Форум геймеров и читеров 4cheaT
Реклама:

Линейные корабли типа «Советский Союз» в World of Tanks (WoT)

Поделиться с друзьями:

Линейные корабли типа «Советский Союз»

Новые темы на Форуме World of Tanks
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Продам акк Т34.Т29 Тигр2 int Рынок World of Tanks 0 2016-12-09 16:54
Продам Акк с Рудди и Черчиль3 int Рынок World of Tanks 0 2016-12-09 16:45
0.9.16.0 ModPack от neo_anonim neo_anonim Сборки модов и читов World of Tanks 7 2016-12-09 17:48
Сколько весит World of tanks для ПК ? Констанцыя Вопросы по игре World of Tanks 1 2016-12-09 15:40
Токарь, выточив на станке 174 деталей, перевыполни... aleksandor Вопросы по игре World of Tanks 0 2016-12-09 13:31
нет диска можно ли быстро установить woeld of tank... serega11974 Вопросы по игре World of Tanks 2 2016-12-09 11:43
Как отключить режим "В самолете" в Виндовс 10 ? Gomerchick Вопросы о World of Warplanes 5 2016-12-07 21:27
Ошибка при запуске World of Warships alex44 Вопросы о World of Warships 0 2016-12-03 12:57
Перейти к: навигация, поиск

Линейный корабль пр. 23 (типа "Советский Союз")

Линейные_корабли_типа_«Советский_Союз»_title.jpg
Линейный корабль пр. 23 (типа "Советский Союз")
Исторические данные
15 июля 1938 г Заложен
не был Спущен на воду
Общие данные
58240 / 64500т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
269.4 / 38.9 / 10.19м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
ЭУ
Экипаж
1784чел. Общая численность
117чел. Офицеры
317чел. Мичманы
1350чел. Матросы
Бронирование
380-420/380мм. Пояс/борт
155-50мм. Палуба
425мм. Барбеты
495/230/410/230мм. Башни ГК
(лоб/бок/тыл/крыша)
50-40мм. Румпельное отделение
Вооружение

Главный калибр

  • 3х3 406,4-мм орудийные башни, получившие шифр МК-1 (Морская корабельная № 1).

Противоминная артиллерия

Зенитный калибр дальнего боя

  • 6х2 100-мм орудия Б-54.

Зенитный калибр ближнего действия

  • 8х4 37-мм автоматов 46-К в специальных бронированных (25-мм) гнездах.

Авиационное вооружение

  • 4 гидросамолета-разведчика-корректировщика;
  • 2 катапульты.
Однотипные корабли

«Советский Союз», «Советская Украина», «Советская Белоруссия», «Советская Россия»

Линейные корабли проекта 23 (тип «Советский Союз») — проект линейных кораблей, строившихся для Военно-Морского Флота СССР в конце 1930-х — начале 1940-х годов в рамках программы строительства «Большого морского и океанского флота». Ни один из заложенных кораблей проекта не удалось достроить и включить в состав советского флота.
«

Так в романе «Вариант «Бис» Сергей Анисимов описывает чувства вражеского адмирала, заметившего на горизонте эскадру во главе с линейным кораблем «Советский Союз»: «Тонкие черты вынырнувших из темноты силуэтов были непередаваемо прекрасны той жестокой красотой архитектуры, которая могла восхитить только профессионального моряка классической линкорной школы. Детали невозможно было разглядеть, расстояние скрадывало их черты, но сердце замирало от красоты хищных созданий человеческого гения»

»

Общие сведения

История создания

В середине 30-х годов советское руководство приняло решение о создании в кратчайшие сроки сильного военно-морского флота, ядром которого должны были стать многочисленные линейные корабли (ЛК) и тяжелые крейсера (КРТ).

