Форум геймеров и читеров 4cheaT
Реклама:

Последний бой крейсера «Варяг» в World of Tanks (WoT)

Поделиться с друзьями:

Последний бой крейсера «Варяг»

Новые темы на Форуме World of Tanks
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
нет диска можно ли быстро установить woeld of tank... serega11974 Вопросы по игре World of Tanks 2 2016-12-09 11:43
Как правильно и где лучше установить World of Tank... xatam Вопросы по игре World of Tanks 1 2016-12-09 11:24
сколько времени ополченцам ехать на танке до майда... AFK Вопросы по игре World of Tanks 1 2016-12-09 11:12
Скажите пожалуйста Пойдёт World of tanks на Acer a... ddddd Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-09 10:56
Украинец сделал танк, а Белорус сделал двигатель -... русик_джо Вопросы по игре World of Tanks 7 2016-12-09 10:30
Потянет ли ноутбук ACER ESPIRE ES15 World of Tanks... fghnfss Вопросы по игре World of Tanks 1 2016-12-09 10:02
Как отключить режим "В самолете" в Виндовс 10 ? Gomerchick Вопросы о World of Warplanes 5 2016-12-07 21:27
Ошибка при запуске World of Warships alex44 Вопросы о World of Warships 0 2016-12-03 12:57
Перейти к: навигация, поиск
Бой у Чемульпо
Варяг_бой_шапка.png
ТВД Тихий океан
Место Залив порта Чемульпо, Корея
Период 27 января (9 февраля) 1904 года
Характер сражения Выход из блокированного порта
Противники
Российская_Империя_флаг.png
Российская Империя
Япония_флаг.png
Япония
Командующие силами сторон
Силы сторон
Потери
* 23 человека убиты, 10 умерли после боя
  • ранения различной тяжести от ~60 до ~200 человек
  • оба корабля затоплены после боя.
потерь нет
Последний бой крейсера «Варяг» — состоялся в начале Русско-японской войны, вблизи города Чемульпо в Корее между русскими крейсером «Варяг», канонерской лодкой «Кореец» под общим командованием капитана 1-го ранга Всеволода Руднева и японской эскадрой контр-адмирала Сотокити Уриу. В ходе боя «Варяг» получил ряд повреждений и вместе с «Корейцем» вернулся в порт, где русские корабли впоследствии были уничтожены своими командами, перешедшими на нейтральные суда.

Положение сил перед сражением

Чемульпо, вид на бухту
Карта побережья
Высадка японцев в Чемульпо

Чемульпо (устаревшее название города Инчхон) — стратегически важный порт в Корее, здесь постоянно находились военные корабли ведущих мировых держав. Политическая ситуация в Корее была крайне нестабильной, и военное присутствие являлось необходимым условием отстаивания разными государствами своих интересов в данном регионе. При подготовке к войне с Россией японским командованием было разработано несколько вариантов планов нападения. Все они предполагали захват Кореи, в качестве плацдарма для дальнейшего наступления. Под давлением сухопутных войск высадка японского десанта должна была пройти в бухте Чемульпо, как самой удобной и близкой к Сеулу гавани.

« В случае высадки экспедиционного отряда в заливе Асанман, на его марш до Сеула потребуется четыре дня. Если добавить к этому время перехода морем, то получается около семи суток. Поскольку ситуация в Сеуле весьма нестабильна и может резко измениться, то, несмотря на все возможные опасности, наиболее благоприятным пунктом ля высадки является порт Инчхон [1] »

Крейсер «Варяг» пришел в Чемульпо 30 декабря 1903 года. канонерская лодка «Кореец» — 18 января 1904 года. Основной задачей как русских кораблей, так и иностранных судов являлась защита дипломатических представительств в Сеуле в случае осложнения внутренней обстановки, при помощи высадки десантов. Помимо этого капитану «Варяга» было поручено собрать на месте сведения о действиях и поведении Японцев, а так же способствовать связи дипломатов в Корее с Наместником, поскольку японцы начали задерживать отправку телеграмм.

« Из наказа кап. 1 р.Рудневу:
  1. Исполнять обязанности старшего стационера, состоя в распоряжении посланника в Сеуле д.с.с. Павлова;
  2. Не препятствовать высадке японских войск, если бы таковая свершилась до объявления войны;
  3. Поддерживать хорошие отношения с иностранцами;
  4. Заведовать десантом и охранной миссией в Сеуле;
  5. Поступать по своему усмотрению так, как надлежит при всех обстоятельствах;
  6. Ни в каком случае не уходить из Чемульпо без приказания, которое будет передано тем или иным способом.

Кроме того, в дополнительном предписании начальника эскадры командиру «Варяга» указывалось, что "о важнейших переменах в политическом положении, если таковые последуют, он получит или от посланника, или из Артура извещения и соответствующие им приказания…". [2]

»

Подготовка к войне

Япония в будущей войне делала ставку на внезапность и скорость развертывания войск. В Корее были размещены японские войска как открыто (охранные силы на основании международных договоренностей) так и скрытно, проживавшие под видом мирных граждан. Они заранее готовили инфраструктуру для будущей десантной операции, строили продовольственные склады, пункты связи и бараки, а с прибывающих в порт транспортных кораблей выгружали на берег уголь, ящики и тюки с различными грузами. Все это делалось при молчаливом согласии корейских властей, которые считали, что все это мирные заботы местных японских жителей, которых в Чемульпо насчитывалось более 4500 человек.

« Кап. 1 р. Руднев сообщил в Порт-Артур об устройстве японцами продовольственных складов в Чемульпо и в Сеуле. По донесениям общее количество всего японского провианта достигало уже 1.000.000 пудов, а патронов было доставлено 100 ящиков. Вместе с тем японцами открыто доставлялись в Чемульпо шаланды, буксирные пароходы и паровые катера, что как доносил командир кр. «Варяг», явно указывало на обширные приготовления к десантным операциям. Вдоль железной дороги Сеул-Фузан японцы расставили офицерские этапы, соединенные отдельными телеграфными и телефонными линиями с общей телеграфной линией. Все эти приготовления явно указывали на неизбежную оккупацию Кореи японцами [3] »

В январе Япония закончила подготовку по формированию десантного корпуса, транспортных судов, десантно-высадочных средств и тылового обеспечения. Японский флот провел подготовку кораблей назначеных на участие в операции. Что не осталось незамеченным для России.

« Начатая с весны 1903 года самая тщательная проверка мобилизационной готовности японской армии окончена... Наиболее подготовлены для отправки первыми в качестве экспедиционного отряда дивизии 12-я, 5-я и 4-я, в особенности первая из них... Японский флот также готов [4] »

Но никаких мер со стороны русского командования принято не было. Недооценка и пренебрежение данными разведки оказали серьезное влияние на ход боевых действий в начале войны. Напротив, что бы не спровоцировать японцев Санкт-Петербург запрещал командованию и командирам кораблей всякое проявление инициативы.

7 февраля корабли, перевозившие японские экспедиционный корпус, легли в дрейф у берегов Кореи в заливе Асанман. Получив свежие разведданные контр-адмирал Уриу скорректировал планы высадки.

