Форум геймеров и читеров 4cheaT
Реклама:

Panzerjäger I/История в World of Tanks (WoT)

Поделиться с друзьями:

Panzerjäger I/История

Новые темы на Форуме World of Tanks
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Токарь, выточив на станке 174 деталей, перевыполни... aleksandor Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-09 13:31
нет диска можно ли быстро установить woeld of tank... serega11974 Вопросы по игре World of Tanks 2 2016-12-09 11:43
Как правильно и где лучше установить World of Tank... xatam Вопросы по игре World of Tanks 1 2016-12-09 11:24
сколько времени ополченцам ехать на танке до майда... AFK Вопросы по игре World of Tanks 1 2016-12-09 11:12
Скажите пожалуйста Пойдёт World of tanks на Acer a... ddddd Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-09 10:56
Украинец сделал танк, а Белорус сделал двигатель -... русик_джо Вопросы по игре World of Tanks 7 2016-12-09 10:30
Как отключить режим "В самолете" в Виндовс 10 ? Gomerchick Вопросы о World of Warplanes 5 2016-12-07 21:27
Ошибка при запуске World of Warships alex44 Вопросы о World of Warships 0 2016-12-03 12:57
Перейти к: навигация, поиск
Основная статья: Panzerjager I
Panzerjager I

Selbstfahrlafette mit 4,7 cm Pak(t) auf Fahrgestell des Panzer I, "Panzerjäger I", Sd.Kfz.101 ohne Turm — немецкая противотанковая САУ. Создана в 1940г. на базе танка Panzerkampfwagen I Ausf. B и вооружена трофейным 47-мм чехословацким противотанковым орудием PaK-36(t) L/43.4 (Skoda 47mm A-5 P.U.V vz.36). В вермахте самоходка получила официальное обозначение 4.7cm Pak(t) Sfl auf Pz.Kpfw.I Ausf.B и армейский "сквозной" индекс Sd.Kfz.101 ohne Turm. Впервые приняла участие в боевых действиях во Франции в 1940г., но наиболее активно использовалась на Восточном Фронте в 1941г. Однако к началу 1942г. уже морально устарела, и практических изчезла из фронтовых частей к концу 1942г. Является первой серийной противотанковой САУ из выпускавшихся Германией в ходе Второй мировой войны. Panzerjager I не сыграл какой-либо важной роли как противотанковая САУ, однако дал немецким конструкторам необходимый опыт для создания более совершенных "истребителей танков", таких как САУ серии Marder, Nashorn.

История создания

К октябрю 1938 года, когда Германия открыто заявила о своих территориальных притязаниях, наличие в боевых частях легких танков (а по сути, танкеток с башнями) Pz.Kpfw.I рассматривалось как вынужденная мера. Вермахт пытался как можно скорее вывести эти слабо бронированные боевые машины из частей первой линии, но выпуск новых танков PzKpfw III и PzKpfw IV проходил с большими задержками.

Нельзя сказать, что работы по модернизации Pz.I не проводились – достаточно вспомнить проект VK1801\VK1802 с новой ходовой частью (с торсионной подвеской) и обновленным корпусом. За усиление брони, которая в лобовой части корпуса доходила до 80 мм, пришлось пожертвовать ходовыми качествами. Однако всё это стало "лебединой песней” устаревшего танка, поскольку резервы по его улучшению на этом полностью исчерпались.

На момент объявления войны с Польшей в эксплуатации находилось около 1000 танков Pz.I, многие из которых использовались в качестве учебных. Чтобы продлить жизнь этой конструкции был найден вполне уместный выход – создать на танковом шасси самоходную установку. Решением этого вопроса занялась фирма Alkett, которая в начале 1939 года предложила сразу три варианта самоходки:

  • зенитная САУ оснащенная 20-мм пушкой FlaK 38;
  • противотанковая САУ оснащенная 37-мм пушкой PaK35\36;
  • САУ огневой поддержки пехоты, оснащенная 75-мм короткоствольным полевым орудием LelG18.

Судьба этих проектов сложилась следующим образом.