В соответствии с утвержденной 16 июля 1936 г. программой «Крупного морского судостроения», за семь лет (1937—1943 гг.) намечалось построить восемь линейных кораблей типа «А» с 406-мм артиллерией главного калибра (ГК) и 16 кораблей типа «Б» с 305-мм ГК. При этом строительство первых восьми кораблей (по четыре каждого из типов) должно было начаться в 1937 г. Их надлежало спустить на воду в 1939 г. и ввести в строй в 1941 г.

В итоге были заложены только четыре линкора пр. 23: в 1938 г. «Советский Союз» на Балтийском заводе в Ленинграде и «Советская Украина» на заводе им. А. Марти в Николаеве, оба на еще незаконченных стапелях, а в 1939—1940 гг. — «Советская Белоруссия» и «Советская Россия» в строительных доках-эллингах недостроенного завода № 402 в Молотовске.

В соответствии с «Планом строительства кораблей ВМФ на 3-е и 4-е пятилетия» расчетная продолжительность постройки линкоров (головного — 63 мес, серийного — 50 мес) принималась на основе иностранного опыта. Первые линкоры пр. 23 должны были быть сданы в 1943 г. Однако план не был утвержден правительством и также оказался неисполнимым даже по количеству закладок из-за неготовности стапелей.

Предпосылки к созданию

К концу 1936 г. были разработаны эскизные проекты новых линкоров и начато их техническое проектирование. 23 января 1937 г. вышло постановление Совета Труда и Обороны (СТО) при Совете Народных Комиссаров (СНК) СССР «О развертывании строительства линкоров», в котором подтверждались намеченные ранее сроки закладки и сдачи кораблей, а также указывалось, что «…строительство линейного флота в кратчайшие сроки и усиленными темпами является для наркоматов тяжелой и оборонной промышленности центральной оборонной задачей на ближайшие годы».

Проектирование

Рассматривая эти проекты ретроспективно, приходится только удивляться оптимизму составителей в отношении сроков их реализации. Ведь было хорошо известно, что проектирование и строительство первых четырех русских линкоров-дредноутов типа «Севастополь» заняло почти восемь лет (1907—1914 гг.), причем в условиях непрерывного строительства все более крупных броненосцев и наличия безотказной иностранной технической помощи.

Постройка и испытания

Трудности при строительстве этих кораблей были обусловлены недостаточностью производственного потенциала страны в целом. До войны ученым и проектантам корабля удалось завершить основной объем намеченных научно-исследовательских работ, разработать практически всю проектную документацию и выпустить 69 % рабочих чертежей для головного корабля. До I квартала 1939 г. постройка двух первых линкоров, заложенных еще до завершения окончательного технического проекта, сдерживалась выпуском рабочих чертежей.

В 1939—1940 гг. строительство линкоров отставало от плановых сроков прежде всего из-за задержек с поставками металла, а также вследствие его частичной недоброкачественности (несоответствия техническим условиям). Кроме того, из-за недопоставки металла заводами Наркомата черной металлургии по распоряжению наркома судостроительной промышленности И. Ф. Тевосяна корпусная сталь направлялась прежде всего на заложенные в 1939 г. легкие крейсера пр. 68 и только потом — на головной линкор «Советский Союз» и первый серийный «Советская Украина».

Описание конструкции

Корпус

Корпус корабля представлял собой клепаную конструкцию. Вопрос о сварке отдельных его элементов еще только рассматривался. Так, Ю. А. Шиманский считал целесообразной сварку 25-мм листов палубы и бортов полубака, а также гомогенной брони толщиной до 30 мм. Тем не менее, при постройке кораблей сварка наружной обшивки и настила второго дна в наиболее нагруженной средней части корпуса не допускалась.

С самых ранних стадий разработки линкора проекта 23 КБ-4 отдавало предпочтение использованию на нем противоминной защиты (ПМЗ по терминологии того времени) в виде бортовой конструктивной подводной защиты (БКПЗ) системы «Пульезе». Эта система была принята на новейших по тому времени итальянских линкорах типа Littorio и по ее конструкции у проектантов имелась полученная из Италии практически исчерпывающая информация.

