Форум геймеров и читеров 4cheaT
Реклама:

Pz.Kpfw. B2 740 (f)/История в World of Tanks (WoT)

Поделиться с друзьями:

Pz.Kpfw. B2 740 (f)/История

Новые темы на Форуме World of Tanks
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
[Разоблачение подставы] - Танковые асы Т-44-100 (Р... MIsTeN Общение танкистов 3 2016-12-03 06:16
Что можно делать на станке чпу с рабочим полем 18 ... Never Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-03 00:51
Что получает Модератор Чата в World of Tanks или о... temkka Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-02 22:40
Дайте плиз кто нибудь аккаунт в worloftanks murad3641299 Вопросы по игре World of Tanks 1 2016-12-02 22:32
В Москве презентовали УАЗ Патриот World of Tanks E... rudicon Общение танкистов 7 2016-12-03 06:45
Украинским солдатам надоело пешком дезертировать и... Sanchez99 Вопросы по игре World of Tanks 2 2016-12-02 21:18
Помогите с не сложным вопросом (для меня сложно) в... vlad228228 Вопросы о World of Warships 3 2016-11-22 13:14
LVMP v.4.0.1.5 для патча WoWP 1.9.7.0 Val-Otval Моды World of warplanes 0 2016-11-13 09:53
Перейти к: навигация, поиск
Основная статья: PzKpfw B2 740 (f)
История будущего B1 началась вскоре после окончания Первой мировой войны, в июне 1920 года, когда была принята перспективная программа послевоенного танкостроения. Одной из концепций танка, предусмотренной этой программой, был «боевой танк» (фр. Char de bataille), который занял бы промежуточное место между лёгкими танками поддержки пехоты, такими как FT-17 и тяжёлыми «танками-крепостями» (фр. Char de forteresse), такими как Char 2C. Помимо поддержки пехоты, «боевой танк» должен был быть способен самостоятельно выполнять свои задачи, включая борьбу с вражеской бронетехникой. Хотя генерал Эстьенн, активно продвигавший эту концепцию и впоследствии руководивший работами по «боевому танку», предполагал использование таких танков в составе полностью механизированных подразделений мотопехоты, Пехотное управление, под контроль которого после войны формально перешли все танковые войска, вскоре официально классифицировало будущий танк как средство поддержки пехоты.

Начальные тактико-технические требования к новому танку были сформулированы в январе 1921 года. К разработке были привлечены пять фирм, уже имевших опыт танкового производства: «Делоне-Бельвилль», FAMH («Сен-Шамон»), FCM и работавшие совместно «Рено» и «Шнейдер». Каждая из фирм должна была разработать свой проект, на основе испытаний прототипов которых предполагалось создать единый проект, включавший бы в себя лучшие из представленных решений. Заказ на производство будущего танка, потенциально насчитывавший сотни экземпляров, должен был быть распределён между всеми фирмами-участниками, от которых, в свою очередь, ожидалась полная кооперация и использование своих лучших конструкторских находок в совместном предприятии.

Разработка нового танка тормозилась рядом причин, основной из которых было скудное финансирование армии на протяжении 1920-х годов. Более того, его создание тормозилось даже Лигой Наций, в свете преобладавших в ней пацифистских настроений, рассматривавшей разработку столь мощного и предполагавшегося к массовому производству танка как подготовку к войне со стороны Франции и угрожавшей ей экономическими санкциями. Тем не менее все фирмы в мае 1924 года сумели представить свои прототипы. Проект «Делоне-Бельвилль» представлял собой по сути, усовершенствованный вариант FT-17 и был отвергнут ещё на ранней стадии, как не соответствующий условиям проекта. Все остальные проекты имели схожую компоновку, с расположением орудия в лобовой части корпуса и башней с пулемётным вооружением. Прототип FCM, FCM 21, использовал ряд решений, ранее применённых на строившихся этой же фирмой танках 2C, в частности элементы подвески и стробоскопические смотровые приборы. На прототипе FAMH использовалась ходовая часть от САУ этой же фирмы, применявшаяся также на танке «Сен-Шамон», а его вооружение состояло из 75-мм пушки в корпусе и двух пулемётов в башне. «Шнейдер» и «Рено» совместно представили два прототипа, SRA и SRB, имевших разную ходовую часть и разные орудия — короткоствольную 75-мм пушку на SRA и длинноствольную 47-мм пушку на SRB. Оба прототипа использовали одинаковые башни с двумя пулемётами. Отличалась у представленных танков и силовая установка, прототипы FCM и FAHM оснащались двигателями фирмы «Панар», в то время как оба прототипа «Рено»—"Шнейдер" — двигателями «Рено».