Вариант с установкой 20-мм зенитки был признан приемлемым, но по конъюнктурным причинам постройка ЗСУ, впоследствии получившей неофициальное название Flakpanzer I, задержалась до весны 1941 г. Всего было изготовлено 24 самоходки, которые поступили в распоряжение 614-го моторизованного зенитного батальона и активно использовались в боях на Восточном фронте в течении 1942-1943 гг.

Проект противотанковой самоходки с 37-мм орудием был отвергнут по весьма прозаической причине – тратить танковую базу на перевозку легкой (массой всего около 450кг), и без того мобильной пушки было бы расточительством.

Самоходное 75-мм орудие огневой поддержки также не получило одобрения. Подобные работы уже велись фирмой Daimler-Benz с использованием более мощного шасси от среднего танка Pz.Kpfw.III Ausf.B и впоследствии привели к созданию знаменитой StuG III, которая прошла почти всю войну.

Panzerjager I ранней серии

Казалось бы, участь Pz.I предрешена, однако нашелся ещё один вариант. Дело в том, что после оккупации Чехии в руки немецкой армии попало несколько сотен противотанковых пушек калибра 37-мм и 47-мм. Очень хорошими показателями обладала как раз 47-мм пушка Skoda A5, которая в армии Чехословакии получила индекс 4.7 cm KPUV vz.38. Аббревиатура KPUV расшифровывалась как "kanon proti utocne vozbe” – то есть противотанковая пушка. Это орудие было разработано на основе вариантов А3 и А4, но обладало более высокими показателями по бронепробиваемости. Так, бронебойный снаряд массой 1,65 кг имел начальную скорость порядка 775 м\с и на дистанции до 1500 метров мог пробивать вертикально установленный лист брони толщиной 40 мм. Фактически это означало, что в 1938-1939 гг. единственным серийным танком, броня которого могла выдержать обстрел из этого орудия, был французский FCM 2C (и то, лишь при обстреле лобовой части корпуса).

Panzerjager I производства Алькетт. Характерные особенности - 5 гранная рубка и складная рама для тента

В то же время, пушка Skoda A5 обладала критически низкой мобильностью. В "наследство” от модели Skoda А3 (3.7cm KPUV vz.37) её достался лафет оснащенный тележкой с деревянными колесами, поэтому максимальная скорость транспортировки не превышала 15 км\ч (!). Не удивительно, что приняв Skoda A5 на вооружение под новым обозначением 4.7cm PaK(t), вермахт поставил эти ПТО на временное хранение. В дальнейшем предполагалось использовать их в стационарном варианте на "Линии Зигфрида” и других укрепленных районах. Часть орудий получили новые подрессоренные тележки, но всё это были полумеры. Настоящая работа для А5 нашлась лишь зимой 1940 года, когда фирма Alkett предложила установить эти орудия на шасси легких танков Pz.I или Pz.II.

Ранний проект с использованием 37-мм PaK 35\36 был незначительно доработан. Если вначале предполагалось оснастить самоходку лобовым бронещитом, то теперь предлагался вариант с неподвижной П-образной бронированной рубкой (частично сварной), открытой сверху и сзади. Толщина брони составляла 14,5 мм. Сектор обстрела оказался незначительным. Орудие получило сектор наведения в пределах 34° по горизонту, и от -8° до +12° в вертикальной плоскости. Штатное стрелковое вооружение отсутствовало и экипажу САУ, в случае атаки пехоты противника, приходилось рассчитывать только на личное оружие.

Боекомплект составил 86 выстрелов, причем в начале карьеры активно использовались штатные снаряды чехословацкого или австрийского производства. Как правило, соотношение бронебойных снарядов к осколочно-фугасным было 50\50, но в дальнейшем доля противотанковых боеприпасов несколько увеличилась.

Panzerjager I поздней серии. Характерные особенности - новая просторная 7 гранная рубка

В качестве базового варианта шасси была выбрана модификации Pz.Kpfw.I Ausf.B. В ней сохранялась схема с пятью опорными катками и четырьмя поддерживающими роликами на каждый борт. Ведущие колеса находились спереди, направляющие – сзади. Гусеница мелкозвенчатая, двухгребневая, шириной 280 мм.

