Форум геймеров и читеров 4cheaT
Реклама:

СУ-100/История в World of Tanks (WoT)

Поделиться с друзьями:

СУ-100/История

Новые темы на Форуме World of Tanks
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Добавление премиум техники за свободный опыт (на п... VF1111 Общение танкистов 0 2016-12-10 21:12
Потерянные Миры World Of Tanks. BOJlOHTEP Общение танкистов 1 2016-12-10 21:25
После начала игры вылетает Wotch Dogs val9a93 Вопросы по игре World of Tanks 2 2016-12-10 20:25
Почему фпс в WOT приедает? Раньше не было такого, ... WoLF98 Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-10 19:45
хохлы создали новый танк "Азовец" ! теперь ДНР и Л... ruslan400 Вопросы по игре World of Tanks 3 2016-12-10 19:35
новогоднее 6 чувство pester Читы и моды World of Tanks от AhmeDDD 9 2016-12-10 19:41
Как отключить режим "В самолете" в Виндовс 10 ? Gomerchick Вопросы о World of Warplanes 5 2016-12-07 21:27
Ошибка при запуске World of Warships alex44 Вопросы о World of Warships 0 2016-12-03 12:57
Перейти к: навигация, поиск
Основная статья: СУ-100

История Создания

SU100_main.jpg

СУ-100 — советская противотанковая самоходно-артиллерийская установка периода Второй мировой войны. Была создана на базе среднего танка Т-34-85 конструкторским бюро Уралмашзавода в конце 1943 — начале 1944 года как дальнейшее развитие САУ СУ-85 ввиду недостаточных возможностей последней в борьбе с немецкими тяжёлыми танками. Серийный выпуск СУ-100 был начат на Уралмашзаводе в августе 1944 года и продолжался, по разным данным, до марта 1946 или же до начала 1948 года. Кроме того, в 1951—1956 годах её производство по советской лицензии осуществлялось в Чехословакии. Всего в СССР и Чехословакии было выпущено от 4772 до 4976 САУ этого типа. Первое боевое применение СУ-100 состоялось в январе 1945 года, и в дальнейшем СУ-100 использовались в ряде операций Великой Отечественной и Советско-японской войны, но в целом их боевое применение было ограниченным. После войны СУ-100 неоднократно модернизировалась и в течение нескольких десятилетий оставалась на вооружении Советской армии. СУ-100 также поставлялись союзникам СССР и участвовали в ряде послевоенных локальных конфликтов, в том числе наиболее активно — в ходе арабо-израильских войн. К концу XX века СУ-100 была снята с вооружения в большинстве использовавших её стран, но, тем не менее, в некоторых из них, по состоянию на 2007 год, всё ещё остаётся в строю.


Процесс усиления огневой мощи противотанковых самоходных орудий выполненных на базе ходовой части Т-34 закономерно привел к увеличению калибра артиллерийских систем.

Из рассмотренных в сентябре-октябре 1943 года проектов наибольшее внимание было уделено 100-мм пушке Д-10, 122-мм пушке Д-25 и 152-мм гаубице Д-15. Монтаж орудий предстояло осуществить в боевую рубку самоходной установки СУ-85, что накладывало целый ряд ограничений на массу, габариты и длину отката. После оценки предложенных вариантов был сделан вывод, что установка 152-мм и 122-мм артсистем приведет к перегрузке машины и даст преимущество только в плане эффективности фугасного выстрела. Дополнительные расчеты, проведенные МВТУ, Техуправлением НКВ и специалистами завода Уралмаш, наглядно доказывали, что более оптимальным будет калибр 100-мм или близкий к нему. Тут очень бы пригодилась 107-мм пушка ЗИС-6, выпуск которой должны были наладить ещё в 1941 году, но из-за начала войны удалось собрать всего 6 штук. Далее выпуск этого орудия не возобновлялся, как и боеприпасов к нему. Логичным выходом из этой ситуации стало создание 100-мм орудия с баллистикой морской пушки Б-34 аналогичного калибра, что гарантировало отличную эффективность как бронебойного, так и осколочно-фугасного снарядов.

