Форум геймеров и читеров 4cheaT
Реклама:

Panther/История в World of Tanks (WoT)

Поделиться с друзьями:

Panther/История

Новые темы на Форуме World of Tanks
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
HDD на SSD Kingston 120Gb Подскажите, а если я с H... husAA Вопросы по игре World of Tanks 1 2016-12-10 01:57
танки онлайн (смотри внутри) Дмитрий13 Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-10 00:46
Продам аккаунты Wot. Det_Mazay Рынок World of Tanks 0 2016-12-09 22:52
Нужно найти ближайшее из двух чисел к заданному чи... сухарик Вопросы по программированию на Python 2 2016-12-09 21:53
После переустановки виндовс не включается Wot Татешка Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-09 21:47
Какой средний танк лучше качать Panther 2 или T-44 TiroBite Вопросы по игре World of Tanks 2 2016-12-09 21:48
Как отключить режим "В самолете" в Виндовс 10 ? Gomerchick Вопросы о World of Warplanes 5 2016-12-07 21:27
Ошибка при запуске World of Warships alex44 Вопросы о World of Warships 0 2016-12-03 12:57
Перейти к: навигация, поиск

«Пантера» (нем. Panzerkampfwagen V Panther, сокр. PzKpfw V «Panther») — немецкий тяжёлый танк (в игре средний) периода Второй мировой войны. Эта боевая машина была разработана фирмой MAN в 1941—1942 годах как основной танк вермахта. «Пантера» была вооружена орудием меньшего калибра чем Тигр (танк) и по немецкой классификации считалась - Танком со средним вооружением(или просто средним). В советской танковой классификации «Пантера» считалась тяжёлым танком, именовали его как Т-5 или Т-V. Тяжелым танком она считалась и у союзников. В ведомственной сквозной системе обозначений военной техники нацистской Германии «Пантера» имела индекс Sd.Kfz. 171. Начиная с 27 февраля 1944 года фюрер приказал использовать для обозначения танка только название «Пантера».


История создания:

Работы по новому среднему танку, предназначенному для замены PzKpfw III и PzKpfw IV, начались в 1938 году. Проект такой боевой машины массой 20 тонн, над которым работали фирмы «Даймлер-Бенц», «Крупп» и MAN, получил индекс VK 20.01. Работа над новым танком шла достаточно медленно, поскольку надёжные и проверенные в боях средние танки вполне удовлетворяли немецких военных. Тем не менее, к осени 1941 года конструкция шасси была в целом проработана. Однако к этому времени ситуация изменилась.

Прототипы фирм MAN и «Даймлер-Бенц»

Весной 1942 года оба подрядчика представили свои прототипы. Опытная машина фирмы «Даймлер-Бенц» даже внешне сильно напоминала Т-34. В своём стремлении добиться сходства с «тридцатьчетвёркой» они предложили даже оснастить танк дизельным двигателем, хотя острая нехватка дизельного топлива в Германии (оно в подавляющем большинстве шло на нужды подводного флота) делало этот вариант бесперспективным. Адольф Гитлер проявлял большой интерес и склонность к этому варианту, фирма «Даймлер-Бенц» даже получила заказ на 200 машин. Однако в итоге заказ был аннулирован, а предпочтение было отдано конкурирующему проекту фирмы MAN. Комиссия отметила ряд преимуществ проекта MAN, в частности более удачную подвеску, бензиновый двигатель, лучшую маневренность, меньший вылет орудийного ствола. Также высказывались соображения, что схожесть нового танка с Т-34 приведёт к путанице боевых машин на поле боя и потерям от своего же огня. После выбора прототипа началась подготовка к быстрейшему запуску танка в серийное производство, которое началось в первой половине 1943 года.

Производство:

Серийный выпуск PzKpfw V «Пантера» продолжался с января 1943 года по апрель 1945 года включительно. Помимо фирмы-разработчика MAN «Пантеру» выпускали такие известные немецкие концерны и предприятия, как «Даймлер-Бенц», «Хеншель», «Демаг» и др. Всего в производстве «Пантеры» задействовалось 136 смежников, распределение поставщиков по узлам и агрегатам танка было следующим: бронекорпуса — 6; двигатели — 2; коробки перемены передач — 3; гусеницы — 4; башни — 5; вооружение — 1; оптика — 1; стальное литьё — 14; поковки — 15; крепёж, прочие узлы и агрегаты — остальные предприятия. Кооперация в производстве «Пантеры» была очень сложной и развитой. Поставки важнейших узлов и агрегатов танка дублировались, чтобы избежать перебоев в снабжении при различного рода нештатных ситуациях. Это оказалось очень полезным, поскольку местоположение участвующих в процессе производства «Пантеры» предприятий было известно командованию военно-воздушных сил союзников, и практически все они испытали на себе довольно успешные бомбовые удары противника. В результате руководство Министерства вооружений и боеприпасов Третьего рейха было вынуждено эвакуировать часть производственного оборудования в небольшие города, менее привлекательные для массированных бомбовых ударов союзников. Также выпуск узлов и агрегатов «Пантеры» был организован в различного рода подземных укрытиях, ряд заказов был передан мелким предприятиям. Поэтому изначального плана по выпуску 600 «Пантер» в месяц ни разу достичь не удалось, максимум серийного выпуска пришёлся на июль 1944 года — тогда заказчику было сдано 400 машин. Всего было выпущено 5976 «Пантер», из них в 1943 году — 1768, в 1944 году — 3749, в 1945 году — 459. Таким образом, PzKpfw V стал вторым по численности танком Третьего рейха, уступив по объёмам выпуска лишь PzKpfw IV.

