Форум геймеров и читеров 4cheaT
Реклама:

Бой у Тассафаронга в World of Tanks (WoT)

Поделиться с друзьями:

Бой у Тассафаронга

Новые темы на Форуме World of Tanks
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
На Айфоне 4s можно будет поиграть в ... Heroes of ... еамо Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-08 08:29
Вывезет ли этот комп танки? danil0512 Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-08 06:41
Ну возмил я в поти с испаинии вино в баласстных та... iliada Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-08 05:01
какой танк в WOT на ваш взгляд лучший... и почему?... dev Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-08 03:36
Я татарин. Влюбился в девушку лачку (дагестанку). ... Спиридон Вопросы по игре World of Tanks 1 2016-12-08 06:07
а что так мало насчитал украинский президент русск... MarshallMathersqq Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-08 00:21
Как отключить режим "В самолете" в Виндовс 10 ? Gomerchick Вопросы о World of Warplanes 5 2016-12-07 21:27
Ошибка при запуске World of Warships alex44 Вопросы о World of Warships 0 2016-12-03 12:57
Перейти к: навигация, поиск

Эта статья редактируется участником GenrichVonGoldring. Просьба воздержаться от правок.

Бой у Тассафаронга
Art-noch-morskoy-boy-u.jpg
ТВД Тихий океан
Место Мыс Тассафаронга, Гуадалканал
Период Вторая Мировая война
Противники
США_флаг.png
США
Япония_флаг.png
Япония
Командующие силами сторон
Силы сторон
4 тяжелых кресера

1 лёгкий кресер
6 эсминцев

8 эсминцев
Потери
395 человек

1 крейсер потоплен
3 крейсера повреждены

197 человек

1 эсминец потоплен

Бой у Тассафаронга — ночной бой, состоявшийся 30 ноября 1942 года между Токийским экспрессом, доставлявшим снабжение на остров Гуадалканал, под командованием контр-адмирала Райдзо Танаки и крейсерской эскадрой ВМС США под командованием контр-адмирала Карлтона Райта в ходе кампании на Соломоновых островах.

Предыстория

Обладание аэродромом Henderson-Field обеспечило союзникам возможность бомбить коммуникации противника. У Японии не было возможности провести крупные транспорты — с войсками, тяжелым вооружением, а самое главное с припасами. Попытки организовать другие аэродромы на центральных островах провалились, а снабжение подводными лодками не было достаточным. Некоторые тыловые части не получали пищи по 6 дней, а войска на передовой только треть рациона. Но выход был найден — грузы стали доставлять в ночное время, используя быстрые корабли.

Обычно эсминцы из-за необходимости быстрого возвращения на базу не имели времени на выполнение погрузочно-разгрузочных работ, многие из грузов сбрасывались в воду в запечатанных стальных контейнерах, связанных вместе стропами. Плавающие контейнеры либо прибивало к берегу, либо они вылавливались из воды с барж, однако нередко грузы терялись. Так появился «Токийский экспресс».

Райдзо Танака

Расстановка сил

Япония ВМС Японии («Токийский экспресс»)

8 эсминцев:


Командир — контр-адмирал Райдзо Танака

Карлтон Райт

Соединённые Штаты Америки ВМС США (TF 67):

4 тяжелых крейсера

1 легкий крейсер

6 эсминцев

  • Флетчер
  • Дрейтон
  • Мэури
  • Перкинс
  • Лэмсон
  • Ларднер


Командир — контр-адмирал Карлтон Райт

Перед сражением

29 ноября 1942 разведка союзников перехватила и расшифровала японское сообщение, переданное 17-й армии на Гуадалканале, предупреждающее о сроках прихода отряда Танаки. Райту было приказано силами TF67 перехватить Танаку у Гуадалканала. Соединение TF 67, где флагманом Райта стал Миннеаполис, покинуло Эспириту-Санту на скорости 27 узлов сразу после полуночи 29 ноября и совершило переход в 580 миль к Гуадаланалу.

