных сил на 23 км. В 16.08 состоялась атака, в которой приняли участие около 100 бомбардировщиков "Гудзон" и "Бофорт". Снова попаданий в корабли не было, а, по меньшей мере, пять самолетов немцы сбили.

К 18.00 "Шарнхорст" подошел к побережью Голландии. В 19.16 за его кормой упало несколько бомб, сброшенных с большой высоты. А в 21.34 с правого борта на глубине 24 м взорвалась еще одна магнитная мина. На две минуты вышли из строя гирокомпасы и освещение. Снова пришлось остановить все турбины: левую и среднюю заклинило, а правая оказалась почти не поврежденной. Около кормовой установки 105-мм зениток образовалась большая пробоина. Десять помещений в четырех главных водонепроницаемых отсеках приняли около 300 т воды. Крен на левый борт, образовавшийся после первого взрыва, выровнялся, но осадка увеличилась еще больше. Правую турбину запустили в 22.11, но левая требовала ремонта на верфи.

В 8.00 13 февраля "Шарнхорст" встретил несколько задержавший его продвижение лед в устье реки Яде. Днем корабль пришел в Вильгельмсхафен, где его поставили в док для осмотра корпуса. Позднее корабль для ремонта повреждений перешел в Киль.

Бой у Нордкапа (Гибель "Шарнхорста")

В Рождество 25 декабря около 9.00 германская подлодка U-601 донесла точные координаты конвоя JW-55B, и адмирал Дёниц приказал выйти на перехват.

Германское соединение ("Шарнхорст", эсминцы Z-29, Z-30, Z-33, Z-34, Z-38) вышло в море около 19 часов, а в 23.00 норвежский берег скрылся за горизонтом. Адмирал Бей поддерживал постоянный контакт со штабом военно-морской группы "Север" и в 3.19 командование флотом передало ему решение германского Адмиралтейства о возвращении эсминцев в случае ухудшения погоды и о действии "Шарнхорста" в одиночку. Англичане смогли перехватить и расшифровать это сообщение. В 7.03 26 декабря немецкое соединение, находясь в 40 милях к юго-западу от о. Медвежий, повернуло к точке, где в утренних сумерках - около 10 часов - по расчетам, должна была состояться встреча с конвоем. Эсминцы вели поиск в 10 милях к юго-западу от "Шарнхорста", экипажи с 03.00 находились в состоянии полной боевой готовности.

На вышедшем 23 декабря из Исландии соединении дальнего прикрытия, находившемся в 270 милях к западу от м. Норд-Кап, адмирал Фрэйзер получил перехват "Ультры", что "Шарнхорст" устремился к конвою. Британская разведка смогла расшифровать приказ - "Остфронт (17.00). "Шарнхорсту" выйти в море 25-го в 17 часов" - и адмиралу Фрезеру предложили приготовиться к действиям, чтобы отрезать немецкому линкору путь назад в Норвегию. К 9.25 корабли Фрезера находились в 125 милях к юго-западу от "Шарнхорста", а адмиралу Бернету сообщили о планах Фрезера и о содержании расшифровки "Ультры". Адмирал Фрезер приказал 36-му дивизиону эсминцев из состава эскорта конвоя RA-55A, который благоразумно направили на север от предполагаемого района боя, идти на соединение с конвоем JW-55B ( главной цели "Шарнхорста"). Вице-адмирал Бернет расположил свое соединение между конвоем и возможным направлением появления "Шарнхорста.

Когда радар "Белфаста" в 8.40 26 декабря обнаружил "Шарнхорст" с дистанции 33 000 м по пеленгу 295°, на кораблях ближнего прикрытия сыграли боевую тревогу. Немецкий рейдер в этот момент находился примерно в 32 милях от конвоя, и три британских крейсера начали сближение с противником. "Шарнхорст" пока не подозревал о присутствии британских кораблей, поскольку для большей скрытности не включал свой радар. В 9.21 сигнальщики крейсера "Шеффилд" с дистанции 11 000 м по пеленгу 222° заметили германский корабль, а спустя три минуты "Белфаст" открыл огонь осветительными снарядами. В 9.25 первый же залп с крейсера "Норфолк" лег всего в 500 метрах от борта "Шарнхорста", который ответил залпом из башни "Цезарь", а затем на 30-узловой скорости стал отходить.