Описание конструкции:

Броневой корпус и башня:

Корпус танка собирался из катаных поверхностно закалённых броневых плит средней и низкой твёрдости, соединённых «в шип» и сваренных двойным швом. Верхняя лобовая деталь (ВЛД) толщиной 80 мм имела рациональный угол наклона в 57° относительно нормали к горизонтальной плоскости. Нижняя лобовая деталь (НЛД) толщиной 60 мм устанавливалась под углом 53° к нормали. Полученные при обмере трофейной «Пантеры» на полигоне в Кубинке данные несколько отличались от вышеприведённых: ВЛД толщиной 85 мм имела наклон 55° к нормали, НЛД — 65 мм и 55° соответственно.[7] Верхние бортовые листы корпуса толщиной 40 мм (на поздних модификациях — 50 мм) наклонены к нормали под углом 42°, нижние устанавливались вертикально и имели толщину 40 мм. Кормовой лист толщиной 40 мм наклонён к нормали под углом 30°. В крыше корпуса над отделением управления имелись люки-лазы для механика-водителя и стрелка-радиста. Крышки люков приподнимались вверх и сдвигались в сторону, как на современных танках. Кормовая часть корпуса танка разделялась броневыми перегородками на 3 отсека, при преодолении водных преград ближние к бортам танка отсеки могли заполняться водой, но в средний отсек, где находился двигатель, вода не попадала. В днище корпуса имелись технологические люки для доступа к торсионам подвески, спускным кранам системы питания, охлаждения и смазки, откачивающей помпе и спускной пробке картера коробки переключения передач. Башня «Пантеры» представляла собой сварную конструкцию из катаных броневых листов, соединённых «в шип». Толщина бортовых и кормовых листов башни 45 мм, наклон к нормали 25°. В передней части башни в литой маске устанавливалось орудие. Толщина маски пушки 100 мм. Вращение башни производилось гидравлическим механизмом, осуществлявшим отбор мощности от двигателя танка; скорость вращения башни зависела от оборотов двигателя, при 2500 об/мин время поворота башни составляло 17 секунд вправо и 18 секунд влево. Также был предусмотрен ручной привод вращения башни, 1000 оборотов маховика соответствовала повороту башни на 360°. Башня танка неуравновешена, из-за чего её поворот вручную при крене более чем 5° был невозможен. Толщина крыши башни составляла 17 мм, на модификации Ausf. G её увеличили до 30 мм. На крыше башни устанавливалась командирская башенка, с 6 (позднее с 7) смотровыми приборами.

Двигатель и трансмиссия:

На первых 250 танках устанавливался 12-цилиндровый V-образный карбюраторный двигатель Maybach HL 210 P30 объёмом 21 л. С мая 1943 года его сменил Maybach HL 230 P45. На новом моторе были увеличены диаметры поршней, рабочий объём двигателя возрос до 23 л. По сравнению с моделью HL 210 P30, где блок цилиндров был алюминиевым, эта деталь у HL 230 P45 изготавливалась из чугуна, из-за чего масса двигателя возросла на 350 кг. HL 230 P30 развивал мощность 700 л. с. при 3000 об/мин. Максимальная скорость танка с новым двигателем не увеличилась, но запас тяги вырос, что позволило более уверенно преодолевать бездорожье. Интересная особенность: коренные подшипники коленчатого вала двигателя были не скольжения, как это принято повсеместно в современном двигателестроении, а роликовыми. Таким образом конструкторы двигателя экономили (ценой повышения трудоёмкости изделия) невозобновляемый ресурс страны — цветные металлы. Трансмиссия состояла из главного фрикциона, карданной передачи, коробки переключения передач (КПП) Zahnradfabrik AK 7-200, механизма поворота, бортовых передач и дисковых тормозов. Коробка передач — трёхвальная, с продольным расположением валов, семиступенчатая, пятиходовая, с постоянным зацеплением шестерён и простыми (безынерционными) конусными синхронизаторами для включения передач со 2-й по 7-ю. Картер коробки скоростей — сухой, масло очищалось и подавалось под давлением прямо в точки зацепления шестерён. Управлять машиной было очень легко: выставленный в нужную позицию рычаг КПП вызывал автоматический выжим главного фрикциона и переключение нужной пары. КПП и механизм поворота выполнялись в виде единого агрегата, что уменьшало количество центровочных работ при сборке танка, но демонтаж габаритного узла в полевых условиях был трудоёмкой операцией. Приводы управления танком — комбинированные, с гидросервоприводом следящего действия с механической обратной связью.

Ходовая часть:

Ходовая часть танка с «шахматным» расположением опорных катков конструкции Г. Книпкампа обеспечивала хорошую плавность хода и более равномерное распределение давления на грунт по опорной поверхности в сравнении с иными техническими решениями. С другой стороны, такая конструкция ходовой части была сложна в производстве и ремонте, а также имела большую массу. Так, для замены одного катка из внутреннего ряда требовалось демонтировать от трети до половины внешних катков. На каждый борт танка приходилось по 8 опорных катков большого диаметра. В качестве упругих элементов подвески использовались двойные торсионы, передняя и задняя пара катков снабжалась гидравлическими амортизаторами. Ведущие катки — передние, со съёмными венцами, зацепление гусениц цевочное. Гусеницы стальные мелкозвенчатые, каждая из 86 стальных траков. Траки литые, шаг трака 153 мм, ширина 660 мм.

Вооружение:

Основным вооружением танка являлась 75-мм танковая пушка KwK 42 производства фирмы «Рейнметалл-Борзиг». Длина ствола орудия 70 калибров / 5250 мм без учёта дульного тормоза и 5535 мм вместе с ним. К основным конструктивным особенностям пушки относятся: полуавтоматический вертикальный клиновый затвор копирного типа; противооткатные устройства: гидравлический тормоз отката; гидропневматический накатник; подъёмный механизм секторного типа. Стрельба из орудия была возможна только снарядами с электрозапальной втулкой, кнопка электроспуска размещалась на маховике подъёмного механизма. В критических ситуациях экипаж включал прямо в цепь затвора орудия индуктор, «кнопка» которого, срабатывавшая от удара ногой наводчика обеспечивала выстрел в любой ситуации — качнувшаяся в поле постоянного магнита катушка соленоида выдавала необходимую ЭДС электрозапалу снаряда. Индуктор включался в цепь затвора при помощи штепселя, как настольная лампа. Башня была оборудована устройством продувки канала орудия после выстрела, которое состояло из компрессора и системы шлангов и клапанов. Воздух для продувки отсасывался из короба гильзоулавливателя. Боекомплект пушки состоял из 79 выстрелов для модификаций A и D и 82 выстрелов для модификации G. В боекомплект входили бронебойные снаряды Pzgr. 39/42, подкалиберные снаряды Pzgr. 40/42 и осколочно-фугасные Sprgr. 42. С пушкой был спарен 7,92-мм пулемёт MG-34, второй (курсовой) пулемёт размещался в лобовом листе корпуса в бугельной установке (в лобовом листе корпуса имелась вертикальная щель для пулемёта, закрываемая броневой заслонкой) на модификации D и в шаровой установке на модификациях A и G. Командирские башенки танков модификаций A и G были приспособлены для установки зенитного пулемёта MG-34 или MG-42. Общий боекомплект патронов для пулемётов составлял 4800 патронов у танков Ausf. G и 5100 для «Пантер» Ausf. A и D. В качестве средства обороны от пехоты танки модификаций A и G оснащались «устройством ближнего боя» (Nahkampfgerat), мортиркой калибра 56 мм. Мортирка располагалась в правой задней части крыши башни, в боекомплект входили дымовые, осколочные и осколочно-зажигательные гранаты.