Официальный документ на проектирование 100-мм орудий для танков и самоходок был подписан 11 ноября 1943 года. Инициатором работ выступил главный конструктор Уралмаша Л. И. Горлицкий. Проект разрабатывался при участии ведущих специалистов предприятия: Н. В. Курин (главный инженер проекта), Г. Ф. Ксюнин, А. Г. Гайворонских (моторная группа), А. Д. Нехлюдов (руководитель работ по корпусу), В. Л. Лихоманов (электрооборудование), Л. А. Цинус, И. И. Эммануилов, И. Ф. Вахрушев и др. В период разработки самоходная установка имела индекс «Объект 138».

Поскольку за основу была взята хорошо освоенная в производстве машина с эскизным проектом проблем не возникло. Его показ представителям НКТП состоялся уже в декабре 1943 года, практически параллельно с развертыванием массового выпуска СУ-85. Эскиз самоходной установки оснащенной 100-мм орудием был одобрен и 27 декабря ГКО своим постановлением № 4851 официально утвердил предложенный проект. Разумеется, реализовать установку 100-мм орудия в корпус СУ-85 предстояло УЗТМ, который сам являлся инициатором проекта. Не теряя времени даром, буквально на следующий день (28 декабря), НКТП издал приказ № 765 в котором поэтапно предписывалось сделать следующее.

На первом этапе к 15 января 1944 года надлежало создать среднюю САУ на базе танка Т-34 и вооружить её 100-мм пушкой С-34 конструкции ЦАКБ. Отсюда возникает вопрос — почему не Д-10? Возможно, дело заключалось в желании ЦАКБ отыграться за явно неудачные предыдущие артсистемы, предназначенные для установки на танки и самоходные орудия. Если вспомнить, то центральное КБ вполне успешно справлялось с проектированием полевых орудий, но с пушками С-18 и С-31 вышел явный «прокол».

Второй этап должен был завершиться к 20 февраля изготовлением опытного образца самоходного орудия и предоставлением его на заводские испытания. При этом, орудие С-34 предстояло изготовить на заводе № 92 к 25 января. Третий этап предполагалось начать с 25 февраля, когда САУ поступила бы на государственные испытания. Как известно, любой план, даже самый жёсткий, был выполним далеко не всегда. То же случилось и с самоходкой СУ-100.

Пушка Д-10С, обладая практически такими же габаритами, как и Д-5С, очень удачно вписалась в корпус самоходного орудия. Доработки потребовались минимальные, поэтому уже в конце февраля 1944 года первый прототип 100-мм самоходного орудия успешно прошел заводские испытания. Машина прошла 150 км и выполнила 30 выстрелов без единой существенной поломки.

Спустя несколько дней, 3 марта 1944 года, прототип был передан на государственные испытания, проводившиеся с 9 по 27 марта на Гороховецком полигоне. За неполные три недели самоходка прошла 864 км и произвела 1040 выстрелов без каких-либо серьёзных нареканий. После этого, 14 апреля 1944 года, руководство завода начало готовиться к серийному производству новой САУ. Военная комиссия пришла к выводу, что 100-мм самоходка оснащенная орудием Д-10С пригодна к принятию на вооружение РККА под официальным индексом СУ-100, но с внесением ряда доработок и улучшений:

  • ввести блокировку электроспуска для устранения самопроизвольных выстрелов при неподготовленном орудии или неожиданно для заряжающего;
  • улучшить рабочее место командира;
  • улучшить крепление орудия «по-походному»;
  • улучшить вентиляцию боевого отделения;
  • улучшить крепление боеприпасов;
  • изъять смазку газойлем коленчатого вала двигателя и заменить её смазкой авиамаслом;
  • улучшить конструкцию защелок люков и крышек.