Во время перехода были встречены эсминцы Лэмсон и Ларднер, которые возвращались после сопровождения конвоя на Гуадалканал. Им было приказано присоединиться к TF 67. Испытывая недостаток времени, для того чтобы посвятить командиров встреченных эсминцев в план боя, Райт приказал им занять место в колонне за крейсерами.

Отряд Танаки покинул Шортлендские острова сразу после полуночи 30 ноября и направился к Гуадалканалу. Танака принял меры, чтобы избежать обнаружения воздушной разведкой союзников, сначала направив корабли к северо-востоку через Бугенвильский пролив, а затем повернув на юго-восток, и прошёл проливом Индиспенсибл. Однако, австралийский береговой наблюдатель, пост которого находился на юге Бугенвиля, передал по радио сообщение об отходе кораблей Танаки с Шортлендских островов. Это донесение было получено Райтом.

В то же самое время японские разведывательное самолёты обнаружили конвой союзников у Гуадалканала и сообщили об этом Танаке, который предупредил командиров своих эсминцев.

Ход сражения

После того, как в 22:23 Lamson и Lardner заняли место в конце кильватерной колонны, Райт приказал лечь на западный курс и двигаться в строю пеленга. Следуя полным ходом в западном направлении, с эсминцами на флангах, соединение начало поиск противника.

Авангардную группу соединения (в тот момент правый фланг) составляли эсминцы Флетчер, Перкинс, Мэури, Дрейтон. Далее в порядке следования шли крейсера: Миннеаполис, Нью Орлеан, Пенсакола, Гонолулу и Нортхэмптон. Замыкали построение левофланговые Лэмсон и Ларднер.

Весь вечер шел сильный дождь, тучи закрывали луну и в таких условиях японские корабли, продолжавшие быстро двигаться на юг, не смогли точно соблюсти место в строю. Когда дождь закончился и видимость увеличилась до 40 каб., Танака приказал снизить ход до 12 узлов и перестроиться. После перестроения японские корабли образовали кильватерную колонну, в которой один за другим шли 31, 15 и 24-й дивизионы. В момент, когда эсминцы снизили скорость, чтобы образовать новый ордер, над ними внезапно пролетели три американских разведывательных гидросамолета, но ни один из них не заметил врага. Около 23:00 отряд Танаки вошел с севера в пролив Железное Дно и начал приготовления к сбросу контейнеров. Одновременно не имевший контейнеров Таканами занял место на левом траверзе колонны.

Противники продолжали быстро сближаться.

Карта

В 23:06 на экране радиолокатора крейсера Миннеаполис появился подозрительный импульс — цель на расстоянии 11 миль прямо по курсу. Райт сразу же приказал повернуть вправо, и соединение снова пошло кильватерной колонной. Отвернув несколько влево, американские корабли легли на курс почти параллельный курсу кораблей Танаки. В то же самое время корабли Танаки, которые не были оборудованы радарами, разбились на две группы и приготовились сбрасывать бочки за борт. Наганами, Кавакадзэ и Судзукадзэ направились к своей точке выгрузки у рифа Дома, а Макинами, Кагэро, Оясио и Куросио направились к Тассафаронге.

Первые потери

Эсминцы американского авангарда, к тому времени также обнаружившие противника, начали готовиться к торпедной атаке. Флетчер шел головным и вел непрерывное радиолокационное наблюдение. К 23:16 цели находились от него слева по носу уже на расстоянии 35 каб. Командир TG 67.4 коммандер Кол запросил разрешение произвести торпедный залп. Райт в свою очередь уточнил, не велико ли расстояние для торпедной стрельбы. После получения ответа еще четыре минуты потребовалось американскому адмиралу, чтобы разрешить атаку. Когда же он дал разрешение на торпедную атаку, цели американских эсминцев ушли с оптимальной дальности, достигнув предела дальности стрельбы американских торпед. В 23:20 Флетчер, Перкинс и Дрэйтон всё же выпустили в общей сложности 20 торпед по кораблям Танаки. Мэури, не имеющий радара SG, и не вошедший в визуальный контакт с противником, от торпедной атаки воздержался.