Днищевая защита (кроме двойного дна) на корабле практически отсутствовала и фактически заключалась лишь в том, что носовые погреба боезапаса были удалены от второго дна на одно междудонное пространство, а остальные на одно междупалубное.

Бронирование

Протяженность цитадели, ограниченной вертикальными броневыми траверзами (носовой — 230 мм, кормовой: 365 мм между верхней и средней палубами, а ниже — 75 мм), составляла 148,4 м или 57 % длины корабля по KBЛ.

Особенностью местного бронирования корабля явилась четырехугольная (с разваленными наружу стенками) форма боевой рубки — ГКП (стенки — 425, крыша — 250—125 мм, пол — 70 мм, труба защиты проводов — 400 мм), принятая несмотря на возражения председателя «броневой» комиссии Ю. А. Шиманского.

В «Объяснительной записке» по окончательному техническому проекту 23 говорится, что такая форма дает «значительные преимущества при бое на острых курсовых углах по сравнению с круглой формой, недостатки которой отмечены выше в связи с вопросом о барбетах главного калибра» и, кроме того, более технологична. ГКП, таким образом, защищался от 406-мм бронебойных снарядов, тогда как у ЗКП (220 мм) их «держала» только крыша, а стенки были защищены лишь от таких же фугасных.

Выполненные расчеты показали, что главный пояс, цитадели по всей своей длине на курсовых углах 40-50°, а носовой траверз на всех курсовых углах не пробиваются 406-мм бронебойным снарядом (масса — 1000 кг, начальная скорость 880 м/с) на дистанциях более 84-88 каб, а барбеты на дистанциях 135 каб и более.

Горизонтальное бронирование цитадели обеспечивало непроникновение через него такого же снаряда на дистанциях до 170 каб и, кроме того, должно было защищать от 500-кг фугасных авиабомб. Хотя конструкции горизонтального бронирования, полностью соответствующие принятым в проекте и не прошли натурной проверки бомбометанием, однако упоминавшиеся выше эксперименты с «сухогрузом» позволили считать назначенные толщины горизонтальной брони достаточными.

Энергетическая установка и ходовые качества

Главная энергетическая установка (ГЭУ) корабля включала три ГТЗА мощностью по 67000 л.с. (максимальная — 77000 л.с.) и шесть водотрубных котлов треугольного типа с естественной циркуляцией паропроизводительностью по 162 т/час (максимальная — 185 т/час), вырабатывавшими пар давлением 37 кг/см² при температуре 370° С. ГТЗА линкора были унифицированы с агрегатами тяжелого крейсера проекта 69. Машин столь высокой агрегатной мощности в то время не предусматривалось ни на одном корабле мира.

Вспомогательная котельная установка состояла из трех треугольных водотрубных котлов с воздухоподогревателями паропроизводительностью по 25 т/час (давление пара — 18 кг/см²). Испарительная установка предусматривалась в составе четырех аппаратов (общая производительность 230 т/сутки), один их которых имел дополнительное оборудование и использовался в качестве опреснителя. Вес по разделу «Механизмы» по состоянию нагрузки масс на июль 1939 г. составлял 3727 т, а удельная масса установки, приготовленной к действию — 18,54 кг/л.с. (в сухом состоянии −17,19 кг/л.с.).

По экономичности (по удельному расходу топлива — 0,389 кг/л.с. час на полном и 0,684 кг/л.с. час на экономическом ходу) ГЭУ проекта 23 уступала лучшим зарубежным образцам того времени, особенно американским с электроприводом основных вспомогательных механизмов, а также германским (соответственно — 0,325 и 0,5 кг/л.с.час) и французским (0,36 и 0,47 кг/л.с. час.)кораблям, но предусматривалась даже не сколько лучшей, чем на японских линкорах типа Yamato (0,41 кг/л.с. час — на полном ходу). При сравнении этих цифр следует иметь в виду, что если у иностранных кораблей они были получены фактически, то на нашем корабле — лишь теоретически.