«
  1. Обстановка у противника по состоянию на 23:00 7 февраля: в бухте Чемульпо по-прежнему стоят на якоре русские корабли «Варяг» и «Кореец».
  2. Пунктом высадки экспедиционного отряда определена бухта Чемульпо, по прибытию в которую должна незамедлительно начаться высадка войск.
  3. Если русские корабли встерятся за пределами якорной стоянки в бухте Чемульпо, то их надлежит атаковать и уничтожить.
  4. Если русские корабли не будут предпринимать против нас враждебных действий на якорной стоянке в бухте Чемульпо, то мы не будем их атаковать.[5]
»

Инцидент с «Корейцем»

« Консул заявил, что мы уходим в Артур с бумагами нашего посланника, который не имеет уже 7 дней сведений из Артура, так как телеграфное сношение порвано, что войны не предвидится, но не зная, что будет дальше, посланник просит сделать распоряжение из Артура о вызове всех Русских из Чемульпо. [6] »

26 января канонерская лодка Кореец, приняв почту, снялась с якоря, но на выходе с рейда ей преградила путь эскадра контр-адмирала С. Уриу в составе броненосных крейсеров Asama и Chiyoda, крейсеров Naniwa, Takachiho, Niitaka и Akashi, а также трех транспортов и четырех миноносцев. Миноносцы атаковали канонерку двумя (по другой версии тремя) торпедами, но неудачно. Не имея приказа открывать огонь и не зная о начале военных действий, командир «Корейца» капитан 2 ранга Г. П. Беляев приказал повернуть назад.

« Наш отряд подобно гигантской змее полз по фарватеру к Инчхону и, когда половина ее тела уже обогнула Хатибито, навстречу нам показался «Кореец». Мы должны были соблюдать миролюбивый вид вплоть до окончания высадки войск, но завидев противника, у всех мелькнула мысль - "а не захватить ли его здесь, рядом с островом, так как из Инчхона ничего видно не будет?" Но мы продолжили движение, а через несколько минут между «Корейцем» и двумя из четырех миноносцев завязалась небольшая стычка. Уриу, конечно, был этим несколько обеспокоен, но в то же время, находясь на мостике и наблюдая за стычкой, с деланным равнодушием заметил: "Не вижу в этом никакого смысла". [7] »

Во время разбирательства командир Такачихо отрицал минную атаку на русскую лодку, а действия миноносцев, по его словам, были продиктованы защитой транспортов от нападения «Корейца». В итоге инцидент удалось представить как недоразумение. Всю ночь японцы высаживали десант. А утром русские моряки узнали, что война между Россией и Японией началась.

Ультиматум

Контр-адмирал Уриу направил командирам находившихся в Чемульпо военных кораблей нейтральных стран (английского крейсера Talbot, французского Pascal, итальянского Elba и американской канонерской лодки Vicksburg) послания с просьбой покинуть рейд в связи с возможными действиями против «Варяга» и «Корейца». После совещания на английском крейсере командиры стационеров согласились выйти из гавани, если русские корабли ее не покинут.

« В заседании командиров были разобраны различные комбинации, затем, в секретном от меня совещании решили: если я останусь на рейде - они уйдут, оставив меня с «Корейцем» и пароходом «Сунгари». Вместе с сим решили послать адмиралу протест против производства нападения на рейде. На запрос командиров о моем мнении, я ответил, что сделаю попытку прорваться и приму бой с эскадрой, как бы она велика ни была, но сдаваться никогда не буду, также и сражаться на нейтральном рейде[8] »

В. Ф. Руднев, являвшийся командиром отряда русских кораблей, принял решение выйти в море и попытаться с боем прорваться в Порт-Артур. Офицеры «Варяга» и «Корейца» на военных советах единодушно поддержали это предложение.

Характеристики участвующих сторон

Asama в 1898 году
Chiyoda после русско-японской войны в парадных флагах
Naniwa в 1898 году
Takachiho с приспущеными флагами по случаю кончины императрицы-матери Эйсё, 1897 год
Niitaka в 1918 году
Akashi на рейде в Кобэ, 1899 год
«Варяг» в 1901 году
«Кореец» перед последним боем, мачты спилены для усложнения пприцеливания противнику

Япония

Со стороны Японии в бою принимали участие броненосные крейсера Asama и Chiyoda, бронепалубные крейсера Naniwa, Takachiho, Niitaka, Akashi и три миноносца 14-го отряда (Hayabusa, Chidori и Manazuru). Отряд был разнороден, в строю стояли как ветераны японо-китайской войны с большим опытом боевых действий, так и необстрелянные новички.

IJN Asama

Броненосный крейсер Asama (крейсер 1-го класса), наиболее мощный и боеспособный корабль, участвовавший в бою с японской стороны. Он был наиболее крупным, имевшим наибольшую скорость, лучше вооружённым и защищённым среди крейсеров эскадры Уриу. Броневая защита крейсера включала в себя броневой пояс, прикрывавший практически всю ватерлинию (за исключением небольшого участка в корме). Кроме того, за поясом располагались скосы броневой палубы. Над главным броневым поясом располагался верхний пояс длиной 65 м.

Орудия калибра 203 мм размещались в двух башнях, защищённых 152-мм бронёй. Такую же толщину имело и бронирование казематов, в которых располагались 10 из 14 орудий калибра 152 мм (оставшиеся 4 орудия находились на верхней палубе и прикрывались лишь противоосколочными коробчатыми щитами). Силовая установка корабля использовала морально устаревшие огнетрубные цилиндрические котлы (дым выводился в две трубы). Согласно тактическому формуляру, максимальная скорость корабля оценивалась в 20,5 узлов.

IJN Chiyoda

Броненосный крейсер Chiyoda (крейсер 3-го класса), имел узкий броневой пояс, прикрывавший только две трети. Дополнительная защита обеспечивалась броневой палубой. Основное артиллерийское вооружение состояло исключительно из скорострельных 120-мм орудий Армстронга. Силовая установка использовала современные водотрубные котлы Бельвиля, дым выводился в единственную трубу. Максимальная скорость корабля оценивалась в 19 узлов.

На боеспособность корабля плохо влияли, продолжительный перерыв в учебных стрельбах, нестабильная работа машин, использование низкокачественного японского угля и обросшее за время службы стационаром днище судна, вследствие чего крейсер не мог поддерживать максимальную скорость хода. В результате, заняв по итогам боя среди японских кораблей третье место по количеству выпущенных снарядов, Chiyoda не добился ни одного попадания.

IJN Naniwa и IJN Takachiho

Однотипные бронепалубные крейсера Naniwa и Takachiho (крейсера 2-го класса) были самыми старыми в японской эскадре, к моменту боя срок их службы составлял 18 лет. Ветераны японо-китайской войны за долгое время непрерывной эксплуатации износили элементы силовой установки. Несколько раз капитально ремонтировались и модернизировались.

В 1900 году корабли были перевооружены на английские орудия современного типа. Силовая установка включала в себя морально устаревшие горизонтальные паровые машины двойного расширения и цилиндрические котлы, дым из которых выводился в единственную трубу. Согласно тактическому формуляру, максимальная скорость кораблей оценивалась в 18 узлов.