Корпус самоходного орудия также полностью перешел от танка. Он имел сварную конструкцию и катаных листов хромоникелевой стали толщиной от 6 до 13 мм. В носовой части корпуса размещалась трансмиссия и отделение управления. Среднюю часть занимал боевой отсек, заднюю – моторное отделение. Машина оборудовалась штатной радиостанцией FuG2 или FuG5.

На САУ устанавливался 6-цилиндровый бензиновый двигатель Maybach NR38TR мощностью 100 л.с. и рабочим объёмом 3791 см.куб. Ёмкости двух бензобаков на 146 литров хватало на 140 км движения по твердому грунту или на 95 км по местности. Трансмиссия состояла из карданной передачи двухдискового главного фрикциона сухого трения, коробки передач, механизма поворота, бортовых фрикционов, передач и тормозов.

Первый прототип противотанкового самоходного орудия на шасси Pz.I фирма Alkett построила в январе 1940 г. и к июню в действующую армию поступило 120 САУ и ещё 12 числились в резерве. Нужное количество шасси поставила фирма Daimler-Benz, которая проводила их капитальный ремонт, в то время как окончательная сборка проводилась на предприятии Alkett. В вермахте самоходка получила официальное обозначение 4.7cm Pak(t) Sfl auf Pz.Kpfw.I Ausf.B. Есть его альтернативный вариант - Selbstfahrlafette mit 4,7 cm Pak(t) auf Fahrgestell des Panzer I и армейский "сквозной" индекс Sd.Kfz.101 ohne Turm. Впрочем, сейчас эта боевая машина более известна как Panzerjager I.

Приказ о перевооружении 16 самоходных противотанковых батальонов (Pz.Jg.Abt.521 – 616) новыми машинами был подписан 3 марта 1940 года, но фактически выполнить его в полном объёме не удалось. Тогда же САУ Panzerjager I были официально приняты на вооружение немецкой армии. В скором времени к ним присоединились Pz.Jg.Abt.(mot S)643 и Pz.Jg.Abt.(mot S)670, которые раньше были вооружены буксируемыми ПТО, - эти подразделения получили по 27 машин. Приказом командования танковых сил 26 марта 1940 года, для ускорения процесса обучения экипажей, в Вюндсдорфе был сформирован учебный полк Pz.Jg.Ersatzkp.(Sfl.). Предполагалось, что боевая готовность противотанковых подразделений будет достигнута к 15 апреля 1940 г.

Организационно батальона находились в подчинении командования танковых дивизий. Основной боевой единицей батальона являлась рота, состоящая из трех взводов. Именно роте предстояло быть главным "инструментом” в уничтожении вражеской бронетехники, так как разрозненное использование взводов допускалось в исключительных случаях.

В состав взвода входило три "линейных” Panzerjager I, пулеметный расчет и Krad (полугусеничный мотоцикл). Рота, в свою очередь, состояла из трех рот самоходных орудий, боевого обоза и обоза материального обеспечения. Таким образом, штатное расписание батальона включала три роты САУ, один командирский танк Pz.Kpfw.Ib и отделение материального обеспечения.

В наставлении о боевом применении экипажам самоходных орудий Panzerjager I предписывалось атаковать противника с флангов и с тыла, а в случае огневого превосходства вражеских танков использовать скорость и высокую подвижность своих машин для смены позиций. На марше, когда САУ находились в составе танковой дивизии, Panzerjager ставилась задача по прикрытию флангов и тыла колонны. Предусматривалось также, что в отдельных случаях допускается применение самоходок в боевых порядках пехоты. Кроме борьбы с бронетехникой противника Panzerjager I можно было использовать для разрушения долговременных полевых укреплений.