В течение 20-минутной перестрелки в "Шарнхорст" попало три 203-мм снаряда. Один из снарядов уничтожил антенну носового радара. Корабль "ослеп" с носовых углов, примерно 69-80°, так как кормовой радар, расположенный ниже носового, имел ограниченный угол действия вперед. Пытаясь выйти из боя, "Шарнхорст" несколько раз менял курс. В 9.55 адмирал Бей радировал о бое с британскими крейсерами, но спустя несколько минут он смог оторваться от противника, который в штормовом море не мог давать больше 24 узлов.

Оторвавшись от крейсеров, "Шарнхорст" снова начал поиски конвоя и к 12 часам вышел к северо-востоку от него. Спустя пять минут "Белфаст" восстановил радиолокационный контакт с немцами, но только в 12.21 британские крейсера смогли сократить дистанцию. В этот момент "Шарнхорст" обнаружил их своим кормовым радаром, а затем и визуально. Англичане выпустили осветительные снаряды, но линкор быстро открыл огонь из носовых башен и снова изменил курс на северо-запад, введя в бой кормовую башню. Три залпа накрыли концевой корабль 36-го дивизиона "Вираго", который только что проскочил под носом у крейсеров.

В 12.23 "Норфолк" получил попадание в район кормовой трубы. Спустя несколько секунд второй 283-мм снаряд ударил в барбет его башни "X", выведя ее из строя. Через несколько минут уже "Шеффилд" был засыпан градом крупных осколков. В 12.41, когда ситуация стала складываться плохо для англичан - все-таки "Шарнхорст" был гораздо сильнее трех крейсеров, адмирал Бей изменил курс и увеличил скорость. Он не хотел продолжать неприятный бой с крейсерами, его целью был конвой. После окончания этой фазы боя с юго-запада подошли корабли адмирала Фрезера, а крейсера Бернета продолжали держаться за пределами огня "Шарнхорста", поддерживая радиолокационный контакт и сообщая координаты противника на свой линкор.

С немецких эсминцев видели осветительные снаряды, которые английские крейсера выпускали в утреннем бою, но они находились далеко от "Шарнхорста". Адмирал Бей приказал им идти на северо-восток на соединение с флагманом, но в 11.58 снова послал их на запад для поиска конвоя. После этого уже никакого тактического взаимодействия между "Шарнхорстом" и немецкими эсминцами не было.

Около 13.15 адмирал Бей решил возвращаться в базу, не ожидая больше каких-либо стычек. Экипаж корабля, не кормленный с самого утра, приступил к обеду, но боевая готовность сохранялась. Кормовой радар выключили, чтобы не обнаруживать себя его работой. В 15.25 Бей радировал в штаб группы "Север" предполагаемое время своего возвращения. Он не знал, что идет как раз на пересечку курса "Дюк оф Йорка", "Ямайки" и четырех эсминцев, наводившихся на него крейсерами по радио. В 75 кбт сзади (при видимости в 70), шли крейсера Бернета и 36-й дивизион. Этот своеобразный "гон" продолжался более трех часов. Но уже в 16.17 поисковый радар британского линкора обнаружил противника на дистанции 225 кбт. Смертный приговор "Шарнхорсту" был подписан.

В 16.32 артиллерийский радар на "Дюк оф Йорк" нащупал цель в 147 кбт (27 200 м) и спустя 11 минут Фрэйзер приказал "Белфасту", единственному крейсеру Бернета, который мог вступить в бой, открыть огонь осветительными снарядами, а своим эсминцам - быть готовыми к торпедной атаке по сигналу адмирала. "Дюк оф Йорк" и "Ямайка" легли на курс 80, чтобы использовать и кормовые башни. Немецкий корабль был зажат между Соединениями 1 и 2.