IJN Niitaka

Бронепалубный крейсер Niitaka (крейсер 3-го класса) был самым молодым среди японских кораблей, он был сдан флоту за 2 недели до боя, при этом в связи с необходимостью скорейшего ввода в строй корабль не прошёл полной программы испытаний. Броневая защита корабля была представлена бронепалубой толщиной 37 мм (на скосах — 63 мм). Силовая установка современного типа (машины тройного расширения, водотрубные котлы Niclausse, три дымовых трубы) в бою работала нестабильно. Максимальная скорость крейсера составляла 20 узлов.

IJN Akashi

Бронепалубный крейсер Akashi (крейсер 3-го класса) был самым слабым из крейсеров японской эскадры. Корабль был защищён бронепалубой толщиной 25 мм (на скосах — 51 мм). Силовая установка использовала цилиндрические котлы, крейсер имел две дымовых трубы, максимальная скорость оценивалась в 20 узлов.

Россия

Для экипажа «Варяга» это был первый бой, до того момента корабль в боевых действиях не участвовал. «Кореец», вступал в сражение,
 уже имея серьезный боевой опыт, приобретенный летом 1900 г.
 под огнем расстреливавших его почти в упор орудий китайских
 фортов Таку. За проявленную доблесть в этом бою экипаж был
 отмечен георгиевскими наградами и пожалованным кораблю
 серебряным сигнальным рожком с Георгиевской лентой.

«Варяг»

Бронепалубный крейсер «Варяг» (крейсер 1-го ранга) на момент боя прослужил всего три года, являясь одним из новейших крейсеров русского императорского флота. Броневая защита корабля была представлена бронепалубой толщиной 38 мм (на скосах — 76 мм), бронёй были защищены также основания дымоходов, элеваторы подачи боеприпасов, боевая рубка и идущая от неё коммуникационная труба. В качестве недостатков крейсера отмечается отсутствие какой-либо защиты артиллерии и неудачное её расположение.

Крейсер был вооружен дюжиной 152-мм орудий главного калибра, но в бортовом залпе могли участвовать только 6 из 12 орудий главного калибра, а строго в нос и корму могли вести огонь по 4 орудия. Орудийные щиты не были установлены из-за опасения перегрузки. По первоначальному проекту планировалось рассредоточить орудия главного калибра по всему кораблю так же, как погреба артиллерийских снарядов. Но места не хватило, и вместо сокращения количества орудий было решено сгруппировать орудия в оконечностях. Это позволило компактно разместить погреба, обеспечив их лучшую защиту от огня противника в бою.

Силовая установка крейсера состояла из паровых машин мощностью 20 000 л. с. (для сравнения, значительно более крупный Asama имел машины мощностью 18 000 л. с.) и 30 водотрубных котлов Niclosse. Котлы были скомпонованы в четырёх котельных отделениях, каждое из которых имело собственную дымовую трубу, что повышало живучесть силовой установки. Максимальная скорость, достигнутая на испытаниях, составляла 24,59 узла, средняя скорость на 12-часовых испытаниях — 23,2 узла. Однако, на протяжении всего периода эксплуатации «Варяга» преследовали неисправности энергетической установки.

Несмотря на то, что капитальный ремонт проводили два раза, последующие испытания выявляли все те же неисправности - перегрев подшипников и падение давление в котлах. Исправления машин не были закончены, некоторые детали, которые было невозможно изготовить в Артуре заказали слишком поздно и они не были изготовлены до начала боевых действий. Не ясно было - какую скорость можно считать безопасной для машин и котлов. МТК в ноябре 1903 года дало заключение что при том имеющемся состоянии котлов безопастность можно гарантировать только "при умеренном отоплении", та же комиссия пришла к выводу к выводу, что при достигнутой
 на «Варяге» мощности механизмов 14 158 л. с. скорость корабля могла
 быть лишь немногим более 21 уз. Последующие испытания крейсера, не проводились. Вместо этого он был отправлен на стационарную службу в Чемульпо.

«Кореец»

Канонерская лодка «Кореец» к 1904 году имела возраст 16 лет. При довольно сильном вооружении (вес бортового залпа был сопоставим с таковым японских крейсеров 3-го класса, а при ведении огня прямо по курсу русский корабль имел огневое преимущество) лодка имела скорость лишь 13 узлов и была очень слабо бронирована (оборудована только броневой палубой толщиной 10 мм и щитами орудий). Недостатком артиллерийского вооружения «Корейца» было использование устаревших орудий, имевших худшие баллистические характеристики и меньшую скорострельность по сравнению с современными орудиями, установленными на «Варяге» и японских кораблях.

Планы сторон

Фрагмент английской карты № 1270 Approaches to Chemulpo Anchorage, с указанием глубин и фарватера

У японской стороны имелся подробный план боя, доведённый приказом Уриу до командиров кораблей в 9:00 9 февраля. Он предусматривал два варианта развития событий — в случае попытки прорыва русских кораблей и в случае отказа их от прорыва. В первом случае, учитывая стеснённость фарватера, Уриу выделил три рубежа перехвата русских кораблей, на каждом из которых должна была действовать своя тактическая группа:

  • в первую группу был назначен Asama
  • во вторую — Naniwa (флагман Уриу) и Niitaka
  • в третью — Chiyoda, Takachiho и Akashi.

Asama как наиболее сильный корабль отряда играл основную роль. В случае отказа русских кораблей от прорыва, Уриу планировал атаковать их в порту торпедами силами 9-го отряда миноносцев (если бы нейтральные суда не покинули бы свои якорные стоянки), либо артиллерией и торпедами силами всей эскадры.

« ...

4) В 07:00 9 февраля было доставлено уведомление старшему командиру русских кораблей в Чемульпхо с требованием выйти с якорной стоянки до 12:00 со всеми подчиненными ему силами, в противном случае он будет атакован на якорной стоянке.

5) В соответствии с изложеным в п.4 приказываю:

  • Транспортные суда должны выйти из порта Чемульпхо до 06:00 9 февраля даже в том случае, если высадка еще не завершена;
  • Takachiho, Chiyoda, Akashi и 9-й отряд миноносцев, выполняющие задачи по охране и прикрытию высадки, должны в 07:00 9 февраля выйти с якорной стоянки и соединиться с основным отрядом.


6) План действий на 9 февраля:

  • Naniwa и Niitaka несут боевой дозор на позиции к N от островов Сооболь
  • Asama занимает наиболее выгодную для него позицию к E1/4S от острова Хэридо.
  • Takachiho, Akashi, Chiyoda совместно несут боевой дозор у острова Чхансо
  • Chihaya несет боевой дозор мористее острова Моктокто.

В случае выхода корабля (кораблей) противника Asama атакует его (их), а Naniwa и Niitaka поддержат его атаку. Если этот рубеж атаки будет прорван противником то его атакуют Takachiho и другие корабли на втором рубеже атаки.
...
В случае, если русские корабли выйдут в море одновременно с кораблями нейтральных государств, то их надлежит атаковать после прохождения фарватера. Все силы также в этом случае должны находиться за пределами фарватера.