С 24 по 28 июня прошли испытания «эталонного» СУ-100, в ходе которых самоходка сделала 923 выстрела, включая стрельбу по трофейным танкам и самоходным орудиям. Хотя основными «противниками» выступали «тигр», «пантера» и «фердинанд» результаты были получены весьма впечатляющие. Бронебойный выстрел УБР-412 пробивал лобовую броню первых двух танков на дистанции до 1500 метров, но с «толстокожей» немецкой самоходкой (толщина лобовой брони которой составляла 200 мм) такого эффекта добиться не удалось. Тот же боеприпас мог пробить только борт толщиной 120-мм, но на дистанции до 2000 метров. Конечно, в боевых условиях таких показателей удавалось достичь далеко не всегда.

После доработок, постановлением ГКО № 1631 от 3 июля 1944 года, самоходное орудие СУ-100 было принято на вооружение. Выпуск самоходок было решено развернуть на УЗТМ.

В производстве 72% деталей заимствовались от Т-34, около 4% — от СУ-122, 7,5% — от СУ-85 и лишь 16,5% деталей (связанных с установкой новой пушки) проектировались заново. Однако не всё было так хорошо. Если с выпуском корпусов и шасси завод справлялся без проблем, то поставки орудий Д-10С шли с задержками. Образовалась ситуация, аналогичная с ИСУ-152, для которых не хватало «самоходных» пушек-гаубиц МЛ-10. Чтобы не терять времени даром в корпуса СУ-100 начали устанавливать 85-мм пушки Д-5С, а полученные таким образом «гибриды» стали обозначать как СУ-85М. Помимо усиленного бронирования «85-й» получил возможность перевозить с собой увеличенный боекомплект, который составлял теперь из 60 унитарных выстрелов. Производство СУ-100 и СУ-85М продолжалось параллельно с июля по август 1944 года включительно, пока УЗТМ не перешел на изготовление только «соток». В общей сложности, до марта 1946 года, в Советском Союзе было собрано 3037 самоходных орудий СУ-100.

Модификации

  • СУ-85М - из-за задержки выпуска 100 мм бронебойных снарядов и прекращения выпуска бронекорпусов для СУ-85 до декабря 1944 года выпускался переходный вариант - корпус СУ-100, с установленным орудием Д-5С от СУ-85. Было выпущено 315 машин.
  • СУ-100-2 - вариант с 100 мм пушкой С-34 конструкции ЦАКБ. В серийное производство не пошла, т.к. по результатам испытаний приоритет был отдан варианту с пушкой Д-10С.
  • СУ-122П - опытный вариант, произведена 1 машина. Установлена новая 122 мм пушка Д-25С. Не принята на вооружение, так как не имела преимущества в бронепробиваемости, имела меньшую скорострельность и боекомплект, а также большую массу, что увеличило нагрузку на передние катки.

Конструкция СУ-100

Конструктивно средняя противотанковая самоходная установка СУ-100 была во многом аналогична более ранней СУ-85. Основные отличия между двумя этими машинами касались только в типе артиллерийской системы и связанных с неё доработок корпуса.

Ходовая часть СУ-100, полностью заимствованная от СУ-85, включала следующие компоненты (применительно на один борт):

  • пять опорных катков диаметром 830 мм с резиновыми бандажами и индивидуальной пружинной подвеской;
  • переднее направляющее колесо, литое, с кривошипным механизмом натяжения гусениц;
  • заднее ведущее колесо с шестью роликами для зацепления с гребнями гусеничных траков;
  • гусеница состояла из 72 литых стальных траков шириной 500 мм и шагом 172 мм (36 с гребнем и 36 без гребня), полная масса гусеницы — 1150 кг.

Из-за возросшей массы толщину пружин подвески увеличили с 30 до 34 мм. В остальном элементы ходовой части изменений не претерпели и были полностью взаимозаменяемы с танками Т-34 и самоходками СУ-85.

Корпус имел сварную конструкцию и собирался из листов катаной броневой стали. Конструктивно он состоял из днища, носовой и кормовой частей, бортов, крыши боевого отделения и крыши моторно-трансмиссионного отделения. Бронирование самоходки было дифференцированным.