«Пантеры» модификации D оснащались бинокулярным телескопическим ломающимся прицелом TZF-12, на танки модификаций A и G ставился более простой монокулярный прицел TZF-12А, представлявший собой правую трубу прицела TZF-12. Бинокулярный прицел имел кратность 2,5× и поле зрения 30°, монокулярный — переменную кратность 2,5× или 5× и поле зрения 30° или 15° соответственно. При изменении угла возвышения орудия отклонялась только объективная часть прицела, окулярная оставалась неподвижной; благодаря этому достигалось удобство работы с прицелом на всех углах возвышения орудия. Также на командирские «Пантеры» стали монтировать новейшую технику — приборы ночного видения: на командирские башенки устанавливались инфракрасные прожектора-осветители мощностью 200 Вт плюс приборы наблюдения, которые позволял осматривать местность с дистанции 200 метров (при этом водитель такого прибора не имел и управлял машиной, руководствуясь указаниями командира). Чтобы вести огонь ночью, требовался более мощный осветитель. Для этого на полугусеничном бронетранспортере SdKfz 250/20 был установлен инфракрасный прожектор Uhu мощностью 6 кВт, обеспечивавший работу прибора ночного видения на дистанции 700 метров. Испытания его прошли удачно, и фирма Leitz-Wetzlar изготовила 800 комплектов оптики для ночных приборов. В ноябре 1944 года панцерваффе получили 63 «Пантеры», оснащенные первыми в мире серийными активными приборами ночного видения.

Модификации: V1 и V2 (сентябрь 1942) — опытные модели, практически ничем не отличающиеся друг от друга.

Модификация a (D1) (нем. Ausführung a (D1)).

Первые «Пантеры», выпущенные в январе 1943 года с двигателем HL 210 P45 и коробкой передач ZF7, имели обозначение Ausf. a (не путать с A). Орудие KwK 42 оснащалось однокамерным дульным тормозом, на правой стороне башни располагался выступ-прилив под основание командирской башенки. В феврале 1943 года эти машины получили индекс Ausf. D1.

Модификация D2 (нем. Ausführung D2).

Запущенные в валовое производство «Пантеры» получили индекс Ausf. D2. На пушке был установлен более эффективный двухкамерный дульный тормоз, что позволило сместить командира ближе к орудию и убрать прилив командирской башенки. На танке монтировались двигатель HL 230 P30 и КПП AK 7-200. Курсовой пулемёт размещался в лобовом листе корпуса в бугельной установке. Танки Ausf. D2 оснащались бинокулярным телескопическим ломающимся прицелом TZF-12. Боекомплект пушки и пулемётов состоял из 79 выстрелов и 5100 патронов соответственно.

Модификация A (нем. Ausführung A).

С осени 1943 года начался выпуск модификации Ausf. A. На танке устанавливалась новая башня (такая же ставилась и на поздние машины модификации Ausf. D2). В новой башне были упразднены лючки Verstandigungsoeffnung (один из переводов — «Люк для связи с пехотой») и амбразуры для стрельбы из пистолетов. Танки этой модификации оснащались более простым монокулярным прицелом TZF-12А, а также командирской башенкой, унифицированной с танком «Тигр». Изменения коснулись и корпуса: малоэффективную бугельную установку курсового пулемёта заменили на более традиционную шаровую. Несколько «Пантер» Ausf. A были в опытном порядке оборудованы инфракрасными приборами ночного видения.

Модификация G (нем. Ausführung G).

В марте 1944 года в серию пошла самая массовая модификация танка «Пантера». Версия Ausf. G имела более простой и технологичный корпус, из лобового листа была удалена люк-пробка механика-водителя, угол наклона бортов уменьшен до 30° к нормали, а их толщина доведена до 50 мм. На поздних машинах этой модификации была изменена форма маски орудия для предотвращения рикошетов снарядов в крышу корпуса. Боекомплект пушки увеличен до 82 выстрелов.

Модификация F (нем. Ausführung F).

С осени 1944 года планировалось начать производство новой модификации танка Ausf. F. Данная модификация отличалась более мощным бронированием корпуса (лоб 120 мм, борта 60 мм), а также новой конструкцией башни. Разработанная фирмой «Даймлер-Бенц» башня Schmalturm 605 («тесная башня») имела несколько меньшие размеры по сравнению со стандартной, что позволило усилить лобовое бронирование до 120 мм при угле наклона 20° к нормали. Борта новой башни имели толщину 60 мм и угол наклона 25°, толщина маски пушки достигала 150 мм.

До конца войны не появилось ни одного законченного прототипа, хотя были произведены 8 корпусов и 2 башни.

Модификация «Пантера II» (нем. Panther 2).

Принимая на вооружение осенью 1943 года танк «Тигр II», министерство вооружений и боеприпасов выдало задание на разработку нового танка «Пантера II», с условием максимальной унификации по узлам этих двух машин. Разработка нового танка была поручена конструкторскому бюро фирмы «Хеншель и сыновья». Новая «Пантера» представляла собой как бы облегчённый «Тигр II» с уменьшенной толщиной брони, оснащённый башней Schmalturm. Основное вооружение — 88-мм танковая пушка KwK 43/2 (англ.)русск. с длиной ствола 70 калибров. Главной проблемой стало отсутствие подходящего двигателя для потяжелевшей машины, были проработаны варианты установки двигателей MAN/Argus LD 220 мощностью 750 л. с., Maybach HL 234 мощностью 850 л. с. и других, однако работы завершены не были.

Модификация Командирский танк «Пантера» (нем. Panzerbefehlswagen Panther, Sd.Kfz. 267).

С лета 1943 года, на базе «Пантер» модификации D, началось производство командирских танков, отличавшихся от линейных машин установкой дополнительных радиостанций и уменьшенным боекомплектом. Производилось два варианта танков: Sd.Kfz. 267 с радиостанциями Fu 5 и Fu 7, для связи в звене «рота — батальон», и Sd.Kfz. 268, с радиостанциями Fu 5 и Fu 8, обеспечивающими связь на уровне «батальон — дивизия». Дополнительные радиостанции Fu 7 и Fu 8 размещались в корпусе, а штатная Fu 5 — в правой части башни машины. Внешне танки отличались от линейных наличием двух дополнительных антенн, одной штыревой и второй с характерной «метёлкой» наверху. Дальность связи для Fu 7 достигала 12 км при работе телефоном и 16 км при работе телеграфом, Fu 8 могла работать на 80 км в режиме телеграфа.