7) Если до 13:00 9 февраля русские корабли не выйдут с якорной стянки, то принимается к исполнению следующий план действий:
Все корабли занимают позиции рядом с флагманом. Флагманский корабль находится к N от островов Сооболь.

  • в случае, если корабли нейтральных держав остаются на якорной стоянке, то вечером производится торпедная атака;
  • в случае, если на якорной стоянке будут только русские корабли и небольшое количество иностранных кораблей и судов, то производится артиллерийская атака силами всего отряда.[9]
»

Сочетание японских иероглифов "Руский/е корабль/и" можно понимать как во множественном так и в единственном числе, что вкупе с расстановкой японских кораблей дает основания считать - Уриу ждал что русский крейсер пойдет на прорыв в одиночку, воспользовавшись преимуществом в скорости хода, и готовился его перехватить.

Русская сторона проработанного плана боя не имела. Командир «Варяга», получив известие о начале войны, в 08:30 ознакомил командира «Корейца» с ультиматумом, было принято совместное решение о выходе в море и попытке прорыва. Два часа было потрачено на переговоры с командирами стационеров о сопровождении русских кораблей до открытых вод. Получив отказ, на борту английского корабля Руднев сообщил командирам нейтральных судов о решении идти на прорыв. Вернувшись на борт «Варяга» в 10:00, Руднев провёл короткое совещание с офицерами корабля, на котором было поддержано его решение о прорыве, а также единогласно решено в случае неудачи прорыва взорвать корабль. Командир «Корейца» Беляев на совещание приглашён не был и о планах Руднева не уведомлялся, канонерскую лодку начали готовить к бою сразу по прибытию её командира, сообщившего офицерам и команде о начале войны. В 11:00 Руднев выступил перед командой с короткой речью, в которой сообщил ей о начале войны и своём решении принять бой.

Ход сражения

«Варяг» и «Кореец» выходят на бой
Схема боя при Чемульпо
Фотография мичмана Нирода на почтовой открытке. Подобные открытки с моряками и кораблями стали популярны во время Русско-японской войны
«Варяг» после боя вид на левый борт
«Варяг» после боя вид на корму
«Варяг» после боя вид на правый борт

9 февраля 1904 года в районе Чемульпо стояла ясная погода, температура воздуха составляла 6 °С, волнение практически отсутствовало. К моменту начала боя начался отлив, который, складываясь с течением реки, создавал попутное для русских кораблей течение скоростью около 4 узлов.

В 11:20/11:55 [10] 9 февраля «Варяг» и «Кореец» снялись с якорей и двинулись к выходу из бухты. Команды были выстроены на верхней палубе, при проходе мимо нейтральных кораблей оркестр играл национальные гимны их стран. На иностранных кораблях также играла музыка, их команды провожали русские корабли криками «ура». В 11:25/12:00 на «Варяге» пробили боевую тревогу.

Первым со стоянки вышел «Кореец», быстрее снявшийся с якоря, но в 11:40/12:15 канонерскую лодку обогнал «Варяг», после чего она двигалась за крейсером на расстоянии 1—2,5 кабельтова. Выход русских кораблей стал неожиданностью для японцев — Уриу пришёл к выводу, что «Варяг» и «Кореец» останутся в порту, и начал подготовку к атаке их миноносцами на якорной стоянке вечером 9 февраля. В 11:30/12:05 выход русских кораблей был обнаружен крейсером Chiyoda, а в 11:37/12:12 Уриу отдал приказ об экстренной съёмке с якоря. Японские корабли, не имея времени на подъём якорей, расклёпывали якорные цепи, а тактические группы формировались по ходу съёмки.

Оценив ситуацию, Уриу приказал Chiyoda поддерживать крейсер Asama, сформировав таким образом отдельную боевую группу. Согласно рапортам Руднева, Уриу поднял сигнал с предложением о сдаче, что опровергается японскими источниками, а также тем фактом, что флагман Naniwa в это время закрывал Asama. Бой начался в 11:45/12:20 пристрелочным выстрелом с Asama на расстоянии 7000 м. Русские корабли шли со скоростью около 10 узлов (согласно рапорту командира «Корейца», лодка шла «средним ходом», дав полный ход уже после начала боя), не пытаясь использовать преимущество «Варяга» в скорости.

Русские корабли открыли огонь в 11:47/12:22. «Варяг» вёл бой бронебойными снарядами, «Кореец» и японские корабли — фугасными; при этом японские снаряды, разрывались даже при ударе о воду. В 11:59/12:34 «Варяг» начал подворачивать влево, в 12:00/12:35 на Asama отметили попадание 203-мм снаряда в район кормового мостика русского крейсера, вызвавшее пожар. По наблюдениям японской стороны, с 12:35 до 12:38 «Варяг» развил сильный огонь, но не смог его поддерживать далее.

В 12:03/12:38 152-мм снаряд с Asama попал в правое крыло переднего мостика «Варяга», этим попаданием была уничтожена носовая дальномерная станция, убит мичман А. Нирод и два дальномерщика, начался пожар в штурманской рубке. Несмотря на наличие на «Варяге» еще пяти дальномерных станций (кормовая и по две с каждого борта), гибель дальномерного офицера в начале боя крайне отрицательно сказалась на точности огня «Варяга», чьи комендоры и до боя не отличались особой точностью.[11]

После этого русский крейсер неожиданно для японцев сбросил ход и начал циркуляцию вправо, поворачивая на обратный курс (по русским данным, поворот начался в 12:15/12:50, по японским — на 10 минут раньше). Согласно рапорту Руднева, одним из японских снарядов перебило коммуникационную трубу с приводами к рулевой машине, однако обследование «Варяга» после подъёма следов попаданий в районе прохождения трубы и боевых повреждений рулевого управления не выявило. Поворот крейсера мотивировался его командиром желанием на время выйти из сферы огня противника, потушить пожары и исправить рулевое управление.

« При проходе траверза о-ва Иодольми один снаряд перебил трубу, в которой проходят все рулевые приводы, и одновременно с этим осколками другого снаряда (разорвавшегося у фок-мачты), влетевшими в проход у боевой рубки, был контужен в голову командир крейсера...


Управление крейсером было немедленно переведено на ручной штурвал в румпельное отделение, так как паровая труба к рулевой машинке также была перебита. При громе выстрелов приказания в румпельное отделение были плохо слышны, приходилось управляться машинами, и крейсер плохо слушался, будучи, кроме того, на сильном течении.

В 12 час. 15 м., желая выйти на время из сферы огня для исправления по возможности рулевого привода и тушения возникавших в разных местах пожаров, — стали разворачиваться машинами и, так как крейсер плохо слушался руля и ввиду близости острова Иодольми, дали задний ход (крейсер поставило в невыгодное положение относительно острова в то время, когда был перебит рулевой привод при положенном лево руля).