Боевое применение

Panzerjager I в Триполи

Вопреки распространенному в нашей литературе мнению Panzerjager принимали очень ограниченное участие в военных кампаниях 1940-1941 гг. В ходе вторжения во Францию и страны Бенилюкса в составе ударной группировки немецких войск находилось всего четыре истребительно-противотанковых батальона типа Pz.Abt.(mos T). Один из них был придан группе Клейста и участвовал в боевых действиях с 10 мая 1940 г. Три других, с номерами 616, 643 и 670, вводились в бои по мере достижения боевой готовности.

Как утверждалось в донесении 18-й пехотной дивизии самоходки Panzerjager I проявили себя с хорошей стороны, уничтожив несколько танков противника и разрушая строения в населенных пунктах "производя деморализующее действие на противника”. Однако этот хвалебный отзыв имел и другую сторону, не указанный в донесении. Переучивание экипажей Pz.Jg.Abt.643, вступивших в битву за Францию, велось ускоренными темпами в период с 15 апреля по 13 мая 1940 года, к тому же расстояние между отдельными подразделениями составляло 20 км. За это время механики-водители успели получить только базовые знания по вождению боевых машин, эксплуатации и ремонту. Боевых стрельб было всего две, и то, на уровне взводов – ротные и батальонные стрельбы не проводились. По мнению командира батальона его подразделение было тогда не готово к боевых действиям. Прибыв во Францию самоходки совершили несколько продолжительных маршей. Сразу же выяснилось, что держать постоянную скорость движения выше 30 км\ч невозможно из-за низкой надежности шасси. Примерно каждые 20 км (т.е. полчаса) приходилось останавливаться, проводить осмотр техники и при необходимости проводить текущий ремонт или менять смазку. В дальнейшем "разовый” пробег удалось увеличить до 30 км, но при отсутствии сменных водителей по холмистой местности удавалось пройти только 120 км в сутки. При наличии хороших дорог этот показатель составил 150 км. В ходе маршей бывали ситуации, когда самоходки не могли продолжать движение из-за поломки и вынуждены были догонять свои подразделения после ремонта. В связи с этим имел место следующий интересный случай. Отстав на марше один из Panzerjager I смог присоединиться к приписанному подразделению лишь спустя 8(!) дней, поскольку за это время батальон несколько раз менял дислокацию. Достаточно сказать, что за 4 дня он пять раз переходил из подчинения одной дивизии к другой.

В боевых условиях Panzerjager I зарекомендовали себя весьма неплохо. С французскими средними танками, толщина бронирования которых не превышала 40-50 мм, пушка А5 справлялась на дистанциях 500, максимум – 600, метров. При ведении стрельбы по ходовой части танков или при обстреле амбразур ДОТов положительного эффекта удавалось достичь на дистанциях до 1000 метров. На завершающем этапе кампании противотанковые самоходки неплохо показали себя при отражении танковых атак - 29 мая отделение 642-го батальона, прикрывая действия танков PzKpfw 35(t) из 11-й танковой дивизии, подбило четыре французских SOMUA S35 без собственных потерь. В качестве недостатков отмечался плохой обзор, стесненность работы в боевом отделении, большую высоту машины и недостаточную защищенность экипажа САУ. В результате, использовать Panzerjager I в уличных боях или на открытой местности было крайне затруднительно. Особо указывалось, что часто практикуемое командирами самоходок выглядывание за край щита грозит фатальными последствиями. Бронирование было признано крайне слабым. Лобовые бронелисты свободно пробивались не только 25-мм французскими ПТО, но и пулями винтовочного калибра! Кроме того, при попадании снаряда образуется масса вторичных осколков, поражающих экипаж и агрегаты машины.

После успешной кампании на Западном фронте осенью 1940 года были проведены дополнительные полигонные стрельбы по трофейным "рено”, "гочкиссам” и "сомуа”, в ходе которых табличные значения бронепробиваемости орудия А5 были подвергнуты сомнению. Французская наклонная броня пробивалась далеко не всегда – для этого требовалось подпустить танки на предельную дистанцию, где их 37-мм пушки могли запросто уничтожить самоходку. Эффективность действия чехословацкого орудия удалось существенно поднять лишь после появления подкалиберного снаряда, который ввели в боекомплект к концу 1940 г. Параллельно провели текущий ремонт самоходок и их модернизацию, которая заключалась в установке новых, более просторных, сварных рубок.