Машины на базе «Пантеры»:

Серийные: 
«Ягдпантера»

После дебюта тяжёлого истребителя танков «Фердинанд» на Курской дуге руководство Министерства Вооружений Третьего рейха выдало заказ на разработку аналогичной по вооружению боевой машины на более технологичном и мобильном шасси. Наилучшим вариантом стало использование базы «Пантеры» для установки на неё бронированной рубки с длинноствольной 88-мм пушкой StuK43 L/71. Получившаяся САУ — истребитель танков получила название «Ягдпантера» и стала одной из лучших машин мира в своём классе. Лобовая броня «Ягдпантеры», как и у других немецких истребителей танков набрана из листов «морской» брони, взятой из запасов кригсмарине. Броня довоенного производства, этим достигается высокая снарядостойкость лобовой проекции.

Bergepanther (Sd.Kfz. 179)

Для эвакуации с поля боя подбитых боевых машин под огневым воздействием противника на базе «Пантеры» была разработана специализированная бронированная ремонтно-эвакуационная машина (БРЭМ) Bergepanther. Вместо башни с вооружением на шасси «Пантеры» устанавливались открытая платформа, крановая стрела и лебёдка. Первые образцы вооружались 20-мм автоматической пушкой, последующие — 7,92-мм пулемётом MG-34. Экипаж помимо командира и механика-водителя включал до десяти ремонтников. Bergepanther часто называется лучшей БРЭМ Второй мировой войны.

Прототипы и проекты:

Panzerbeobachtungswagen Panther(Sd.Kfz. 172) — танк передовых артиллерийских наблюдателей. На машине отсутствовала пушка, вместо неё в невращающейся башне устанавливался деревянный макет. Вооружение состояло из установленного в маске пулемёта MG-34. Танк оснащался перископом командира кругового вращения TSR 1, широкоугольным перископом TSR 2, который мог подниматься на высоту до 430 мм над башней, двумя танковыми перископами TBF 2 и горизонтально-базовом стереоскопическим дальномером. Экипаж состоял из командира, наблюдателя, водителя и радиста. По одним источникам, был построен единственный экземпляр, по другим — серия в 41 машину.

Проекты САУ на базе «Пантеры»:

Шасси «Пантеры» предполагалось использовать для целого ряда боевых машин с различным артиллерийским вооружением, однако все эти проекты остались лишь на бумаге, ниже перечислены некоторые из них:

Самоходная 105-мм гаубица на шасси танка VK 3002 фирмы MAN, рабочее название Grille 15.
САУ, вооружённая 128-мм противотанковой пушкой PaK 44 L/55 — Grille 12.
САУ, вооружённая 150-мм тяжёлой полевой гаубицей sFH 18/4 фирмы «Рейнметалл» — Gerät 811.
САУ, вооружённая 150-мм тяжёлой полевой гаубицей sFH 43 фирмы «Рейнметалл» — Gerät 5-1530.
САУ, вооружённая 128-мм пушкой К-43 фирмы «Рейнметалл» — Gerät 5-1213.
Самоходная бронированная установка для запуска неуправляемых реактивных снарядов калибра 105 мм фирмы «Шкода» — 10,5-cm Škoda Panzerwerfer 44.
Проекты ЗСУ на базе «Пантеры»:

С осени 1942 года началась проработка проектов зенитных самоходных установок (ЗСУ) на базе нового танка; первым из них стала зенитная самоходная установка на шасси «Пантеры», вооружённая 88-мм зенитной пушкой FlaK 18 (позднее и FlaK 40). Однако проект был отклонён в пользу ЗСУ, вооружённых скорострельными малокалиберными автоматическими пушками. В декабре 1942 началось проектирование версий ЗСУ на базе «Пантеры», вооружённых 37-мм и 50—55-мм автоматическими пушками.

Лишь в январе—феврале 1944 года был разработан проект башни, вооружённой двумя 37-мм автоматическими пушками FlaK 44. Новая ЗСУ должна была называться Flakpanzer «Coelian». Однако был построен лишь макет ЗСУ. Прототип изготовлен не был.

Боевое применение:

Всего с 5 июля 1943 по 10 апреля 1945 года в боевых действиях было потеряно 5629 танков «Пантера».

Более поздней статистики нет, но окончательное число уничтоженных машин этого типа несколько больше, поскольку бои с их участием шли в Чехии вплоть до 11 мая 1945 года.

Курская битва:

Первыми частями, получившими новые танки, стали 51-й и 52-й танковые батальоны. В мае 1943 года они получили по 96 «Пантер» и другую положенную по штату технику, месяцем позже оба батальона вошли в состав 39-го танкового полка. Всего в полку насчитывалось 200 машин — по 96 в каждом батальоне и ещё 8 танков штаба полка. Командиром 39-го танкового полка был назначен майор Лаукерт. Перед началом операции «Цитадель» была сформирована 10-я танковая бригада, куда вошли 39-й танковый полк и танковый полк панцергренадерской дивизии «Великая Германия». Командиром бригады был назначен полковник Деккер. Бригада была оперативно подчинена дивизии «Великая Германия».

1-й батальон 2-го танкового полка дивизии СС «Дас Райх» (нем. I. Abteilung/SS-Panzer-Regiment 2), который 17 апреля 1943 года отбыл в Германию для получения новой техники — танков «Пантера», вернулся на фронт уже после завершения Курской битвы.

5 июля 1943 года немецкие части перешли в наступление на широком фронте под Курском. 39-й танковый полк атаковал позиции советских войск в районе села Черкасское и, несмотря на упорное сопротивление частей 67-й и 71-й стрелковых дивизий, а также контратаку 245-го отдельного танкового полка, к вечеру занял село. При этом за первый день боёв потери составили 18 «Пантер». 6 июля танки 10-й танковой бригады вместе с частями дивизии «Великая Германия» атаковали в направлении Луханино, но были остановлены частями 3-го механизированного корпуса, потери составили 37 «Пантер». На следующий день наступление продолжилось и, несмотря на отчаянное сопротивление советских войск, части 10-й танковой бригады заняли село Гремучее, весь день отбивая атаки советских танков и пехоты. К исходу дня в строю осталось всего 20 боеспособных танков.