Носовая часть корпуса имела клиновидную форму и была образована двумя наклонными броневыми листами. Верхний бронелист толщиной 75 мм устанавливался под углом 50°. В нем со смещением к правому борту был сделан вырез под установку орудия, слева находился люк закрываемый броневой крышкой с двумя смотровыми приборами. Нижний лобовой бронелист имел толщину 45 мм и устанавливался под углом 55°. К нему приварилось два буксировочных крюка.

Борта и корма рубки также имели небольшой наклон, но толщина брони ограничивалась 45 мм. Здесь же крепились десантные поручни, кронштейны наружных баков и бонки крепления запасных частей и принадлежностей. Вдоль бортов располагались надгусеничные полки, заканчивающиеся грязевыми «крыльями». На полках устанавливались ящики ЗИП, по одному слева спереди и сзади справа. Крыша боевого отделения выполнялась из цельного листа брони толщиной 20 мм в котором монтировались: колпак стопора пушки, двухстворчатый люк панорамы, двухстворчатый посадочный люк (Г-образной формы), командирская башенка, вытяжной вентилятор со сферическим бронеколпаком.

В нижней части корпуса, выполненной из бронелиста толщиной 20 мм, находились отверстия под кронштейны крепления опорных катков, натяжных и ведущих колес. К кормовой части бронелиста приваривался картер бортовой передачи.

Моторно-трансмиссионное отделение было защищено броневой коробкой, состоящей из двух кормовых бронелистов толщиной 45 мм, двух наклонных бортовых и трех верхних бронелистов. Хотя толщина бортовых листов МТО была аналогичной боевому отделению их угол установки был увеличен. В верхних боковых бронелистах были сделаны вырезы для продольных жалюзи и трех лючков, предназначенных для доступа к маслобаку и и шахтам подвески четвертого и пятого катков. Сверху боковые листы закрывались выпуклыми бронеколпзками с сетками для прохода воздуха к жалюзи. Трансмиссионное отделение имело откидную выпуклую крышку из листового металла с пятью окнами, закрытыми сеткой. К нижнему кормовому бронелисту монтировались картеры боковых передач, два буксирных крюка и две петли верхнего откидного листа. Верхний бронелист был откидным и имел в центре люк с крышкой, а по бокам были сделаны вырезы с бронеколпаками для выхлопных труб. Днище корпуса было «наборным» и собиралось из четырех листов брони толщиной 20 мм, соединяемых сварными швами с усиленными накладками. В средней части днища справа был сделан аварийный люк (крышка открывалась вниз-вправо).

Самоходка оборудовалась тем же двигателем, что и её предшественники. В МТО устанавливался 12-цилиндровый 4-тактный бескомпрессорный дизель В-2-34 номинальной мощностью 450 л.с. при 1700 об\мин. Эксплуатационная мощность составляла 400 л.с. при 1700 об\мин., максимальная — 500 л.с. при 1800 об\мин. Для очистки воздуха поступавшего в цилиндры двигателя использовался воздухоочиститель «Мультициклон». Запуск двигателя мог производится электростартером СТ-700 мощностью 15 л.с. или сжатым воздухом, для чего имелось два баллона в отделении управления. Обычно для В-2-34 использовалось дизельное топливо ДТ, но также допускалось использование газойля марки «Э» по ОСТ 8842. Основной запас горючего находился в 400-литровом топливном баке размещенном в кормовой части корпуса. Топливо подавалось к двигателю с помощью насоса НК-1. На бортах МТО могли крепиться 95-литровые запасные топливные баки. Система смазки была циркуляционной и под давлением от шестеренчатого трехсекционного масляного насоса. Ёмкость маслобаков составляла 80 литров. Система охлаждения — жидкостная, закрытая, с принудительной циркуляцией. По обе стороны двигателя монтировались два трубчатых радиатора ёмкостью 95 литров наклоненных в его сторону.

Трансмиссия самоходки СУ-100 не отличалась от танковой и состояла из многодискового главного фрикциона сухого трения, ручной 5-скоростной коробки передач (с постоянным зацеплением шестерен), многодисковых бортовых фрикционов, одноступенчатых бортовых передач и плавающих ленточных тормозов.