Расстояние до неприятеля уменьшилось, огонь его усилился и попадание увеличилось; приблизительно в это время снаряд большого калибра пробил левый борт под водою, в огромное отверстие хлынула вода и третья кочегарка стала быстро наполняться водой, уровень которой подходил к топкам. Кочегарные квартирмейстеры — Жигарев и Журавлев задраили угольные ямы, которые наполнились водой. [12]

»

По японским данным, в короткий период с 12:05/12:40 по 12:06/12:41, «Варяг» получил большое количество попаданий — одно 203-мм снарядом между носовым мостиком и трубой, и пять-шесть 152-мм снарядами в носовую и центральную часть корабля. Последнее попадание было зафиксировано в 12:10/12:45 — 203-мм снаряд разорвался в кормовой части русского крейсера.

«

В районе боя наблюдалось очень быстрое течение, которое затрудняло управление кораблем, и держать постоянный курс было невозможно.
...
В 12:35 на дистанции 6800 м 8-дюймовый снаряд поразил противника в районе кормового мостика, где сразу же возник сильный пожар.
В 12:41 на дистанции 6300 м 8-дюймовый снаряд попал между носовым мостиком и трубой, а 3-4 6-дюймовых снаряда попали в центральную часть корпуса «Варяга».
В 12:45 8-дюймовый снаряд попал в палубу за кормовым мостиком. Возник сильный пожар, стеньга фок-мачты свесилась на правый борт. «Варяг» сразу же повернул, увеличил ход и укрылся за островом Пхальмидо, чтобы выйти из-од огня, и приступил к тушению пожаров. В это время «Кореец» вышел к северу от острова Пхальмидо и продолжал вести огонь.
В 13:06 «Варяг» повернул влево, вновь открыл огонь, затем изменил курс и начал отступать к якорной стоянке. «Кореец» последовал за ним. В этот момент я получил сигнал с флагмана - «Преследовать!»[13]

»

До 11:59/12:34 по «Варягу» вёл огонь только Asama, затем до 12:13/12:48 — с разной интенсивностью все японские крейсера. После до конца боя стреляли Asama и Niitaka. По рапорту Руднева, в период циркуляции «Варяг» испытывал трудности в управлении, в результате чего для предотвращения столкновения с островом Йодолми (Пхальмидо) пришлось кратковременно давать задний ход, некотороые источники утверждают что «Варяг» все таки сел на мель, но сошел с нее задним ходом.

« …мы потеряли управление руля, стали на мель и оказались для неприятеля прекрасной мишенью. Но через несколько минут мы перевели руль в ручное действие и посредством гребных винтов – последних у нас два – снялись с мели и воротились назад…[14] »

В 12:13/12:48 «Варяг» завершил циркуляцию и вместе с «Корейцем» двинулся назад к якорной стоянке, преследуемый японскими крейсерами Asama и Niitaka. В 12:40/13:15 в связи с подходом русских кораблей к якорной стоянке, что при продолжении боя создавало угрозу нейтральным кораблям, японские крейсера прекратили огонь и отошли. Через пять минут из-за увеличившегося расстояния до противника русские корабли также завершили стрельбу, а в 13:00/13:35 встали на якорь на своих стоянках.

Итоги сражения

Японские крейсера вели бой тремя боевыми группами: Asama и Chiyoda, Naniwa и Niitaka, Takachiho и Akashi. Миноносцы находились в 500—600 м от не стреляющего борта Naniwa и в бою фактически не принимали участия. Бой осложнялся узостью фарватера, что затрудняло для японцев одновременный ввод в бой всех кораблей, сильным течением, осложнявшим поддержание курса, а также периодическим попаданием «Варяга» в створ с островом Пхальмидо, что вынуждало отдельные японские корабли временно прекращать огонь. Японские корабли в ходе боя активно маневрировали, развивая при этом скорость до 18 узлов. Бой вёлся на расстоянии от 4800 до 8000 м.

Наиболее активное участие в бою приняли Asama , Chiyoda и Niitaka. Остальные японские крейсера выпустили незначительное количество снарядов.

Расход снарядов японских крейсеров
Asama Chiyoda Niitaka Naniwa Takachiho Akashi Итого
203 мм 27 27
152 мм 103 53 14 10 2 182
120 мм 71 71
76 мм 9 130 139

Расход снарядов в бою русскими кораблями остаётся предметом дискуссии. Согласно рапорту Руднева, «Варяг» выпустил 425 152-мм снарядов, 470 — 75-мм, 210 — 47-мм, то есть значительно больше, чем все японские корабли, вместе взятые. Однако, произведённый японцами после подъёма крейсера подсчёт оставшихся на нём снарядов эту информацию не подтверждает и даёт значительно меньшие цифры расхода боеприпасов «Варягом» в бою. Согласно подсчёту, крейсер выпустил не более 160 снарядов калибра 152 мм и около 50 — калибра 75 мм. Расход снарядов «Корейцем», согласно рапорту его командира, составил: 203 мм — 22, 152 мм — 27, 107 мм — 3.

В ходе боя на японских кораблях было зафиксировано попадание в «Варяг» снарядов: 203 мм c Asama — 3, 152 мм — 6 или 7 (4—5 с Asama и по одному с Naniwa и Takachiho). Chiyoda отрапортовала также о предположительном одном попадании в «Кореец», вызвавшем пожар, что не подтверждается русскими данными.

В вахтенном журнале «Варяга» и отчётах Руднева зафиксирован ряд попаданий, в том числе одно в подводную часть корабля, вызвавшее затопление части угольных ям и заметный крен судна на левый борт. Отмечены два попадания в кормовую часть крейсера, вызвавшие пожары, причём в одном случае горели артиллерийские пороховые заряды, палуба и вельбот, а во втором — разрушены офицерские каюты и подожжена мука в провизионном отделении (этот пожар так и не был окончательно потушен). Другими попаданиями была уничтожена дальномерная станция № 2, повреждён грот-марс и дымовая труба № 3, подбит ряд орудий. Разрывом одного из снарядов, осколки которого залетели в боевую рубку, был контужен командир крейсера, убиты и ранены ещё несколько человек. Проведённый после боя осмотр выявил повреждения: пяти 152-мм, семи 75-мм и всех 47-мм орудий.

Из команды «Варяга» непосредственно в ходе боя погибли 1 офицер и 22 нижних чина (после боя в течение нескольких дней скончались ещё 10 человек). За короткий бой крейсер потерял убитыми и ранеными около четверти всего экипажа, точное количество раненых остаётся дискуссионным, поскольку в источниках фигурируют различные цифры. В вахтенном журнале крейсера указано, что были тяжело ранены один офицер и 26 нижних чинов, «ранены менее серьёзно» — командир крейсера, два офицера и 55 нижних чинов, все раненые указаны поимённо. В рапорте Руднева управляющему Морским министерством указано, что тяжёлые и средние ранения получили один офицер и 85 нижних чинов, лёгкие ранения — два офицера и более ста нижних чинов, в рапорте наместнику Рудневым приводятся другие цифры — ранены серьёзно один офицер и 70 нижних чинов, легко — два офицера, а также многие нижние чины получили мелкие раны от осколков снарядов. В официальном санитарном отчёте по итогам русско-японской войны приводится цифра в 97 раненых, наконец, согласно историческому журналу HMS Talbot, всего на нейтральные корабли было принято 68 раненых (четверо офицеров и 64 нижних чина), несколько человек из которых впоследствии скончались. Канонерская лодка «Кореец» потерь в экипаже не имела, а повреждения ограничились одной осколочной пробоиной в таранном отсеке.