PzB2_hist.jpg

Результаты испытаний позволили к марту 1925 года более точно сформулировать техническое задание. Масса будущего танка должна была составлять 19-22 тонны, а его броня должна была защищать от всех видов оружия пехоты. Общая компоновка и форма были в целом заимствованы у SRB. В качестве силовой установки был выбран двигатель «Рено», в сочетании с механизмом поворота «Недер» прототипа FAHM. От него же была заимствована пневматическая подвеска, тогда как гусеницы типа «Хольт» были взяты у FCM 21. Броню танка должен был поставлять FAHM. В январе 1926 года FAHM, FCM и «Рено»-«Шнейдер» получили заказы на изготовление новых прототипов, в целях конспирации обозначавшихся как «Трактор 30» (фр. Tracteur 30). По контрактам, подписанным в марте 1927 года, каждая фирма должна была представить по собственному прототипу. В качестве основного вооружения были выбраны короткоствольные 75-мм пушки, производства FAMH на её и FCM прототипах и производства «Шнейдер» на третьем прототипе. Вспомогательное вооружение прототипов было одинаковым — спаренные 8-мм пулемёты в башне модели ST 4. Толщина бронирования корпуса составляла 25 мм для вертикальных и 10 мм для горизонтальных поверхностей, тогда как толщина литых башни и «рубки» водителя составляла 35 мм.

В условиях скудного финансирования, изготовление прототипов затягивалось, и первый из них, под номером 101, был изготовлен «Рено»-«Шнейдер» только к марту 1929 года. Его испытания продолжались до 1930 года и по их результатам проект был вновь доработан. Два новых прототипа, № 102 и № 103, завершённые к сентябрю 1931 года, отличались увеличенной до 40 мм толщиной вертикального бронирования. Все три прототипа были направлены на войсковые испытания. для придания им возможности борьбы хотя бы с лёгкими танками, в сентябре 1932 года на них были установлены башни модели APX 1, вооружавшиеся короткоствольной 47-мм пушкой и двумя пулемётами. Также доработки, на этот раз уже не принципиальные, были проведены в механизме поворота, прицельных устройствах, радиостанции и подвеске. В таком виде, спустя 13 лет после начала работ по нему, новый танк был в марте 1934 года принят на вооружение под обозначением «Танк B1» (фр. Char B1).

Конструкция B1

Конструкция танка В1 никак не соответствовала понятиям «революционная» или "прогрессивная, поскольку в ней сохранялись анахронизмы, доставшиеся в наследство от «окопной» войны на Западном фронте 1914—1918 гг.