Электрооборудование было выполнено по одноприводной схеме с напряжением в сети 12 и 24В. В его состав входил генератор ГТ-4563А мощностью 1кВт и четыре аккумуляторные батареи 6-СТЭ-128 ёмкостью 128 А\ч каждая. К потребителям электрической энергии относились стартер СТ-700 с пусковым реле для пуска двигателя, два мотор-вентилятора МВ-12, обеспечивавших вентиляцию боевого отделения, приборы наружного и внутреннего освещения, сигнал ВГ-4 для наружной звуковой сигнализации, электрический спуск ударного механизма пушки, обогреватель защитного стекла прицела, электрозапал дымовых шашек, радиостанция и внутреннее переговорное устройство, аппараты телефонной связи между членами экипажа.

На СУ-100 ранних выпусков устанавливалась коротковолновая приёмо-передающая симплексная радиостанция 9-РС или 9-РМ, обеспечивавшая связь на дистанции до 25 км. Для связи между членами экипажа использовалось внутреннее переговорное устройство ТПУ-3-бис-Ф.

Вооружение СУ-100 состояло из 100-мм пушки Д-10С образца 1944 года с длиной ствола 56 калибров. Полная масса составляла 1435 кг. Орудие имело углы горизонтального наведения в пределах 16° и вертикального от −3° до +20°. Максимальная длина отката при выстреле не превышала 570 мм. Основной спусковой механизм был электрическим, но имелся также механический ручной. В комплекте с пушкой Д-10С устанавливались телескопический шарнирный прицел ТШ-19 (для стрельбы прямой наводкой), а также боковой уровень и панорама (для стрельбы с закрытых позиций). Практическая скорострельность орудия 5-6 выстрелов в минуту.

Пушка монтировалась в вырезе лобового бронелиста и защищалась неподвижной бронировкой сложной формы, которая крепилась к корпусу болтами. Снаружи установка пушки защищена подвижной броневой сферической маской.

Боекомплект орудия состоял из 33 выстрелов, размещенных на стеллажах в задней части (8) и с левого борта (17) боевого отделения, а также на полу справа (8). Номенклатура боеприпасов для Д-10С оказалась весьма широкой, особенно ближе к кону войны. В её состав вошло шесть типов выстрелов:

  • УБР-412 — унитарный патрон с бронебойно-трассирующим остроголовым снарядом БР-412 и взрывателем МД-8
  • УБР-412Б — унитарный патрон с бронебойно-трассирующим тупоголовым снарядом БР-412Б и взрывателем МД-8
  • УО-412 — унитарный патрон с осколочной морской гранатой О-412 и взрывателем РГМ
  • УОФ-412 — унитарный патрон с осколочно-фугасной гранатой ОФ-412 и взрывателем РГМ
  • УОФ-412У — унитарный патрон с осколочно-фугасной гранатой ОФ-412 с уменьшенным зарядом и взрывателем РГМ
  • УД-412 — унитарный дымовой выстрел массой 30,1 кг со взрывателями РГМ, РГМ-6, В-429
  • УД-412У — унитарный дымовой выстрел массой 30,1 кг со взрывателем В-429
  • УБР-421Д — унитарный патрон с бронебойно-трассирующим снарядом с баллистическим бронебойным наконечником БР-412Д
  • УБК9 — унитарный патрон с кумулятивным снарядом БК5М
  • Унитрный патрон с бронебойно-подкалиберным снарядом.

Последние три типа снарядов появились в боекомплекте СУ-100 только после окончания войны, так что после 1945 года стандартная комплектация включала 16 осколочно-фугасных, 10 бронебойных и 7 кумулятивных выстрелов. Таким образом, самоходная установка СУ-100 являлась больше многофункциональным штурмовым орудием, чем специализированным противотанковым средством.

Дополнительно в боевом отделении укладывались два 7,62-мм пистолета-пулемета ППШ с боекомплектом 1420 патронов (20 дисков), 4 противотанковых гранаты и 24 ручные гранаты Ф-1. Для постановки дымовой завесы на поле боя на корме машины устанавливались две дымовых шашки МДШ, поджиг которых производил заряжающий с помощью включения двух тумблеров на щитке МДШ, установленного на моторной перегородке.