19 сентября 1940 года, после проведенных доработок, вермахт выдал заказ ещё на 70 шасси Schutzshcilden fuer LaS-47 для противотанковых самоходных орудий. Возможно, заказ мог быть более объёмным, но к этому времени количество пригодных для переделок шасси сильно сократилось. На этот раз основным производством 47-мм САУ занималось предприятие Klekner-Humboldt-Deutche AG, где было собрано 60 машин. Остальные 10 выпустила фирма Alkett, которая тогда была сильно загружена заказами на штурмовые САУ. По месяцам поставки Panzerjager I второй партии распределились следующим образом: декабрь – 10, январь – 30, февраль – 30.

В сентябре-октябре 1940 года был сформирован пятый батальон, получивший номер Pz.Jg.Abt.529. Следом, 28 октября, началось перевооружение 605-го батальона, а 15 апреля 9 самоходок направили в состав 12-й отдельной роты 900-й учебной бригады. Впоследствии эта бригада была переброшена на Восточный фронт. В сентябре 1941 года появился отдельный противотанковый батальон в составе моторизованной бригады SS "Адольф Гитлер" (SS-Panzer-Division Leibstandarte-SS Adolf Hitler или сокращенно LSSAH), которая 15 марта получила первые девять Panzerjager I. Личный состав этого подразделения набирался из 14-й роты противотанковой артиллерии. Всего LSSAH имел в своём составе две противотанковые роты с номерами 3 и 5 (18 машин). Первоначально самоходки базировались впригороде Меца, но к 20 марта их перебросили в болгарский город Сливница в рамках подготовки вторжения в Грецию.

Самоходные орудия Panzerjager I собирались использовать и при вторжении на Британские острова. В рамках подготовки к операции "Seelowe" проводились учения с погрузкой и выгрузкой САУ с кораблей. Для вторжения готовили наиболее боеспособные подразделения (521-й, 643-й и 670-й батальоны), но высадка так и не состоялась. Менее активно, чем на Западном фронте, прошла операция по захвату Югославии. Действовавшая здесь 5-я рота самоходок 9-го апреля пересекла югославскую границу, разгромив наблюдательный пункт противника у ж\д станции Битоль. Затем самоходки двинулись на Охриды с задачей соединиться с итальянскими войсками. За всё время кампании экипажи Panzerjager I не имели ни одной встречи с танками. Главным образом самоходки использовались для подавления очагов сопротивления, как например у греческого города Клиди,захватить который удалось только после затяжного штурма. В общем, как противотанковое средство Panzerjager I здесь себя проявить не удалось.

Советский солдат осматривает подбитый Panzerjager I. Видны пробоины в надстройке. На орудии - отметки о 3 уничтоженных танках

Впервые по-настоящему "понюхать пороха” экипажам Panzerjager довелось в ходе начального этапа кампании на Восточном фронте. На 22 июня 1941 года вермахт располагал 11 батальонами противотанковых САУ на шасси Pz.I. Из них в первой линии находились:

  • Panzerjäger-Abteilung (Sfl.) 521 в составе группы армий "Центр”
  • Panzerjäger-Abteilung (Sfl.) 529 в составе группы армий "Центр”
  • Panzerjäger-Abteilung (Sfl.) 643 в составе группы армий "Центр”
  • Panzerjäger-Abteilung (Sfl.) 616 в составе группы армий "Север” (резерв 4-й танковой группы)
  • Panzerjäger-Abteilung (Sfl.) 670 в составе группы армий "Юг” (резерв 1-й танковой группы)
  • Panzerjäger-Abteilung (Sfl.) 605 находился в распоряжении 5-й легкой дивизии, отправленной в Северную Африку.

В целом, противотанковые самоходные орудия действовали успешно. Согласно донесениям командира 529-го батальона (27 Panzerjager и 4 танка Pz.I) к 27 июля безвозвратные потери составили всего 4 самоходки, но все танки находились в небоеспособном состоянии. По мере продвижения вглубь СССР батальон лишился 40% первоначального состава – на 23 ноября из 16 самоходок только 14 могли участвовать в боях, о наличии танков не сообщается.