Когда в 16.47 в небе разорвались снаряды первого залпа, англичане с удивлением обнаружили, что на "Шарнхорсте" башни главного калибра развернуты в походное положение. Спустя минуту "Дюк оф Йорк" открыл стрельбу осветительными 133-мм снарядами, а еще через две начал стрельбу залпами с дистанции 11 000 м. В 16.52 к нему с дистанции 12 000 м присоединился крейсер "Ямайка", добившись накрытия третьим залпом (одно попадание). Хотя "Шарнхорст" и оказался застигнутым врасплох, после разрыва осветительных снарядов он быстро открыл ответный огонь и, не мешкая ни минуты, повернул на север. Дуэль между ним и линкором "Дюк оф Йорк" была неравной - немецкие 283-мм снаряды не могли пробить толстую броню, защищавшую жизненно важные части английского линкора.

В 16.55 356-мм снаряд первого же залпа попал в правый борт "Шарнхорста" напротив башни "Антон". Башню заклинило. Несмотря на повреждения, корабль поддерживал высокую скорость. Второй снаряд повредил вентиляционный канал башни "Бруно", из-за чего ее боевое отделение после каждого открытия орудийного замка заполнялось газами и дымом. Еще один снаряд ударил рядом с башней "Цезарь" и пробил в батарейной палубе отверстие диаметром 0,5 м. Отверстие быстро заделали, но отсеки, где разорвался снаряд, затопили водой и не осушили.

Эти попадания пока не представляли опасности для "Шарнхорста". Главное - он сохранял преимущество в скорости и начал отрываться от противника. Попав под обстрел "Белфаста" и "Норфолка", "Шарнхорст" повернул на восток и 30-узловым ходом быстро увеличил дистанцию. Фрезер приказал эсминцам провести атаку, но те никак не могли сблизиться с целью. "Сэведж" и "Сомарец" держались слева сзади, а "Сторд" и "Скорпион"-справа сзади от преследуемого противника. В 17.42 из-за увеличившейся дистанции прекратила огонь "Ямайка" и только флагман Фрэйзера продолжал методично выпускать залпы по удаляющемуся "Шарнхорсту".

К счастью для англичан, стрельба "Дюк оф Йорк" была точной. Одна за другой выходили на немецком корабле орудийные башни, осколки тяжелых снарядов проникали даже в погреба, выбивая работавшую на подаче прислугу. А около 18.00 в котельным отделением № 1, произошел взрыв. На корабле сначала показалось, что это торпедное попадание - настолько сильными были удар и взрыв. Разорвало множество паропроводов четырех находящихся в этом отделении котлов. Осколки снаряда пробили двойное дно, из-за чего отделение затопило до уровня настила пола. Скорость корабля упала до 8 узлов. Аварийные меры были приняты быстро и эффективно, давление пара увеличили, и старший механик фрегаттен-капитан Отто Кёниг доложил на мостик: "Могу дать ход 22 узла", на что командир корабля Хинтце ответил: "Браво, держите его!"

"Шарнхорст" вел огонь с дистанции 15 000 - 20 000 м и несколькими залпами накрыл "Дюк оф Йорк", борт которого засыпало осколками, а прямым попаданием в фок-мачту снесло за борт одну из ее опор и временно вывело из строя артиллерийский радар типа 284. Взобравшемуся на мачту лейтенанту Бейтсу удалось починить перебитый кабель между антенной и экраном радара, и огонь удалось продолжить с прежней эффективностью.

Артиллерийская дуэль длилась уже почти 90 минут, и "Шарнхорст" получил значительные повреждения. Его надстройки были во многих местах пробиты осколками, а кое-где разрушены прямыми попаданиями 152-мм, 203-мм и 356-мм снарядов. Начались пожары, иногда сопровождавшиеся взрывами. В этих условиях экипаж продолжал квалифицированно и спокойно делать свое дело. Разрушило или вывело из строя почти все артиллерийские установки и торпедный аппарат левого борта. Уцелевшей прислуге приказали укрыться и бороться с пожарами. В 17.30 356-мм снаряды попали в обе носовые 150-мм башни: правую полностью разрушило, причем погибли все люди в башне и на подаче, а левую заклинило, и спустя 10 минут она полностью вышла из строя.

Контр-адмирал Бей теперь точно знал, что его загнали в угол и в 18.24 приказал отправить последнюю радиограмму: "Мы будем сражаться до последнего снаряда".