Приборы наблюдения были немногочисленны, но весьма удачно размещены на корпусе самоходки. Водитель в походном положении вёл машину с открытым люком, а в боевом использовал оптические смотровые приборы с броневыми крышками. В командирской башенке, располагавшейся по правому борту, имелось пять смотровых целей с бронестеклами. На крыше монтировался прибор наблюдения МК-4.

Стандартная окраска СУ-100 была защитно-зеленой по всем поверхностям. На бортах боевой рубки белой краской наносились трехзначные номера и опознавательный знак части. В зимний период самоходки окрашивались легкосмываемой белой краской. Иногда на крыше и бортах рубки могли наноситься знаки для опознавания с воздуха. Это могли быть круги и полосы, но в одном из случаев имело место использование белых крестов. На бортах допускалось нанесение надписей и лозунгов, например: «Советский старатель», «За Родину» и т. д.

Боевое применение

Трофеная СУ-100 из 4-й Танковой Армии, уничтоженная в бою в начале 1945, Данциг

В процессе наполнения

Служба после окончания Второй Мировой Войны:

После окончания Великой Отечественной, СУ-100 (также как и Т-34-85) были модернизированы. С конца 1950-х гг. на самоходки начали устанавливать следующие модернизированные узлы и агрегаты:

  • двигатели В-2-34М или В-2-34М-11;
  • топливные насосы НК-10;
  • воздухоочистители ВТИ-3 с эжекционным отсосом пыли;
  • командирский прибор наблюдения ТПКУ-2Б;
  • прибор ночного видения механика-водителя БВН;
  • радиостанция 10РТ-26Э;
  • внутреннее переговорное устройство ТПУ-47.

В боекомплекте стандартным стало наличие кумулятивных снарядов, а место пистолетов-пулеметов ППШ заняли более современные АК-47. Во второй половине 1960-х гг. появился улучшенный прибор ночного видения ТВН-2 и радиостанция Р-113. Опорные катки от Т-34-85 заменили на катки от танка Т-44 образца 1946 года.

В ходе Берлинского восстания летом 1953 года полки СУ-100 находились в резерве.
В октябре 1956 года СУ-100 были использованы для подавления Венгерского восстания в Будапеште, и принимали активное участие городских боях для разрушения опорных пунктов противника. Всего советские войска потеряли 14 бронеединиц, из них - 1 САУ СУ-100.
Весной 1968 года в ходе операции "Дунай" СУ-100 приняли участие в подавлении востания в Праге, правда, опять в качестве резерва.
Последним боевым эпизодом в истории СУ-100 советской армии стала война в Афганистане. Решение об отправке устаревших “соток” на афганскую землю может показаться нелепым, но не надо забывать, что самоходная артиллерия тогда не вступала в открытые бои с моджахедами, действуя на почтительно расстоянии. Тут СУ-100 не нуждались в мощной бронезащите и успешно действовали вплоть до середины 1980-х гг., пока их не передали армии Афганистана. Без должной технической поддержки самоходки в скором времени пришли в полную негодность и были разобраны.
В Советском Союзе СУ-100 не выходил из разряда боевых машин “первой линии” вплоть до 1968 года. Столь долгой службе самоходка была обязана не только удачной конструкцией орудия, но и отличными эксплуатационными качествами. К тому же, содержать СУ-100 на вооружении было менее расходным делом. Постепенно “сотки” стали переводить в резерв, передавая их на долговременное хранение.
СУ-100 попали в Северную Корею лишь после стабилизации фронта и до конца войны находились в резерве. Точное количество переданных “соток” (как впрочем и другой техники) остаётся неизвестным вплоть до сегодняшнего момента. Официально СУ-100 с вооружения северокорейской армии не снимались.
Куба
Вьетнам
Народная Армия Польши
Чехословакия
Народно-национальная Армия ГДР
Югославия
Египет, три войны
Сирия
Южный Йемен


Фотографии и рисунки



Видео СУ-100