Схема повреждений «Варяга» (из доклада контр-адмирала Араи Юкан)

В ходе подъёма «Варяга» японцы изучили крейсер и детально описали обнаруженные повреждения. Всего в корпусе и надстройках (мачты и трубы были при подъёме демонтированы) были обнаружены следы 9 боевых повреждений, а также одно повреждение, возникшее после затопления корабля:

  1. Пробоина размером 0,6 × 0,15 м на переднем мостике по правому борту и рядом с ней несколько мелких пробоин
  2. Пробоина размером 3,96 × 1,21 м и рядом с ней 10 мелких пробоин на палубе по правому борту в районе переднего мостика
  3. Пробоина размером 0,75 × 0,6 м и рядом с ней три мелких пробоины в фальшборте по правому борту, между первой и второй дымовой трубой
  4. Пробоина размером 1,97 × 1,01 м в левом борту у ватерлинии (нижняя кромка пробоины уходила на 0,8 м ниже ватерлинии), между второй и третьей дымовой трубой
  5. Подводная пробоина размером 1,99 × 0,15 м в левом борту, за четвёртой дымовой трубой, возникшая в результате продавливания борта камнями после затопления корабля
  6. 12 небольших пробоин в центральной части верхней палубы, в районе грот-мачты
  7. Пробоина размером 0,72 × 0,6 м в левом борту на 1,62 м выше ватерлинии, под 152-мм орудием № 10
  8. Очень большая (размером 3,96 × 6,4 м) пробоина на верхней палубе по левому борту, в районе 152-мм орудий № 11 и 12, там же произошёл большой пожар
  9. Шесть небольших пробоин по правому борту у кормовой оконечности за 152-мм орудиями
  10. Пробоина размером 0,75 × 0,67 м на верхней палубе в кормовой оконечности



Учитывая попадания в демонтированные конструкции, А. Полутов приходит к выводу о наличии 11 попаданий в «Варяг». По мнению В. Катаева, повреждение № 5 возникло вследствие посадки крейсера на камни у острова Пхальмидо, а повреждения № 8, 9 и 10 имеют не боевой характер и являются результатом пожара и взрыва боеприпасов, произошедшего в Чемульпо на брошенном после эвакуации команды корабле.

В результате обследования корабля японцами также было установлено, что пожарами была повреждена 1⁄6 часть корабля, особенно пострадала палуба в кормовой части. Силовая установка и механизмы винто-рулевой группы никаких боевых повреждений не имели и находились в исправном состоянии. Все 152-мм орудия, а также не менее шести 75-мм и двух 47-мм орудий «Варяга» японцы после обследования признали пригодными для использования.

Согласно русским источникам (рапорты Руднева и Беляева, вахтенные журналы кораблей), наблюдалось попадание в кормовой мостик Asama с пожаром и потопление одного из миноносцев. По полученным Рудневым из различных источников (в том числе, слухов) сведениям, крейсер Takachiho затонул после боя при переходе в Сасебо, крейсера́ Asama и Naniwa были поставлены в док для исправления повреждений, японцы свезли на берег 30 убитых. Однако японские исторические и архивные источники утверждают об отсутствии попаданий в корабли японской эскадры, а также каких-либо повреждений и потерь. В настоящее время хорошо известна судьба кораблей японского флота; в частности, крейсер «Такачихо» погиб уже в ходе Первой мировой войны при осаде Циндао, миноносцы 9-го и 14-го отрядов были исключены из списков флота в 1919—1923 годах и сданы на слом.

Стрельба русских кораблей оценивалась Уриу как «беспорядочная» и имевшая «крайне низкую точность». Неэффективность стрельбы русских кораблей объясняется слабой подготовкой комендоров (так, в ходе учебных стрельб по щиту 16 декабря 1903 года из 145 выпущенных «Варягом» снарядов цель поразили лишь три), ошибками в определении дистанции до вражеских кораблей (связанных в том числе с выходом из строя в бою дальномерных станций), разрушением системы управления огнём.

Уничтожение русских кораблей

Взрыв канонерской лодки "Кореец"
«Варяг» после затопления, во время отлива

После постановки на якорь офицеры и команда «Варяга» приступили к осмотру корабля и исправлению повреждений. В 13:35 Руднев отправился на «Талбот», где заявил его командиру о намерении уничтожить «Варяг» и перевезти команду на нейтральные корабли. Получив согласие Бэйли, Руднев в 13:50 вернулся на крейсер и сообщил о своём решении офицерам, которые на общем совете поддержали командира (необходимо отметить, что решение офицеров не было единогласным, в частности, старший офицер «Варяга» В. Степанов не был приглашён на совет, и приказ Руднева покинуть корабль стал для него полной неожиданностью).

« Я подал голос за прорыв из Чемульпо в море, и это мнение было поддержано всеми офицерами, находившимися в рубке. Порча рулевого привода, видимо, заставила изменить предложенный план, и командир, полагаю, для исправления повреждений, пошёл на рейд, дабы выйти из сферы огня неприятеля. Капитан 1-го ранга В. Ф. Руднев после боя с японцами по постановке крейсера на якорь на рейде Чемульпо, приведя в известность все полученные повреждения крейсера во время боя, на французском катере отправился с командиром крейсера Talbot капитаном Belly, как старшим на рейде. По возвращении с крейсера Talbot командир сделал известным о своём решении потопить крейсер и перевезти людей на иностранные суда, стоящие на рейде. До поездки на крейсер Talbot командир совета не собирал и определённого решения не высказывал. Не могу сказать, как и в какой форме капитан 1-го ранга В. Ф. Руднев объявил решение офицерам. Я не был приглашён на совет. С момента выхода крейсера из сферы огня неприятеля занят был распоряжениями по изготовлению корабля к новой встрече с неприятелем. Совершенно не ожидал, что мы должны покинуть свой крейсер.[15] »

К «Варягу» стали прибывать шлюпки с иностранных кораблей с врачами, которые начали перевозить сначала раненых, а затем и остальную команду корабля на английский, французский и итальянский крейсера. Командир американской канонерской лодки, не имея указаний от руководства, отказался принимать русских моряков, в связи с чем Руднев отослал её шлюпку с врачом. К 15:50 перевозка команды крейсера была завершена, по просьбе командиров иностранных судов, опасавшихся повреждения своих кораблей при взрыве (имевшей место согласно сообщению Руднева), было решено ограничиться затоплением «Варяга» путём открытия клапанов и кингстонов, при этом не проводились мероприятия, направленные на приведение вооружения и оборудования крейсера в непригодность. Командой был взят минимум вещей, тела погибших не эвакуировались и были оставлены на корабле. В 18:10 «Варяг», имея на корме продолжающийся пожар, опрокинулся на левый борт и лёг на грунт.