В 18.42 "Дюк оф Йорк" прекратил огонь, выпустив 52 залпа, из которых 31 лег накрытием и дал, по меньшей мере, 13 прямых попаданий. Этими снарядами и снарядами с крейсеров убило и ранило на борту "Шарнхорста" большое количество людей, вывело из строя почти все 150-мм орудия. Однако "Шарнхорст" все еще держал высокую скорость, и адмирал Фрезер, опасаясь, что противнику удастся ускользнуть, отдал приказ эсминцам на торпедную атаку.

Благодаря падению скорости "Шарнхорста", эсминцам типа "S" из Соединения 2 удалось приблизиться к нему на 60 кабельтовых. Германский корабль уже не имел средств отражения таких атак, что позволило эсминцам подойти на дистанцию торпедного залпа почти без противодействия. Около 18.50 "Сторд" и "Скорпион" выпустили по 8 торпед. "Шарнхорст" резко повернул вправо, но три торпеды все же достигли цели. Этим поворотом он подставил борт эсминцам "Сэведж" и "Сомарец". Первый выпустил восемь торпед, а второй, сблизившись до 1600 м, попал под огонь немногих уцелевших мелких орудий правого борта и одной башни ГК германского корабля. Снаряды пробили на эсминце директор и дальномер, осколки изрешетили борт и надстройки, скорость его упала до 10 узлов. Выпустив четыре торпеды, "Сомарец" отвернул, ставя дымовую завесу.

В результате попаданий 4 торпед скорость "Шарнхорста" упала до 12 узлов. "Дюк оф Йорк" смог снова сблизиться, теперь уже на "пистолетную" для 356-мм снарядов дистанцию 9100 м. Начался окончательный расстрел германского корабля, который даже не мог достойно отвечать: две его носовых башни заклинило, а третья испытывала нехватку снарядов. Все свободные члены экипажа (вероятно, прислуга 105-мм орудий) работали на передаче боезапаса из погребов башни "Бруно" в башню "Цезарь", которая спустя несколько минут возобновила огонь.

По мере заполнения корпуса водой скорость "Шарнхорста" упала до 5 узлов, и он почти не слушался руля. Англичане еще после боя с "Бисмарком" поняли, что крупный германский корабль потопить только артиллерией невозможно. Поэтому адмирал Фрезер приказал крейсерам добить "Шарнхорст" торпедами.

В 19.25 "Ямайка", до этого давший по врагу 22 бортовых залпа, выпустил две торпеды из левого аппарата (третья труба оказалась неисправной). Спустя две минуты еще три выпустил "Белфаст". Затем "Ямайка", через 10 минут выстрелила тремя торпедами с другого борта. Попадания различить было невозможно из-за дыма и тумана. Крейсера оставили арену боя, на которую вышли эсминцы 36-го дивизиона. "Маскетир" выпустил 4 торпеды на правый борт в 19.33 и видел три взрыва между трубой и грот-мачтой. "Оппортьюн" разрядил один аппарат в 19.31, другой - спустя две минуты, и его наблюдатели ясно видели по одному попаданию с каждого залпа в правый борт линкора между грот-мачтой и трубой. Эффект от их взрыва был незначителен, так как "Шарнхорст" уже глубоко сидел в воде, и торпеды попали в главный броневой пояс. В 19.34 семь торпед выпустил "Вираго", также претендующий на два попадания. После этих атак немецкий корабль практически остановился, окутавшись густым дымом и паром.

Около 19 часов командир "Шарнхорста" приказал сжечь все секретные документы. Поскольку все остальные орудия уже молчали, он сказал прислуге 150-мм башни № 4: "...все зависит от вас". Корабль кренился на правый борт и погружался носом. Последняя башня 150-мм орудий стреляла, пока у нее не заклинило подъемник боезапаса. Продолжало стрелять 20-мм орудие на крыше башни "Бруно". К 19.40 крен сильно увеличился, а носовая часть почти ушла под воду. Все люки и водонепроницаемые двери подкреплялись, чтобы сдерживать затопление и дать экипажу больше времени для спасения. Однако, торпедные повреждения лишили корабль большей части запаса плавучести. В 19.45 "Шарнхорст" носом ушел под воду с медленно вращавшимися винтами. Англичане зафиксировали перед затоплением сильный взрыв, приписав его погребам. "Белфаст" в 19.48 намеревался провести вторую атаку торпедами, но цель пропала. "Матч-лесс" также не нашел "Шарнхорста" и вместе со "Скорпионом" начал подбирать барахтавшихся в ледяной воде людей. До 20.40 эсминцы "Белфаст" и "Норфолк" искали спасшихся. Из экипажа в 1968 человек спасти удалось только 36.