В то же самое время Райт приказал своим кораблям открыть артиллерийский огонь. В 23:21 Миннеаполис дал первый залп, за ним последовали остальные американские крейсера. В это же время четыре эсминца Коула выстрелили осветительными снарядами в направлении целей и увеличили ход, чтобы уйти с места боя и не мешать действиям своих крейсеров. Находившийся ближе всех к противнику Таканами был поражен уже первыми залпами. Он продолжал энергично маневрировать под шквалом огня, но тяжелые восьмидюймовые снаряды настигали его вновь и вновь. На боевых постах пали командир корабля капитан 2 ранга Масами Огура и командир дивизиона эсминцев капитан 2 ранга Тасио Симидзи. Спустя десять минут Таканами загорелся и потерял управление. Тем не менее ему удалось приковать к себе внимание практически всех артиллеристов противника. Доклады о потоплении все новых и новых японских эсминцев так и сыпались на голову растерявшегося от счастья Райта.

Дело в том, что не имея подсветки прожекторами, американские наводчики ориентировались исключительно по вспышкам выстрелов с вражеских кораблей, а никто из японцев кроме Таканами огня не открывал. Гидросамолеты сбросили осветительные бомбы только через четыре минуты после начала боя. К тому времени японский отряд имел уже настолько разомкнутое построение, что кроме Таканами других кораблей противника просто не было видно. Из остальных эсминцев в ходе этого этапа боя лишь Наганами получил одно попадание снаряда среднего калибра в дымовую трубу. Американский торпедный залп вообще не принес плодов, т.к. японцы обнаружили следы приближающихся торпед и без труда уклонились от них.

Поскольку корабли противников продолжали двигаться встречно-параллельными курсами, после того, как они поравнялись друг с другом, дистанция вновь начала увеличиваться. В 23:25 американские эсминцы авангарда были вынуждены прекратить огонь, т.к. перестали видеть цель. В 23:27 Райт приказал им провести поиск японских транспортов в северном направлении после чего корабли Кола развили 25-узловую скорость и легли на курс 350°. Больше эти эсминцы в бою не участвовали.

Так как весь огонь американских кораблей был сосредоточен на горящем, вышедшем из строя Таканами, остальные японские корабли без помех смогли выйти в торпедную атаку на американские корабли. Идущий в центре японской колонны флагман Танаки, Наганами, развернулся через правый борт, открыл огонь и начал ставить дымовую завесу. Следующие за ним Кавакадзэ и Судзукадзэ, развернулись через левый борт.

Переломный момент

Спустя семь минут после начала стрельбы Райт считал бой окончательно выигранным. Однако в этот момент ситуация изменилась до неузнаваемости. В 23:27 флагманский Миннеаполис содрогнулся от страшного взрыва — одновременно его поразило две торпеды. Так уже мертвые торпедисты Таканами смогли отплатить за свою гибель. Их залп, данный с пистолетной дистанции, имел поразительный успех. Первая торпеда попала в район башни № 1 и вызвала взрыв ее, а также находившихся в носовых цистернах запасов авиационного бензина. Оторванная часть повисла вертикально, волочась в воде. Вторая торпеда взорвалась на уровне котельного отделения № 2. О силе взрыва говорит хотя бы то обстоятельство, что при падении вызванной им стены воды была затоплена навигационная рубка. Переборки, разделявшие котельные отделения, спустя несколько минут не выдержали давления воды, и вскоре все три котельные оказались затопленными. Машины крейсера встали, прекратилась подача энергии в башни. С момента торпедирования до этого события Миннеаполис дал еще одиннадцать залпов по врагу. Райт успел до полной потери электроэнергии связаться с Гонолулу и передать командование находившемуся на нем младшему флагману — контр-адмиралу Тисдейлу.