В 15:30 командир «Корейца» собрал офицеров, сообщил им о принятом Рудневым решении и предложил обсудить дальнейшую судьбу канонерской лодки. Все офицеры, начиная с младшего, высказались о бессмысленности нового боя в связи с подавляющим превосходством противника и невозможности нанести ему какой-либо ущерб. В связи с этим было принято решение «Кореец» взорвать, а команду свезти на нейтральные корабли. Из-за спешности эвакуации команда не брала вещей, а секретные документы были сожжены в присутствии специальной комиссии. Последняя шлюпка с лодки отвалила в 15:51, а в 16:05 канонерская лодка была взорвана и затонула. Одновременно был подожжён пароход «Сунгари», через некоторое время севший на грунт.

Судьба команд

Офицеры и команды русских кораблей были размещены на французском крейсере Pascal (216 человек), английском крейсере Talbot (273 человека) и итальянском крейсере Elba (176 человек). Учитывая высокую скученность и отсутствие условий для ухода за ранеными (из которых вскоре умерло 8 человек), было принято решение о свозе 24 тяжелораненых на берег, в японский госпиталь Красного Креста. Одновременно по дипломатическим каналам велись переговоры о статусе русских моряков, японцы согласились на возвращение их на родину при условии дачи ими обязательства более не участвовать в войне, на что требовалось высочайшее соизволение.

27 февраля Николай II дал своё согласие на условия японцев, но вывоз команд русских кораблей начался раньше, под обязательства иностранных правительств. 16 февраля Pascal ушёл в Шанхай и затем в Сайгон, где и высадил русских моряков. Английский и итальянский крейсера ушли в Гонконг, где команды русских кораблей, находившиеся на Talbot, переправили через Коломбо в Одессу (куда они прибыли 1 апреля), а моряков с Elba — в Сайгон. Из Сайгона через Крит и Одессу моряки 23 апреля прибыли в Севастополь. После торжественной встречи в Санкт-Петербурге команды кораблей были расформированы и распределены по разным флотам, кроме Тихоокеанского (согласно договорённости с японцами о неучастии команд в боевых действиях).

Останки погибших моряков были в 1911 году перенесены во Владивосток и захоронены в братской могиле на Морском кладбище города. Над могилой установлен обелиск из серого гранита.

Последствия

«Варяг», поднятый японцами со дна бухты

Японская армия получила возможность для стратегического развертывания на севере Корейского полуострова, а не на юге, как это было ранее определено. Стремительная оккупация Сеула имела важное значение как в военном так и в политическом плане. 12 февраля русский посланник покинул Сеул, тем самым Россия потеряла последнюю возможность влиять на политику корейского императорского двора и правительства.

Высадка 12-й дивизии, получившая название «операции по умиротворению Кореи», за две недели принесла Японии то чего она долго и безуспешно добивалась в ходе дипломатически переговоров с Россией - полный контроль над Кореей. 23 февраля 1904 г. в Сеуле было подписано японо-корейское соглашение, установившее японский протекторат над Кореей, что позволило Японии во время войны с Россией беспрепятственно действовать на всей территории Кореи, пользоваться ее портами, наземными коммуникациями, административными, людскими и материальными ресурсами.

В 1905 году «Варяг» был поднят японцами, отремонтирован и введён в строй 22 августа в качестве крейсера 2-го класса IJN Soya (в честь японского названия пролива Лаперуза). Более семи лет использовался японцами для учебных целей. Распространено мнение что в знак уважения к русским морякам японцы оставили на корме старое название корабля. Однако по свидетельству бывшего матроса «Варяга» Снегирева, служившего в Первую мировую войну рулевым и встретившего в японском порту бывший свой крейсер, российский государственный герб — двуглавого орла — и название «Варяг» японцы вынужденно оставили, так как они конструктивно были заделаны в кормовой балкон. Иероглифы нового названия японцы закрепили на решетку балкона.

Оценка современниками

Действия японской стороны в современных источниках оцениваются как грамотные и профессиональные. Они позволили выполнить все поставленные задачи — обеспечить высадку десанта и нейтрализовать русские корабли, не понеся при этом потерь. Отмечается, что победа была достигнута японцами в первую очередь за счёт подавляющего превосходства в силах и особенностей района боя, лишивших русские корабли свободы манёвра. Решение о вступлении русских кораблей в бой против значительно превосходящих сил противника оценивается как героическое, в том числе и с японской стороны.

Реакция по поводу гибели «Варяга» была не однозначной. Часть флотских офицеров не одобряли действий командира «Варяга», считая их безграмотными как с тактической точки зрения, так и с технической. В то же время отмечается, что положения «Морского устава» не оставляли для Руднева иного варианта действий, кроме принятия боя — сдача корабля японцам либо его затопление без боя квалифицировались бы как должностное преступление. По мнению ряда авторов (в частности, В. Д. Доценко, а также генерал-майора А. И. Сорокина), командиром «Варяга» был допущен ряд серьёзных ошибок:

  • не была использована для прорыва ночь перед боем;
  • идя на прорыв, «Варяг» связал себя тихоходным «Корейцем», не использовав своё преимущество в скорости хода (эту ошибку отмечал также военно-морской историк и теоретик В. А. Белли);
  • после боя «Варяг» был не взорван, а затоплен на мелководье, что позволило японцам поднять его и ввести в строй.

Вызывает критику решение Руднева о возвращении в Чемульпо вместо продолжения боя, а также неэффективное использование русскими кораблями артиллерии, в результате чего японские корабли не понесли какого-либо ущерба.

Учитывая неудачное начало войны, царское правительство решило широко использовать бой в пропагандистских целях, что явилось для некоторых участников боя неожиданностью (согласно воспоминаниям штурмана «Варяга» Е. Беренса, возвращаясь в Россию, они полагали, что их отдадут под суд).

В Одессе, Севастополе и Санкт-Петербурге были устроены торжественные встречи участников боя, причём в столице — с участием императора Николая II. Все без исключения участники боя были награждены — офицеры, а также гражданские чины (в том числе чиновники и врачи) обоих кораблей получили ордена Святого Георгия 4-й степени или другие ордена, нижние чины — знаки отличия Военного ордена 4-й степени. Два матроса получили знаки отличия Военного ордена 3-й степени, поскольку награду 4-й степени они уже имели. Более того, офицеры «Корейца» были награждены даже дважды — кроме ордена Святого Георгия, они получили также очередные ордена с мечами. Все участники боя были награждены специально учреждённой медалью "За бой «Варяга» и «Корейца»".

Столь массовое награждение высокими наградами являлось для российского флота беспрецедентным событием. Уже в советское время, в 1954 году, в ознаменование 50-летия боя его оставшиеся к тому времени в живых участники были награждены медалями «За отвагу». Примечательно, что впервые Георгиевскими крестами были награждены доктора и механики наравне со строевыми офицерами. Беспрецедентное награждение высшими военными наградами всех членов экипажей кораблей было неоднозначно встречено в офицерской среде:

« Георгиевский крест… дает большие служебные преимущества и назначается лишь за выдающиеся боевые подвиги, притом, по приговору думы, составленной из кавалеров этого ордена…

Однако и Георгиевский крест сумели дискредитировать. В самом начале войны, под первым впечатлением "подвига" «Варяга» и «Корейца», все находившиеся на них офицеры, врачи и механики были награждены, по особому Высочайшему повелению, помимо думы, Георгиевскими крестами.