Летом 1941 года удалось отличиться и 3-й и 5-й ротам, действовавших теперь с составе тяжелого батальона LSSAH. В приграничных сражения с советским 34-м мехкорпусом самоходки добились немалых успехов. В частности, 12-го июля у н\п Хенрикув роте Panzerjager I удалось подбить шесть советских танков без потерь со своей стороны. Далее противотанковые самоходки успешно действовали против укреплений на "Линии Сталина" в центральной части Беларуси (11-15 июля), а во время боёв за Херсон подразделения Panzerjager I сражались с кораблями Днепровской флотилии. В период с 29 сентября по 2 октября батальон SS оборонял позиции под Перекопом, поддерживая действия 46-й пехотной дивизии. Весной 1942 года устаревшие Panzerjager I начали постепенно заменять на Marder II, но по штату от 5 июля дивизия ещё располагала двумя ротами 47-мм САУ. В дальнейшем противотанковые подразделения LSSAH были переброшены во Францию, где 19 августа 1942 года приняли участие в отражении "пробной" высадки союзников под Дьеппом.

Трофейный Panzerjager I использовался в составе 31-й Армии, 1942 год

Низкие потери в подразделениях укомплектованными самоходками Panzerjager объяснялись грамотным их применением. Чаще всего САУ действовали из засад, либо использовались при обороне из укрытий, что существенно снижало риск их уничтожения. Прямых столкновений с советскими танками немцы старались всячески избежать, ведь 45-мм орудия даже не самых новых Т-26 или БТ-5 свободно пробивали броню САУ с любой дистанции. В подобную ситуацию попала рота 529-го батальона действовавшая под Рогачевом. Советские танки открыли огонь из 45-мм пушек с расстояния 1200 метров, подбив 5 из 10 самоходок, причем только две из них удалось потом отремонтировать.

Интересный кадр - Panzerjager I из состава 616-го батальона на фоне церквей Новгорода, зима 1941-42г.

Встреча с новыми советскими танками тоже не стали большой неожиданностью для немцев. Каким бы ни был рациональным наклон лобовых и бортовых бронелистов "тридцатьчетверки” их прочность имела предел. Уже в июне 1941 года отмечались случаи, когда 45-мм бортовой лист пробивался из 37-мм ПТО, так что у пушек Skoda A5 было немало шансов одолеть броню советского среднего танка. Впрочем, воздействие на броню советских танков (прежде всего, Т-34 и КВ) вольфрамо-молибденового сердечника подкалиберного снаряда оказалось недостаточным. В ряде случаев "болванка” пробивала борт советского танка и, раскалываясь на 2-3 куска, просто падала на пол танка. Иногда получались "патовые” ситуации, когда высокая точность стрельбы сводилась к нулю низкой пробивной способностью стандартных боеприпасов. Если же экипаж советского танка успевал вовремя заметить противника у Panzerjager почти не было шансов спастись. Приведем два таких эпизода. 27 августа в бою под Яссами самоходке из 521-го батальона была поставлена задача прикрыть пехотные подразделения. Появившийся в поле зрения одинокий Т-34 привлек внимание сразу трех немецких офицеров, которые стали давать командиру САУ противоречивые указания. Вместо того, чтобы открыть огонь по противнику командир растерялся и неверно оценил ситуацию – в итоге Panzerjager получил снаряд в борт и был уничтожен, хотя командир советского танка вначале даже не заметил самоходку.

30 августа, к северу от Воронежа, одна из самоходок того же батальона была внезапно атакована танком БТ. Водитель своевременно отреагировал и переключился на задний ход, что дало возможность командиру сделать два прицельных выстрела. Танк загорелся уже после первого попадания (командир и заряжающий сразу покинули поврежденную машину), но продолжил движение и таранным ударом уничтожил самоходку.