Спустя минуту после того, как на Миннеаполисе начали грохотать взрывы американцы получили новый удар. Крейсер Нью Орлеан как раз осуществлял поворот вправо, чтобы избежать столкновения с поврежденным флагманским кораблем, как получил попадание торпеды в носовую часть с левого борта. От взрыва торпеды сдетонировал боезапас двух погребов. Носовая часть оказалась оторванной до второй башни. Практически весь находившийся там личный состав погиб. Оторвавшуюся часть пронесло течением вдоль левого борта корабля. Наблюдавший это зрелище сигнальщик вначале доложил, что «только что мимо проплыл тонущий Миннеаполис. Впоследствии же оставшийся экипаж не без доли «черного» юмора утверждал, что крейсер был единственным кораблем в мире, который таранил сам себя. Хотя Нью Орлеан лишился возможности управляться, он сумел сохранить пятиузловой ход и самостоятельно прибыть в Тулаги.

Однако самые страшные испытания для американцев были еще впереди. Именно в эти минуты Танака приказал своим командирам эсминцев, ориентируясь по взрывам на Миннеаполисе и Нью Орлане, выпустить основную массу имевшихся торпед.

Первыми дали по полному залпу Куросио и Оясио. Спустя минуту, в 23:30 по четыре торпеды выпустили Кагеро и Макинами. Между 23:30 и 23:33 Кавакадзе дал девятиторпедный залп и в 23:32 еще восемь торпед выстрелил флагманский Наганами. Лишь Судзукадзе не смог выполнить приказ Танаки, т.к. в этот момент был вынужден уклоняться от торпед Флетчера. Этот эскадренный миноносец произвел восемь артиллерийских залпов, но не добившись попаданий прекратил огонь и отошел в северо-западном направлении, куда в соответствии с приказом должны были идти для сбора все японские корабли. Он оказался единственным японским эсминцем, не выпустившем торпед в этом бою.

Тем временем американское соединение полностью утратило свой боевой порядок и, по сути, перестало, являться эффективной боевой силой. Эсминцы авангарда были уже далеко, а уцелевшие крейсера разбрелись, пытаясь уклониться от предполагаемых торпед. Следуя в хвосте колонны, эсминцы Лэмсон и Ларднер оказались предоставлены самим себе. Лэмсон попытался идти за Нортхэмптоном, производившим поворот вправо, но в это время он был обстрелян одним из поврежденных крейсеров. Поскольку перед боем Райт не удосужился сообщить на присоединившиеся корабли опознавательные сигналы TG 67.2, их командиры не могли даже сообщить, что «я — свой». После этого командир эсминца Лэмсон лейтенант-коммандер Филип Фитцджеральд мудро решил «убраться подальше из этого ада». То же самое произошло и с Ларднером.

Огонь по противнику продолжали вести только крейсера. Шедший третьим в строю Пенсакола не нашёл ничего лучше, обогнул слева оба поврежденных крейсера (чем показал себя на фоне горящего Миннеаполиса) вернулся на прежний курс и продолжал стрелять наугад, т.к. на нем был установлен радар старого типа. К 23:38 он успел выпустить около 120 снарядов главного калибра, когда мощный веер из более чем сорока японских торпед настиг и его. Попадания одного единственного «Лонг-Лэнса» в кормовой танк хватало, чтобы заставить замолчать три артиллерийские башни, затопить кормовое машинное отделение и вывести из строя всю внутрикорабельную связь. Но гораздо худшим по своим последствиям оказался сильнейший пожар. Не сумев с ним справиться, командир крейсера кэптен Френк Ло принял решение направиться в Тулаги. Каким-то чудом остальные торпеды не попали в поврежденные крейсера, а концевые Гонолулу и Нортхэмптон спаслись лишь тем, что заранее изменили свой курс с северо-западного на северо-восточный. Несмотря на полученный урок, оставшиеся два крейсера не прекращали огонь по видневшимся то тут, то там японскими и американским эсминцам. Желая прикрыть отход своего отряда и подбитого Таканами, Танака приказал командирам Макинами и Кагеро, на которых еще оставались готовые к стрельбе торпеды, повторно атаковать противника. В ходе сближения с крейсерами врага, около 23:45 Макинами выпустил четыре торпеды, и в 23:52 его примеру последовал Кагеро, однако результативным стал, по-видимому, лишь первый залп — в 23:48 два взрыва потрясли Нортхэмптон. В левом борту корабля образовалась огромная пробоина, и загорелся мазут. Крейсер, пылающий, как гигантский факел, вышел из боя.