В последующие дни боёв ударная мощь 39-го полка значительно снизилась; на вечер 11 июля боеспособными были 39 танков, 31 машина была потеряна безвозвратно и 131 танк требовал ремонта. 12 июля 39-й полк был выведен из боя для приведения в порядок материальной части. Новая атака 10-й бригады состоялась 14 июля, часть вновь понесла потери и к вечеру имела боеспособными 1 PzKpfw III, 23 PzKpfw IV и 20 «Пантер». Несмотря на хорошую работу ремонтных служб (в день возвращалось в строй до 25 машин), потери 39-го полка были значительные, и к 18 июля 51-й батальон имел в строю 31 танк и 32 требовали ремонта, в 52-м батальоне было 28 боеспособных машин и 40 «Пантер» нуждалось в ремонте. На следующий день 51-й танковый батальон передал оставшиеся танки 52-му и отбыл под Брянск за новыми танками, имея на счету (по немецким данным) 150 подбитых и уничтоженных советских танков, безвозвратно потеряв в боевых действиях 32 «Пантеры». В дальнейшем батальон был включён в состав танкового полка дивизии «Великая Германия».

52-й батальон в течение 19—21 июля был переправлен под Брянск, продолжил воевать уже в составе 52-го армейского корпуса, а потом был включён в состав 19-й танковой дивизии. В последующих боях батальон понёс большие потери и последние «Пантеры» потерял в боях за Харьков.

Первый опыт боевого применения танков «Пантера» выявил как достоинства, так и недостатки танка. В числе достоинств нового танка немецкие танкисты отмечали надёжную защиту лба корпуса (на тот момент бывшую неуязвимой для всех танковых и противотанковых советских орудий), мощную пушку, позволявшую поражать все советские танки и САУ в лоб, и хорошие прицельные приспособления. Однако защита остальных проекций танка была уязвима к огню 76-мм и 45-мм танковых и противотанковых орудий на основных дистанциях боя, также было зафиксировано несколько случаев пробития лобовой проекции башни 45-мм подкалиберными и 76-мм калиберными бронебойными снарядами. Ниже приведена таблица повреждений танков «Пантера», осмотренных комиссией НИИИ БТ с 20 по 28 июля 1943 года на участке прорыва советского фронта немецкими войсками вдоль шоссе Белгород — Обоянь.

Применение «Пантер» на советско-германском фронте в 1944—1945 годах:

Как уже отмечалось выше, после провала немецкого наступления на Курской дуге, оставшиеся «Пантеры» собрали в составе 52-го танкового батальона, который в августе 1943 года был переименован в I. Abteilung/Panzer-Regiment 15. 51-й танковый батальон был доукомплектован в Германии и остался в составе дивизии «Великая Германия». До ноября 1943 года на Восточный фронт прибыло ещё 3 батальона, укомплектованных новыми танками.

В ходе осенних боёв опять отмечалось большое число технических неполадок в двигателе и трансмиссии танка; вновь орудие KwK 42 и лобовая бронезащита удостоились комплиментов немецких танкистов.

В ноябре 1943 года 60 танков было отправлено под Ленинград, где они были переданы в состав 9-й и 10-й авиаполевых дивизий (Luftfelddivisionen). Танки были врыты в землю и использовались в качестве долговременных огневых точек, 10 наиболее боеспособных машин остались на ходу как подвижный резерв. В этом же месяце на советско-германский фронт прибыло ещё два танковых батальона, оснащённых «Пантерами». В декабре все танки на ходу передали в состав 3 танкового корпуса.

Всего за 1943 год на советско-германский фронт был отправлен 841 танк «Пантера». По состоянию на 31 декабря 1943 года в боеспособном состоянии осталось 80 машин, ещё 137 танков нуждались в ремонте, а 624 «Пантеры» было потеряно. В дальнейшем число «Пантер» на фронте постоянно возрастало, и к лету 1944 года число боеспособных танков достигло максимума — 522 машины.

Однако в ходе масштабного летнего наступления советских войск Германия снова понесла тяжёлые потери в бронетехнике, и для пополнения танковых войск было сформировано 14 танковых бригад, в каждой из которых имелось по батальону «Пантер». Но только 7 из этих бригад попали на Восточный фронт, остальные были направлены в Нормандию для отражения начавшегося наступления союзных войск.

Всего с 1 декабря 1943 года по ноябрь 1944 года, на советско-германском фронте было потеряно 2116 «Пантер».

Последним эпизодом массового применения немцами танков стал контрудар в Венгрии, в районе озера Балатон. Впоследствии оснащённые танками «Пантера» части вермахта и войск СС принимали участие в обороне Берлина и боях в Чехии.

«Пантеры» в Италии:

Первые танки «Пантера» появились в Италии в августе 1943 года в составе 1-го батальона 1-й танковой дивизии СС. Всего в батальоне насчитывался 71 танк «Пантера» Ausf. D. В боях это подразделение не участвовало и в октябре 1943 года было отправлено назад в Германию.

Первой принявшей участие в боях частью стал 1-й батальон 4-го танкового полка, имевший 62 «Пантеры» модификаций Ausf. D и Ausf. A. Батальон участвовал в боях в районе Анцио и за несколько дней боёв понёс серьёзные потери. Так, на 26 мая 1944 года он насчитывал уже 48 танков, из них только 13 боеспособных. К 1 июня в батальоне осталось всего 6 «Пантер». 16 подбитых и уничтоженных танков были осмотрены американцами, причём из них только 8 машин имели следы боевых повреждений, а остальные были взорваны или сожжены своими экипажами при отступлении.

На 14 июня 1944 года 1-й батальон имел 16 «Пантер», из них 11 боеспособных; в июне — июле получил пополнение из 38 танков, в сентябре — ещё 18 «Пантер», и последнее пополнение из 10 машин батальон получил 31 октября 1944 года. В феврале 1945 года часть переименовали в 1-й батальон 26-го танкового полка, и он оставался в Италии вплоть до капитуляции всей итальянской группировки немецких войск в апреле того же года.

Применение «Пантер» на Западном фронте:

На Западном фронте первыми получившими новые танки частями стали I. Abteilung/SS-Panzer-Regiment 12 (1-й батальон 12-го танкового полка СС) и I. Abteilung/Panzer-Regiment 6 (1-й батальон 6-го танкового полка). В июне и июле в Нормандию было отправлено ещё 4 батальона «Пантер». Эти подразделения вступили в бой уже в начале июня 1944 года, а к 27 июля безвозвратные потери «Пантер» составили 131 танк.