Экипаж и обитаемость

По штату 1939 г. экипаж корабля должен был состоять из 49 лиц командного состава (строевые командиры), 68 лиц начальствующего состава (политработники, инженеры, врачи и т. п.), 317 младших командиров и 1350 краснофлотцев (рядовых), то есть включал 1784 человека. Кроме того, на корабле предусматривалось размещение штаба соединения (17 лиц командного и начальствующего состава, несколько младших командиров). Таким образом, общая численность личного состава линкора проекта 23 должна была превысить 2000 человек.

В целом условия размещения экипажа были несравненно комфортнее, нежели на старых линкорах типа «Марат». Они были несоизмеримо лучше, чем и на крупнейших в мире японских линкорах типа Yamato, где допускались многоместные офицерские каюты, а большая часть рядовых имела подвесные койки.

Вооружение

Артиллерийское вооружение линкоров проекта 23 в части ГК и ПМК вполне соответствовало мировой практике того времени, однако, даже после восстановления числа стволов 100-мм артиллерии до 12, ЗКДБ наших кораблей был заметно слабее, чем у новых линкоров Германии, Англии и США.

Главный калибр

Разрез 406-мм башенной артустановки МК-1: 1-башенный центральный пост; 2-дальномер ДМ-12; 3-лебедка зарядника; 4-шары для вращения башни; 5-зарядник на три места (нижнее — для снаряда, среднее и верхнее — для полузарядов).

Заложенная в основу проекта 23 идея создания сильнейшего в мире линкора получила воплощение в вооружении его тремя 406,4-мм орудийными башнями, получившими шифр МК-1 (Морская корабельная № 1). Выбор этого калибра был обусловлен, прежде всего, наличием 406-мм орудий на наиболее мощных иностранных линкорах, тогда как имевшие место попытки повысить его (в частности, до 457-мм на английских легких линейных крейсерах в период Первой мировой войны) окончились неудачей и развития не получили. Сведения же о намерениях повысить калибр перспективных иностранных линкоров сверх 406-мм в 1936 г. отсутствовали.

В нашей стране наибольшим освоенным промышленностью для морских орудий был калибр 356 мм (недостроенные линейные крейсера типа «Измаил»). Выполненные ВМА исследования показали, что при водоизмещении линкора 50000 т 3 х 4 — 356-мм башни будут менее эффективными, нежели 3 x 3 — 406-мм, а 2 х 3 — 457-мм не имеют явного преимущества перед последними. Кроме того, против применения 457-мм орудий существовали и аргументы чисто технического характера. Памятуя трудности с изготовлением стальных шаров для шаровых погонов трехорудийных 356-мм башен, возникшие еще перед первой мировой войной, производственники и артиллеристы опасались, что трехорудийные 457-мм башни с массой вращающейся части до 3000 т при уровне нашей техники середины 30-х годов могут оказаться вообще практически нереализуемыми.

Для линкоров, строившихся в Николаеве и Молотовске, башни предполагалось изготовлять самими заводами-строителями кораблей, для чего на них создавались специальные башенные цеха. Ни одна из башен МК-1 так и не была полностью изготовлена.

Система ПУС ГК включала центральный автомат стрельбы ЦАС-0, преобразователь координат ПК-3, ряд специальных вычислительных приборов, оптические визиры различного назначения и дальномеры, а также целый ряд выдающих и принимающих приборов целеуказания, сигналов и докладов, обратного контроля положения оружия и т. п. Предусматривалась возможность управления стрельбой группы кораблей по одной цели с передачей команд по специальной радиолинии.

Главный калибр линкора обеспечивался тремя командно-дальномерными постами (КДП) с двумя 8-м стереодальномерами ДМ-8-1 и стабилизированным визиром ВМЦ-4 на каждом. При этом носовой КДП2-8-1 должен был иметь более сильное бронирование (стенки — 45, крыша 37, пол — 200 мм), чем кормовой и расположенный на формарсе КДП2-8-П (соответственно 20, 25 и 25 мм).