Такое массовое награждение, в связи с оказанными экипажами этих судов в России неслыханными почестями, произвело на армию весьма неблагоприятное впечатление. Для каждого было ясно, что если от командира судна требовалась некоторая решимость, чтобы идти навстречу превосходному в силах неприятелю, то со стороны остальных чинов одно присутствие на корабле (может быть и невольное) само по себе не составляло еще заслуги, достойной награждения высшим военным орденом.

Неудовольствие в офицерской среде стало еще сильнее, когда впоследствии выяснилось, что вообще в указанном бою экипажем «Варяга» не было совершено никакого подвига, а на «Корейце» даже почти не было потерь… [16]

»

Образ в искусстве

«Плещут холодные волны»
кадры из х/ф Крейсер «Варяг» (1946)
«Наверх вы, товарищи»
х/ф Крейсер «Варяг»
Киностудия "Союздетфильм"(1946)
Режиссер: Виктор Эйсымонт

В результате патриотического подъёма, вызванного подвигом русских моряков, на свет появилось несколько произведений: марш «Варяг», написанный А. Рейдерманом, песня «Варяг идёт свершить свой подвиг славный», написанная Цезарем Кюи, «Геройский подвиг» А. Таскина, стихотворение «Варяг» рижского поэта-любителя Якова Репнинского (которое впоследствии положил на музыку студент Юрьевского университета Фёдор Богородицкий, в результате чего получилась песня «Плещут холодные волны»). Но наиболее популярной стала песня «Варяг».

Автором стихов стал австрийский писатель и поэт Рудольф Грейнц (Rudolf Greinz), писавший о жизни и традиционном укладе Тироля. Часто он сотрудничал с мюнхенским журналом «Югенд» (Jugend), где выходили его сатирические заметки на злобу дня. На страницах 10-го номера журнала «Югенд» от 25 февраля 1904 года было опубликовано стихотворение "Der «Warjag»". Журнал чётко соблюдал антимилитаристскую и антиимперскую позицию, которую, разделял Грейнц, что наряду с тем что стихотворение помещено в соседстве с шутливыми и сатирическими материалами, безо всякого вступительного слова, по мнению некоторых историков указывает на то, что стихотворение изначально было памфлетом в стихах - "Текст, украшенный экспрессивными прилагательными, носил довольно натуралистичный характер, дабы, возможно, показать всю абсурдность поступка тех, кто шёл на реальную смерть ради каких-то абстрактных идей."

На русский язык стихотворение былоо переведено Н. К. Мельниковым и Евгенией Михайловной Студенской (урождённая Шершевская),опубликовшей свой перевод в апрельском «Новом журнале иностранной литературы, искусства и науки» за апрель 1904 года. По одной из версий, на волне патриотизма, захлестнувшей всё российское общество, музыкант и воспитанник 12-го гренадёрского Астраханского полка Алексей Сергеевич Турищев написал музыку к переводу Студенской.

Песня "Врагу не сдаётся наш гордый «Варяг»", прозвучав впервые на императорском приеме по случаю награждения моряков с «Варяга» и «Корейца» стала особенно любимой среди флотских служащих, впрочем, среди гражданского населения тоже нашлось немало её поклонников.

В 1946 году советской киностудией «Союздетфильм» был снят художественный фильм "Крейсер «Варяг»", где в роли «Варяга» снимался "загримированный" крейсер «Аврора», режиссёр фильма Виктор Эйсымонт.

Примечания

  1. Заместитель начальника ГШ генерал Кодама Гентаро
  2. Русско-яп. война 1904-1905 гг. Работа исторической комиссии по описанию действий флота в войну 1904-1905 гг. при МГШ. - СПБ, 1912. - Кн. 1. - С. 288, 289
  3. Из материалов Морской комиссии
  4. Очерки истории российской внешней разведки. В 6 томах. Т 1, С. 194-195
  5. Приказ №28, 8 февраля 37-й год Мэйдзи
  6. Русско-японская война 1904-1905 гг. Книга Первая. Действия флота на южном театре от начала войны до перерыва сообщений с Порт-Артуром. С. 295
  7. Рассказы о великой японо-русской войне на море. 1935 С. 97
  8. Русско-японская война 1904-1905 гг. Книга Первая. Действия флота. Отдел III. Книга первая, Выпуск 1-й. 1911 С. 167
  9. Совершенно секретная война на море 37-38 гг Мэйдзи. 1-й отдел «Хроника военных действий», раздел I, Т.2, глава II. «Прикрытие высадки экспедиционного отряда и морской бой в Инчхоне» С. 102-105.
  10. Здесь и далее время указано по русским/японским источникам. В вахтенные журналы «Варяга» и «Корейца» привязаны к местному времени (сеульскому). На японских кораблях время выставлено по меридиану Кобе.
  11. На своих последних стрельбах в декабре 1903 года крейсер «Варяг» выпустил 145 снарядов разных калибров. В цель попали только: 3. Это был худший результат среди всех российских кораблей Порт-артурской эскадры.
  12. Рапорт командира крейсера 1-го ранга «Варяг» управляющему морским Министерством 5 марта 1905 года
  13. Боевое донесение о бое 9 февраля у Инчхона командира корабля Asama капитана 1 ранга Ясиро Рокуро, представленное 11 февраля 37-го года Мэйдзи
  14. Из дневника машиниста 1-й статьи крейсера «Варяг» Д. Я. Белоусова
  15. Из пояснительной записки В. Степанова, направленной по запросу в российскую Историческую комиссию по описанию действий флота в войну 1904-1905 гг. ГА ВМФ, ф.417, оп.4, л.6441, л.37
  16. Мартынов Е.И. Из печального опыта русско-японской войны. - СПБ, 1906. - С. 129, 130

Литература

  • Полутов А. В Десантная операция японской армии и флота в феврале 1904 г. в Инчхоне. — Владивосток: Русский Остров, 2009. — 472с. — ISBN 978-5-93577-045-7
  • Катаев В. И. Крейсер «Варяг». Легенда Российского флота. — Яуза: ЭКСМО, 2008. — 128с. — ISBN 978-5-699-29721-4
  • Катаев В. И. «КОРЕЕЦ» в лучах славы «Варяга». Все о легендарной канонерской лодке. — Яуза: ЭКСМО, 2013. — 128с. — ISBN 978-5-699-61028-0
  • Мельников Р. М. Крейсер «Варяг».— 2-е изд., перераб. и доп.. — Л.: Судостроение, 1983. — 288с.
  • Доценко В. Д. Мифы и легенды Российского флота. Изд. 3-е, испр. и доп.. — СПб.: Полигон, 2002. — 352с. — ISBN 5-89173-166-5

Ссылки