Новый немецкий танк оказался неприятным сюрпризом для союзников, так как его лобовая броня была непробиваема всеми штатными противотанковыми средствами, за исключением 17-фунтовой танковой и противотанковой британских пушек. Данное обстоятельство породило миф о том, что большинство немецких танков на Западном фронте было уничтожено союзной авиацией, господствовавшей в воздухе, а также ручными противотанковыми гранатомётами. Однако статистика поражённых танков говорит об обратном. За 2 летних месяца 1944 года англичанами было обследовано 176 подбитых и брошенных танков «Пантера», типы повреждений распределились следующим образом:

Бронебойные снаряды — 47 танков.
Кумулятивные снаряды — 8 танков.
Фугасные снаряды — 8 танков.
Авиационные ракеты — 8 танков.
Авиационные пушки — 3 танка.
Уничтожены экипажами — 50 танков.
Брошено при отступлении — 33 танка.
Не удалось установить тип повреждения — 19 танков.

Как видно из этого списка, процент «Пантер», уничтоженный авиацией и кумулятивными снарядами, достаточно мал. Гораздо чаще немцам приходилось уничтожать и бросать технику из-за недостатка горючего или технических неисправностей. Союзники существенно недооценили количество «Пантер», которое они ожидали встретить во Франции. По аналогии с «Тиграми» предполагалось, что «Пантеры» сосредоточены в отдельных тяжёлых танковых батальонах, и встречи с ними будут нечастым явлением. Реальность показала полную несостоятельность таких предположений — «Пантеры» составляли около половины всех немецких танков во Франции, в результате чего потери танковых войск союзников оказались гораздо выше ожидаемых. Положение ухудшалось тем обстоятельством, что пушка основного танка союзников M4 «Шерман» оказалась малоэффективной против лобовой брони «Пантер». Решением проблемы могли стать танки «Шерман Файрфлай», вооружённые английской 17-фунтовой пушкой с мощной баллистикой, а также широкое использование подкалиберных снарядов. Однако и тех и других было немного. В итоге успешная борьба с «Пантерами» основывалась на значительном численном преимуществе союзников и господстве их авиации (атаки которой по тыловым частям вермахта существенно снижали боеспособность немецких танковых подразделений).

«Пантеры» в других странах:

Союзники Германии предпринимали попытки получить танки этого типа, однако успехом они не увенчались. Существовали планы серийного выпуска «Пантер» в Италии; пять танков заказала Венгрия и один — Япония, однако данные заказы выполнены не были. В 1943 году одна «Пантера» Ausf. A была продана Швеции. Некоторое количество трофейных «Пантер» использовалось советскими войсками, первый такой случай датируется уже 5 августа 1943 года. Однако, по причине сложности технического обслуживания, необходимости использования высококачественного топлива и собственных боеприпасов, массового характера их использование не носило. В послевоенное время трофейные «Пантеры» несколько лет служили в войсках Франции, Чехословакии, Румынии и Венгрии.

Оценка проекта:
Конструкция и потенциал развития: 

«Пантера» полностью соответствует канонам немецкой школы танкостроения времён Второй мировой войны — расположение трансмиссии в лобовой оконечности машины, боевого отделения с башней в середине корпуса и двигателя в корме. Подвеска индивидуальная с использованием двойных торсионов, опорные катки большого диаметра располагаются в «шахматном» порядке, ведущие колёса переднего расположения. Соответственно, такие компоновочные и конструктивные решения определяют общий набор достоинств и недостатков «Пантеры». К первым относятся хорошая плавность хода, равномерное распределение массы на узлы подвески, размещение башни по центру корпуса, отсутствие люков на верхней лобовой части корпуса, большой объём боевого отделения, повышающий комфортность работы экипажа. Недостатками являются больша́я высота машины из-за необходимости передачи крутящего момента от двигателя к агрегатам трансмиссии посредством карданных валов под полом боевого отделения, бо́льшая уязвимость узлов трансмиссии и ведущих колёс из-за их расположения в наиболее подверженной обстрелу лобовой части машины, ухудшенные условия работы механика-водителя и стрелка-радиста из-за шума, тепла и запахов, исходящих от узлов и агрегатов трансмиссии. Кроме того, помимо лучшей заметности на поле боя, больша́я высота негативно сказывается на общей массе машины, снижая её динамические характеристики по сравнению с танками иной компоновочной схемы.

Ещё одним преимуществом компоновки «Пантеры» являлось размещение топливных баков вне обитаемых мест танка, что повышает пожаробезопасность и выживаемость экипажей при поражении машины. В советских танках плотная компоновка вынуждала размещать топливные баки прямо в боевом отделении. Следует также отметить наличие автоматической системы пожаротушения в моторном отделении немецкого танка. В то же время компоновка не гарантировала защиту танка от пожаров, поскольку в отделении управления «Пантеры» располагались агрегаты трансмиссии, а в боевом отделении — гидропривод механизма поворота башни. Машинное масло в агрегатах трансмиссии и жидкость в гидроприводе легко воспламенялись, не раз очаги возгорания подбитых танков располагались именно в лобовой оконечности машины.

Интересно сравнение «Пантеры» с советским средним танком Т-44, принятым на вооружение в середине 1944 года, но не принимавшем участия в боевых действиях. Советский танк при значительно меньшей массе и габаритах (особенно по высоте) обладал более сильной лобовой и особенно бортовой бронезащитой корпуса, чем «Пантера». Немецким конструкторам вынужденно пришлось увеличить массу и габариты своих новых машин по ходу войны, тогда как советским инженерам удалось разработать новые машины за счёт заложенных в компоновке резервов. «Пантера» создавалась «с нуля», без преемственности с уже существующими конструкциями, что породило трудности производственного характера. Примечателен тот факт, что проекты оснащения «Пантеры» более мощным 88-мм орудием и усиления её бронезащиты оказались невыполнимыми, то есть потенциал развития базовой конструкции был небольшим.

С другой стороны, немецкие конструкторы были удачливы в том плане, что их английские коллеги не сумели по ходу войны создать хоть какую-либо альтернативу «Пантере», а американский тяжёлый танк M26 «Першинг», приблизительно равный по характеристикам «Пантере», поступил в небольшом количестве в войска большей частью для испытаний в боевой обстановке в феврале 1945 года и не сыграл сколь-нибудь значительной роли в сражениях Второй мировой войны.