Конец боя

Четыре американских эсминца авангарда и присоединившийся к ним вскоре Honololu обогнули с запада остров Саво и провели поиск врага в северном направлении. Они никого не обнаружили, т.к. Танака назначил пункт сбора своих кораблей гораздо восточное — у мыса Эсперанс. Не найдя среди собравшихся Takanami, он приказал Oyashio и Kuroshio выдвинуться на поиск поврежденного эсминца.

Вернувшись в район боя, они вскоре нашли Takanami и уже приготовились начать спасательные работы, как вновь обнаружили врага. Выпустив в 00:46 еще по четыре торпеды и не добившись успеха, японские корабли окончательно покинули пролив Железное Дно. В 01:37 Takanami затонул. Лишь незначительной части экипажа удалось добраться до берега.

Тем временем в нескольких милях севернее места гибели Takanami тонул Northampton. К 01:30 крен на левый борт вырос до 23° и продолжал увеличиваться. Около 03:00 Northampton перевернулся и быстро ушел на дно.

Остальным поврежденным американским кораблям удалось спастись. Minneapolis привели к Тулаги буксиры. New Orleans и Pensacola прибыли туда же своим ходом, но прошло еще четыре часа прежде чем на последнем удалось потушить топливные цистерны.

Потери и итоги

Этот бой стал одним из самых больших по потерям поражений американского флота во время Второй мировой войны, третьим после нападения на Перл-Харбор и боя в заливе Лейте.

Несмотря на поражение в бою, Райт был награждён Военно-морским крестом, одной из самых высоких наград ВМС США за отвагу, за действия во время сражения. Оправдывая, в некоторой степени, потери своего соединения, Райт в отчёте о бое докладывал, что его корабли потопили четыре и повредили два японских эсминца.

Танака доложил своему командованию, что во время боя потопил линкор и два крейсера. В дальнейшем контр-адмирал Танака продолжил командование снабжением частей на Гуадалканале. Ночью 11 декабря, конвой из 11 японских эсминцев был встречен американскими торпедными катерами. Флагманский корабль Teruzuki был торпедирован, контр-адмирал Танака был ранен. После этого он перешёл на Naganami, а Teruzuki был оставлен. Только 220 из 1,200 бочек, выгруженных той ночью, были вытащены японскими солдатами на берег. Впоследствии, 29 декабря 1942 года, Танака был отстранён от командования и переведён в Японию.

Бой у Тассафаронги вызвал обсуждение в штабе Тихоокеанского флота США на тему изменения тактической доктрины и необходимости технических нововведений, таких как бездымный порох. Кроме того, американцы оставались в неведении относительно дальности хода и мощности японских торпед и эффективности японской тактики ночных боёв. Американцы не признавали истинных характеристик торпед их противника на Тихом океане и успешности его ночной тактики до 1943 года.

Неопытность Райта дорого обошлась американцам. Три мощных тяжелых крейсера смогли вернуться в состав действующего флота лишь осенью 1943 года, а 398 матросских и 19 офицерских жизней уже никогда.

Оценка события современниками

« Я слышал, что американские флотские эксперты хвалили мои действия в этом бою. Но я не заслуживаю такой чести. Это было превосходное мастерство и большая преданность тех, кто служил со мной, они принесли нам эту тактическую победу.
Вице-адмирал Райдзо Танака
»

Примечания

Галерея

Источники