При потоплении "Шарнхорста" англичане израсходовали 446 356-мм снарядов, 161 203-мм, 974 152-мм, 531 133-мм (плюс 155 осветительных) и 83 102-мм, а также 55 торпед, из которых 11 попали в цель.

3 октября 2000 года затонувший "Шарнхорст" был обнаружен около 72°16' с. ш. 28°41' в. д. (G), почти в 130 километрах (70 морских миль) на северо-северо-восток от Нордкапа и был сфотографирован на глубине около 300 метров норвежскими ВМС.

Капитаны

  • 7 января 1939 — 20 сентября 1939: Kapitän zur See Otto Ciliax.
  • 21 сентября 1939 — 28 марта 1942: Kapitän zur See Kurt Hoffmann.
  • 29 марта 1942 — 17 октября 1943: Kapitän zur See Friedrich Hьffmeier.
  • 18 октября 1943 — 26 декабря 1943: Kapitän zur See Fritz Hintze.

Примечания

  1. Назван в честь прусского генерал-лейтенанта и военного реформатора Герхарда фон Шарнхорста (1755-1813).

Литература

  1. Балакин С. А., Дашьян А. В. и др. Линкоры Второй мировой.
  2. С.В. Сулига Линкоры типа "Шарнхорст".
  3. Фотогалерея линкора "Шарнхорст" на Maritime quest
  4. The Battleship Scharnhorst на KBismarck.com
  5. Scharnhorst на wikipedia.org

Галерея изображений

Видео

Командующие Гросс-адмираль Эрих РедерГросс-адмираль Карл ДёницХанс Георг фон ФридебургВальтер Варцеха
Основные силы флота
Линкор Тип Bismarck: BismarckTirpitz
Тип Scharnhorst: ScharnhorstGneisenau
Тип Deutschland (броненосцы): SMS SchlesieSMS Schleswig-Holstein
проект H
Авианосцы Тип Graf Zeppelin: Graf ZeppelinFlugzeugträger B
Seydlitz (из крейсера)Elbe
Тяжёлые крейсера Тип Deutschland (карманные линкоры): DeutschlandAdmiral Graf SpeeAdmiral Scheer
Тип Admiral Hipper: Admiral HipperBlücherPrinz EugenSeydlitzLützow
Лёгкие крейсера Тип Emden: Emden
Тип Königsberg: KönigsbergKarlsruheKöln
Тип Leipzig: LeipzigNürnberg
Тип M
Тип Spähkreuzer
Дополнительные силы флота
Вспомогательные крейсера OrionAtlantisWidderThorPinguinStierKometKormoranMichelCoronelHansa
Эсминцы Тип 34(34-A): Z-1 Leberecht MaassZ-12 Erich GieseZ-16 Friedrich Eckoldt
Тип 36: Z-17 Diether von RoederZ-20 Karl Galster
Тип 36А: Z-31Z-33
Тип 36B
Тип 36C
Миноносцы Тип 1923: Möwe
Тип 1924: Luchs
Тип 1935: T-1
Тип 1937
Тип 1939: T-35
Тип 1941
Минные тральщики Минные тральщики типа M: Подсерия 1935Подсерия 1938Подсерия 1939(Mob)Подсерия 1940Подсерия 1943
Торпедные катера Тип LM
Тип Schnellboot: Подсерия S-2Подсерия S-7Подсерия S-14Подсерия S-18Подсерия S-26Подсерия S-30Подсерия S-38Подсерия S-38bПодсерия S-100Подсерия S-151
Подводные силы флота
Подводные лодки Тип IТип IIТип VIIТип IXТип XТип XIVТип XVIIТип XXIТип XXII