Технологичность: 

«Пантера» планировалась как основной танк панцерваффе с весьма существенным объёмом выпуска — 600 танков в месяц. Однако большая масса машины, сложность и неотлаженность конструкции по сравнению с надёжными и хорошо освоенными в производстве PzKpfw III и PzKpfw IV привели к тому, что объёмы выпуска были существенно ниже запланированных. При этом развёртывание серийного производства «Пантеры» пришлось на весну—лето 1943 года, когда Третий рейх официально вступил в стадию «тотальной войны» и значительная часть квалифицированных рабочих, на которых в известной степени базировалась немецкая промышленность, была призвана в вермахт (а впоследствии — и в фольксштурм). Поскольку их принудительная замена немецкими женщинами была неприемлема для руководства Третьего рейха по идеологическим соображениям, пришлось использовать военнопленных и насильственно угнанных на работы в Германию гражданских лиц из захваченных стран Западной и Восточной Европы. Использование рабского труда, удары англо-американской авиации по заводам, участвующим в выпуске «Пантеры» и её узлов, агрегатов и комплектующих, связанные с этим эвакуации и перенаправления грузопотоков не способствовали выполнению производственных планов.

Таким образом, при возможном снятии и PzKpfw III и PzKpfw IV с производства, технологические трудности в освоении нового танка могли привести к резкому провалу в танковом производстве, что было бы неприемлемо для Третьего рейха.

В результате, немцам пришлось сохранить в производстве планировавшийся к снятию PzKpfw IV, и именно он, а не «Пантера», стал наиболее массовым танком (если считать все выпущенные «четвёрки»; за 1943—1945 годы было выпущено приблизительно равное число этих машин) Германии времён Второй мировой войны. Тем самым в роли «основного боевого танка» вермахта в тот период «Пантера» оказалась «на равных» с PzKpfw IV и проиграла Т-34 или «Шерманам», которые были самыми массовыми танками стран антигитлеровской коалиции и которых в 1943—1945 годах было выпущено намного больше, чем «Пантер». Некоторыми историками высказывается мнение, что принятие на вооружение «Пантеры» было ошибкой, в качестве альтернативы ими рассматривается гипотетическая возможность увеличения выпуска PzKpfw IV.

Надёжность:

Посланные на фронт летом 1943 года танки PzKpfw V «Пантера» отличались низкой для немецких машин надёжностью — небоевые потери среди них были самыми большими. Во многом этот факт объяснялся недоведённостью новой машины и слабым освоением её личным составом. По ходу серийного производства некоторые из проблем удалось решить, другие же преследовали танк до самого конца войны. Свою лепту в низкую надёжность машины внесла «шахматная» конструкция ходовой части. Грязь, набивавшаяся между опорных катков машины, зимой часто замерзала и полностью обездвиживала танк. Замена повреждённых подрывами на минах или артиллерийским огнём внутренних опорных катков была очень трудоёмкой операцией, иной раз занимая свыше десятка часов. По сравнению с наиболее массовыми танками противника — «Шерманом» и тем более Т-34 выпуска 1943 года, «Пантера» явно оказывается в проигрышном положении.

Оценка боевого применения: 

Оценка в плане боевого применения является самой неоднозначной среди всех аспектов, связанных с «Пантерой». Западные источники склонны к полному доверию немецким данным по боевому применению «Пантеры», зачастую мемуарного плана, и полностью игнорируют советские документальные источники. Такой подход подвергается серьёзной критике в работах российских историков танкостроения М. Барятинского и М. Свирина. Ниже приводятся некоторые факты, позволяющие составить более объективное мнение о достоинствах и недостатках «Пантеры» в бою:

Танк имел ряд безусловных плюсов — комфортные условия работы экипажа, качественная оптика, высокая скорострельность, большой возимый боезапас и высокая бронепробиваемость пушки KwK 42 не подлежат сомнению. В 1943 году бронепробиваемость снарядов пушки KwK 42 обеспечивала лёгкое поражение любого воевавшего тогда танка стран антигитлеровской коалиции на дистанциях свыше 2000 м, а верхняя лобовая бронеплита хорошо защищала «Пантеру» от вражеских снарядов, в какой-то мере даже от 122-мм или 152-мм крупнокалиберных за счёт рикошета (хотя в лобовой проекции танка имелись уязвимые места — маска орудия и нижняя лобовая деталь). Эти бесспорные положительные качества послужили основой для идеализации «Пантеры» в популярной литературе.

С другой стороны, в 1944 году ситуация изменилась — на вооружение армий СССР, США и Великобритании были приняты новые образцы танков, артиллерийских орудий и боеприпасов. Нехватка легирующих элементов для марок броневых сталей вынудила немцев использовать суррогатные их заменители, и снарядостойкость лобовой брони «Пантер» поздних выпусков резко упала по сравнению с выпущенными в 1943 году и начале 1944 года машинами. Поэтому борьба с «Пантерой» в лобовом столкновении стала менее сложной. Английские танки и САУ, вооружённые 17-фунтовой пушкой с подкалиберными снарядами с отделяющимся поддоном, без особых проблем поражали «Пантеру» в лобовую проекцию. 90-мм пушки американских танков M26 «Першинг» и САУ M36 «Джексон» также не имели трудностей в решении этой задачи. Орудия калибров 100, 122 и 152 мм советских танков ИС-2 и САУ СУ-100, ИСУ-122, ИСУ-152 в буквальном смысле слова проламывали отличавшуюся повышенной хрупкостью броню «Пантеры». Использование тупоголовых снарядов с баллистическим наконечником типов БР-471Б и БР-540Б в значительной мере решило проблему рикошетирования, но и при использовании остроголовых снарядов хрупкая броня не выдерживала (известен факт поражения «Пантеры» 122-мм остроголовым снарядом на дистанции около 3 км, когда после его рикошета лобовая броня оказалась расколотой, а сам танк выведенным из строя). Советские испытания обстрелом показали, что 85-мм броня верхней лобовой детали «Пантеры» пробивается 122-мм тупоголовым снарядом на расстоянии 2500 м со значительным запасом по увеличении дистанции обстрела[34], а при попадании его в башню на расстоянии 1400 м последняя при сквозном пробитии срывается с погона и смещается на 50 см от оси вращения[35]. По результатам стрельб на полигоне также было выяснено, что 100-мм остроголовый бронебойный снаряд БР-412 из пушки Д-10С самоходной установки СУ-100 способен пробить лобовую броню PzKpfw V Panther Ausf. G на расстоянии в 1500 м, превосходя расчётные данные и табличную бронепробиваемость.