Заводскими шифрами этих КДП были Б-41-1 и Б-41-2. Из КДП данные о курсовых углах своих и цели, а также о дистанции до цели должны были поступать в два (носовой и кормовой) одинаковых по приборному оснащению центральных артиллерийских поста (ЦАП), основным элементом которых являлся ЦАС-0. Носовой ЦАП ГК размещался на платформе между носовыми турбинными отделениями, а кормовой — в трюме, в корму от 3-го котельного отделения.

Разработка системы ПУС велась КБ Ленинградского завода № 212 «Электроприбор» под руководством С. Ф. Фармаковского. КДП проектировались заводом № 232, а их изготовление велось Старо-Краматорским машиностроительным заводом (СКМЗ). Дальномеры и оптическая часть визиров разрабатывали ГОМЗ, ЛОМЗ, завод «Прогресс». К началу войны все эти системы и устройства как ГК, так и других калибров существовали, в лучшем случае, в опытных образцах.

Вспомогательная/зенитная артиллерия

Разрез 100-мм универсальной башенной артустановки МК-14

Зенитный калибр дальнего боя кораблей проекта 23 по состоянию на весну 1941 г. должен был состоять из шести спаренных артустановок (со 100-мм орудиями Б-54), объединенных попарно в три батареи: двебортовые с двумя башнями МЗ-14 (МК-14) в каждой и кормовую — с двумя палубно-башенными артустановками Б-54 (того же типа, что и на легких крейсерах проекта 68). При этом боекомплект бортовых установок МЗ-14 принимался по 300 выстрелов на ствол, а кормовых — только по 50 (в кранцах первых выстрелов), что должно было обеспечить участие в отражении двух атак авиации (после чего кранцы могли быть пополнены из погребов бортовых башен).

Управление стрельбой батарей ЗКДБ должно было осуществляться системой морских приборов управления артиллерийским зенитным огнем (МПУАЗО) «Мотив-3», получающей данные о целях от трех стабилизированных постов наводки СПН-300 с 4-м дальномером ДМ-4 (два располагались побортно, а кормовой в ДП). Система обеспечивала:

  • стрельбу с центральной наводкой башен на дистанциях до 18 км по воздушным целям, идущим со скоростью 150 м/ с на высотах до 10 км в условиях хорошей и средней видимости;
  • стрельбу с центральной наводкой по морским целям на дистанциях до 16 км в условиях хорошей и средней видимости и до 40 каб при плохой.
Зенитный 37-мм автомат 46-К
Зенитный калибр ближнего действия линкора включал восемь 37-мм счетверенных автоматов 46-К в специальных бронированных (25-мм) гнездах. Разработка автомата была осуществлена КБ Ленинградского завода — № 8 им. М. И. Калинина, где главным конструктором был М. Н. Логинов.

Противолодочное и противоминное вооружение

Противоминная артиллерия линкора состояла из 12 — 152,4-мм орудий Б-38, размещенных попарно в шести башнях МК-4. Орудие Б-38, окончательное ТТЗ на которое было утверждено лишь в сентябре 1938 г., разрабатывалось КБ завода № 232 («Большевик») под руководством Е. Г. Рудяка. Первый его образец был изготовлен этим заводом (с опытной качающейся частью завода № 232) в начале 1940 г. и проходил в июне — сентябре испытание на НИМАПе. Лейнированное орудие имело длину — 57 калибров, при которой 23-кг заряд придавал снаряду массой 55 кг начальную скорость 950 м/с, обеспечивая дальность стрельбы до 155 каб.

По баллистическим характеристикам Б-38 оказалось в своем калибре лучшим в мире. Оно должно было использоваться также на тяжелых крейсерах проекта 69, легких крейсерах проекта 68 и на проектировавшихся канонерских лодках проекта 61. Серийный выпуск орудий Б-38 был освоен до начала войны.