  • Ходовая часть — здесь Пехотное Управление пошло явно на поводу старых стереотипов, стремясь получить танк для замены Char 2C и Mk.V*, но спроектированный на качественно новом уровне. Удивительно, но по таким же условиям с 1939 года в Великобритании создавались пехотные танки А22 (более известный как «Churchill») и TOG, причем некоторые технические решения заимствовали от французской машины! Впрочем, вернёмся к конструкции Char B. Гусеницы танка полностью охватывали корпус, выступая за его габариты спереди и сзади. По глубокому убеждению руководителей DI именно такая схема обеспечивала наилучшие условия для преодоления широких траншей. Применительно на каждый борт ходовая часть состояла из 16 опорных катков, два из которых выполняли роль натяжных. Поддерживающие ролики отсутствовали (как и на британских ромбах их роль выполняли специальные верхние направляющие), направляющее колесо располагалось спереди, ведущее — сзади.
  • Подвеска танка вполне соответствовала технической моде того времени. Три основные тележки с четырьмя опорными катками оснащались амортизацией на вертикальных пружинных рессорах, крепившихся к верхней балке. Три передних катка и один задний оснащались подвеской на листовых рессорах. Высокая сложность подобной системы изрядно компенсировалась плавностью хода.
  • Гусеница имела оригинальную «змеевидную» конструкцию (ролики двигались внутри специальных рельс, предотвращавших их соскакивание) и состояла из 63 литых чугунных траков. Именно их своеобразная форма, напоминающая слегка сплющенный батон, стала одной из отличительных черт Char B. Борта прикрывались бронещитами толщиной 25 мм, полностью защищавшими элементы подвески и, частично, опорные катки и направляющие колёса. Подобная схема была впервые применена на опытных танках № 101—103 и осталась таковой на серийных В1. В целях облечения управления танки оснащались гидравлической трансмиссией Naeder выполненной в едином блоке с 5-скоростной коробкой передач. Поворот танк осуществлялся посредством двойного дифференциала. Применениее этого технического новшества обеспечило фиксированные радиусы поворота и позволяло вести очень тонкое маневрирование 32-тонной машиной.
Вид на рабочее место водителя
  • Корпус танка имел клёпано-сварную конструкцию и изготовлялся из катаных бронелистов. Лобовая часть корпуса, борта и корма имели толщину брони 40 мм, крыша — 14-27 мм, днище — 20 мм. Верхний лобовой бронелист устанавливался под углом 20°, нижний — 45°, верхние бортовые бронелисты имели также угол наклона 20°.Корпус состоял из двух отсеков: боевого (совмещенного с отделением управления) и моторно-трансмиссионного. В передней части слева находилась бронированная рубка водителя, который управлял танком при помощи обычного рулевого колеса с гидроусилителем, а также одновременно являлся заряжающим и обслуживал курсовой пулемет. Справа устанавливалась 75-мм гаубица и место для заряжающего. В средней части с левой стороны, чуть ниже и позади командира, размещался радист. Место командира находилось по центральной оси танка. Для входа в танк имелась одна большая бронедверь справа, имелись также люки в башне, над сиденьем водителя, и два аварийных — один в днище танка и один над моторным отделением. Учитывая высокую эксплуатационную сложность к каждому танку В1 прикреплялось по три механика, один из которых, в случае необходимости, мог входить в состав экипажа.
  • Вооружение на прототипе № 101 было достаточно скромным. Как уже указывалось, в лобовой части корпуса справа монтировалась 75-мм гаубица Schneider с гидростатическим управлением. Угол её возвышения составлял 25°, а склонения — 15°. По горизонтали пушка фиксировалась жёстко и наводилась водителем, который, действуя рулем, направлял машину точно на цель. Особенностью орудия являлось то, что его воздушный компрессор действовал от пороховых газов, отводимых из ствола. Наводку гаубицы осуществлял со своего места механик-водитель, располагавший для этого соединённым с орудием оптическим прицелом. Во избежание