Утверждения немецкой стороны о превосходстве «Пантеры» над тяжёлыми танками других стран в 1944—1945 годах в известной степени получены выборкой данных, благоприятной для немецкой стороны. Например, вывод о превосходстве «Пантеры» над ИС-2 в лобовом бою совершенно не конкретизирует, какая «Пантера» против какого ИС-2 (последних насчитывалось 6 подмодификаций). Немецкий вывод справедлив для «Пантеры» с лобовой бронёй высокого качества против ИС-2 образца 1943 года с литой «ступенчатой» верхней лобовой деталью и остроголовыми бронебойными боеприпасами БР-471 для его пушки — фактически для условий начала — середины 1944 года. Лоб такого ИС-2 пробивался пушкой KwK 42 с 900—1000 м. , тогда как верхняя лобовая деталь «Пантеры» имела значительный шанс отразить остроголовый снаряд БР-471. Однако при этом существует высокая вероятность выхода из строя коробки перемены передач и бортовых редукторов танка. Тем не менее, выпадение из рассмотрения этого случая можно аргументировать тем, что повреждения трансмиссии не приведут к немедленной безвозвратной потере танка. Более серьёзным контраргументом немецкой оценке служит полное игнорирование случая боя «Пантеры» с лобовой бронёй низкого качества против ИС-2 образца 1944 года с катаной спрямлённой лобовой бронёй и тупоголовыми снарядами БР-471Б. Верхняя лобовая деталь ИС-2 этой модели не пробивалась любыми снарядами 75-мм калибра при стрельбе в упор, тогда как аналогичная бронедеталь «Пантеры» пробивалась или раскалывалась на дистанции более 2500 м, причём повреждения в этом и большинстве случаев приводили к безвозвратной потере машины. Поскольку нижняя лобовая деталь и маска пушки сравниваемых танков были одинаково уязвимы для обеих сторон, это ставит «Пантеру» позднего выпуска при равной выучке экипажей явно в невыгодное положение против ИС-2 образца 1944 года с катаной лобовой бронёй. В целом этот вывод подтверждается советскими отчётами по статистике безвозвратно выведенных из строя ИС-2 в 1944 году. Они утверждают, что снарядные попадания калибра 75 мм были причиной безвозвратных потерь лишь в 18% случаев.

В 1944 году в боях против советских войск были отмечены случаи, когда башня «Пантеры» не выдерживала попадания осколочного снаряда. Это было связано с тем, что к тому моменту Германия уже потеряла Никопольское месторождение марганца, а без марганца производство высококачественных сталей (в том числе и брони) невозможно.

Американские источники также утверждают о хорошей стойкости лобовой брони тяжёлых танков M26 «Першинг» и M4A3E2 «Шерман Джамбо» против любых 75-мм орудий противника. В то же время необходимо отметить, что ИС-2 являлся специализированным танком прорыва и в общем случае не был нацелен на решение противотанковых задач, число же M26 и «Шерман Джамбо» было невелико. Основным противником «Пантеры» оставались Т-34 и «Шерман», вооружение которых не обеспечивало надёжного поражения немецкого танка в лоб, а бронирование не обеспечивало надёжной защиты от огня орудия «Пантеры».

Главной слабостью «Пантеры», признаваемой всеми авторами, была её относительно тонкая бортовая броня. Поскольку в наступлении основной задачей танка является борьба с окопавшейся пехотой, артиллерией и фортификациями противника, которые могут быть хорошо замаскированными или образовывать сеть опорных пунктов, важность хорошего бортового бронирования нельзя недооценивать — вероятность в таких условиях подставить борт под огонь противника высока. В отличие от «Тигра» и САУ «Фердинанд», борта «Пантеры» защищала только 40-мм броня вместо 80-мм. Как следствие, при стрельбе по бортам «Пантеры» успеха добивались даже лёгкие 45-мм противотанковые орудия. 76-мм танковые и противотанковые пушки (не говоря о 57-мм ЗИС-2) также уверенно поражали танк при стрельбе в борт. Именно поэтому «Пантера» не вызвала шока у советских войск, в отличие от «Тигра» или «Фердинанда», в 1943 году практически непробиваемых штатными противотанковыми средствами даже при стрельбе в борт. В то же время, необходимо отметить, что слабость бортовой брони была характерна для всех массовых средних танков Второй мировой войны: борта PzKpfw IV были защищены лишь 30-мм вертикальной бронёй, «Шермана» — 38-мм, Т-34 — 45-мм с наклоном. Хорошо забронированные борта имели лишь специализированные тяжёлые танки прорыва, такие как «Тигр» и ИС-2.

Другим недостатком было слабое действие 75-мм осколочно-фугасных снарядов по небронированным целям (по причине высокой начальной скорости орудия, снаряды имели толстые стенки и уменьшенный заряд взрывчатого вещества).

Лучше всего «Пантеры» проявили себя в активной обороне в виде засад, отстрела наступающих танков противника с больших дистанций, контратак, когда минимизируется влияние слабости бортовой брони. Особенно в этом качестве «Пантеры» преуспели в стеснённых обстоятельствах боя — в городах и горных проходах Италии, в зарослях живых изгородей (бокажах) в Нормандии. Противник был вынужден иметь дело только с солидной лобовой защитой «Пантеры», без возможности фланговой атаки для поражения слабой бортовой брони. С другой стороны, любой танк в обороне гораздо более результативен, чем в наступлении, а потому было бы неправомерно приписывать такую эффективность исключительно достоинствам «Пантеры». Кроме того, поздние проектные проработки по усовершенствованию танков «Пантера» путём замены вооружения на ещё более мощную 75-мм пушку L/100 или 88-мм пушку KwK 43 L/71 свидетельствуют о том, что в конце 1944 — начале 1945 года немецкие специалисты фактически признали недостаточное действие 75-мм KwK 42 по сильно бронированным целям.

Военный историк М. Свирин оценивает «Пантеру» так: "Да, «Пантера» была сильным и опасным противником, и может считаться одним из наиболее удачных немецких танков Второй мировой войны. Но при этом не следует забывать, что этот танк был очень дорогим и сложным в производстве и обслуживании, а при грамотном противодействии горел не хуже других."

В конце можно сказать что танк "Пантера" был вполне современный на момент его появления в войсках (1943 год), но устаревшим к её концу.