В то же время, обстрел из 47-мм противотанковых орудий ДОТов и блиндажей производил деморализующий характер на противника, что уже имело место во Франции. В этом плане самоходчикам удалось отличиться на участке фронта на р.Березина. В некоторых боевых эпизодах Panzerjager действовали в первой волне атакующей пехоты, но только в случае полного отсутствия советской ПТО или танков.

Были и другие, не менее неприятные замечания. Прежде всего, отметили слабость ходовой части Panzerjager, которая сразу дала о себе знать в период осенней распутицы. Обладавшие невысокой подвижностью по местности самоходки часто застревали на русских грунтовых дорогах. Также, повышенные эксплуатационные нагрузки приводили к частым поломкам трансмиссии и КПП. Эта неприятная особенность была отмечена ещё в феврале 1940 г., когда началась сборка первых Panzerjager. Тогда генерал Гальдер вполне резонно заметил, что данные САУ смогут действовать на фронте только при обязательной поддержке со стороны ремонтных частей. Помимо этого, надежность радиостанций Fu5 оказалась крайне низкой. Аккумуляторные батареи быстро разряжались, крепления были неудачными, мощности передатчика явно не хватало для обеспечения требуемой дальности связи.

Ещё один Panzerjager I, брошенный в заснеженных лесах СССР зимой 1941-42г. Обратите внимание на отметки унижтоженных танков на орудии

По мере поступления новой техники самоходные орудия Panzerjager начали постепенно отводить в тыл, хотя потери тоже оказались немаленькими. Например, на 5 мая 1942 года в составе 521-го батальона осталось всего три САУ и три танка Pz.I. Примерно в этот же период 670-й батальон располагал одной ротой Panzerjager и двумя ротами Marder II. До конца 1942 года дожили лишь машины, находившиеся в составе 616-го (формально всё ещё состоявшего из трех рот Panzerjager) и 529-го батальона (две роты Panzerjager).

Последние данные о наличии Panzerjager I на Восточном фронте относятся к началу 1943 года. К этому времени по 12 машин числилось в составе 3-й роты 197-го батальона и 237-й роты 237-й пехотной дивизии. Кроме того, несколько 47-мм самоходок на шасси Pz.I ещё оставалось в составе 155-й роты и 232-й роты истребителей танков.

Panzerjager I из состава 521-го батальона истребителей танков, захваченный советскими войсками в феврале 1943 в райне Калача, недалеко от Сталинграда. На заднем плане - тяжелая ПТ САУ 12.8 Pz.Sfl.V "Sturer Emil"

Вояж в Северную Африку обернулся не менее дорого. В период с 18 по 21 марта 1941 года батальон в полном составе был переброшен в Ливию. Несколько машин было потеряно в июне и для восполнения потерь из Германии отправили ещё пять Panzerjager. До пункта назначения удалось добраться только троим, поскольку две самоходки пошли на дно вместе с транспортом "Castellon”.

Особо эффективными 47-мм орудия Panzerjager оказались против крейсерских танков. Лобовая броня британских машин толщиной не более 30 мм свободно пробивалась даже стандартными боеприпасами на любых дистанциях. С пехотными танками Matilda II было несколько сложнее. Лобовая и бортовая броня этих машин, толщиной 60-77 мм, с расстояния 600-800 метров не пробивалась стандартным типом снаряда, но при этом образовывалось множество вторичных осколков. При использовании подкалиберного боеприпаса удавалось достичь заметно лучших показателей. В апреле 1941 года, во время боёв наперевале Хальфая, отделение Panzerjager подбило девять танков, включая несколько Matilda II, при помощи снарядов с вольфрамовыми сердечниками.

С августа 605-й батальон был переведен в резерв Afrika Korps, но с октября противотанковые самоходки включили в состав дивизии особого назначения под командованием М.Зюммерманна. По состоянию на 18 ноября в батальоне числилась 21 САУ.