случайной детонации взрывателя для снарядов хранились отдельно и ввинчивались только во время боя. Пустые гильзы могли быть удалены через люк в днище танка. У серийных танков гаубица SA32 имела длину ствола 17,1 калибра (1283 мм) и обеспечивала начальную скорость снаряда 221 м\с. Столь низкие характеристики DI вполне устраивали, ведь основными боеприпасами для орудия были осколочно-фугасные снаряды, с помощью которых предстояло бороться с пехотой и полевыми укреплениями противника. Бронепробиваемость у SA32 оказалась очень слабой — на дистанции 500 метров фугасный снаряд мог пробить лишь 18-мм бронеплиту находящуюся под углом 90°.На крыше боевого отделения у опытного образца № 101 устанавливалась одноместная башня типа ST2, оснащенная двумя 7,5-мм пулеметами Reibel с раздельным наведением. Впоследствии танк получил усиленное вооружение, состоявшее из 47-мм пушки SA34 с длиной ствола 37,6 калибра и отдельно установленного слева 7,5-мм пулемета Chatellraut Modele 1931. Толщина стенок башни ST2 составляла 35 мм. На серийных В1 было принято решение устанавливать башни типа АРХ1 с тем же составом вооружения. В этом случае углы вертикального наведения для 47-мм пушки от −18° до +18°. Башенный пулемёт имел независимую установку и мог поворачиваться влево-вправо на 10°. Вращение башни осуществлялось при помощи электропривода, что заметно облегчало работу командира. Толщина стенок башни составляла 40 мм при угле установки бортовых и кормового бронелистов 22,5°. Лобовой лист брони устанавливался вертикально. Крыша имела толщину брони 30 мм, командирская башенка — 48 мм.
Укладка снарядов в танке B1
  • Боекомплект прототипа № 101 включал 87 выстрелов для 75-мм гаубицы, которые укладывались в ящиках под полом боевого отделения, рядом с водителем и возле МТО, и 9600 патронов для пулемета (150 магазинов, размещенных с цилиндрических корзинах по бортам). Серийные В1 получили 74 фугасных снаряда калибра 75 мм (могли включаться и бронебойные Obus de rupture Modele 1910M) и 50 фугасных и бронебойных снарядов калибра 47 мм, а также 5100 патронов к пулемётам.
  • Двигатель на всех танках устанавливался от фирмы Renault (рядный, V-образный, 6-цилиндровый) и располагался в задней части танка за противопожарной перегородкой. В нормальном режиме он развивал мощность 250 л.с. при 1600 об\мин., но фактически его можно было эксплуатировать при 272 л.с. Охлаждение двигателя было жидкостным, зажигание производилось от электрического стартера Bendix или двух магнето. Спереди и сзади устанавливались топливные насосы. Для доступа к двигателю с правой стороны МТО был выполнен проход. Слева от двигателя был размещен радиатор, вентиляторы и 100 литровый бак. Справа находились еще два бака — один на 200 и на 100 литров.
  • Радиооборудование, по требованию Пехотного Управления, было для Char B обязательным. На опытных машинах оно состояло из радиостанции ER53, которая могла работать только в качестве телеграфа с использованием азбуки Морзе. Прототип Char B № 101, помимо прочего, комплектовался высокой антенной рамочного типа, устанавливаемой на левом борту вдоль моторно-трансмиссионного отделения. Серийные танки были лишены такого «преимущества», поскольку на маневрах 1933 года дальность действия ER53 оказалась всего 4 километра, и рамочную антенну заменили на штыревую. На корпусе и надгусеничных нишах укладывались дополнительные принадлежности, включавшие гнезда для их крепления, шанцевый инструмент и тросы. Спереди и сзади на корпусе имелись по две буксировочные серьги.

Фотографии и рисунки

Источники информации

  • Ю. Спасибухов. Французские танки второй мировой войны / М. Барятинский. — Москва: Моделист-конструктор, 2004. — Т.1. — 32с. — (Бронеколлекция № 3 (54) / 2004). — 3000экз.
  • М. Коломиец, И. Мощанский. Бронетанковая техника Франции и Италии 1939—1945 / М. Барятинский. — Москва: Моделист-конструктор, 1998. — 32с. — (Бронеколлекция № 4 (19) / 1998).
  • Бронетехника Франции 1940 г.. — Рига: Tornado Publications, 1997. — 43с. — (Армейская серия № 16).