Башня МК-4 разрабатывалась КБ завода № 371 (ЛМЗ) под руководством Г. И. Апокина. Ее эскизный проект был утвержден в марте 1938 г., а технический — в октябре того же года. Производство башен было поручено Старокраматорскому машиностроительному им. Серго Орджоникидзе заводу, однако ни одну из башен МК-4 изготовить не удалось.

Авиационное вооружение

Авиационное вооружение корабля предназначалось, прежде всего, для обеспечения ведения разведки над морем и корректировки артиллерийского огня. В соответствии с ТТЗ на корабле предусматривалось базирование четырех гидросамолетов-разведчиков-корректировщиков (имелось в виду размещение их в ангаре) и установка двух катапульт, а также устройства для быстрого подъема самолетов с воды. Такой состав авиационного вооружения принимался во всех последовательно разрабатывавшихся вариантах эскизного и технического проектов, вплоть до конца 1938 г.

Ангар располагался в кормовой части полубака и состоял из двух разделенных тамбуром секций (по два самолета КОР-1 в каждой). Секции ангара имели потолочные люки с закрытиями, через которые самолеты при помощи подъемных кранов правого и левого бортов должны были подаваться на катапульты. Такая схема надежно обеспечивала сохранность всех летательных аппаратов при стрельбе кормовой башни ГК. Краны предполагалось использовать и для подъема самолетов с воды.

Средства связи, обнаружения, вспомогательное оборудование

Корабль должен был иметь четыре 90-см боевых прожектора с управлением от четырех манипуляторных колонок, на которые поступало целеуказание из боевой рубки (от ночных визиров и механически связанных с ними визиров боевой рубки). Существовало намерение заменить 90-мм боевые прожектора на более мощные 120-см ПЭ-Э 12,0-1 с силой света 490 млн свечей. Сигнальных прожекторов намечалось установить четыре диаметром по 45 см.

Средства радиосвязи в соответствии с ТТЗ 1936 г. должны были включать аппаратуру типов «Ураган-М-1», «Шторм-М-1», «Бриз-М-1», «Скат-1», «Рейд-3». В окончательном техническом проекте предусматривался ряд приемников, передатчиков и радиостанций системы «Блокада-2», характеризовавшейся широким использованием коротковолнового диапазона частот (ранее в наших связных системах использовались главным образом длинноволновый и средний диапазоны, что ограничивало дальность их действия)). Новая система позволяла поддерживать радиосвязь на расстояниях до 6000 миль. По ТТЗ корабль должен был иметь и «подводно-звуковую связь с подводными лодками». Средства внутрикорабельной связи включили командно-трансляционную систему, прямую громкоговорящую связь мостиков, телефон, звонковую сигнализацию и пневмопочту.

Для наблюдения за надводной обстановкой ночью первоначально предусматривалась установка теплопеленгаторов (или «спецпрожекторов», как их тогда называли) типа «Уран», однако по состоянию на 30 июля 1940 г. эта система в проекте 23 отсутствовала. В ТТЗ 1936 г. указывались и другие «специальные средства»: приборы «Хризолит», «Рым», «Марс-фрегат». Однако в материалах окончательного технического проекта 23 какие-либо упоминания о размещении на корабле радиолокационных средств отсутствовали. Не исключено, что это явилось просто следствием высокой секретности работ в данной области. Ведь первая наша корабельная РЛС «Редут-К» была установлена на легком крейсере Молотов (проект 26бис) еще до начала войны.

Для обнаружения подводных лодок на корабле предполагалось разместить гидроакустическую станцию «Полярис» (в нагрузке масс на нее отводилось 6,2 т).

В состав штурманского вооружения корабля входили три гирокомпаса «Полюс», три магнитных компаса, два лага, два эхолота ЭМС-23 (разработаны в 1939 г. специально для проекта 23), два радиопеленгатора, три автоматических прокладчика. Кроме штурманской рубки предусматривались два (носовой и кормовой) центральных штурманских поста. Оба они располагались в трюме: носовой между турбинными отделениями, а кормовой — под погребами боезапаса третьей башни ГК.