К началу операции "Crusader” (27 ноября 1941 г.) в составе 605-го батальона имелись все 27 штатных машин. В течении следующих двух месяцев было потеряно 13 самоходок, три из которых удалось отремонтировать к концу мая. Пока война была в позиционной стадии численность самоходных орудий Panzerjager практически не менялась. Однако перед контрнаступлением британской армии под Эль-Алемейном, которое началось 23 октября 1942 года, вермахт располагал всего 11 машинами этого типа. Противотанковые самоходки воевали вплоть до дня капитуляции Afrika Korps и впоследствии несколько Panzerjager I стали трофеями союзников.

К сожалению, до наших дней сохранилась только одна САУ Panzerjager I позднего варианта. Эту самоходку, захваченную в Северной Африке, вывезли в США и после войны передали в экспозицию Абердинского танкового музея. Сейчас этот экземпляр выставлен в музее г. Кобленц.

Panzerjager I из состава 605-го батальона истребителей танков, захваченный американскими войсками в Тунисе

Один Panzerjager I, оказавшийся в качестве трофея на Восточном фронте, в 1942 году проходил испытания на полигоне в Кубинке, позже использовался в боевых действиях предположительно 31-й армией Западного фронта, в августе 1942 года.

Оценка САУ

643-й противотанковый батальон, 25 июля 1940

« 47мм бронебойные снаряды (Panzergranate) очень хороши против брони толщиной 45-50 мм на дистанциях до 500 метров, и всё ещё эффективны на дистанции до 600 метров. Обзор из САУ очень плохой - для корректировки огня командиру САУ приходится выглядывать из-за щитового прикрытия пушки, при этом часто случаются ранения в голову из стрелкового оружия. В результате экипаж САУ практически лишен обора при поддержке атаки своих частей в деревнях, на уличных баррикадах, и фортификационных сооружений. »

521-й противотанковый батальон, июль 1941

« Эффективная дальность стрельбы из 4.7 cm Pak(t) - от 1000 до 1200 метров, максимальная - 1500метров. При атаке фортификационных сооружений и ДОТов, например как это было под Могилёвом и Рогачевым, для эфективного поражения наши САУ поражались огнём противника ещё до того, как смогли подобраться на дистанцию эффективного огня из своих пушек... При взрыве крупнокалиберного осколочно-фугасного снаряда рядом с САУ, осколки легко пробивают тонкую броню. Русские 45-мм противотанковые пушки легко поражают наши САУ уже на дистанции 1200метров. Первая рота в боях под Рогачевым потеряла 5 из 10 своих САУ, при этом только две могли быть восстановлены. »

605-й противотанковый батальон, июль 1942

« 47мм пушка обладает высокой точностью. Обычно попадания бывают после первых же выстрелов на дистанциях до 1000 метров. Пробивающая способность снарядов слишком слаба на реальных дистанциях боёв в пустыне. Шасси САУ слишком слабо. Двигатель перегружен, подвеска и трансмиссия постоянно выходят из строя... В одном из боёв, три пехотных танка Матильда Mk II были подбиты бронебойными снарядами с вольфрамовыми сердечниками (Pz.Gr. 40) на дальности 400 метров. Обычный бронебойный снаряд (Pz.Gr. 36(t)) не может пробить броню Матильды на дистанции 600 - 800 метров. Однако часто после нескольких попаданий экипаж английского танка покидает машину из-за того, что от внутренней стенки брони откалываются осколки и поражают агрегаты и экипаж. »


Фотографии и рисунки


Panzerjager I в наше время

Единственный сохранившийся Panzerjager I выставлен в музее г. Кобленц, Германия.


Источники информации

  • И. П. Шмелев. Бронетехника Германии 1934—1945 гг. — М.: АСТ, Астрель, 2003. — 271с. — 5100экз. — ISBN 5-17016-501-3
  • М. Б. Барятинский. Бронетанковая техника Третьего рейха. — М.: Моделист-конструктор, 2003. — 96с. — (Бронеколлекция спецвыпуск № 1). — 3000экз.
  • B. Perrett. Sturmartillerie & Panzerjäger 1939—45. — Oxford: Osprey Publishing, 1999. — 48с. — (New Vanguard №34). — ISBN 1-84176-004-8