В соответствии с ТТЗ 1936 г. химическое вооружение корабля должно было включать кормовую универсальную, носовую маскирующую и нефтяную (включая черную) дымаппаратуру. В процессе проектирования состав химического вооружения изменялся в сторону сокращения. Так из проекта были исключены носовая и мачтовая (на грот-мачте) дымаппаратура. В окончательном техническом проекте (1939 г.) на корабле предполагалось установить два комплекта химической дымаппаратуры ДА-10 и один клмплект паронефтяной ДА-1, а по постановлению КО от 4 июля 1940 г. — два комплекта типа ДА и один комплект унифицированной дымаппаратуры № 2Б для постановки «нейтральных» завес.

Для защиты от якорных мин на ходу на корабль принимались четыре пары параванов охранителей К-1 (две основные и две запасные), а для их постановки и уборки на верхней палубе, в носовой и средней части устанавливались четыре параван-крана (носовые использовались также для подъема и опускания шлюпок).

Остановка строительства

Для выработки предложений по дальнейшей судьбе недостроенных кораблей в августе 1946 г. была образована комиссия под председательством заместителя министра судостроительной промышленности И. И. Носенко. ЦКБ-17, куда были переданы работы по пр. 23, в своем заключении отметило, что линкоры даже после модернизации будут уступать по своим боевым качествам значительному числу уже построенных иностранных линкоров, то есть, по сути, высказалось против достройки. Тем не менее в части линкоров заключение комиссии не было окончательным «ввиду сложности вопроса» (ведь И. В. Сталин высказался за достройку одного корабля). Если в отношении корпусов «Советской Украины» и «Советской России» рекомендация была однозначной — разобрать, то по головному линкору «Советский Союз» комиссия предложила два варианта: разобрать и достроить по корректированному проекту, — сопроводив каждый из них соответствующими пояснениями.

Руководство МСП было категорически против достройки линкора. Эту точку зрения поддержало и Главное управление кораблестроения ВМФ. Его начальник инженер вице-адмирал Н. В. Исаченков в марте 1946 г. докладывал в Генеральный штаб: «В случае достройки „Советского Союза“ пришлось бы провести серьезную переработку проекта, что займет не менее 2-3 лет. При этом мы все равно не получили бы современного ЛК. Считаю целесообразным достройку ЛК „Советский Союз“ не проводить и разобрать его».

Судьбы кораблей

В годы войны попавший в руки немцев корпус «Советской Украины» был частично разобран (снято около 4000 т металла), а при отступлении из Николаева немцы приложили немало усилий к приведению корабля в состояние, исключающее возможность достройки. Корпус был подорван в районе 162—190 шп., ряд отсеков заполнен водой, а строительные леса подожжены. В итоге в 1944 г. техническая готовность корабля снизилась более чем в 2 раза. У двух других строившихся линкоров она за годы войны уменьшилась очень незначительно.

24 марта 1947 г. вышло постановление Совета Министров (СМ) СССР «О недостроенных кораблях предвоенной и военной постройки». Из линкоров оно касалось только «Советской Украины» и «Советской России», которые предписывалось разобрать на стапелях. Согласно постановлению СМ СССР от 29 мая 1948 г по ЛК «Советский Союз», его корпус был разобран в 1949 г., а один отсек (район 108-1 14 шп.) спущен на воду и оборудован для натурных испытаний подводной защиты, которые так и не состоялись.

См. также

Литература

  1. А. М. Васильев, канд. техн. наук (ГНЦ ЦНИИ им. академика А. Н. Крылова) // "Судостроение", №5'2000 г.
  2. А. М. ВАсильев, канд. техн. наук (ГНЦ ЦНИИ им. академика А. Н. Крылова) // "Линейные корабли типа Советский Союз", 2006 г.

Галерея изображений